новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 27-28 (9969-9970) суббота, 23 февраля 2008 года

Дорожить главным – людьми и честью
Мог ли предположить Алаудин Щадиев, ветеран Великой Отечественной войны, житель Малгобека, что судьба предоставит ему честь получать в Кремле высокую награду Родины – Города воинской славы, присвоенную городу Малгобеку за мужество, стойкость и массовый героизм. Этой награды народ ждал давно. Торжественность вручения высокой награды сохранится в памяти уже навсегда. А фотография будет напоминать об одном из главных дней в его жизни.

Родился Алаудин Щадиев в селении Мочхи-Юрт в 1920 году в скромной интеллигентной семье Бапана-муллы Щадиева. Его родители - отец Бапан Бунахоевич, уроженец села Базоркино, был уважаемым и почитаемым человеком в селе. В первые годы ХХ века он окончил полный курс обучения на священнослужителя в медресе села Кантышево. Мать - Кодзоева Дзуго Биботовна, была из селения Кантышево из знатной и почитаемой семьи. Жизнь шла своим чередом. Воспитывали они своих детей согласно ингушским нормам. Всем детям, а их было пять братьев и три сестры, дали духовное и светское образование. Все сыновья ушли на фронт защищать Родину. Судьба каждого из них – целая история. Их вела война и жизнь сложными дорогами.   
Жила семья Щадиевых по центральной улице селения Мочхи-Юрт недалеко от усадьбы помещицы Уваровой. В свои годы это поместье было очень видным и обустроенным. При этой усадьбе находилась 4-классная школа. В этом селении и в селении Насыркорт были открыты семиклассные школы. Её и окончил Алаудин в 1937 году. После окончания школы он поступил в числе группы юношей-ингушей в индустриальный техникум г. Орджоникидзе (Владикавказ). Председатель Президиума Верховного Совета  ЧИАССР Тамбиев проявил огромное внимание к этим выпускникам школы и помог их всех определить в Индустриальный техникум. Куратором ингушской группы был назначен преподаватель Маскаленко. Он очень любил эту группу. Был другом и наставником мальчишек и часто повторял: «Шевели, шевели мозгами. Тут непочатый край ума». С Алаудином в одной группе учились Арчаков, Султыгов, Ужахов, Осканов и др.
В годы учебы в техникуме Алаудин увлекался математикой, химией и другими техническими науками. Увлекался спортом. На летний период с разрешения военрука техникума Алаудин брал домой малокалиберную винтовку и патроны, учил стрелять ребят призывного возраста.
После окончания техникума Алаудин поступил в Ростовский институт народного хозяйства. В последний год учебы, т.е. перед призывом в армию стал посещать аэроклуб и заниматься парашютным спортом. «Всё это мне пригодилось по жизни», - говорит Алаудин.
10 октября 1940 года Алаудин Щадиев был призван в Красную Армию.
«Мы доехали до Харькова, в Военно-фельдшерское пограничное училище. Накормили, переодели в форму и зачислили рядовыми в 1-й взвод. Объявили учебный период и усиленно начали нас обучать солдатскому ремеслу, главным образом в полевых условиях, - вспоминает он сегодня. - В сутки 10 часов было в нашем распоряжении на сон, на обед и т.д.» Алаудин был определён делопроизводителем при штабе училища. Юноши понимали, что международная обстановка накаляется. Договор, заключённый с Германией о ненападении, казалось, не имел особой силы. Часто было слышно о перестрелках на границе. А им всё читали лекции о том, что Красная Армия самая сильная армия в мире.  А Военно-экономический потенциал СССР выше любой капиталистической страны.
В жизни молодых ребят стали происходить заметные изменения. На тактических занятиях командиры доказывали курсантам и солдатам превосходство военной силы. Стал практиковаться на деле принцип «Больше пота в учении, меньше крови в бою». «В связи с этим мы перетрясли свои матрацы и подушки, набили их грубой, жесткой соломой, теперь учения солдат проводились в теплое время года и зимой в полевых условиях устраивались в любую погоду длительные и утомительные марш-броски и т.д.» (Долгие дороги войны// Сердало; 6 мая). Это уже потом они стали понимать в годы войны, что оружие, о котором говорилось, было только в производстве, и оно вступало в действие уже по ходу начавшейся войны.
22 июня 1941 года, в 4 часа утра, войска гитлеровской Германии внезапно, без объявления войны, напали на СССР. Первое мужественное отражение врага показало немцам, что план молниеносного захвата страны было блефом. Начало войны застало курсантов Военно-фельдшерского пограничного училища в летних лагерях, в палаточном городке. В 6 часов утра объявили военную тревогу. Через два часа они уже были в Харькове в училище. Алаудину Щадиеву было предложено поступить в училище военных фельдшеров.
Алаудин вспоминает: «Учёба проходила по сокращенному курсу «4-летка за 1 год». Начались военные будни. Как-то вечером нам, группе из 12 человек, передали приказ готовиться к вылету в тыл врага с заданием уничтожить аэродром на Днепре. Не долетая до места назначения, наш самолет получил повреждение при обстреле зенитными орудиями и сделал  вынужденную посадку на площадке, где стояли два вражеских батальона. Смотря на обстановку, мы решили действовать втроем. Сходу огнем зажигательных патронов подожгли вражеские самолеты, а под свой подбитый  заложили заряд замедленного действия. И сами удалились в безопасное направление. На пятые сутки им удалось вернуться в часть. В пути они встречали одиночных и мелкими группами блуждающих солдат. Вскоре весь состав училища перебросили на запад, на фронт. В дороге трижды бомбили. Машина-полуторка была полна оружием и курсантами. У одного населенного пункта шла бомбардировка. Тяжело, но добрались. В первую ночь по прибытию на фронт они пошли в разведку, старшим в группе был лейтенант Миронов. В их задачу входила охрана тыла действующих частей. Они окопались на окраине деревни, выставили посты и патрули в окрестности деревни. Попадались отдельные военнослужащие, части которых были разбиты или разгромлены. Их направляли в сборный пункт, подозрительных сопровождали сами. Бывало, и шпионы встречались. Разбившись на три группы, они до утра искали в деревне своих, но их не было, а были немцы.
На войне как на войне. Обстрелы с истребителей, пулемётный огонь, окопы, огонь из винтовок, шквальный огонь, раненые, госпитали… Алаудин стал пулемётчиком в одном из боёв за населённый пункт.
По приказу маршала Тимошенко все военные училища были вывезены из города. «Затем поход  на восток. Это было самое тяжелое время года - осенне-зимний период. У каждого из нас было 34 кг груза. Проделав 1450 км пути за 44 суток, под Новый год мы прибыли в г. Саратов. В Саратове продолжили учебу по специальности,   занимаясь  по  10-12 часов в сутки. Таким образом, 1 июля 1942 года, завершив сокращенный курс, мы стали военными фельдшерами. По распределению были направлены в пограничный округ в г. Ташкент. Отсюда направили в город Сталинград на формирование отдельного кавалерийского пограничного полка №4.
Я работал в качестве старшего военного фельдшера 4-го сабельного эскадрона. Полк был сформирован в считанные недели за счет пограничников с южных границ. Также части были созданы в Алма-Ате, Ашхабаде... Нас в срочном порядке отправили в Закавказье, где  обстановка была очень напряженной. Наши войска, оставив Ростов-на-Дону, перешли в Закавказье. Сюда были стянуты погранчасти и части внутренних войск. В Тбилиси был полк Московской особой дивизии НКВД им.Дзержинского. Была угроза высадки десанта противника, больше года немцы рвались в Закавказье по побережью Чёрного моря через Туапсе, Сухуми. Наш полк расположился в г.Зугдиди. Мы несли патрульную службу в городах на побережье моря, часто выезжали на подавление мелких десантных групп… Принимали участие в обороне перевала...Вскоре роту отозвали, пополнили и поездом отправили в Боржоми, отсюда на машинах перевезли на госграницу. После нескольких месяцев 44 полк и другие части отправили на Воронежский фронт. Воронеж был освобождён... Уходя из Воронежа, в окрестностях населенных пунктов немцы оставили много своих агентов-шпионов, которые наводили и координировали воздушные удары немецкой авиации по нашим частям, по технике и по другим важным объектам. Командование поставило задачу перед пограничниками - срочно очистить плацдарм от вражеских лазутчиков. Пограничники немедля приступили к выполнению задания. Под наблюдение были взяты места, где могли находиться агенты - в городе, на станциях, на окраине, даже в лесах и степях проверяли подозреваемых. Результаты были очевидны. Бомбежки были менее эффективны и бомбить стали реже, потом вообще перестали. Затем часть перебросили на ст. Оскол и оттуда в октябре 1943 г. отправили в тыл». (Долгие дороги войны// Сердало; 6 мая)
В 43-44-х годах стали появляться на фронтах приказы странного, непонятного толка. В начале 44 года часть, в которой находился Алаудин, стояла в г.Грозный. Шли разговоры о том, что предстоит высылка людей из Чеберлоевского района Чечни. Алаудина направили в Казахстан в город Семипалатинск связистом. Перед этим к нему подошли друзья, рядовые солдаты – грузины и выразили своё сочувствие по поводу того, что их народы выселяют. Поверить в это было невозможно. Но служба Алаудина продолжалась уже в направлении Японии. 
По окончании службы, в 1946 году, Алаудин едет в город Владикавказ в свой родной индустриальный техникум. Его встретила учительница добрым словом. Но вокруг все переполошились. Как же так?! Ингуш приехал, когда все в депортации?!  Директор принял его, выслушал, узнал часть, в которой он воевал, и сказал с сожалением о том, что много с ним работало ингушей, по-настоящему хороших и преданных Родине. Но всех депортировали, и оставить его - Алаудина в техникуме он не может.
Алаудину знакомые предлагали поменять графу «национальность» и остаться, ехать в Тбилиси (переставив несколько букв в фамилии). Но графу «национальность», ингуш, он не менял. И выехал вслед за своим народом. Встретился с семьёй.
Работа в колонии, где он видел ужас и муки людей, работы на разных участках народного хозяйства Казахстана, Ингушетии не сломили его. Всегда Алаудин приходил на сложные участки работы и с честью выправлял ситуацию. Умел дорожить главным – людьми и честью. Всевышний соединил его судьбу с судьбой хорошей женщины, с которой они воспитали прекрасных детей и внуков.    
Сегодня он живёт в Малгобеке, ценит жизнь, благодарен руководству за внимание к ветеранам войны и думает о самостоятельной Ингушетии и её важности для живущих и потомков. 
Алаудин Бапанович принимал участие в праздновании 60-летия Великой Победы. Награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» 11-степени.
Алаудин Щадиев с гордостью помнит:
-  День Победы.
-  День возвращения на Родину из далёкой депортации.
- День подписания Указа о создании Ингушской государственности в составе Российской Федерации 4 июня 1992 года.
- И Кремль 2007-го. Алаудин Щадиев, в составе делегации из Ингушетии во главе с М.М.Зязиковым, получает высокую награду «Город воинской славы», присвоенную городу Малгобеку. 
З.Тагирова

 

Угурчиев Азмат-Гири
Iаьржа эшелонаш
Ц1ермашено гаьна доахаш,
Мехках доахаш латт,
Цучар назмаш я хьахозаш –
Дег1а т1ар мос г1атт.

«Даькъастенгахьа букъ берзабаь
Вай доладелар,
Ва маьрша 1айла хьо,
Ва Нана-Даькъасте»…

Вагона чу дада декъий,
Уж д1адохкийтац.
Лаьтта г1орадаь ма дий,
Каш хьадоаккхалац.

Т1аккха боаг1а цу чу салтий
Декъий лайла кховс.
Наха т1ачувхаш, пхьарч ий
Уж т1ера 1обовс.

Ц1ермашено б1аьха ший никъ
Йодаш, сецаш бу.
Ден-бус нагахь еллац цун ни1
Наха ду1аш ду.

Аллах1ага ба уж кхайкаш,
Цунна т1абулл болх.
Х1аьта 1аьржа эшелонаш
Шоай мухь ийца йолх.

Сулхьа буртиг боаккхаш ваг1а,
Къоано б1аьраваьнна.
Ваьккхав из массане маг1а,
Шоаш эг1ахьабаьнна.

Ара юкъе з1амга станци –
Ц1ермашен сецар.
Дийнабисараш цу т1ара
Лай т1а 1обессар…

…Т1аоттарах 1азап, г1елал,
Боханзар са даьй.
Гуча ца йоалийташ к1езгал
Хьабаьхкаб г1алг1ай.

Хоастам хилба Даьла Хьона,
1а царна низ тийлар.
Беркат шортта 1а лу тхона.
Хьа кхела раьза хилар.
12.02.08 ш.

 

Навечно в памяти народной

Не тогда убивают, когда убивают,-
убивают  тогда,
когда забывают…
23 февраля 1944 года – печальная, скорбная дата… Вновь сжимаются сердца от тягостных воспоминаний. Картины, навсегда врезавшиеся в память, встают пред глазами очевидцев, будто  произошло это вчера, словно не отделяют нас от той трагедии  64 долгих года. Но не умирает преступление, когда бы оно ни было совершено – сегодня на рассвете или сотню лет назад.

Несправедливость ранит больно. Куда больнее, чем нож или пуля. И раны эти кровоточат, не дают покоя. Особенно, если оскорблен, унижен не ты один и даже не одна твоя семья. Весь твой народ стал жертвой преступления, спланированного в высоких кабинетах, исполненного ретивыми прислужниками бесчеловечного режима.
В юриспруденции есть такое понятие: «длящееся преступление». Именно им и стала депортация 1944 года.
Депортация – слово латинское, означает изгнание, высылку отдельных лиц, групп, народов.
В истории ингушского народа были всякие события, но 23 февраля 1944 года – черный день, останется в памяти народа как дата самой страшной трагедии ни в чем неповинных людей.
По рассказам свидетелей это начиналось так. В 1943 году в Чечено-Ингушетию стали прибывать целые воинские части. В самом начале 1944 года во всех селах республики были определены эти подразделения под видом подготовки к предстоящим «учениям». Местные жители с кавказским гостеприимством приняли солдат и офицеров, не подозревая о предстоящей трагедии.
Я не могу никак людей понять,
         Которые пытаясь оправдать…
         Приводят факты, доводы свои:
         «Войну без Сталина не выиграли б мы»…
         Я не мирюсь с такими, не могу,
         На смерть обрек он нацию мою,
         Из-за преступности каких-то дикарей
         Изгнал ни в чем невинных он людей…
Парадоксально, но до сих пор не совсем и не всем понятно, за что пострадали целые народы, ведь кроме вайнахов депортировали и другие народы.
По архивным данным с 1917 года по 1953 год расстреляно, раскулачено, сослано, депортировано – 66 млн. 750 тыс.человек1. Этой поистине фантастической цифре нет аналогов в мировой истории. Нигде в мире власть так последовательно не вела войну с собственным народом. Теперь совершенно очевидно, что каток жестокой тоталитарной системы прошелся по ингушскому народу, хотя он ни в чем не был виноват перед страной.
День тот в народной памяти живет
         И стонет в этот день родной народ… 
Высылка целого народа в тяжелые  военные годы зимой без теплой одежды, без продуктов, без подготовленного жилья – была равносильна смертному приговору.
Не вздрагивайте, горы!
Горе!
Горе!
Не сокрушайтесь, снежные поля,
         Не разбивайтесь, камни!
                                                  Мы в неволе
         Не содрогайся, милая земля…
         Не плачьте, небеса,
                                                   леса родные,
         К бессильным, к нам,
                                                   насилие ползет.
         Калеки, неподвижные,
                                                   больные…
         Не суетитесь, люди,
                                                   смерть идет!
И потянулись сотни эшелонов на восток с обреченными людьми.
         Вагон товарный…
                                         Крики…
                                                        Стоны…
                                                                        Слезы…
         Гудок протяжный убивает грезы.
Поезда под покровом ночи один за другим, словно черные змеи, сверкая огненным глазом, тяжело и зловеще стали вытягиваться со своих стоянок. Вскоре они уже громыхали по рельсам: один за другим катились к востоку. А люди сидели в вагонах и плакали - убитые, потерянные и несчастные…
Стук  колес, стук колес,
         Паровозный гудок –
         Гулким эхом леса
                                      откликаются.
         И в ночной тишине
         С паровозным гудком
         Детский плач воедино
                                     сливается.
         Вьется снежная пыль,
         Поезд мчится в Сибирь,
         Впереди в муках день
                                     зарождается…
А в это время в опустевших городах и селах шел массовый грабеж. Вывозилось все: ковры, кинжалы, одежда, драгоценности… Литература, касающаяся истории  народа, объявленного «врагом», уничтожалась. Вытравливали все, что было связано с чеченским и ингушским народами. Были переименованы многие населенные пункты. Жители труднодоступных мест в горах были заживо сожжены.
Мы помним всех безвинно осужденных,
         Замученных, истерзанных в пути,
         Развеянных, расстрелянных, сожженных,
         Угасших, не поняв и не простив.
Народ провел в высылке 13 долгих лет. За это время от голода, холода, болезней погибло до 230 тыс. человек. Все это время с нас не снимали позорного клейма  «врагов народа».
Холодный край,
                                         чужбина,
                                                                        мерзлота…
Смерть близких,
                                         голод,
                                                        плач детей,
                                                                                        тоска…
На общую беду…
                                         И нищета, -
                                                        Вот все,
Что подарила нам судьба.
План уничтожения народа был задуман давно и детально. Все, что связано с историей народа – родной язык, вековые традиции, обычаи  должны  были быть уничтожены и забыты. Для этого спецпереселенцев расселяли по бескрайним просторам Казахстана и Сибири. Прошло 13 лет скитаний на чужбине. Но люди  так и не могли  понять, за что народ терпит эти страшные муки.
Одной мечтой мы выжили тогда –
         Мечтой увидеть близкие края,
         Вдохнуть кавказский воздух, а потом –
         Быть похороненным в селе моем родном.
         Мы многое сумели перенесть:
         И унижений от властей и месть…
Народы вернулись из ссылки.  Горе, постигшее нас, давно позади. Уже прошло более 50-ти лет, как мы вернулись на родину. Но большинство из нас до сих пор стоят у порога своего дома. Народы вернулись из ссылки.
Страна родная! Здесь корни наши!
         Здесь наши мысли и сердца живут!
         Из дома выслав, не домой вернули…
         Истерзанный ингушский мой народ!
64 года прошло, а народ мой до сих пор страдает. Человеческая рука не способна описать всех злодеяний, свершенных над ингушским народом в результате этнической чистки.
То зло кровавыми ростками –
         Взошло тринадцатью годами!
         И был трагичен долгий путь…
         Но Память не перечеркнуть!
         Хоть время горечь не остудит –
Оно рассудит и осудит…
Память! Знаю, что время из своего бесконечного течения отводит человеку крохотный, до обидного малый кусочек. Всевышний начинает отсчет наших дней с первым ударом сердца еще в утробе матери, и неумолимый ручеек песочных часов начинает пересыпать наше будущее в наше прошлое.
Но не сломают нас страшные грозы
         И не остудят сыновьей любви.
         Душу народа нельзя заморозить,
         Если живет благородство в крови.
                         Если осталась хоть капелька чести,
                         Если любовь не остыла в сердцах,
                         Без унижений и мелочной мести
                         Нам возродиться поможет Аллах!

Марина Албакова, 
ассистент кафедры русской и зарубежной литературы ИнгГУ
-––––––––––––––––––––––––––––––––––
1 Так это было: Национальные репрессии в СССР. 1919-1952 гг.: Худож.-док.сб./ Ред.-сост. С.У.Алиева: В
3-х т. – Москва: «Инсан». 1993.

 

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru