новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 31 (9973) пятница, 29 февраля  2008 года

Дмитрий Медведев:
России нужны десятилетия стабильного развития
27 февраля 2008 года
Самые актуальные вопросы развития современного российского общества оказались в центре внимания встречи Первого заместителя Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева с избирателями в Нижнем Новгороде.
В среду первый вице-премьер взял однодневный отпуск и выступил перед 300 представителями различных общественных организаций в качестве кандидата в Президенты на предстоящих 2 марта выборах главы российского государства.
Практически половину времени из более чем двух часов, которые длилась встреча, обсуждались социальные вопросы и подводились итоги реализации приоритетных национальных проектов.
Предлагаем вашему вниманию стенографический отчет о встрече Первого заместителя Председателя Правительства России Дмитрия Медведева с избирателями, 27 февраля 2008 года, Нижний Новгород.
Д.МЕДВЕДЕВ: Еще раз добрый день, дорогие друзья!
У нас сегодня есть возможность пообщаться, и день прекрасный, солнечный, и место такое, очень знаковое для нашей страны – Нижний Новгород. Поэтому я, что называется, в вашем распоряжении. Тем более что ради этого все мы ушли в отпуск, так что можем работать по полной программе. Пару слов Павел Владимирович [Крашенинников, руководитель Центральной общественной приемной кандидата в Президенты России Дмитрия Медведева], наверное, скажет о том, что делалось.
П.КРАШЕНИННИКОВ: Добрый день, уважаемые коллеги!
У нас в конце января открылись общественные приемные кандидата в Президенты Дмитрия Анатольевича Медведева в 84 субъектах Российской Федерации, плюс Центральная общественная приемная у нас работает. К нам поступают различного рода обращения. На сегодняшний день поступило порядка 80 тысяч обращений. Мы все их обрабатываем, буквально на каждое будем давать ответ. Но вместе с тем у нас есть достаточно системные вопросы, которые наиболее часто повторяются. И, Дмитрий Анатольевич, я хотел бы обратить внимание на то, что сегодняшняя аудитория – это не просто избиратели, это активные избиратели, которые обращались в наши общественные приемные. Спасибо.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Тогда, если позволите, дорогие друзья, я из чего исходил бы: я посмотрел статистику - действительно, те обращения, которые приходили в общественную приемную, в том числе и те обращения, с которыми вы приходили, конечно, посвящены актуальным темам, которые волнуют всю нашу страну, всех наших людей. В общем и целом все эти вопросы можно упорядочить по некоторым эпизодам, по рубрикам. В начале разговора, чтобы он получился более продуктивным, я скажу несколько слов по наиболее важным темам, которые просто волнуют нас всех, волнуют наших граждан, волнуют государство, волнуют общественные организации. Что называется, для затравки разговора. А потом перейдем уже к вопросам и ответам.
Какие это темы? Это, понятно, жилье, жилищно-коммунальное хозяйство, возможности приобретения собственного жилья. Это темы, связанные с образованием, пенсиями, здравоохранением, бюджетной сферой – в общем, все то, что у нас пока еще, мягко говоря, не на уровне, и все то, что мы должны совместными усилиями совершенствовать.
Несколько слов по темам, связанным с ЖКХ. Вы знаете, что уже 15 лет государство пытается модернизировать наше жилищно-коммунальное хозяйство, и, надо признаться, до последнего времени делало это крайне неудачно. Наше жилищно-коммунальное хозяйство пока остается и убыточным, и неэффективным. Только в прошлом году оно проглотило более 800 миллиардов рублей – почти 10% средств консолидированного бюджета. Но, как мы с вами понимаем, никакой внятной отдачи от этих денег мы не увидели. До сих пор износ основных фондов – 65%. Постоянно происходят аварии то здесь, то там, потери и воды, и газа – в общем, все в таком, довольно печальном виде. Единственное, что удалось сделать, это остановить вакханалию с ростом тарифов, и теперь по нынешним правилам тарифы пересматриваются один раз в год, не более, и темпы роста тарифов все-таки снизились.
Много опасений сейчас высказывается в связи с переходом на стопроцентную оплату услуг ЖКХ. Это, действительно, тема сложная. Хотел бы сразу подчеркнуть, что платить 100% – это все-таки не должно означать, что мы должны платить много. Это значит, мы должны оплачивать реальную стоимость услуг – не дутую, не кем-то там подсчитанную непонятным образом, а реальную стоимость услуг.
Кроме того, мы должны создать реальную систему жилищных субсидий, расширить применение счетчиков воды, газа – в общем, все то, что сейчас и делается. Самое главное – качественно изменить ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве. Мы сами должны взять бразды правления в этой сфере в свои руки, и путем создания товарищества собственников жилья, и привлечения так называемых управленческих компаний разобраться в структуре расходов. Потому что сейчас это темный лес, никто не знает, на что идут деньги, никто не понимает, каким образом рассчитываются многие составляющие платы за жилищно-эксплуатационное обслуживание.
Мы должны демонополизировать и саму коммунальную сферу, и займемся этим при помощи ряда уже созданных сегодня структур. Одна из них – это Фонд содействия реформированию ЖКХ, куда направлены 240 миллиардов рублей федеральных средств. Это деньги на капитальный ремонт многоквартирных домов. Кстати, совсем недавно было подписано первое соглашение с Челябинской областью, на прошлой неделе. То есть начало работы по этой программе положено. Хотя надо признаться откровенно, что здесь все-таки затянули: фонд был создан в прошлом году – начинаем работать только в феврале месяце.
В прошлом году было построено 700 тысяч новых квартир и домов. Это хороший показатель, лучший с 1992 года, то есть с периода новой истории в нашей стране. Но мы понимаем, что цели другие – мы должны строить не менее одного квадратного метра в год на человека. Но по этим темам мы еще поговорим. Очень важно, чтобы выполнялись те социальные обязательства, которые государство на себя принимало – и по военнослужащим, и по ветеранам войны.
По ветеранам войны – мы вчера собирались в Уфе, говорили на эту тему с губернаторами, которые входят в Приволжский федеральный округ. До этого я общался с ветеранами в Москве. Я считаю, что, по сути, наша нравственная обязанность перед ветеранами войны – их ведь мало осталось совсем – просто решить до 65-летия Победы этот вопрос полностью и предоставить им долгожданные квартиры. Они это заслужили, это важная очень тема.
Сложная, крайне сложная тема для любого региона – и для Нижнего Новгорода, и для большинства других регионов – это ветхое жилье, аварийное жилье. Порядка 100 миллионов квадратных метров у нас такого жилья. Это только то, которое поставлено на учет. На самом деле его, к сожалению, видимо, больше. И в таком жилье, по сути, в бараках и в совершенно ненормальных условиях проживают более 5 миллионов наших граждан. Этим тоже будет заниматься фонд, но заниматься он этим должен вместе с региональными властями. Поэтому это задача, которую мы будем двигать на основе соглашения между Федерацией и регионами. Многое делается по строительству жилья – об этом, я думаю, мы просто поговорим уже в формате прямого общения.
Теперь несколько слов по социальной защите, по пенсиям. Вы знаете, что в России 38,5 миллиона пенсионеров, и для большинства из них пенсия является единственным и главным источником существования. И в этой сфере нам действительно досталось очень тяжелое наследство: нищенские размеры пенсий, нерегулярный порядок их индексации и, по сути, многомиллиардные долги перед пенсионерами. Тем не менее за период последних семи лет было кое-что сделано, и размеры пенсии в реальном изменении – подчеркиваю, в реальном измерении – выросли в 1,7 раза. Расходы на пенсионное обеспечение в текущем году превысят 2,3 триллиона рублей.
Тем не менее, с другой стороны, пенсия все равно маленькая. Трудовая пенсия составляет чуть более 4200 рублей (средняя по стране), а социальная пенсия – 2700 рублей. Совсем немного пока. Президент ставил задачу повышения этих пенсий и ликвидации бедности среди пенсионеров. Это та задача, которой мы будем заниматься и сейчас, и если получится, то и в дальнейшем. До 2009 года социальная пенсия, мы рассчитываем, должна быть доведена до уровня прожиточного минимума пенсионера. Уже в 2009 году средний размер трудовой пенсии должен быть увеличен до размера не менее чем 5500 рублей. Кроме того, надо найти и более справедливую формулу расчета трудовой пенсии для пенсионеров, особенно для тех, чьи пенсии и чей трудовой стаж создавался в советский период, потому что здесь много наломали дров. В этом смысле нужно еще раз посмотреть на то, каким образом рассчитываются соответствующие виды пенсий. Мы планируем ввести систему софинансирования пенсионных накоплений, когда на один рубль трудовых сбережений будет расходоваться один рубль государственных средств. Это перспективная тема. Будем надеяться, что она тоже в конечном счете даст ощутимую прибавку к будущим пенсиям.
Ну и, наконец, будет создана полноценная система страхования пенсионных накоплений, аналогичная страхованию банковских вкладов. В любом случае наша задача – сделать пенсионную систему абсолютно работоспособной и эффективной. Понятно, что количество пенсионеров растет, а вот количество работающих за последние годы, к сожалению, нет. Но мы обязаны сделать так, чтобы наша пенсионная система была защищенной и в ближайшие годы, и в будущем. Если понадобится, то будем использовать для этого все имеющиеся у России резервы.
Несколько слов о демографической политике. Вы знаете, мы тоже довольно активно стали этими вопросами заниматься. Слава богу, что у государства появились для этого дополнительные возможности, и есть неплохие итоги. Я уже ранее эти цифры озвучивал, но не могу не сделать это еще раз. Просто это приятные, хорошие цифры: в 2007 году в России родилось более 1 миллиона 600 тысяч новых граждан. Это на 8% больше, чем в 2006 году. Но, что самое главное, такого прироста рождаемости по темпам у нас не было целых 25 лет. То есть ни в один из годов новой России мы так быстро не прирастали, даже несмотря на сохраняющиеся неблагоприятные демографические тенденции. Это хорошо, это означает, что у людей появился стимул к жизни.
Чтобы это все не превратилось в кратковременные успехи, связанные с дополнительными деньгами и с надеждами, которые не оправдаются, мы должны превратить эти тенденции в долгосрочную демографическую политику. Именно с этим связаны и те идеи, которые реализуются через материнский капитал, через систему пособий. Они сейчас тоже стали широкими по контингенту получающих. У нас стали работать родовые сертификаты. На мой взгляд, взгляд человека, который уже некоторое время этими вопросами занимается, родовый сертификат – это один из наиболее удачных инструментов, придуманных в последнее время для решения ряда проблем, для помощи женщинам и для более справедливого распределения средств в системе родовспоможения. У нас есть и новые пособия. Вы знаете, что стали получать пособия не работавшие ранее мамы. Таких у нас 1 миллион 200 тысяч человек. Их оказалось даже больше, чем прикидывали. Это хорошо. Будем и дальше развивать систему поддержки.
Вы знаете, с 2010 года заработает материнский капитал. Сейчас у всех, кто имеет право на него претендовать, есть возможность подумать, куда его инвестировать. Мы в любом случае этот капитал будем защищать. Решения об индексации принимаются, и к 2010 году вместо 250 тысяч будет 307 тысяч. То есть все-таки это возможность защититься от инфляции, которая за последнее время у нас немножко разгулялась.
Занимаемся мы и приемными семьями. Это большая, очень тяжелая проблема. Но в 2007 году на различные формы семейного устройства было определено 120 тысяч детишек. Это, конечно, тоже очень хорошо.
Бюджетная сфера. Заработная плата с 1 февраля увеличена на 14%, и еще раз хотел бы сказать, что регулярная индексация заработной платы будет проводиться и в дальнейшем. Причем не только индексация, но мы сохраним и все те выплаты, которые пошли в рамках национальных проектов. Здесь никаких сомнений быть не может. Даже если какие-то программы будут переформатироваться, будут превращаться в новые формы работы, тем не менее все эти выплаты войдут в базу оплаты труда и будут продолжены. Здесь можете не сомневаться.
Ну и, конечно, мы будем создавать новые системы оплаты труда. Потому что те, что существуют у нас, в том числе в бюджетной сфере, доказали, к сожалению, свою неэффективность. Мы должны переходить на новые, более прогрессивные и, самое главное, такие формы, которые просто дают нашим людям лучшие возможности заработать деньги.
Вот на этой оптимистической ноте я свой короткий рассказ закончу. Теперь жду ваших вопросов. Спасибо вам за внимание.
ВОПРОС: Антипичева Эвелина Владимировна, учитель поселка Ноглики, Сахалинская область. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, наша встреча сегодня могла бы и не состояться, потому что очень тяжело доехать. Одно дело – далеко, другое дело – дорого. Высокие цены на авиабилеты заставляют жителей Дальнего Востока ощущать себя обособленными и оторванными от всей страны. Это печально. Я и мои земляки хотят чувствовать себя не изолированными, а самодостаточными. Исходя из этого вопрос: что Вы намерены сделать для решения этой проблемы?
Д.МЕДВЕДЕВ: Я три недели назад был на Дальнем Востоке, и эта тема действительно является одной из самых актуальных для наших граждан, которые живут и на Сахалине, и на Камчатке, на Дальнем Востоке, в целом. Было большое совещание в Хабаровске, с приглашением начальников, которые отвечают за транспортные дела в нашей стране. О чем мы договорились и какие я дал поручения?
Самое главное, чтобы в этой сфере развивалась конкуренция. Вот посмотрите: на авиаперевозках, которые осуществляются на «более престижные направления», что называется, для перевозчиков все в порядке, и цены на билеты сегодня стабилизировались, а на Дальнем Востоке с этим порядка нет. Я два года назад, когда был во Владивостоке, просто поразился: мне было сказано, что периодически цены на билеты из Владивостока до Москвы доходят до 100 и более тысяч рублей. На Сахалине, естественно, то же самое. При этом на самом деле, если этим заниматься, если переходить на систему конкурентных перевозок, внедрять различные формы тарифов, эта сумма может быть уменьшена. Кстати, я потом беседовал с журналистами. Там был молодой человек, ваш земляк, сахалинский. Он сказал, что кое-что сделано, и если использовать специальный тариф, то цена на билеты может составить и 15, и 20 тысяч, и даже в районе 10 тысяч рублей.
О чем это говорит? Если такой разброс (с одной стороны – 50, 70, а то и 100 тысяч, а с другой стороны – 10–15 тысяч) – значит, резервы есть. Значит, можно принимать решения, на основе которых компании будут конкурировать друг с другом, и возникнет ситуация, когда граждане получат возможность прилететь за достаточно доступные деньги.
Но и это еще не все. Мы договорились, по предложению губернаторов, посмотреть и вопрос субсидирования в определенных ситуациях, которое могли бы получить граждане просто на совершение полетов в определенное время или при определенных обстоятельствах. Сейчас эту тему прорабатывают Министерство транспорта, Министерство экономического развития и торговли и еще некоторые ведомства, в том числе и антимонопольное [Федеральная антимонопольная служба].
Я рассчитываю, что результатом этого будет все-таки сбалансированная система тарифов.
И последнее, это дальнемагистральные полеты. Мы понимаем, как отрегулировать, и, я надеюсь, результат будет. Но у нас есть еще одна тема, которую мы совсем упустили с советских времен. Это тема, связанная с внутренними перелетами, тем более что в таких местах, как Дальний Восток, зачастую это тысячи километров от границы до границы субъектов Федерации.
Местные перевозки – там совсем беда. Потому что там разрушен парк самолетов. В эту сферу никто не вкладывался. И зачастую для того, чтобы долететь из субъекта в субъект, а иногда из одной точки субъекта Федерации в другую, необходимо лететь чуть ли не через Москву. Это вообще издевательство. Поэтому мы обязательно будем заниматься и вопросами местных перевозок. Это отдельная, сложная тема, но она тоже очень важна, потому что раньше все-таки можно было долететь из одного края в другой просто на внутренних авиалиниях. Будем тоже этим заниматься.
ВОПРОС: Пенегин Виктор Иванович, директор Оренбургского государственного областного центра поддержки военнослужащих, уволенных в запас, и членов их семей, полковник запаса. Дмитрий Анатольевич, у меня вопрос касается обеспечения жильем военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы в запас. В Оренбургской области в настоящее время более 1500 военнослужащих и свыше 800 человек офицеров запаса не имеют жилья. Эта проблема актуальна для всех регионов, тем более что действующая программа государственных жилищных сертификатов не в полной мере решает этот вопрос из-за высоких цен на жилье. Дмитрий Анатольевич, как Вы в случае избрания Вас Президентом Российской Федерации планируете решать эти задачи и будет ли принята какая-либо программа по отселению бывших военнослужащих из закрытых городков?
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Вы очень важную тему, Виктор Иванович, затронули. (У меня есть предложение: после того как вопрос задан – садиться. Ну что Вы будете стоять? Я-то сижу, а Вы будете мучиться).
Это очень важная тема, и за последние полтора месяца у меня было четыре совещания на эту тему. Первое в Министерстве обороны и несколько выездных совещаний. Можете не сомневаться: государство этой темой будет заниматься до самого конца, то есть до решения жилищной проблемы всех военнослужащих, потому что это просто наш моральный долг по отношению к тем, кто носит погоны. Формы решения этой проблемы должны быть разные, Вы о них знаете.
Первое, о чем Вы упомянули, – жилищные сертификаты. Это в принципе нормальное средство, если бы не одно обстоятельство: их стоимость сегодня не покрывает рыночную цену жилья. Поэтому мы намерены все-таки подтянуть стоимость ГЖС к реальной рыночной стоимости. Для этого потребуются, наверное, дополнительные средства и изменение ряда методик, естественно. Но это один из путей решения этой задачи.
Вторая возможная программа, уже сегодня очень хорошо себя зарекомендовавшая и в отношении военнослужащих, и в отношении военных пенсионеров, это та самая программа «15+15». Она, к сожалению, реализуется в пяти регионах, но в принципе мы с Министром обороны об этом договорились. Мы посмотрим возможности реализации этой программы и в других местах. Тем более что определенные деньги на такое быстрое развитие у нас тоже присутствуют. В этом году, я предполагаю, в общей сложности в жилищную тему по линии Министерства обороны будет инвестировано порядка 30 миллиардов рублей.
Чем хорош такой подход? Он быстрый, он не требует оформления ряда довольно сложных бумажек, он в меньшей степени завязан на ситуацию со стоимостью жилья в регионе, на стоимость ГЖС и позволяет довольно быстро решать эти задачи. Во всяком случае в тех местах, где я общался с военными пенсионерами, они, конечно, говорят, что просто не ожидали, какими темпами пойдет строительство жилья при реализации этой программы. Причем, что не менее важно, в Калининграде, в некоторых других местах начали за счет этих денег, этой программы «15+15» строить уже не такое жилье, которое раньше по линии Минобороны настроилось – блочные коробки такие страшные, – а полноценное, хорошее жилье, и люди просто счастливы. Я в семье военного пенсионера был. Там реально нормальные человеческие условия: нормальная кухня, где можно повернуться, можно пообедать, поужинать с семьей, нормальные комнаты. Раз это стоит уже вполне приличных денег для государства, надо строить по-человечески. Вот это еще одно направление.
Что касается решения проблем на будущее, вы знаете, у нас есть еще и ипотечная программа для молодых военных, для тех, кто заключил контракт после определенного периода. Эту программу тоже обязательно будем развивать. Уже в прошлом году было в порядке эксперимента выделено 300 квартир. Это только начало. Это нормальные, полноценные, хорошие квартиры. Дальше эту тему будем двигать наряду вообще с развитием ипотечной проблематики, с развитием ипотеки в стране.
Ну и, наконец, последняя вещь, о которой мы не должны забывать. Помимо жилья в собственность, жилья для постоянного проживания Президентом поставлена задача решить вопросы со служебным жильем до 2012 года для военнослужащих. И эта задача тоже будет реализована, потому что и временное жилье тоже должно быть нормальным, комфортным, современным, потому как таковы требования сегодняшнего дня. И эту составляющую мы тоже будем продолжать развивать.
И самое последнее. Я отдельно давал поручения разобраться со стоимостью поднайма, потому что сейчас есть некая проблема, связанная с тем, что в ряде регионов средства нормативов на поднаем, которые существуют, не покрывают реальной стоимости поднайма жилья для военнослужащих. В ближайшее время мы эту методику тоже изменим. То есть двигаться будем по всем этим направлениям. Обязательно эту проблему решим.
Спасибо. Вот я вижу уже знаменитого эколога. Пожалуйста.
ВОПРОС: Здравствуйте. Светлана Турбанова, город Челябинск, Южно-Уральский государственный университет.
Д.МЕДВЕДЕВ: Привет, Светлана!
С.ТУРБАНОВА: Дмитрий Анатольевич! Были Вы у нас в Челябинске, ознакомились с тяжелой промышленностью. Конечно, уже наслышаны о наших экологических проблемах. Но есть проблемы не только нашего региона, но и в целом по стране. Это проблема снабжения чистой питьевой водой и сброс недостаточно очищенных сточных вод. Вот уже более десяти лет промпредприятия города Карабаш сбрасывают в реку Миасс воду сточную практически без очистки. Река является источником питьевого водоснабжения более двух миллионов человек. О какой демографической политике в данном случае мы можем говорить, о каком здоровье нации? В связи с этим вопрос. Дмитрий Анатольевич, до каких пор предприятия будут безнаказанно загрязнять наши реки, водоемы и в целом окружающую среду?
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Света. Вы помните, мы встречались не так давно у вас дома, после этого начали разбираться с этой темой. Наверное, впервые за последние пятнадцать лет прошел даже Совет Безопасности [России], посвященный экологии, что для нашего государства абсолютно необычно. Мы некоторое время назад считали, что нам надо выжить хоть как-то, а с экологией мы разберемся – Бог с ней, какая там вода и так далее, хватило бы на пропитание.
Сегодня ситуация все-таки другая: мы взялись за решение экологических проблем по-серьезному и будем двигаться так, как с Вами мы договаривались, с Вами и с Вашими коллегами, исходя из нескольких вещей.
Во-первых, мы обязаны создать такие условия для бизнеса, чтобы ему было неэффективно такие сбросы осуществлять. Мы должны принять все необходимые решения, чтобы бизнес получил возможности для того, чтобы развивать и переработку мусора как полезный и выгодный бизнес, и просто был мотивирован не совершать такие поступки. Кстати, у вас же там ряд предприятий научились работать в новых условиях. А некоторые – вот то, что Вы упоминаете, – такие предприятия, как Карабашский медеплавильный комбинат – к сожалению, там есть эти проблемы. Хотя все-таки ситуация там вроде получше становится, но она, конечно, все равно никого не устраивает, потому что вода продолжает оставаться опасной. Надо с этим разбираться. И у Вас, как у молодого эколога, есть все для этого необходимые возможности. Надо обращаться в прокуратуру, и, если кто-то просто не слышит языка аргументов, надо принимать решения в необходимых ситуациях и о закрытии предприятия. И губернатору тоже привет на эту тему передайте, Вы теперь всенародно известный человек. Скажите, что мы договаривались, что он этой проблематикой будет тоже активно заниматься.
Вторая тема, связанная с экологией: мы должны не только создавать условия для бизнеса, чтобы он правильным образом реагировал на экологические проблемы, но мы и сами должны быть неравнодушными. Вот посмотрите Вы человек неравнодушный, как на такого рода проблемы реагируют за границей. Я и тогда говорил, и сейчас это повторю: там если кто-нибудь чихнул на природе в неположенном месте, такой хай поднимается! А у нас? Зайдите в наши леса, посмотрите на наши реки – сами же себе жизнь отравляем. Здесь тоже должна быть внутренняя позиция каждого из нас, потому что экология начинается с нас самих. Поэтому у меня просьба, имея в виду, что Вы человек известный: экологическую тему не бросайте и обязательно этим занимайтесь. Договорились?
ВОПРОС: Я обращался с этим вопросом…
Д.МЕДВЕДЕВ: Представьтесь, чтобы я мог к Вам обратиться.
ВОПРОС: Старожинский Анатолий Васильевич.
Д.МЕДВЕДЕВ: Анатолий Васильевич, пожалуйста.
А.СТАРОЖИНСКИЙ: …обращался с этим вопросом в общественную приемную города Калининграда, но внятного ответа не получил.
Д.МЕДВЕДЕВ: Сейчас получите.
А.СТАРОЖИНСКИЙ: Значит, такой вопрос. Я в недавнем прошлом командир полка правительственной связи, который дислоцируется в Калининградской области в городе Багратионовске. Полк три года назад был расформирован. И сердце кровью обливается, когда тот прекраснейший городок, который там был (учебные поля, парковая зона прекрасная), приходит в негодность, разворовывается. И таких примеров по Калининградской области можно привести массу. Это, наверное, для Калининградской области более характерно, чем для других регионов. Можно ли решить каким-то образом, чтобы эти объекты, земли, которые уже превращаются в леса, были переданы местной власти?
Д.МЕДВЕДЕВ: А сейчас кому принадлежит этот земельный участок? Министерству обороны?
А.СТАРОЖИНСКИЙ: Нет. Там, в частности по этому полку, Госимущество распоряжается.
Д.МЕДВЕДЕВ: Росимущество?
А.СТАРОЖИНСКИЙ: Росимущество, да.
Д.МЕДВЕДЕВ: То есть это уже ушло с баланса Министерства обороны?
А.СТАРОЖИНСКИЙ: Да, да. Этот бывший военный городок, он принадлежал ФАПСИ [Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте РФ], так что он – не Министерства обороны.
Д.МЕДВЕДЕВ: Там ФАПСИ было?
А.СТАРОЖИНСКИЙ: Да. И таких городков, можно сказать почти до нуля разрушенных, очень много осталось. Только земля, кусты и так далее. Плачевное состояние. Просто просьба всех, и особенно бывших военнослужащих, которым жалко вот этого всего, которое пропадает. А это средства огромные, и если взять в целом по стране, то…
Д.МЕДВЕДЕВ: Анатолий Васильевич, Вы еще раз назовите, пожалуйста, какой адрес имеет…
А.СТАРОЖИНСКИЙ: Калининградская область, город Багратионовск. Это пограничный город.
Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте так договоримся: я лично этим вопросом займусь, переговорю с губернатором и с правительственными структурами, с Росимуществом, для того чтобы, во-первых, уточнить, какие планы, не дать погибнуть тому городку, который там есть, и желательно это использовать на всеобщее благо. По-хорошему, если там уже прекратила функционирование войсковая часть, то, наверное, строить там надо что-то, жильем заниматься, еще что-то делать.
А.СТАРОЖИНСКИЙ: Там можно из казарм – прекрасные квартиры.
Д.МЕДВЕДЕВ: Квартиры?
А.СТАРОЖИНСКИЙ: Опыт в Калининграде есть такой.
Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо, я обязательно это проконтролирую, уточню, что там происходит. Будем надеяться, что вернем это в нормальное русло.
ВОПРОС: Вера Павловна Онухова. Региональная общественная приемная, Ленинградская область. Поступило много пожеланий и наказов кандидату в Президенты РФ от будущих избирателей – в письменном виде, на личном приеме, по телефону. Нужно сказать, что за последние годы заметно изменилось в лучшую сторону отношение Правительства России к решению вопросов здоровья детей. И это правильно, потому что здоровье детей – это залог здорового общества. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, необходимо продолжить реализацию национального проекта «Здоровье», уделив особое внимание охране здоровья детей. Для этого необходимо воссоздать в школах медицинские кабинеты. При этом необходимо расширить их возможности с целью наиболее раннего выявления ухудшения здоровья и своевременного принятия необходимых мер.
Д.МЕДВЕДЕВ: Это, я так понимаю, наказ, да?
В.ОНУХОВА: Это наказ.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Вера Павловна, хоть это и наказ, если Вы позволите, я все-таки несколько слов скажу по этому поводу.
Во-первых, можете не сомневаться, это высший государственный приоритет – здоровье детей, и реализация национальной программы, национального проекта в области здравоохранения обязательно будет продолжена. Это не временная мера. Надеюсь, что Вы в этом убедились. Тем более – не какая-то предвыборная программа. Мы начинали это уже два года назад с лишним и дальше будем этим столь же настойчиво заниматься. Причем переходить от фрагментарных вещей, от увеличения финансирования, поставок дополнительного медицинского оборудования, техники уже к реальной модернизации всей сети здравоохранения.
По поводу медицины в школе. Откровенно говоря, у нас никогда ничего хорошего в этом плане не было, мы должны ее, по сути, воссоздать заново. У нас раньше были медицинские кабинеты практически в любой школе, но, в общем, ничего там, так сказать, сильно хорошего не присутствовало. Я помню свои школьные годы. В лучшем случае там давали возможность температуру померить. Градусник выдадут, рост измерят один раз в год и вес. Если говорить так по-серьезному, в большой школе это должен быть, по сути, маленький такой медицинский центр. В оптимальной ситуации – даже с возможностью временно положить ребенка, оказать ему первую помощь до приезда врачей. Вот это, наверное, правильное направление.
С другой стороны – диспансеризация. Ее нужно осуществлять не только в школе, но и по месту жительства, в поликлинике. Мы специально в эту сферу средства вкладываем. Здесь нельзя все перегружать в школу, но в школе тот медицинский кабинет, который имеется, те медсестры и врачи, которые там работают, все-таки должны быть полноценной составляющей частью нашей системы здравоохранения. Кстати, там вопрос и с оплатой труда существует для них – они не очень хотят работать. Ну и, прежде всего, это, конечно, вопрос начинки, оснастки самих медицинских кабинетов. Так что тоже этой программой будем заниматься. Кстати, на эту тему Президент давал специальное поручение, там определенные вещи уже сделаны. Вот таким образом.
ВОПРОС: Барясникова Елена Владимировна, город Екатеринбург. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, когда Вы были в Татарстане, Вы отметили, что наши дети во внеучебное время предоставлены сами себе. И только 20% из них занимаются в секциях или кружках. Мне эта тема очень близка, так как я работаю заместителем директора по воспитательной работе в колледже физической культуры. Считаю, что Вы затронули очень серьезную проблему, ведь дети – наше будущее. Особо переживаю за то, что финансово и территориально недоступны для детей такие спортивные сооружения, как бассейны. Что Вы думаете по этому поводу и будет ли какая-то масштабная программа разрабатываться в России по строительству спортивных сооружений, в частности бассейнов?
Д.МЕДВЕДЕВ: Елена Владимировна, во-первых, мы сегодня понимаем, что у нас никогда не будет ни спорта высших достижений, ни, самое главное, здоровой нации, если мы не займемся массовыми занятиями. Если мы не займемся физкультурой, не будем развивать массовый спорт.
Не так давно, действительно, в Татарстане на эту тему было специальное совещание. Договорились двигаться по целому ряду направлений. В том числе и путем создания новых программ, но, по-хорошему, нам нужно выполнить те программы, которые уже сегодня приняты. Там много хорошего, в том числе и в смысле сооружения дополнительных спортивных мощностей, создания ФОКов [физкультурно-оздоровительные комплексы], развития дворового спорта. И все это двигается, стадионы новые появляются, но двигается, к сожалению, гораздо медленнее, чем нам того хотелось бы. Я там приводил одну цифру, еще раз ее назову: у нас сегодня в массовый спорт, в физкультуру включено всего 20% наших детей, а 80% предоставлены сами себе. Еще раз говорю, в лучшем случае они просто гуляют, воздухом дышат. Нам нужно радикально изменить это соотношение, потому что все-таки, как ни крути, при всех издержках, я вот вспоминаю советский период, когда я учился, даже у нас в классе детей, которые в тот период занимались спортом в возрасте 12, 13–15 лет, было процентов 70. А сейчас – 20%, остальные дома сидят обязательно этим будем заниматься.
А бассейнов у нас вообще абсолютно недостаточно. Отсюда, кстати, и общее состояние здоровья, потому что Вы знаете, каким образом развивает вода и спортивные результаты. Кто лучше всех выступает на соревнованиях по плаванию? Американцы. А почему? У них огромное количество бассейнов в каждой школе, в каждом колледже, в каждом университете. Это вопрос просто культуры. И если мы не будем строить дополнительное количество бассейнов, у нас ничего не изменится. Мы понимаем, насколько полезна вода. Дело даже не в спортивных достижениях, не в спорте высоких достижений. Такие программы есть. Я, кстати, специально даже уточнял: в принципе строительство небольшой пристройки бассейна, в одну-две дорожки, для школы обходится во вполне нормальные деньги. Причем это современный бассейн с системой очистки, фильтрацией, с соответствующим обменом воды. Для этого нужно просто прилагать голову и деньги. Вот тот, кто этим занимается, у того есть и результаты.
Я был недавно в Пензенской области, мы там с губернатором говорили. Он за последнее время уже построил там несколько десятков бассейнов. Это хороший показатель. Более того, он построил несколько 50-метровых бассейнов, то есть уже таких, полноценных, даже для проведения соревнований. То есть здесь инициатива из центра, инициатива Росспорта, работа по федеральным программам обязательно должна подкрепляться работой региональных властей. Там, где ведется эта работа, там есть уже неплохие результаты, потому что все-таки количество вводимых сегодня спортивных объектов несопоставимо с тем, что было, скажем, 5–7 лет назад. Только этим нужно заниматься настойчиво, последовательно, ежедневно. Будут результаты тогда.
ВОПРОС: Меня зовут Куклева Галина Алексеевна, олимпийская чемпионка по биатлону, Тюмень. Выбор Сочи столицей зимних Олимпийских игр 2014 года является достойным представлением для международного авторитета. Это, естественно, социальный статус, и мы проявили себя как хорошая, сильная спортивная держава. Хотелось бы, конечно, Дмитрий Анатольевич, обратить внимание и попросить Вас также следовать…
Д.МЕДВЕДЕВ: Не волнуйтесь! Будем следовать! Проверенным курсом! Можете не сомневаться.
Г.КУКЛЕВА: …дальше проявлять внимание к спорту, оздоровлению детей и, конечно, массовой физической культуре, и детскому спорту, и профессиональному спорту.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо! Спасибо большое, Галина Алексеевна. Мы, конечно (только что я вот на эту тему рассуждал), понимаем, насколько это важно просто для того, чтобы у нас приличная жизнь была. И сегодня совершенно очевидно, что если мы не возродим наши прежние спортивные традиции, причем на новой основе, то у нас нет никакого будущего.
Вы знаете, мне кажется, эта победа, которая досталась всем нам в Сочи, и выбор этого южного города в качестве столицы зимней Олимпиады, она должна, конечно, дать особый импульс развитию физкультуры и спорта. Потому что всегда победа объединяет. Вы помните, как все мы болели. Я Вам могу сказать, что я – там же в три часа, по-моему, подводили итоги, в 3.15 где-то – лег спать, и в три часа что-то во мне щелкнуло, я проснулся и включил телевизор, и буквально через десять минут вышел Жак Рогге [председатель исполкома Международного олимпийского комитета], открыл этот конверт и сказал эту фразу: «The city of Sochi!».
Для всей страны это фантастическая победа! Президент молодец! Он внес колоссальный вклад в эту победу. Если бы не его личное участие, общение с членами МОК, просто заинтересованное постоянное участие, работа, общение в кулуарах, что называется – наверное, этой победы бы не было.
Масса других людей принимали участие в этой победе, в этом результате. И сейчас мы должны превратить этот приятный эпизод в долгосрочную программу, чтобы после Олимпиады в Сочи у нас остались не только слезы умиления, как после Олимпиады 1980 года, когда мы смотрели на мишку, улетающего вверх, а осталась развитая спортивная инфраструктура. И в Сочи, и на юге, и по всей стране – это мощнейший импульс для развития физкультуры и спорта. Вот это, конечно же, хотелось бы, чтобы мы вместе все сделали. И я думаю, что нам это абсолютно по силам. И я еще раз хотел бы поздравить наших биатлонистов, которые блестяще выступили, вся страна переживала – и результат ну просто превосходный. Есть еще возможности!
ВОПРОС: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Меня зовут Алексей Трунтягин, я студент Томского государственного университета, из города Томска. Вы знаете, наш город можно по праву назвать городом студентов. Ведь из 500 тысяч томичей, живущих в нашем городе, 100 тысяч – это студенты.
И, объективно говоря, студентов в России интересует вопрос: ведь диплом бакалавра сегодня многими работодателями не воспринимается как полноценный, настоящий диплом о высшем профессиональном образовании. В связи с этим актуализируется проблема, связанная с трудоустройством бакалавриата.
Вы знаете, уважаемый Дмитрий Анатольевич, нам бы очень была интересная Ваша позиция, как человека, долгое время занимающегося сферой образования. Скажите, пожалуйста.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо Алексей, я, естественно, скажу. На мой взгляд, конечно же, не может быть никакой дискриминации в статусе тех, кто получил и получит диплом бакалавра, по отношению к тем, кто учился по так называемой программе специалитета и получил диплом как специалист. Мы сейчас развиваем все эти направления одновременно.
Вы знаете, что мы довольно активно включились в так называемый Болонский процесс, приводим нашу систему высшего образования в соответствие с мировыми стандартами. Но мы должны понимать, что все, кто окончил институт, университет, должны иметь равные права. Если ты бакалавр, у тебя есть возможность превратиться в магистра или закончить на этом обучение и, имея абсолютно полноценный диплом, прийти на работу. Если это специалитет, если это диплом, такой, который имеет значительная часть здесь присутствующих, то, соответственно, человек, получив такой диплом, не должен подвергаться такой дискриминации. В противном случае мы просто бы не пошли на эту реформу.
И я Вам даже больше скажу, особенно с учетом того, что Вы из действительно студенческого, университетского города. В конечном счете достоинства диплома и достоинства выпускника должны определяться не тем, бакалавр, магистр он или специалист, а брендом университета, его маркой и, естественно, знаниями этого человека.
Если есть гордость за свое учебное заведение, если, приходя устраиваться на работу, выпускник слышит от работодателя: «Да, это серьезная структура, я тебя, пожалуй, возьму», – он, конечно же, не будет смотреть на то, кто это: бакалавр, магистр, специалист или кандидат наук. Для него достаточно понимания, что это настоящий университет. Вот к этому нужно стремиться, именно таким образом мы хотим развивать нашу систему образования. На это направлены и решения, связанные с поддержкой ведущих университетов через гранты. Туда, кстати, большие деньги пришли. И в Томск, кстати, тоже, в томские учебные заведения. У вас действительно особое место в этом смысле.
Создание новых университетов, таких как Сибирский [федеральный] университет, Южный федеральный университет, создание новых бизнес-школ и так далее – вот это основные направления работы. Поэтому никакой дискриминации не будет.
Но мы должны развивать сами учебные заведения, чтобы нам за них стыдно не было. Вы же знаете, какое количество университетов у нас сейчас есть, и далеко не все они соответствуют этому гордому наименованию. Я уже несколько раз на эту тему говорил и еще раз здесь скажу: просто постыдно для нашей страны, что ведущие университеты, такие как Московский, Санкт-Петербургский, я уже не говорю о других, о томских, омских, екатеринбургских, не входят ни в первую сотню, ни в первую тысячу университетов. Ну что, у нас такое образование плохое? У нас очень хорошее образование было, и сегодня оно вполне приличное.
Мы не умеем не только зачастую защищать свои позиции, но и не умеем предъявлять свои результаты. Ведь как определяется, скажем, уровень университетского образования? Это ведь не просто количество квадратных метров на этого студента, это даже не наличие кампуса, хорошего университетского общежития, заработной платы педагогов. Это все важно, конечно. Но если брать состоятельность учебного заведения, то связано еще и с тем, как цитируются работы – студенческие, профессорские. И вот если эти работы входят в ведущие журналы, если объем цитирования высокий – все, сразу рейтинг университетов растет, а значит, приходят деньги, приходят заказы на специалистов и так далее. Вот здесь нам нужно научиться работать. Потому что наше образование по своей природе очень добротное. Особенно фундаментальное образование, развитием которого в нашей стране занимались почти 150 лет.
ВОПРОС: Кондрашов Олег, предприниматель, Нижний Новгород. Дмитрий Анатольевич, не секрет, что для многих наших граждан закон – это далекое явление, необязательное к исполнению. Неудобно сознавать, но часто бывает проще и быстрее «договориться», чтобы решить как-то проблему, обойдя закон, и в быту, и в бизнесе. И, Вы знаете, это свойственно не только отдельным гражданам, но и государственным институтам в целом. А это плодороднейшая почва, мне кажется, даже основная база для развития коррупции. Отсюда вопрос. Дмитрий Анатольевич, как Вы собираетесь менять отношение общества к закону, возвращать к нему уважение. Как Вы собираетесь бороться с коррупцией? И интересно, насколько жестко Вы будете это делать?
Д.МЕДВЕДЕВ: А как надо? Жестко? Понятно. Значит, у меня есть на эту тему свои представления, и даже набор собственных идей – наверное, в силу того, что по своему образованию и складу мышления я все-таки юрист. В этом есть и плюсы, и минусы.
Что могу Вам сказать? Очень важно, чтобы отношение к закону начиналось с каждого из нас. Мы много говорили о правосознании, про этот самый пресловутый правовой нигилизм в конце 1980-х – начале 1990-х. Потом эта тема исчезла. Жизнь стала тяжелая, какие уж тут законы! Надо было просто выживать как-то. Сейчас настала пора вернуться к этим разговорам. Потому что соблюдение законов, как это ни банально звучит, начинается с нас.
Если мы считаем возможным нарушить любое правило, если у нас при этом ничего не содрогается – в любой ситуации, самой примитивной, самой бытовой, вплоть до покупки нелицензионных дисков или перехода на красный свет, – значит, мы в принципе морально готовы и к тому, чтобы совершить и другие нарушения. Но ведь не делают так в других странах. И не потому, что боятся ответственности. А потому, что есть привычка соблюдать закон.
Я на эти темы достаточно часто рассуждаю. У нас такая привычка, к сожалению, не сформирована. И даже в силу ряда исторических причин. В XIX веке, когда у нас начала развиваться правовая система более активно, действительно бытовала масса русских народных поговорок насчет того, что «закон что дышло», и насчет необязательности российских законов и их жесткости и.т.д. Но тогда было проще, поскольку была система нравственных ограничений, и они основывались на религиозном чувстве.
В XX веке даже эта система была разрушена, а привычка соблюдать закон так и не появилась. Я вчера говорил уже на эту тему: чем рисковал средний начальник в советский период, когда нарушал законодательство? Как правило, только партийным билетом. Больше ничем. И все! Но и это работало. А сейчас даже партийный билет не срабатывает. Не важно, к какой партии ты себя причисляешь. Сейчас очень важно воспитать именно в себе такое отношение, потому что без этого у нас просто будущего нет!
Если мы будем считать возможным нарушать существующие правила, то сколько бы мы мер ни предпринимали для борьбы с коррупцией, ничего работать не будет, потому что коррупция, она тоже начинается внизу и простирается на самый верх. Только уровень коррупционных преступлений внизу такой «кислый», маленький, а наверху колоссальный бывает по объему. Но привычка нарушать закон одна и та же. Тот, кто начинает совершение не очень тяжких правонарушений, тот, если он дойдет наверх, можете не сомневаться, будет совершать по полной программе все остальные.
Теперь касаемо того, что нужно делать. Как я уже говорил, нам пора создать национальный план по борьбе с коррупцией, но он должен включать в себя несколько элементов. Это не может быть только совершенствование законодательства, хотя это важно. Не надо предаваться юридическим иллюзиям. Действительно, просто жесткими и суровыми законами, особенно с учетом наших привычек, мы эту беду не победим. Но законодательство совершенствовать надо. Тем более мы подписали ряд конвенций на эту тему. Мы должны совершенствовать наше законодательство путем внесения оперативных изменений и в Уголовный кодекс и в уголовно-процессуальное законодательство. Но это только вершина айсберга. Это проще всего сделать.
Поверьте мне, написать закон и принять его – это не бог весть какая сложность. Гораздо важнее создать в стране атмосферу нетерпимости к нарушению закона. Это первое. И второе – создать в стране экономические условия для того, чтобы нарушать закон было неприемлемо.
Вы понимаете, в других странах зачастую люди, занимающие ответственное положение – а это кто угодно, и президент, и министр, и просто полицейский, – не совершают этих действий не только потому, что они боятся ответственности, а потому, что они считают для себя это неприемлемым. Потерять можно гораздо больше, чем приобрести. Для этого нужна система мотиваций – экономические мотивации, политические мотивации. Вот это не менее важная вещь.
Ну и, наконец, третья составляющая, достаточно банальная, но не менее важная. Все-таки уровень коррупции напрямую зависит от степени благополучия общества, от того, какие доходы у людей. Конечно, даже если эти доходы очень серьезно возрастут, это не означает, что коррупции не будет. Потому как для оправдания таких преступлений всегда найдется мотив: да, я получаю много, но мне все равно недоплачивают, потому что на самом деле я имею другие способности и возможности контролировать потоки денег. Поэтому без внутреннего отношения ничего не произойдет. Но тем не менее общий уровень благосостояния, ликвидация бедности, ликвидация этой самой асоциальной среды – очень важные условия для того, чтобы если и не победить, то радикально снизить объем коррупции в стране. Такой план будет подготовлен, я думаю, в ближайшие несколько месяцев. И мы перейдем к его практической реализации.
ВОПРОС: Василий Тарасович Иванов из Якутии. Здесь у нас, в Якутии, Владимир Владимирович Путин четыре раза был. В разное время года. В 2001 году, он был, когда у нас была беда – наводнение Лены-матушки. И Вы были недавно. И наши якутяне выражают благодарность, что в самое трудное время вы, руководители, у нас бываете, и у нас стимул в жизни появляется. Вы убедились, насколько трудно в наших условиях жить на нашу пенсию. Я пенсионер, председатель общества «Знание» и стараюсь в людей вселять оптимизм, что впереди у нас светлое будущее. Сейчас Вы только что сказали во вступительном слове о пенсионерах. И я верю, что Вы будете усиливать социальную поддержку пенсионеров. Но у меня, как у пенсионера, есть к Вам наказ. Первое, это пенсионное законодательство не должно иметь уравнительного характера. Оно должно соответствовать регионам. Это первое. Второе, размер пенсии и ее индексация должны быть не ниже прожиточного уровня и уровня инфляции.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо за наказ, Василий Тарасович. Я действительно был у вас в Якутии всего один раз. И хотел бы Вас лично поблагодарить и всех жителей Якутии за то, что Вы обеспечили в момент моего приезда просто сочинскую погоду. В Мирном было 12 градусов. Так что я не прочувствовал, конечно, всех трудностей, но условия жизни, условия труда, они, конечно, поражают. Понимаешь, насколько сильная воля у наших людей, если даже в таких местах они не просто выживают, а еще и развивают производство. Я кое-что посмотрел, как раз в этот момент запускалась и новая очередь ГЭС. Очень это все впечатляет, поскольку такие сложнейшие проекты вводятся в жизнь в условиях вечной мерзлоты. Нам и дальше нужно обязательно этим заниматься, потому что это наша земля, и если мы не будем вкладывать туда средства, то и людям будет тяжело жить и на территорию будут зариться со всех сторон.
Теперь в отношении поддержки пенсионеров. Вы очень правильные вещи сказали. Оба тезиса очень правильные. Во-первых, пенсии не должны иметь уравнительно характера, потому что равенством в нищете мы наелись в прошлые годы. Пенсии должны быть достойные и разные. Они должны быть напрямую связаны и с тем заработком, который человек имел в прежние годы, когда работал. Они должны иметь, как это принято говорить, высокий коэффициент замещения, как это существует в других странах, когда, по сути, пенсия замещает тот заработок, который пенсионер утратил. И чем выше этот процент, тем, естественно, лучше чувствует себя пенсионер, и более понятная ситуация с этим. И вторая тема, конечно, пенсии: должны зависеть от макроэкономической ситуации, они должны меняться в зависимости от того, что происходит с экономикой.
Помимо общего роста, мы обязаны следить, как обстоят дела с инфляцией. Мы сейчас этим занимаемся. И можете не сомневаться, что в дальнейшем государство больше не будет пускать этот процесс на самотек. Потому что зачастую инфляционные проблемы приезжают к нам из-за границы. В том всплеске инфляции, который произошел в прошлом году, строго говоря, нашей вины не так много. Наверное, тоже что-нибудь недоделали, но в основном инфляция, а стало быть рост цен, приехали из-за границы, из-за кризиса на продовольственных рынках. Из-за того, что был значительный приток спекулятивных денег. Правительство обязано все это учитывать и при принятии решений регулярных об индексации пенсий. Мы обязательно этим будем заниматься и впредь.
ВОПРОС: Добрый день, Дмитрий Анатольевич, я Бутков Виктор Борисович, директор совхоза «Тепличный», город Южно-Сахалинск, Сахалинской области.
Безусловно, сельское хозяйство сегодня выходит из кризиса. В то же время темпы развития, пожалуй, не столь высоки, как этого требует современная ситуация. Только что Вы о ней говорили. Наверняка Вам известно, что уровень жизни на селе оставляет желать лучшего. В связи с этим вопрос. Во-первых, сохранится ли государственная поддержка в ближайшем будущем на уровне того, что существует сегодня, и возможно ли усиление государственной поддержки за счет дополнительного финансирования из различных регионов, во-первых, для нормального функционирования существующих предприятий, во-вторых, чтобы создавать новые производства, новые рабочие места в сельской местности, что очень актуально? И, в заключение, насколько для государства важна сама идея создания системы продовольственной безопасности в стране? Спасибо.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Виктор Борисович, я постараюсь последовательно ответить на Ваши вопросы.
Действительно, мы кое-что за последнее время сделали для сельского хозяйства. Что называется, пытаемся отдавать долги деревне, но идет это пока не теми темпами, как мы бы хотели. Тем не менее считаю, что та программа развития сельского хозяйства, которая была принята на пять лет, она и дальше будет приниматься, она впитала в себя лучшие элементы национального проекта и в то же время дает дополнительный набор возможностей.
Что можно сказать? Если говорить не о производстве, а о темпах роста заработной платы в деревне, то сейчас темпы роста заработков в деревне выше, чем в городе. Связано это не с тем, что так хорошо все в деревне, а с тем, что заработки там были просто нищенские, и сейчас мы стали вкладывать деньги в производство, и в животноводство, и в растениеводство, за счет этого стали расти доходы быстрее, чем в городе. Но сделать предстоит еще очень много, потому что даже для того, чтобы вывести на средний уровень заработной платы, потребуется еще некоторое время.
Теперь в отношении программы поддержки. Вы знаете, что мы довольно приличные деньги инвестировали и в длинные кредиты – в 8-летние, в 5-летние, – и в лизинг по животноводческой тематике. Наша задача сейчас не останавливаться на этом, а продолжить инвестирование денег на приемлемых для села условиях, потому что те условия, которые предоставлялись и предоставляются по национальному проекту, это все-таки хорошие условия. Это компенсация 95% кредитной ставки и, соответственно, возможность заниматься нормально аграрным бизнесом.
Но мы вкладывали не только в крупные хозяйства. Мы впервые за последние годы – по сути, впервые за 90 лет – стали давать деньги и мелким аграрным производителям в личные подсобные хозяйства. И это тоже очень важно, потому что многие люди взяли эти кредиты на льготных условиях. Мы до 300 тысяч рублей выдавали кредиты без обеспечения, «бланковые» так называемые, для того, чтобы купить несколько единиц крупного рогатого скота и заниматься животноводством, какие-то другие задачи решить. Обязательно все это надо развивать. Но не менее важно обеспечить возможность сдачи этой продукции на нормальных условиях, быстрой переработки и производства нормального продукта, потому что я уверен, что практически все присутствующие в этом зале с большим удовольствием покупают наши продукты, чем иностранные. Не из чувства ложного патриотизма, а просто потому, что они вкуснее, мы к ним привыкли. Но нам нужно сделать так, чтобы эти продукты быстро попадали на прилавок, а не вытеснялись импортными.
И это – еще одна тема, которой мы должны заниматься, разбираясь в том числе и с торговыми предприятиями, и с теми, которые закупают, и с теми, которые занимаются сетевой реализацией, потому что они хулиганят. Мы вчера на эту тему говорили с губернатором Нижегородской области, и у него та же самая проблема, что и в других местах. Для входа в крупные сети – «Метро», «Ашан»… Там, сами знаете, о чем я говорю, – владельцы сетей зачастую требуют выплаты некоего бонуса от производителя в 20–30% от стоимости продукции, которая поставляется. Разве среднему хозяйству это по силам? Нет, конечно. Соответственно, они все идут на рынки или просто на прилавки. Там другая ситуация: антисанитария зачастую, да и вообще все это по-другому выглядит. Поэтому вот эти стимулы очень важно создавать.
Ну и последнее, что Вы сказали, – продовольственная безопасность. Конечно, Россия обязана кормить себя сама. Она это делала и сто лет назад, и двести лет назад, и не только сама могла себя кормить, но и давать возможность для экспорта своей сельскохозяйственной продукции.
У нас сейчас кое-что уже получается. Я считаю, что по линии растениеводства, особенно по производству зерновых, мы все-таки достигли хороших показателей и реально сейчас поставляем наше зерно за границу, наш внутренний рынок полностью закрыт. В то же время по животноводству у нас пока весьма средняя ситуация. Поголовье уже не падает так, как оно падало 3–5 лет назад. Оно стабилизировалось. Я имею в виду крупный рогатый скот. Более того, процент прироста мяса у нас довольно высокий – по итогам прошлого года он составил 15%, но это не только говядина, это прежде всего свинина и птица. И здесь очень хороший рост. Мы должны достигнуть таких же рубежей по обеспечению и говядиной и другими видами мясных изделий. Вот если мы все эти меры в комплексе сможем реализовать, то сможем достичь нашей продовольственной независимости, а она нам крайне важна, особенно в условиях, когда ситуация на продовольственном рынке напрямую влияет на качество жизни каждого из нас.
Ведь в прошлом году почему случился кризис? Это общеизвестная вещь, тем не менее я еще раз ее назову: потому что не рассчитали объемы потребления. В результате стали потреблять гораздо больше продуктов в ряде стран, в том числе и в Китае. Это привело к росту стоимости сельскохозяйственных товаров, сельхозпродукции, кратно во всем мире. А с учетом того, что мы не закрытый рынок – мы, к сожалению, закупаем часть продукции из-за рубежа, – это привело и к росту стоимости продуктов у нас. Ну и перекупщики, естественно, наши, торговые предприятия там поработали. Почему важна продовольственная независимость? Если мы будем полностью себя обеспечивать, то мы можем сами принимать решения: что открыть, что закрыть, как повлиять на эту ситуацию внутри страны, чтобы не допускать скачкообразного роста цен. Вот это очень важная часть нашей продовольственной независимости.
И последнее, что я хотел бы на эту тему сказать. При принятии решений о вступлении в различного рода международные организации, такие как ВТО, о чем обычно беспокоятся наши сельхозпроизводители, мы должны думать о том, как защитить наш собственный сельхозрынок. Эти решения для нас нужны не ради членства в самих организациях, а ради получения дополнительных возможностей, в том числе для развития самого аграрного бизнеса. Вот из этих установок мы и будем исходить в ходе переговоров по вступлению во Всемирную торговую организацию.
ВОПРОС: Начальник Нижегородского областного аэроклуба «РостоДОСААФ», полковник Паков Владимир Николаевич. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы знаете, что ситуация, которая сложилась вокруг Косово, по-видимому, в будущем приведет к пересмотру всей системы мирового устройства. Не секрет, что это не первый удар, но сильнейший удар по Организации Объединенных Наций, по тому порядку, который сложился в мире после Второй мировой войны. Как Россия, по Вашему мнению, видит свое место в будущем и на каких принципах будет формироваться внешняя политика нашей страны? Спасибо.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Владимир Николаевич. Вы задаете вопрос общегосударственного значения, но, к сожалению, от этого он не менее актуален для присутствующих в этом зале.
Хотя, казалось бы, это самое Косово и Сербия достаточно далеко от рубежей нашей страны. Я позавчера был в Сербии. Это действительно близкая нам, братская страна. В очень тяжелом, состоянии сейчас находится. Я первый раз был в Белграде, посмотрел. Все выглядит очень печально. С одной стороны – есть развитие, с другой стороны – стоят до сих пор разрушенные здания, по которым наносились удары. Парадоксальная вещь: Европа бомбила Европу, в спокойном достаточно состоянии находясь.
Но это все было в прошлом, а решение, которое принято по Косово, это будущее. И в очередной раз в результате действий группы государств под угрозу поставлена безопасность всей Европы, а мы, уважаемые товарищи, все живем на одном континенте. И этот пожар способен потенциально перекинуться куда угодно.
Что произошло? В результате односторонних действий от Сербии отторгнут де-факто кусок территории, где объявлена независимость руководством Косово, и сегодня все эти решения реализуются. Вы правильно сказали, Владимир Николаевич, эти решения приняты в нарушение общемировых принципов международного права, Устава Организации Объединенных Наций, Хельсинкского акта 1975-го года о безопасности и сотрудничестве в Европе, Резолюции 1244, которую Генассамблея ООН принимала. В общем, все нормативные акты международные были нарушены. Тем не менее на это пошли, и самое-то грустное даже не то, что нарушили международный правопорядок, а то, что под угрозу поставлена безопасность и стабильность огромного региона. Там только спичку поднеси – и начинает все полыхать. Они ребята такие, довольно крутые. И вот такие решения, которые, к сожалению, в значительной мере поддерживаются, а если говорить откровенно, то инспирируются, как принято говорить, из-за океана, ставят Европу в очень сложное положение. Понятно, что Америка-то ничем не рискует, а в Европе в очередной раз может полыхнуть как следует. И все это дополнительно создает очаг нестабильности. Это и проблемы международной преступности, наркотрафика. Вся эта зараза будет растекаться ручейками по всей территории Европы, и к нам будет пытаться просачиваться. Здесь масса аспектов, которые, к сожалению, влияют на международную безопасность, поэтому мы свою позицию абсолютно четко заявили. Об этом говорил Президент неоднократно. Я, когда беседовал с лидерами Сербии, об этом сказал. Наша позиция неизменна, мы будем поддерживать их в части этих требований, именно потому, что считаем их абсолютно законными, а иное решение ведет просто к дестабилизации в Европе и в итоге опасно для всего мира. Это наш твердый курс, и поэтому мы будем помогать им не только на трибуне Организации Объединенных Наций, хотя это очень важно, они на нас рассчитывают, но будем помогать и экономически.
В ходе визита был подписан целый блок документов, газ будем поставлять. Сербия присоединилась к проекту «Южный поток». Я потом в Венгрии побывал, там договорились о том, что Венгрия будет участвовать в этом проекте. Все-таки такого рода крупные проекты будут помогать и нашим сербским товарищам справиться с той проблемой, которая на них свалилась. Но мы просто исходим из того, что гуманизм в этой сфере должен быть практическим. Иными словами, поддержка должна носить не только моральный характер, но и экономический.
ВОПРОС: Добрый день. Меня зовут Дмитрий. Я приехал с Кубани. Дмитрий Анатольевич, ни для кого не секрет, что формирование среднего класса в обществе в России во многом обусловлено и развитием малого бизнеса и предпринимательства. Я сам по образованию журналист, всегда мечтал открыть свое издание, свой журнал, но, наблюдая за тем, как начинают свое дело мои знакомые, мои друзья, понимаю, что проблема начать свой бизнес возникает уже на первоначальном этапе, на этапе формирования пакета документов. Ввиду различных условий, ввиду каких-то бюрократических препон эта процедура затягивается на несколько месяцев. И еще. Сегодня ситуация выглядит таким образом, что выполнение малым бизнесом всех бесконечных условий делает его практически убыточным. В связи с этим, наверное, возникают и серые схемы, и зарплаты в конвертах. У меня вопрос в связи с этим. Когда Правительство по-настоящему повернется лицом к проблемам малого бизнеса? Спасибо.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, тезка, за этот вопрос. Вы знаете, я имею некие свои представления о том, как у нас с этим дело обстоит последние 20 лет. Я, будучи практически, наверное, в Вашем возрасте, после окончания университета тоже начинал заниматься малым бизнесом. Тогда все это было очень популярно, только-только создавались новые формы хозяйствования. Почему я об этом говорю? Потому что, несмотря на то что за это время развивалось наше законодательство, развивалась наша экономика, уровень жизни все-таки вырос, тем не менее ситуация если и изменилась, то совсем чуть-чуть. Все так же сложно, тяжело, куча бюрократических сдержек, деньги вымогают, и количество нормативных ограничений и запретов, несмотря на все принимаемые государством меры, становится все больше и больше. Это парадоксально, но тем не менее чем больше мы стараемся регулировать малый бизнес, тем тяжелее ему дышать. Уже спеленали там до просто невозможности вздохнуть и выдохнуть.
Что делать? Ну надо все равно двигаться вперед. Вы знаете, Президент поставил задачу, важную задачу на ближайшие 12–15 лет, чтобы в нашей стране 60–70% населения могло относить себя к среднему классу. А средний класс – это и есть малый бизнес. Каким бы он ни был. Что для этого нужно сделать? Самое простое – это, конечно, изменить законодательство. Кое-что в этом направлении сделано после принятия закона о развитии малого бизнеса, но проблема заключается в том, что сам по себе закон неплохой, но под ним нет индивидуальных средств регулирования, и подзаконные нормативные акты сегодня в этом смысле только ограничивают работу. Нам необходимо предпринять целый ряд шагов. Часть из них я озвучивал в ходе своего выступления в Красноярске, в некоторых других местах. Речь идет и о снижении НДС, потому что это в любом случае отражается на состоянии дел в малом бизнесе, и о снятии дополнительных административных ограничений, чудовищном количестве отчетностей, которое мы стараемся ограничивать, но все равно, к сожалению, не получается до конца.
Нужно посмотреть и на вопросы, связанные с отчетностью в рамках схемы по вмененному доходу – это тоже дополнительные возможности для развития. Иными словами, нужно предпринимать самые разные усилия для того, чтобы вывести наш малый бизнес из тени. Вы ведь правильно сказали, что количество серых схем не уменьшается. Несмотря на то что у нас низкая шкала налогообложения для физических лиц, тем не менее очень много, особенно в малом бизнесе, заработных плат, которые выплачиваются в конверте. А это плохо для всей экономики, и совершенно очевидно, что зарплата в конверте – это кража из карманов огромного количества людей, к сожалению, в значительной мере – из карманов пенсионеров. Потому что тот, кто платит в конверте – тот тем самым разрушает нашу пенсионную систему.
Даже исходя из этих соображений мы не можем оставаться равнодушными к тем процессам, которые идут по линии малого бизнеса. Вы знаете, я считаю, что мы должны просто принять жесткие решения для того, чтобы избавить малый бизнес от той избыточной опеки, которой он сегодня подвергается. Причем вы же понимаете, что эта опека связана не с какими-то филантропическими пожеланиями, а с элементарным вымогательством, когда малый бизнес контролируют десятки структур. Естественно, он обязан платить каждому. Сегодняшняя беда заключается в том, что если раньше это были просто незаконные поборы (заплати тысячу рублей, иначе мы твой ларек прикроем, у тебя тут антисанитария и грязь), то сейчас уже проблема в другом. Все эти контролирующие структуры сумели правильным образом подстроиться и тянут деньги за счет вполне легальных платежей, которые необходимо совершить либо под экспертизу, либо еще под какие-то цели. В результате поборы возросли, но внешне это даже выглядит как вполне легальные платежи. С этим тоже нужно разбираться. Количество таких легальных взяток измеряется десятками тысяч рублей для каждого бизнесмена. Мы вчера тоже об этом говорили и до этого прикидывали. Для того чтобы открыть свое дело, в среднем платежи самые разные измеряются в пределах от 5 тысяч рублей, что, наверное, нормально, до 150 тысяч рублей, что не по силам практически ни одному молодому бизнесмену, который пытается создать свое дело. Только бюрократические платежи. Я не имею в виду деньги на закупку материалов, на оплату персонала – это отдельная вещь, это, так сказать, каждый принимает решение для себя. Просто бюрократические платежи. В какой стране это есть? Нигде этого нет, чтобы нужно было бы сразу выложить 6–7 тысяч долларов только за то, что ты приходишь заниматься малым бизнесом. Там купил патент, заплатил 20 евро – и вперед. Большая проблема. Будем заниматься.
ВОПРОС: Нижегородский университет, ректор, председатель Общественной палаты Нижегородской области. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, решение всех ключевых проблем страны требует повышения производительности труда. На практике это означает переход на новые технологии, но тогда и наши законы должны стимулировать такой переход и способствовать технологическому лидерству России в новых конкурентных условиях. Вы неоднократно и сегодня говорили о необходимости снижения налогов на предпринимателей и упрощении налоговой отчетности, но при этом важно, чтобы налог на того, кто внедряет новые технологии, был существенно ниже. И еще одно. Инновационное развитие предполагает высокую творческую активность очень многих людей и наличие у них ресурсов. И в связи с этим возрастает роль таких либеральных ценностей, как права личности и неприкосновенность собственности. Разумеется, в рыночных условиях собственность может перемещаться, но это должно быть в правовом поле. Поэтому нужно доработать наше законодательство так, чтобы предотвращать рейдерство и захваты. И самое главное – ответственность за исполнение законов должна быть неотвратима. Это относится и к защите личности. Короче, инновационное развитие предполагает программу соответствующей правовой поддержки? Спасибо.
Д.МЕДВЕДЕВ: Роман Григорьевич, я под каждым Вашим словом готов подписаться, тут даже и комментировать нечего. Но два слова все равно скажу. По поводу производительности труда сначала. Вы знаете, что сейчас поставлена задача роста производительности труда в четыре раза, причем это в целом, по сути, по всем отраслям. В некоторых отраслях нам нужно не четырехкратное, а десяти-, двадцати- и более кратное увеличение производительности труда. Потому что там все в таком состоянии еще остается, как в период 50-летней давности.
Я вчера тоже приводил пример, не могу не поделиться с вами впечатлениями. Был на «Ижмаше», там цех разделен на две части. С одной стороны делают заготовки для легендарного и всеми нами уважаемого автомата Калашникова, и с другой – одни и те же заготовки. Но с одной стороны станки пятидесятилетней давности, на них работают женщины за, мягко говоря, не очень высокие деньги (хотя они все равно довольны, считают, что это нормальная заработная плата, потому что в 90-е годы завод, по сути, умер). И для того, чтобы провести заготовку по всему технологическому циклу, нужно 50 операций. Каждая операция – заусенец там какой-то снимают – и раз, на новый станок переводят. А на другой части стоит огромный агрегат, помещают в него, по сути, болванку, и он «выплевывает» уже полноценную деталь, которую можно уже прямо монтировать в автомат. Один молодой человек стоит и только на кнопки нажимает. Производительность труда возрастает в десятки, как минимум в 50 раз возрастает из-за того, что количество операций меняется. Важнейшая вещь, просто мы никогда свою технологическую отсталость не преодолеем, если будем работать так же, как в том примере, который я только что привел.

Нужны обязательные инвестиции, и здесь Вы правильно сказали, я тоже выступал на эту тему, в Красноярске говорил: если мы не сможем простимулировать в налоговом плане технологические инновации, так и будем работать на станках, которые выпущены еще в период «догнать и перегнать», ничего в нашей стране происходить не будет. И зарплата будет такая же, вот в чем дело-то. Потому что в чем проблема? Тот, кто работает на старом парке станков, получает 9 тысяч рублей, тот, кто работает на новом, получает 30.
Очень важная проблематика, и ею нужно обязательно заниматься. Но вот по поводу права собственности и рейдерства Вы все правильно сказали. Уважение к собственности – это элемент правовой культуры, и мы обязаны, во-первых, и сами в себе это чувство воспитывать, и, во-вторых, принять меры, направленные на защиту от незаконных захватов наших предприятий. Тем более что в сегодняшней ситуации, когда у нас все-таки выстроено государство, существует вполне внятная власть, стыдно, что зачастую такие вещи случаются.
В 90-е годы этим занимались почти по всей стране, ездили, захватывали предприятия, но это все-таки был, если хотите, такой этап был первичного накопления. Слава богу, что он закончился. Но сейчас-то нет этих процессов. Тем не менее, за рейдерские схемы надо жестко по рукам бить и возвращать имущество обратно, а тех, кто этим занимается, просто в тюрьму сажать.
ВОПРОС: Соколова Вера Николаевна, Союз женщин-предпринимателей Челябинской области. Тема малого бизнеса замечательно в Вашем докладе прозвучала, Вы в курсе и про коррупцию. Но наказ, как будущему Президенту (потому что я являюсь доверенным лицом по Челябинской области, мы очень много встреч провели), от малого бизнеса. 109-й закон. С 1 января 2009 года выходит закон, по которому не развивающийся, а тот малый бизнес, который создан, муниципальное имущество, которое мы, предприниматели, арендуем, уходит на аукцион. Просим поправку, которая внесена как предложение в Совет Федерации и только на сентябрь месяц назначены слушания, ускорить, чтобы предприниматели, которые не менее 3 лет занимаются бизнесом, вложили деньги, сумели двинуть. Это первое.
Второе. Вы знаете, у нас съезд малого бизнеса прошел в Челябинской области, и те решения, которые были высказаны, полностью в наших наказах присутствуют. Пресловутый ЛКЗ. С 1 января этого года необходимо менять кассовые аппараты, работающие кассовые аппараты (мы же не выбрасываем хороший холодильник, да?). Почему мы этот кассовый аппарат должны убирать и брать тот аппарат, минимальная стоимость которого от 15 тысяч рублей, и каждый год менять ЛКЗ, когда мы на упрощенной системе налогов? Это ненормально.
Третий вопрос: у нас в области замечательно работает инновационный совет по работе с малым бизнесом, который возглавляет вице-губернатор, и была очень хорошая программа (она у нас и есть), которая прописана в бюджете Челябинской области – поддержка женского и семейного предпринимательства, выделены были на это деньги. И мы вместе решали, какой некоммерческой организации, кому из предпринимателей поддержать этот бизнес. Но принят новый Бюджетный кодекс – и все, это тоже ушло. А ведь это реальная поддержка не только грамотой, но эти же деньги потом возвращаются к нам. Мне бы хотелось просто предложить Вам собрать все лучшее, что есть в каждой из областей по работе с малым бизнесом, и воплотить в других областях. Ведь эти наработки есть. И теперь по Вашему выступлению…
Д.МЕДВЕДЕВ: Это вопрос?
В.СОКОЛОВА: Это не вопрос, это уже пожелание. Вы очень правильно обращаете внимание на поддержку семьи, правильно Вы говорили о детях, я сама многодетная мама, и я хочу сказать: в этом году у нас в России Год семьи, и для того, чтобы у нас была Россия процветающая, роль отца забывать нельзя. Мое предложение звучит от Челябинской области: есть День матери – должен быть и День отца.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Вера Николаевна, за такое почти программное пожелание. Спасибо за поддержку, которую Вы оказываете, для меня это очень важно, просто как для человека. Несколько слов по поводу тех тем, что Вы затронули.
Вообще имущество для любого малого предпринимателя, то место, где он работает, это, может быть, самая большая сложность. Потому что мы понимаем, что такое малое предпринимательство. Там в 90 случаев из 100 – арендованное имущество. Это редко бывает имущество, которое принадлежит на праве собственности. И здесь мы просто должны посмотреть на то, каким образом эти правила работают, как работают преференции, как работают возможности для того, чтобы объединять малых предпринимателей.
Вот я в Москве посмотрел – у Москвы свои возможности, особые возможности, Москва – столица, и денег там много. Но, тем не менее, идея технопарков, она же правильная. Просто взять всех, собрать на больших площадях . Там гораздо дешевле все – и подключение к инфраструктурным возможностям, и арендная плата получается подешевле. Этим везде нужно заниматься: и в Москве, и в Челябинске, просто чтобы можно было высадить малых предпринимателей рядом, пусть они трудятся. Там хорошие коллективы, по 20–30 человек всего работают. И женский, и семейный бизнес точно так же можно развивать, почему обязательно мы должны ютиться в своих квартирах? Это должны быть все-таки технологически приспособленные условия.
Поэтому я считаю, что этим обязательно нужно заняться, и то, что Вы сказали по изменению законодательства, у нас здесь присутствует Павел Владимирович [Крашенинников], который отвечает за работу не только с избирателями, но еще и является одним из ключевых законодателей в Государственной Думе. У меня просьба, посмотрите, что там происходит с этим нормативным актом. Он в Совете Федерации.
А с кассовыми аппаратами, то, что Вы говорите, это просто реально ненормально. Зачем их каждый год менять? Я понимаю, для чего это на самом деле, мы же с вами не сегодня родились. Просто тем самым мы загружаем других малых предпринимателей, которые собирают такие контрольно-кассовые аппараты. Если это российские аппараты, то это единственная польза от этого. То есть кто-то выигрывает, а большая часть только дополнительные деньги тратит. Надо с этим разобраться, согласен полностью.
Относительно совершенствования бюджетного законодательства, тоже нужно посмотреть, здесь не все так очевидно. Но согласен, что проблем меньше не стало после изменений в Бюджетном кодексе.
И последняя тема, о которой Вы сказали, по поводу Дня отца. Я на эту тему высказывался, но я еще раз скажу. Я не против, естественно, того, чтобы были самые разные праздники, и я абсолютно поддерживаю идею всенародно отмечать День матери. Это правильный, хороший праздник. По моему глубокому убеждению, мужчины должны исполнять свои обязанности ежедневно, а не праздновать эти дни. Поэтому, если мы будет так относиться к своему делу, тогда будет все хорошо. Ну а если серьезно, если Вы считаете, что необходимо просто специальную какую-то дату или какой-то повод дополнительный иметь для того, чтобы немножко приподнять мужчин в этом качестве, то это можно делать на региональном уровне. Я знаю, что во многих регионах такую красную дату всех мужчин установили. Главное, чтобы в этот день они не собирались в тесном мужском коллективе и не отмечали День отца, а все-таки возвращались домой и там, так сказать, этот день проводили.
ВОПРОС: Евгений Черкашин, город Курск, адвокат. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вам прекрасно известно, что адвокаты в своих действиях, поскольку властных полномочий не имеют, используют исключительно инструменты права. И для эффективной адвокатской деятельности, для оказания юридической помощи гражданам качественно нам, конечно же, необходим независимый суд, где судья принимает решения на основании исключительно закона и своей собственной совести. Поэтому, Дмитрий Анатольевич, у меня к Вам наказ о реальном обеспечении независимости судебной системы, где необходимо оформить новую законодательную базу, регламентирующую деятельность самих судов, и усилить материальную в административном порядке и, возможно, уголовную ответственность за вмешательство в деятельность судов. Поскольку, как Вы уже говорили сегодня, наша традиционная пословица «Закон что дышло, куда повернешь, туда и вышло», телефонное право небезызвестное должны остаться в прошлом, поскольку с таким подходом построить правовое государство и эффективную экономику мы не сможем. Спасибо!
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Евгений. Знаете, Вы начали с такой интересной констатации, говорите, что, к сожалению, адвокаты в качестве единственного инструмента используют только право. Мне бы хотелось, чтобы мы все в качестве единственного инструмента, независимо – адвокаты мы или нет, использовали только право, а все остальное осталось бы за бортом.
Но если говорить о текущей ситуации, действительно, очень много в нашей стране зависит от того, будет ли у наших людей вера в те решения, которые принимает суд. Отношение к суду. К сожалению, это тоже та сфера, где господствуют вот эти самые представления прежних лет. Во-первых, Вы сами, как адвокат, хорошо это знаете: наши люди вообще считают, что в суд ходить постыдно. Лучше разобраться какими-то другими средствами, понятно какими. А вообще-то во всем таком развитом мире поход в суд ничего необычного не составляет, другое дело, что это всегда неприятно, это всегда какой-то конфликт, это издержки на оплату труда юристов и так далее. Но бояться суда не надо. И наши люди перестанут бояться суда, перестанут опасаться приходить туда и начнут уважать судей в полной мере только в том случае, если они будут считать, что суд является независимым и что их поруганные интересы, попранные права там будут защищены совершенно честным, адекватным образом.
В значительной мере проблема независимости суда – это, если хотите, государственная проблема, но, с другой стороны, это проблема самой судейской корпорации. Потому что вот все, что Вы сказали – и телефонное право, и просто административное вмешательство в деятельность суда, – может происходить только в том случае, если судья сам готов к такого рода действиям. Поэтому я считаю, что Вы правильные вещи сказали: нужна и ответственность за незаконное вмешательство в деятельность суда, в том числе уголовную, укреплять, но самому судейскому сообществу нужно тоже зачастую принимать такие честные решения, освобождаться от тех, кто совершил неблаговидные поступки. И это будет способствовать очищению самой ситуации и в конечном счете будет работать на авторитет и уважение суда, на укрепление принципов верховенства права. Потому что в противном случае мы будем относиться к суду как к одному из среднеадминистративных институтов, где наши права точно так же нарушаются, как и в других местах.
И для того, чтобы проиллюстрировать, я могу вам привести пример из собственной практики судебной, и даже не юридической. Это просто пример отношения к судейской профессии, который я впервые услышал, наверное, почти 20 лет назад. Тогда еще у нас была другая страна, другое общество, тем не менее мы впервые (я был аспирантом тогда) встретились с иностранными коллегами после того, как стали возможны поездки. К нам приехали в гости немецкие юристы, и, как сейчас помню, мы встречались в Доме дружбы, и сидели разговаривали спокойно, пили чай до тех пор, пока кто-то из моих коллег не задал очень интересный вопрос, который ему просто в голову пришел. Обычный нормальный вопрос. Он сказал: «А судьи у вас в ФРГ взятки берут?» Вот они на него посмотрели просто как на сумасшедшего, как на человека с другой планеты. Ответ был такой: «Послушайте, судья – это апофеоз юридической карьеры, это та должность, к которой юрист стремится всю жизнь. Сначала адвокатом поработал, потом корпоративным юристом, и только где-то к 40-45 годам, не меньше, он уже набирает опыт и может стать судьей. Это – высочайший почет и уважение, высокая зарплата, и рисковать из-за какой-то там дряни, из-за этих денег нарушать закон, это и в голову не придет ни одному нормальному судье в развитой правовой системе». Вот понимаете, насколько разное правопонимание? Этот вопрос задавался юристам будущим, или даже уже состоявшимся, у нас уже были тогда дипломы. С тех пор, к сожалению, не так много поменялось.
ВОПРОС: Сергей Васильевич, главврач Тюменской областной клинической больницы. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в преддверии выборов Президента России мы с Вами, с Вашим именем связываем надежду на сохранение политического курса нашей страны, курса, который вернул нам человеческую гордость, достоинство как граждан нашего огромного и большого российского государства. Мы еще помним, что представляло собой наше государство в 90-е и 2000-е годы. Но за годы работы Владимира Владимировича на посту Президента и страна, и люди в ней преобразились. Мы надеемся, что Вы сохраните курс развития нашего государства, а все, что достигнуто за последние годы, оно сохранится и приумножится. А для того, чтобы Вам было легче выполнить наш наказ, мы Вам обещаем свою безусловную поддержку и помощь. И лозунг – «Вместе мы победим» – воплотится в жизнь.
Д.МЕДВЕДЕВ: Для меня, во-первых, очень важно – то, что Вы сказали. Во-вторых, я прекрасно понимаю, насколько сейчас принципиальным для нашей страны является сохранение стабильности и преемственности в развитии. Ну так мы этими революциями наелись, этой нестабильностью, падением уровня жизни, неустроенностью, что хочется, чтобы все-таки хоть какая-то передышка была. Я об этом неоднократно говорил и еще раз скажу: нам нужны десятилетия стабильного развития. Такая десятилетняя, многодесятилетняя передышка, которую получила объединенная Европа после Второй мировой войны.
Посмотрите, как они здорово за эти годы скакнули вперед – не потому, что они там уж какие-то умелые, а просто потому, что у них были нормальные человеческие условия для развития. Ни с кем не воевали, не пытались перекраивать свою страну, не распадались на части, не собирались снова, не делили имущество, а просто спокойно развивались в течение десятилетий. И нам нужно такой же период для себя создать.
И если мне будет доверено управление государством, я, конечно, просто буду обязан продолжить тот курс, который за последние 8 лет доказал свою эффективность, – курс Президента Путина. Мы с ним и в этот период занимались совместно этими вопросами, и, где мог, куда меня определяли для работы, старался всеми этими вопросами заниматься по-серьезному. И, конечно, я надеюсь, что если мы продолжим работать в таком составе вдвоем, это должно принести нашему государству определенную пользу. Самое главное, что сохранится все то позитивное, что было накоплено за последние годы. Не надо обольщаться, у нас еще очень много проблем, мы не должны ничего консервировать, но мы должны сохранить базовые принципы нашего развития, которые были заложены в истекшие 8 лет. Это очень важно.
ВОПРОС: Герасимов Евгений Владимирович, народный артист России, депутат Мосгордумы, Ваш представитель в московской общественной приемной. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Президент Путин не один раз высказал свое отношение к Вам. В том, что доверяет Вам, уверен, что Вы справитесь с теми обязанностями, которые на Вас возлагают, с той ответственностью. Скажите, пожалуйста, как Вы видите в будущем свои взаимодействия с нынешнем Президентом после 2 марта? Какими они будут?
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Евгений Владимирович, я сейчас пытался на эту тему немного сказать. Не буду скрывать, та характеристика, которую дал мне Президент, конечно, она мне и приятна, и задаёт особую планку ответственности. Мне действительно всегда было очень комфортно работать с Президентом. И в тот период, когда Владимир Владимирович еще и Президентом не был, мы вместе работали. Мне кажется, у нас получалась такая совместная работа еще в тот период, когда мы с ним работали в Ленсовете. В самом начале 90-х годов, и впоследствии, это было очень товарищеское, очень продуктивное взаимодействие. И я уверен, если мы сможем достичь той цели, которая стоит в ходе выборной кампании, то совместно мы, конечно, будем работать над теми программами, которые так важны для нашей страны, будем работать над исполнением всех тех государственных обязательств, которые взяла на себя наша страна под руководством Президента Путина. Мне кажется, что в такой преемственности есть и определенная гарантия исполнения этих обязательств. Поэтому для меня, конечно, это и высокая честь, и внутренний вызов, и если получится все эти программы так реализовывать, я считаю, что это очень хорошо. Надеюсь, что такие же эмоции, такие же чувства испытывает и наш Президент.
ВОПРОС: Здравствуйте! Найденова Юлия Юрьевна, Амурская область, учитель. Сейчас я нахожусь здесь в качестве представителя молодежной общественно-политической организации «Феникс», которая создана была и функционирует по инициативе именно органов местного районного самоуправления. Мы все знаем, как важно развитие гражданского общества, именно оно способствует формированию и прогрессивному развитию государства в целом. Это и патриотическое воспитание, это и формирование гражданской ответственности у молодежи. Дмитрий Анатольевич, как Вы думаете, что можно сделать именно на государственном уровне для развития институтов гражданского общества? Спасибо.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Юлия Юрьевна. Я думаю, что государство в долгу перед гражданским обществом хотя бы потому, что на протяжении десятилетий не уделяло этому практически никакого внимания, пыталось решать все задачи, стоящие перед нашей страной, самостоятельно. В советский период – приняв на себя всю полноту ответственности за развитие жизни в стране, и, как показал опыт этих десятилетий, далеко не со всеми этими обязанностями государство справилось. И не справилось не только потому, что у нас были бездарные руководители, и не только потому, что многие из наших планов были нереалистичны, а идеология была не вполне выверена, а еще и потому, что государство просто не может решить все задачи. Ну, так жизнь устроена. Государство не способно погрузиться в очень многие сферы. И в этих сферах должно действовать эффективно гражданское общество. Это и бизнес, и семья, молодежные движения – ну, в общем, все то, из чего, по сути, состоит наша жизнь. В этих сферах значительная часть процессов протекает помимо государства.
И у государства есть две возможности действовать в этой ситуации: либо глушить эти процессы, либо их поддерживать. Я надеюсь, что мы сейчас взяли на вооружение второй подход: государство должно поддерживать и развивать гражданское общество и различного рода самоуправляемые организации, помогать им встать на ноги, помогать им стать авторитетными. Потому что зачастую почему наши люди пытаются защититься, допустим, при помощи государства? Они не верят в то, что эти самоуправляемые организации что-то способны сделать.
Вот посмотрите, когда у того же самого бизнеса случаются проблемы, они что, к прокурору бегут? Нет. Они собираются на свою, так сказать, какую-то встречу, говорят, что вот это правильно, это неправильно, принимают решения общественные организации, и с этим решением государство просто обязано считаться. То же самое – общественные организации, которые объединяют женщин, молодежь. На их решения государство просто не может не реагировать. Вот и мы такую атмосферу должны создать. И делать это нужно постоянно, в самых разных регионах, причем не просто путем идеологической, скажем, поддержки, но и материальной поддержки тоже.
В прошлом году мы истратили на поддержку неправительственных некоммерческих организаций в масштабах страны миллиард триста миллионов, да, Сергей Семенович? Миллиард триста, по-моему. В этом году – полтора миллиарда рублей. Наверное, это не какие-то гигантские деньги, но это все-таки возможность эти процессы расшевелить, возможность подтащить дополнительные средства от других общественных организаций, от бизнеса, и возможность в определенных ситуациях просто жить самостоятельно. Негоже, когда наши общественные организации живут на деньги, которые получаются только из-за рубежа. Мы свои должны общественные организации развивать. Это не значит, что это само по себе крамольно. Но мы – сильное государство, у нас сильное общество должно быть, и это общество вполне само способно содержать свои общественные организации. Вот это очень важно. Спасибо!
ВОПРОС: Кудасов Алексей, Нижегородская область. Инженер металлургического завода, также являюсь членом партии «Единая Россия». У меня два небольших вопроса. Первый вопрос: какую роль должны играть партии в жизни страны? И второй вопрос: какие перспективы, перспективные задачи для решения ставит перед собой партия «Единая Россия»?
Д.МЕДВЕДЕВ: Начну с роли партии. Алексей, я думаю, что роль партии в политической системе нашей страны носит ключевой характер, несмотря на то что статья 6 была довольно давно исключена из Конституции Советского Союза и была ликвидирована монополия одной партии. Тем не менее партийная система у нас развивалась довольно вяло по самым разным причинам. И только в последние годы, я считаю, мы предприняли определенные усилия для того, чтобы партийная система встала на ноги.
А какие это усилия? Это нормативные решения, потому что с партией считаются только в том случае, если она способна не только организовать людей, но и привести их к определенным, вполне очевидным результатам. Вот если партия способна, объединив людей, решать их повседневные задачи, а решать их можно только имея представительство в органах власти, в органах местного самоуправления, такая партия имеет перспективы. Поэтому процесс укрупнения партий, их политического взросления, который идет по всей стране, очень важен для нас. И нынешняя система выборов, которая основана на пропорциональном представительстве, это ведь, по сути, решение, которое было направленно на укрепление партийной системы в нашей стране, на то, чтобы партии были серьезными, авторитетными, чтобы они представляли в идеальной модели весь спектр политических представлений, весь спектр идей. И я считаю, что кое-чего мы все-таки смогли добиться.
Уже сегодняшняя партийная система включает в себя пять-семь партий, за которыми стоят реальные интересы. У них есть свой устойчивый электорат. И это очень хорошо. Я считаю, что мы и дальше должны укреплять партийную систему. Нам не нужно ставить перед собой модельных целей.
Иногда меня спрашивают: а вот надо нам обязательно переходить на двухпартийную систему? Ну конечно нет! Партийная система в тех же США – это результат их развития за 150 лет. Ну зачем нам забегать вперед, сколько нам нужно: две партии, или пять, или семь – жизнь все поставит на свои места. Главное, чтобы эти партии были. Главное, чтобы они отвечали за свои действия, чтобы нам не было стыдно за партийных функционеров, как это бывало и в советские годы, и в постсоветские годы. Чтобы партия не рассматривалась только как трамплин для карьерного прыжка, хотя я ничего плохого в партийной карьере не вижу.
Но должно быть и что-то другое. Партия создается для решения задач улучшения жизни людей, а не только для политической борьбы. Вот это, мне кажется, наши партии должны иметь в виду.
Если говорить о «Единой России», то это наша крупнейшая партия. Я, кстати, хотел еще раз выразить свою благодарность партии за то, что она выдвинула мою кандидатуру в Президенты. Это сильная партия, это партия парламентского большинства. Она уже все-таки основана на достаточно четкой внутренней системе. У партии появилась своя идеология, и сколько бы нам там ни пытались говорить, что мы не видим, мы не чувствуем. Понимаете, идеология партии должна проявляться не только в манифесте, который написали умники, но и в конкретных делах. Вот если такая идеология есть, у партии есть будущее.
Поэтому я считаю, что «Единая Россия», безусловно, одна из системообразующих партий в нашей стране. У нее есть и свои недостатки, но это растущий организм, и если говорить о наших партиях в период 90-х годов, то сейчас, конечно, ситуация другая. Очень важно, чтобы в партии появлялись не только грамотные функционеры, но и сильные лидеры, которые способны в регионах вести за собой людей, которые способны отстаивать интересы людей в законодательных собраниях, в исполнительных органах. Вот если такая партия будет создана, если «Единая Россия» станет такой партией, ее ждет очень хорошее будущее.
ВОПРОС: У меня к Вам личный вопрос. Хотелось бы узнать, что Вы считаете главной целью в своей жизни? И еще один вопрос: что Вы видите в качестве основного критерия успеха Вашей дальнейшей деятельности в качестве Президента Российской Федерации в случае Вашего избрания?
Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, я не очень люблю объяснять, что является главной целью жизни. Мне кажется, в этом есть элемент неискренности. Мне кажется, главная цель жизни любого нормального человека, кем бы он ни работал – дворником или президентом, заключается в том, чтобы просто по-человечески прожить эту жизнь, оставить о себе добрую память, оставить после себя детей и внуков, добиться нормальных результатов на работе. Ставить же перед собой какие-то глобальные цели можно, и каждый из нас имеет, наверное, эти цели, но они не должны заслонять именно главного – надо прожить свою жизнь нормально, по-человечески, чтобы не было стыдно.
Что же касается успеха своей возможной деятельности, если мне будет оказано такое доверие, на этот вопрос есть прямой и короткий ответ: успех деятельности любой власти, а тем более высшей власти в стране, успех деятельности Президента, заключается в том, чтобы улучшить качество жизни для людей, улучшить качество жизни в стране, сделать страну сильной, крепкой, с которой бы считались, которая бы развивалась и где жить было бы не стыдно, а комфортно. Поэтому и целью моей деятельности просто будет работа над улучшением качества жизни всех наших людей, а нас немало – нас более 140 миллионов. Это самая сложная цель, которую себе только можно представить.
ВОПРОС: Акимова Елена Викторовна, директор средней школы № 12, город Серпухов. Добрый день, хотела задать вопрос, но вопрос задавать не буду. Вот я сидела здесь, слушала и радовалась тому, что я руковожу уникальной школой, которая построена год назад. Она отвечает всем современным требованиям, которые предъявляет общество: и медблок у нас есть, и бассейн мы в городе строим, и тому подобное. Я хотела бы пригласить Вас к нам в школу, чтобы Вы порадовались. Не только проблемы нужно решать, но и нужно радоваться тому, что есть у нас в стране. Приезжайте, пожалуйста.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.
ВОПРОС: Навразова Хава Бакуевна, профессор Чеченского государственного педагогического института. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Сила и своеобразие нашего российского государства не только в широте земли русской, но и в богатстве культур ее народов, которые населяют нашу родину. В связи с этим у меня вопрос: не планируется ли национальный проект «Культура народов России»? Спасибо Вам большое.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое. Вы знаете, мы, когда формулировали эти национальные проекты, исходили из того, что мы должны перед собой поставить задачи самые актуальные, но которые мы сможем реализовать в короткой перспективе, действуя по согласованному сценарию, по плану.
Почему этих задач, этих проектов было выбрано всего четыре? Потому что невозможно «растечься» и угробить все дело. Мы напринимали и в советский период, и в последнее время огромное количество программ, работа по которым идет ни шатко ни валко. Так – где-то что-то делается, что-то теплится, а где-то вообще все замерло. Вот национальные проекты. Мы хотели доказать, что можно быстро получить результат. Не идеальный, может быть, но можно двинуться вперед. И нам это удалось. Я считаю, если так, по-честному, разобраться с этим, все-таки изменения есть. Понятно, что мы не переломили ситуацию ни в образовании, ни в здравоохранении, ни в жилищной сфере, ни в сельском хозяйстве, но мы показали, как можно работать. Это самое главное.
Почему я об этом говорю? Я неоднократно к теме национального проекта в области культуры возвращался. Это действительно тоже очень тяжелая сфера и очень важная для нашей страны, потому что наша страна состоит из сотен маленьких и больших культур, и это то достояние, которое мы не можем ни в коем случае потерять. Если мы не будем вкладывать в эту работу сердце и деньги (и то и другое необходимо), ничего не получится. Я считаю, что мы должны подойти к решению и проблем в области культуры не фрагментарно, а по-серьезному. Но нам для этого нужно создать нормальную программу, полноценную программу, набор приоритетов: что мы обязаны сделать в этой сфере, выделить необходимые средства под те объекты, которые мы найдем. Мы понимаем, что мы должны показать некую модель поведения, изменить заработную плату работников культуры, чтобы она не была такой стыдно маленькой. Инвестиции привлечь в объекты культуры, причем сделать это открыто, всенародно, чтобы не было обид. Потому что сфера культуры, Вы же знаете, она самая тонкая, самая трепетная, и если кому-то дашь, а другому скажешь, что не можем, будут обиды, скажут – мы тоже национальное достояние. Поэтому есть некоторые трудности в определении приоритетов и в реализации этой программы большой по культуре. Но мы обязательно этим будем заниматься, должны это сделать, только хорошо подготовившись. Это очень важная часть нашей жизни. И я уверен, что и средства, и силы для этого у нас сегодня есть.
Я два слова еще скажу, если вы не возражаете, прежде чем мы покинем этот гостеприимный, но уже душный зал.
Во-первых, большое вам спасибо, что вы пришли и больше двух часов участвовали во встрече. Я для себя считаю этот разговор исключительно важным, потому что всегда важно, чтобы власть, какая бы она ни была – большая или маленькая, – находилась в постоянном общении с людьми, которые эту власть и формируют. А тем более это важно в такие переломные периоды, как сегодняшний день, когда мы стоим на пороге выборов. Поэтому вам огромное спасибо за те вопросы, которые вы задавали, и, как принято говорить, за те наказы, поручения, которые вы сформулировали власти.
Хотел бы вам сказать, что ничто из того, что здесь было произнесено, не исчезнет, не улетучится. Я обязательно и сам к этому вернусь и, конечно, дам поручения своим помощникам. По конкретным вопросам мы постараемся разобраться, и часть поручений я дал уже в этом зале, сформулировал во всяком случае. Поэтому вижу в этом очень большой практический смысл.
Вообще все то, что звучало, и все то, что приходило и приходит в общественные приемные, мы обязательно самым внимательным образом проанализируем. Не только потому, что в этом наш долг. Это просто очень важно, очень полезно для власти. Я, кстати, этим занимаюсь не первый раз. Я занимался избирательной кампанией в 2000 году, имел отношение к избирательной кампании Владимира Владимировича в 2004 году. Мы всегда исходили из того, что любое обращение не должно остаться без ответа. И сейчас так будет. Я, конечно, не могу пообещать, что мы все вопросы, которые в этих обращениях прозвучали, решим – сказать это было бы нечестно. Но то, что все обращения в общественную приемную не останутся без ответа, я вам гарантирую, мы обязательно это сделаем.
Вам еще раз большое спасибо за встречу. Она для меня и в эмоциональном плане очень важна. Поэтому я уверен, что если мы сохраним вот такой настрой, который существует в нашей стране в последние годы, мы сумеем добиться блестящих результатов. У нас будет большое, настоящее и очень хорошее будущее.
Спасибо вам большое за встречу.

Приоритетные национальные проекты

пы        

 

 

 

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru