новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 92 (10033) среда, 18 июня 2008 года

Ингушская наука смотрит в будущее
Шестнадцать лет назад, когда была восстановлена историческая справедливость – была воссоздана ингушская государственность, – со стороны некоторых недоброжелателей раздавались реплики: «Что это за республика? Откуда она взялась? На какой территории создается?» и пр. пр. злопыхательская ерунда. Мощный старт всей социально-экономической и культурной структуры вновь родившейся республики заставил, довольно скоро, поутихнуть эти возгласы. Известно, что когда республика была  продекларирована, самой республики практически еще не было. Однако имелась прочная, единая, готовая к созиданию во имя республики  сила – народ – главная движущая сила истории. Поэтому нет ничего удивительного в том, что под умелым и титаническим руководством президента М.М. Зязикова и правительства республики наша Ингушетия стала одним из лидирующих субъектов РФ.

 

4 июня прошла уже 16-летняя годовщина восстановления республики. Совсем рядом дата – 7 июля, когда в 1924 г. была создана наша государственность в виде Автономной области. Какая из этих двух (недалеко отстающих друг от друга, всего один месяц) дат первична и важнее для нас? Нисколько не умаляя значимости даты восстановления, все же, представляется, будет более справедливым отдать приоритет дате создания (рождения) нашей республики, а именно – 7 июля 1924 г.
Празднества можно было бы в этом году проводить под таким лозунгом «84 годовщина образования и 16-летие восстановления Республики Ингушетия».
Республика состоялась, прочно стала на ноги и успешно развивается, в связи с этим приумолкли голоса желавших в очередной раз обезличить Ингушетию, сделав ее придатком какого-либо другого региона. Это уже проходили, и оно оказалось несостоятельным.
Об очевидных успехах нашей развивающейся республики можно сказать много хорошего. По долгу своей службы позволю вкратце остановиться на том, чего достигла наша наука.
До революции 1917 года у нас был один-единственный ученый, этнограф и фольклорист Чах Ахриев. Были и некоторые другие разные авторы, как то: Асланбек Базоркин, Магомед Джабагиев, Магомед Кетей (Баркинхоев), Ибрагим Базоркин и др. Но они, просветители, не являлись подлинными представителями нашей науки.
Мы с благодарностью вспоминаем имена российских ученых, которые в царское время публиковали разного рода научные труды о нашем крае. Тут вспоминаются имена И. Гюльденштедта, И. Бларамберга, П. Услара,
В. Миллера, Н. Грабовского, С., Броневского, М. Ковалевского, Л. Лопатинского, Г. Вертепова, Б. Далгата и др.
Показателем развитости науки и образования всегда определяется уровень интеллектуального развития народа.
В нашем народе с далеких времен имелись зачатки научных знаний, носивших мифологический характер и добытых эмпирическим путем в течение многих веков. Как самостоятельная отрасль человеческих познаний наука зародилась у малых народов Кавказа в 20-х годах 20 века.
3 июля 1920 года, сразу же с завершением гражданской войны, во Владикавказе был создан Северокавказский институт краеведения. Он просуществовал до 24 ноября 1926 года, когда распался по автономным областям. 5 декабря 1926 года решением Наркомпроса РСФСР был создан Ингушский научно-исследовательский институт краеведения, 80-летний юбилей которого наша общественность широко отмечала в 2006 году. Однако зачатки научной работы в Ингушетии начались еще ранее, в 1924 году, когда Заурбеком Мальсаговым было образовано Ингушское литературное общество, включавшее в себя и вопросы науки. Активнейшая деятельность в создании этого литобщества и выросшего из него НИИ принадлежит ему и профессору Леониду Семенову, который был фактическим директором ИнгНИИ во время учебы Заурбека Мальсагова в Ленинградском университете. Эти два ученых сумели привлечь к ингушской научной работе известных ученых Немировского, Захарова, Вильямса, Щеблыкина, Яковлева, Мартиросиана, Генко, Скитского и др. Научной работой ИнгНИИ активно руководил Леонид Семенов, который также написал множество статей по вопросам ингушеведения. Без привлечения ведущих научных специалистов со стороны молодой Ингушский НИИ существовать еще не мог. С помощью вышеназванных ученых и подчеркну, при активнейшей роли профессора Леонида Петровича Семенова, институт не смог бы издать целый ряд научных известий и монографий, вошедших в сокровищницу ингушской науки. Наш НИИ серьезно был озабочен созданием своих молодых кадров ученых. Обучаться в аспирантуры были направлены
Д. Мальсагов, Х. Осмиев, М. Хашагульгов,
Х.-Б. Муталиев, А. Газдиев, О. Мальсагов и др. Карьеру многих из них оборвали ликвидация Ингушской автономной области, репрессии, высылка, – все тяготы, выпавшие на нашу долю. И все же эти молодые силы сумели кое-что сделать: Д. Мальсагов и А. Тутаева стали кандидатами наук,
Х. Осмиев и Х.-Б. Муталиев собрали и опубликовали большой том фольклорных записей, также совместными усилиями З. Измайлова, Д. Мальсагова и О. Мальсагова был издан сборник наших древних песен, О. Мальсагов издал «Библиографический справочник по ингушской художественной литературе», стали издаваться литературные сборники наших писателей, школьные учебники…
После присоединения Ингушетии к Чечне оба НИИ были объединены в один. И эту  работу пришлось взять на себя Заурбеку Мальсагову, ставшему теперь и первым директором Чечено-Ингушского НИИ гуманитарного направления. Больной, живя один в полупустой комнатке общежития, он скончался в 1935 году в самом расцвете творческих сил. В новых условиях ингушские ученые были оторваны от своей родины на сотни километров, тогда как ученый всегда должен находиться в самой гуще своего народа. Не успел новый объединенный НИИ организовать свою работу, особенно специфичную в научной среде, как грянула кровожадная депортация, при которой преследовались все пишущие (мало ли чего они напишут!). Были случаи обысков у наших писателей в поисках крамолы. Да и какая могла быть наука, если родители постоянно думали, чем бы накормить детей.
Кажется, пришла хрущевская оттепель, - теперь все пойдет по-новому, и прогресс наконец-то должен был восторжествовать. Но не тут-то было! Во главе ЧИ НИИ поставили бывшего фальшивомонетчика карликового «эмирата» Узуна-Хаджи некого Саламова. В науке он был большой ноль, но хорошо освоил, что он будет при деле, если займется этноцидом своего народа, т.е. сделает все для того, чтобы лишить свой народ всех его лучших традиций (уступить дорогу старшему тоже считалось злостным пережитком прошлого). Велась такая оголтелая  борьба с Богом, что даже люди, не очень задумывавшиеся в вопросах веры, становились верующими. Везде царствовал лозунг «борьба с пережитками прошлого!» А среди этих злостных пережитков числилась и тонюсенькая полоска материи на голове девушки, которые стали «мстить» этим горе-пропагандистам тем, что начали носить мини-юбки. Вот такие были выкрутасы. А уж если, хотя бы походя, кое-что и делали в научном плане, то, прежде всего, крен отдавался мифическим скифам, сарматам, роксаланам, ассаланам и просто аланам, при этом априори было установлено (не дай Бог усомниться – националист), что все эти степняки никакого отношения к чеченцам и ингушам не имеют. «Аксакал атеизма» – так звали Саламова, антинаучный по своей сути человек, нанес много вреда подлинной науке. А уж ингушская наука постоянно отодвигалась на задворки. И все-таки ее представители умели противостоять этому остракизму. Тут в первую очередь хочется назвать имена Дошлуко Мальсагова, Орцхо Мальсагова, Ибрагима Оздоева, Заремы Гойговой, Джабраила Чахкиева.
Вся предыстория нашего НИИ – это история выживания, противостояния, борьбы за подлинную науку.
Но наука – весьма ранимая область. Когда грохочут пушки, первой замолкает она. В неразберихе конца 90-х годов наш НИИ с перерывами в год-полтора то создавался, то распускался. В последний, третий раз он был закрыт с весьма «мудрой» формулировкой: «В целях развития науки Ингушетии закрыть Ингушский научно-исследовательский институт». Оказывается, НИИ не только не развивал науку, а, наоборот, тормозил ее развитие.
Такое отношение к нашей науке был безнравственным и антинародным. Стыдно было за республику, которая так пренебрежительно, даже издевательски относится к интеллекту своего народа.
Теперь с облегчением можно сказать: «Слава Богу! Тьма прошла, настала новая пора в жизни ингушской науки!». В 2000 году в очередной раз открыли НИИ, который так и не смог встать на ноги: появилась кадровая чехарда, подбирались кадры, далекие от специфики НИИ, и в результате научное учреждение оказалось под угрозой очередного закрытия, когда в нем еле-еле теплились всего 2 отдела, в которых работало всего 7 сотрудников. Президент нашей республики М.М. Зязиков, сам будучи ученым-гуманитарием, конечно же, не мог смириться с таким положением дел. Нужна была срочная и кардинальная реорганизация умирающего НИИ. И меры были предприняты незамедлительные.
Во-первых, был введен материальный стимул – всем сотрудникам НИИ были значительно увеличены оклады.
Во-вторых, были увеличены субсидии на издание научной литературы.
В-третьих, состав научных кадров возрос с семи до 29 научных сотрудников. Из них 1 доктор наук, 17 кандидатов наук, 3 профессора, 2 аспиранта, остальные готовятся для поступления в аспирантуру. Таким образом, профессиональный уровень научных кадров значительно возрос. Всего заслуженных деятелей науки 6 (из них 1 – ЧИАССР, 5 – РИ).
В-четвертых, к двум отделам (языка, фольклора) прибавились еще два отдела (истории, литературы).
Намечается открытие отдела этнографии и этнологии с надеждой получения дополнительных (6-7) штатных единиц.
Медленно, но пополняется библиотечный фонд. Недавно по взаимной договоренности произвели обмен литературы с Кабардино-Балкарским институтом гуманитарных наук – количеством по 110 единиц томов с обеих сторон.
Налаживаются связи с родственными научными учреждениями Махачкалы, Нальчика, Грозного, Майкопа, Владикавказа, Черкесска (участие в юбилейных и научных конференциях).
Довольно часто наши сотрудники выступают на телевидении и в республиканских газетах.
Работа ученого определяется, прежде всего, количеством и качеством издаваемой им научной литературы. И тут у нас наметился научный рост:
И. Дахкильгов издал книги: «Мудрые наставления наших предков (из ингушского фольклора)», «Ингушские сказки, сказания и предания», «Антология ингушского фольклора» Т. 1 и 4, «Боль и гордость моя – родная Ингушетия».
Н. Кодзоев издал книги: «История Назрани», «История развития судебной системы Ингушетии».
З. Дзарахова – «Традиции и обычаи ингушского народа».
М. Султыгова – «Отраслевая животноводческая лексика ингушей».
Т. Матиев – «Общественно-политическое развитие Ингушетии в первой четверти 20 века».
М. Базоркин – «История происхождения ингушей».
Ш. Дахкильгов – Вопросы истории ингушей».
М. Матиев – «Г1алг1ай турпала иллеш», «Антология ингушского фольклора» Т. 5 и 6.
Р. Зязиков, Л. Тариева – «Г1алг1ай метта омонимай дошлорг».
З. Баркинхоева,
Х. Хайрова – «Проблемы синтаксиса ингушского языка».

Л. Танкиева – «Антология ингушского фольклора» Т. 2, «Сказочный эпос ингушей».
Б. Садулаев – «Антология ингушского фольклора» Т. 3.
Издано 7 выпусков сборника «Вопросы истории Ингушетии».
Всего 27 книг, не считая научных статей, изданных в РИ и за ее пределами.
Отделом языка подготовлен 25-тысячный ингушско-русский словарь (1500 страниц машинописи). В ближайшее время намечается перевод в издательство денег на его издание. Работа была проделана большая.
В НИИ регулярно проводится научный семинарий, цель которого – повышение профессионального уровня сотрудников НИИ.
Разумеется, что в таком молодом учреждении, как Ингушский НИИ, имеется еще немало проблем. Так, в НИИ нет специалистов по этнографии, искусствоведению, этнологии и политологии. Учитывая это, руководство республики планирует увеличить штатный состав НИИ. Также он не имеет своего здания и вынужден ютиться в тесном дорого арендуемом помещении. И тут руководство республики, в лице ее президента и правительства планирует в 2008 году возвести для НИИ здание, соответствующее его профессиональным запросам. Продумывается вопрос и о выделении институту автотранспорта и различных видов оргтехники.
Нелегким, порою тернистым был путь развития НИИ. Сегодня он, как и вся наша республика, крепнет и уверенно смотрит в будущее.

И. Дахкильгов, директор Ингушского НИИ гуманитарных наук им. Ч. Ахриева 

 

 

Рекордное количество мусульманских футболистов представляют Францию на чемпионате Европы

Рекордное количество мусульманских звезд представляют двукратную победительницу европейского первенства по футболу - команду Франции во время  13-го чемпионата Европы, который открылся 7 июня.
На этот раз 9 из 23 игроков французской сборной являются мусульманами.
Ведущим из мусульманских звезд оказался нападающий мюнхенского «Байерна» Франк Ребери. 25-летний игрок известен тем, что молится перед началом каждой игры. «Ислам - это источник, который дает мне силу  и на поле, и за его пределами», - сказал Ребери. «У меня была непростая жизнь, и я искал то, что могло бы дать мне безопасность, и я нашел Ислам», - добавил он.
Второй мусульманский игрок французов  Эрик Абида. 29-летний защитник команды Барселоны обратился в Ислам пять лет назад, взяв себе имя Била. Один из лучших защитников во французской лиге говорит, что вера помогает ему служить своей команде, не жалея сил. «Я принял Ислам совершенно осознанно», - сказал Абидал в интервью журналу «Пари Матч». Карьера профессионального футболиста началась для него в 2000 году. Спустя семь лет он вошел в состав «Барселоны», став  игроком одного из богатейших клубов мира.
Тьерри Хенри еще один мусульманин во французской команде. Известный бомбардир призывает чаще читать Коран и книги об Исламе, чтобы лучше познакомиться с этой религией. Хенри дважды номинировался на звание лучшего игрока ФИФА. Он возглавлял французскую сборную в 1998, когда она завоевала Кубок мира, а также во время состязания Евро-2000.
Другие мусульманские игроки: защитник Лилиан Турам, полузащитники Лоссана Диарра и Самир Насри, а также левый нападающий Хатем Бен Арфа, бомбардир Карим Бензема, а также знаменитый Анелька, принявший Ислам в 1991 г в возрасте 16 лет.

М. МУСЛИМОВ   

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru