новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 144 (9519); четверг, 23 декабря 2004 года

СУДЬБЫ ЛЮДСКИЕ

Рожденный быть учителем…


Определений его педагогическому труду можно дать множество. Старейший учитель республики, лучший учитель, опытнейший учитель, добрый, но и строгий учитель. Все это будет правдой. И все эти качества, какими бы противоречащими друг другу они ни казались на первый взгляд, удачно сочетаются в этом человеке, Учителе от Бога и с большой буквы, в Магомеде Мусиевиче Картоеве, директоре Экажевской СШ №2. "Я б в учители пошел…"

- Ингуши всегда и при любых обстоятельствах стремились к знаниям, к образованию, - говорит Магомед Мусиевич. - Почти поголовно безграмотный до революции, наш народ и тогда знал, что хорошая жизнь невозможна без образования.
Даже люди моего поколения, а мне уже 76 лет, хорошо помнят, как мало среди ингушей было образованных людей, а тем более - учителей, в 30-х годах прошлого века. А о "возможностях" учиться в депортации помню не я один. Холод, голод и бесправие отбросили нас на десятилетия назад в своем социально-общественном развитии. Но и тут мы выстояли…
…Шел третий год восстановления Чечено-Ингушской автономии. Но, как это обычно бывало в практике работы партийных номенклатурных кабинетов, иезуитская казуистика принятых партруководством страны решений не позволяла ингушам нормально возвращаться из ссылки на свою малую родину.
Возвращение их регламентировалось десятком оговорок, условий, поправок и т.д.т.п. Дошло до того, что даже в конце 50-х годов 20 века ингушам, живущим в Казахстане, запрещали выезд за пределы КАЗ ССР. Только по требованию руководства вновь восстановленной Чечено-Ингушской республики нашим землякам разрешали выезд на этническую родину. А для того, чтобы еще круче закрутить гайки в и так незавидной судьбе депортированных, в выдаваемых разрешениях на выезд из Казахстана и на въезд в ЧИАССР ставили своего рода "черную метку". На бланке разрешения на самом видном месте стояла жирная надпись, сделанная типографическим способом: "Без гарантии трудоустройства в ЧИАССР".
-Вот с таким "волчьим билетом" я приехал в наши родные края, - вспоминает Магомед Мусиевич. - Среднее образование я сумел получить еще в первые годы ссылки. Но я также знал тогда, что не многие имели возможность учиться не только в вузе, но даже в начальной школе. Больно было смотреть, как наши школьного возраста дети сидели на холодных нарах в землянках и саманных домиках, не имея ни теплой одежды, ни обуви вообще, где уж тут было мечтать об учебе!..
И тогда я дал себе слово: сделаю все, что смогу, чтобы наши дети не выросли неучами, стану учителем, только учителем…
Выполнять свое обещание Магомед Мусиевич начал в возрасте 30 лет, перепробовав до этого в ссылке немало профессий.
Едва вернувшись на родину, в родное село Экажево, он 4 апреля 1958 года поступил на работу учителем русского языка и литературы в единственной тогда в селе средней школе.
Грамотный и энергичный молодой педагог не долго засиделся в должности рядового учителя. Школе требовался авторитетный и, чего греха таить, строгий завуч. Только что вернувшиеся на родину школьники на радостях чуть ли не на головах ходили, дисциплина их оставляла желать много лучшего. И в этой ситуации роль строгого завуча была велика, завуча - мужчины, который иной раз, как мужчина с мужчиной, может поговорить с великовозрастным двоечником-семиклассником и утихомирить его. На эту роль Магомед Мусиевич подходил как нельзя более кстати. Сам не пьющий и не курящий, новый завуч с полным основанием мог держать "куряк" в ежовых рукавицах. При этом исключалась возможность услышать от учеников сентенцию типа: "Почему это учителю можно курить, а мне нельзя, я тоже взрослый".
Личный пример молодого завуча дорогого стоил…

"Учитель, воспитай ученика!"

- Вот именно - ученика! - Магомед Мусиевич энергично поддерживает последнее слово. - Ученик - понятие многогранное. Учитель обязан воспитать ученика по многим, скажем, параметрам. Нет предела совершенству, а совершенствовать наших детей - в первую очередь задача учителей, и только во вторую - родителей. Родители не всегда бывают достаточно образованы, чтобы в полной мере заполнить пробелы в воспитании своих детей, оставленные нами, учителями.
Мало дать им знания в рамках школьной программы. Учитель обязан выпустить в жизнь юношу или девушку достаточно подготовленными к преодолению многих жизненных перипетий, которые их ожидают впереди.
Тут, конечно, пример самого педагога много значит. Ученик должен видеть в педагоге все лучшее, чему стоит учиться. Если преподаватель даже однажды сподобится стать неискренним, нечестным в отношении своих учеников, то таким детям не позавидуешь. Еще менее завидной может быть и судьба самого педагога. Если в глазах детей он пал так низко, что сделал их свидетелями его неискренности, то считай, что он деградировался как учитель. Ему никогда и ни за что не восстановить утраченное уважение и доверие чистых детских сердец. Ведь они, дети, так впечатлительны и непосредственны…
Касаясь именно этой стороны воспитания, автору этих строк хочется вспомнить эпизод из своего школьного детства. Так случилось, что и школу и университет мне пришлось заканчивать в Казахстане, помню, после седьмого класса я перевелся в вечернюю школу. Здесь нравы были проще, да и свободы больше.
Ученики иной раз бывали старше своих учителей, и показаться с сигаретой в зубах на глаза последних не считалось дурным тоном. Однако, привычка, перенесенная из дневной школы, впитанная мною за семь лет, не позволяла мне открыто курить даже в вечерней школе. Более того, даже будучи совсем уже взрослым, тридцати лет отроду, я при встречах со своими школьными педагогами прятал сигарету и снимал головной убор…
Об этом эпизоде я вспомнил неспроста. Будучи односельчанином Магомеда Мусиевича, я не раз становился свидетелем безмерного уважения к нему со стороны не только его бывших учеников, но и просто жителей села, стариков.
А среди бывших учеников его есть десятки высокообразованных интеллигентов, работающих ныне не только в Ингушетии, но и далеко за ее пределами. И , к слову сказать, более 70 процентов учителей школы, которой руководит Магомед Мусиевич, тоже его выпускники…
При частых встречах с ним, собеседником очень интересным и эрудированным, я задавал ему вопрос, на который никак не мог ответить сам:
- Магомед, как получается, что, работая почти полвека в одном селе, вы не нажили себе хотя бы одного врага? Пусть даже не совсем врага, ну, скажем, недоброжелателя в душе. Неужели никогда не ставили ученику двойку? И не дергали за ухо великовозрастного дылду десятиклассника, обижающего третьеклассника?
- Чего греха таить, все это было, - этот мудрый и многоопытный старый учитель как-то по-детски растерянно реагирует на мой неожиданный вопрос. - Наверное, без этого не обходились даже такие выдающиеся педагоги, как Макаренко и Сухомлинский. Но при этом всегда надо помнить, что дети - это маленькие впечатлительные души, которые всегда сами определят, за дело ты наказал их, или без их вины, для собственного удовольствия и демонстрации своей вседозволенности. Последнее не забывается детьми. Ведь даже взрослому больно быть обвиненным без вины, что уж говорить о детях. Да, конечно, педагогика - не легкий крест. Ставим нерадивых учеников и в угол, обсуждаем на родительских собраниях поведение и успеваемость отстающих. Но одного принципа я придерживаюсь твердо уже почти 50 лет: никогда не унижать детей, не оскорблять, назвав их даже двоечниками, ибо всегда есть шанс, что они таковыми быть перестанут.
Я могу, конечно, дернуть за ухо распоясавшегося хулигана, если он виноват. Но никогда ни моим учителям, ни даже родителям школьников не позволю тронуть пальцем ученика зло, с намерением унизить его человеческое, пусть и детское, достоинство. Во всяком случае, справедливым быть я старался всю мою жизнь. Отсюда, наверное, уже повзрослевшие мои бывшие ученики делают вывод, что я не был им врагом, что сеял я в их души именно справедливость.
Вот мое предположение, которое, наверное, может быть ответом на ваш вопрос…

А стал директором…
Завучем Экажевской средней школы Магомед Мусиевич проработал добрый десяток лет. Это были годы тяжелой работы как по восстановлению лучшего из того, что было в старой системе, так и по становлению новой системы школьного образования ингушского народа. Школ не хватало, дети учились в несколько смен, классы бывали переполнены. Строительство новых школ на территории Ингушетии руководство объединенной Чечено-Ингушетии мало заботило. А на отчаянные письма руководителей школ с просьбой построить новую или расширить старую школу партийная номенклатура как здесь, на местах, так и наверху отмалчивалась, или отвечала туманными намеками, что это, дескать, возможно через пятилетку - другую. Пресловутые пятилетки и семилетки следовали одна за другой, а школ становилось не на много больше.
И только один человек целенаправленно и неустанно боролся за строительство школ. Это был ставший уже инспектором районного отдела народного образования - РАЙОНО - Магомед Мусиевич Картоев.
Десятки писем, жалоб и заявлений отправлял он в адрес чиновников районного и республиканского ранга. В них опытный педагог со знанием дела доказывал, что существующих в районе возможностей далеко не достаточно для получения школьниками мало-мальски подходящего образования. Наконец, казалось, лед тронулся. В начале 70-х годов прошлого века бывший тогда министрои образования ЧИАССР Умаров обещал дать деньги на строительство одной школы на 320 учебных мест. И тут же на пути этого своего доброго обещания поставил очередную партийно - иезуитскую рогатку. Дескать, деньги дам, но земельный участок надо найти самому, излишне, по его мнению, активному инспектору РАЙОНО Магомеду Мусиевичу Картоеву.
Радость ожидания и надежд была омрачена этой проблемой. Кто, в каком селе даст землю под школу? На поле, в степи ее не построишь, а в центре села сельчане за каждый квадратный метр земли готовы были перегрызть горло друг другу. Едва найдя где-нибудь в селе более или менее подходящую площадку, Магомед Мусиевич начинал "обрабатывать" сельчан-соседей площадки. Дескать, вот бы тут построить школу - детям далеко ходить не надо будет. В ответ слышалось непреклонное: "Какую школу, зачем она? Здесь исконное место сбора стада наших коров перед выгоном в поле".
Находились и такие, которых пугало предполагаемое шумное соседство учащихся. Поиски свободного участка ни к чему не привели. И Магомед Мусиевич решился на крайние меры. Под школу он предложил… собственный огород, благо он граничил с довольно широкой, по сельским меркам, дорогой. Уговорил и своих соседей-однофамильцев пожертвовать ради их детей по сотке земли. В итоге получалось, что площадь огорода стала достаточной под строительство школы.
Но предстояло убедить в этом министра образования Умарова.
А последний мог это запретить, сказать, что школа нужнее в другом селе. Однако Магомед Мусиевич не был бы самим собой, если бы позволил этому случиться. Чего-чего, а силы убеждения ему было не занимать.
И вот он в кабинете министра - излагает свои возможности, сообщает, что под участок для строительства школы отдает собственный огород. Ошарашенному такой жертвой многодетного и отнюдь не богатого инспектора РАЙОНО, министру ничего не оставалось делать, кроме как благословить строительство новой школы.
- Ну что же, Магомед Мусиевич, - сказал ему на прощание министр, - школ в других ингушских селах тоже недостаточно. Но там никто не догадался предложить собственный огород под строительство. Поэтому я назначаю вас, в добавок к вашей основной должности инспектора Районо, и директором строящейся на вашем огороде школы. Контролируйте новостройку…
Так Магомед Мусиевич стал директором строящейся, а в 1975 году и уже построенной средней школы №2 в с. Экажево.

Пример самого педагога много значит. Ученик должен видеть в нем все лучшее, чему стоит учиться. Если учитель даже однажды, даже с благими намерениями, сподобился стать неискренним, нечестным в отношении своих учеников, то таким детям не позавидуешь. Еще меньше позавидуешь и самому такому педагогу.
…И администратором
Быть директором сельской школы - труд не легкий. На его плечах лежит ответственность не только за успеваемость учащихся и порядок в школе. Начиная с вопроса о калорийности и бесплатности обедов для школьников и кончая определением места для автобусной остановки, удобной учителям - вот еще добавочный неполный спектр директорских забот. А Магомед Мусиевич, с его неспокойным и неуемным характером, ничего спустя рукава делать не умел и не хотел.
- Наша школа в северной части села была единственной, - говорит он. - От центра села, откуда ходили маршрутные автобусы в райцентр, до нашей школы далеко, почти два километра. А учителя у нас были, в основном, иногородние, приезжали из Назрани и Северной Осетии. Поэтому я решительно настоял перед тогдашним руководством министерства просвещения ЧИАССР на строительстве квартир для учителей. Многими мытарствами нам удалось добиться постройки небольшого двухэтажного учительского дома. В нем мы поселили учителей как приехавших к нам по распределению, так и приезжавших из Назрани и Осетии. Процесс обучения только выиграл от этого. Теперь педагоги, живя по соседству со школой, могли уделять больше времени внеклассной работе с детьми.
Как это ни покажется парадоксальным, но "выбить" строительство школы и учительского дома Магомеду Мусиевичу стоило куда меньше времени и нервов, чем упросить тогдашнее руководство районного автотранспортного предприятия продлить маршрут автобуса на Экажево до его школы. Это составляло где-то две-три остановки. Я помню, как, работая в ту пору в районной газете, мне много раз приходилось публиковать письма и заявления Магомеда Мусиевича с просьбой продлить этот маршрут до школы. Каждое такое выступление упиралось в другую проблему: дорога плохая, автобус будет часто ломаться...
- Два раза по этому поводу я писал в Москву, в различные высокие инстанции, - рассказывает сегодня Магомед Мусиевич. - В первый раз мне ответили, что мое письмо направлено в местные органы власти для принятия мер. Когда же последние, как обычно, никаких мер не предприняли, я написал вторично. Кончилось тем, что проложили грейдерную дорогу, а потом продлили и маршрут автобуса до школы.
Сегодня на этом маршруте проложена асфальтированная дорога, ходят уже два маршрутных автобуса.
А школа эта занимает одно из первых мест в республике по воспитанию и обучению детей. Детей же здесь обучается более тысячи. Это при норме посадочных мест в 320 человек…
Ежегодный естественный прирост количества учащихся в этом большом микрорайоне села Экажево составляет 120 детей. Тесно, конечно, в школе, заниматься приходится в две, а иногда и в три смены. Но педагоги не унывают. А их здесь 56 человек высококвалифицированных учителей. Две трети из них составляют выпускники этой же школы, которых Магомед Мусиевич десятки лет назад принимал в школу малышами - первоклассниками…
- Школьная теснота, - говорит Магомед Мусиевич, - эта отнюдь не та, при которой говорят, дескать, "не в обиде". Как раз-таки заниматься в тесных классах, да еще в три смены - и тесно и обидно.
Для нормального процесса учебы ученикам нужно удобство за партой, а учителям - нормальные, не перегруженные классы. Только в этом случае можно добиваться высоких успехов в воспитании и обучении наших детей.
Слова старейшего учителя - администратора не подлежат сомнению.
Кому, как не ему, о проблемах школы знать лучше? Видимо, это и подвигло его выйти на правительство республики с просьбой надстроить двухэтажное школьное здание третьим этажом.
Вначале к этой идее в правительстве отнеслись скептически. Дескать, школьное здание тридцатилетней давности, требует капитального ремонта и неизвестно еще - выдержит ли фундамент дополнительную нагрузку в целый этаж…
Готов биться об заклад, что правительственный чиновник, который дал такой ответ на предложение Магомеда Мусиевича, ни во сне, ни на яву не мог предугадать следующий шаг последнего. Директор школы открыл портфель и выложил на стол чиновника пухлую пачку исписанной бумаги.
- Что это? - спросил чиновник.
- Расчеты, - ответил настойчивый директор - ветеран. - Расчеты отдельно по предполагаемым расходам на капитальный ремонт школы, и отдельно на строительство нужного нам третьего этажа. Как видите, - Магомед Мусиевич веером разложил перед ошарашенным чиновником исписанные цифрами и строительными выкладками бумаги, - расходов на капремонт старого здания будет больше, чем на надстройку. Так что, есть смысл строить третий этаж, а капремонт потом долгие годы не понадобится. А что касается фундамента школы, то он выдержит хоть пять этажей - он лежит на бетонных сваях, которые забиты глубоко в землю еще 30 лет назад. Это я еще тогда настоял на сваечном фундаменте. Как будто знал, что вопрос о нем возникнет через столько лет…
"Уложенный на лопатки" железной логикой Магомеда Мусиевича правительственный чиновник сдался и обещал дать ход делу…
Видимо, третий этаж все же надстроят. Обещали. Обещал это своим учителям и Магомед Мусиевич, а ему - правительство. А такого случая, чтобы он не выполнил своего обещания, или не добился выполнения обещанного от власти в школе, да и в селе никто не помнит…

"Ингуши всегда и при любых обстоятельствах стремились к образованию. Почти поголовно безграмотный до революции, наш народ и тогда знал, что хорошая, нормальная жизнь без образования невозможна. Даже люди моего поколения, а мне уже 76 лет, хорошо помнят, как мало было среди ингушей образованных людей, а тем более - учителей, в 30-х годах 20-го века!"

Заслуженная награда

Старейший учитель республики не раз награждался за свой благородный труд.
В домашнем архиве у него десятки благодарностей, почетных грамот, дипломов. Еще тридцать лет назад ему присвоили почетное звание "Отличник просвещения РСФСР", "Отличник просвещения СССР". Имеет много медалей. А в 1987 году заслуженного учителя РСФСР Магомеда Мусиевича наградили союзным орденом "Знак Почета".
В 22 октября с.г. в жизни ветерана образования произошло новое знаменательное событие. Указом Президента Республики Ингушетия М.М. Зязикова он награжден орденом "За заслуги".
- Как и любому трудолюбивому человеку мне, конечно, приятно, что мой труд ценили и отмечали в продолжении десятилетий, - говорит Магомед Мусиевич. - Однако, должен признаться, что последняя награда, которой я удостоен, меня радует больше всего. Она, эта награда, лишний раз убедила меня в том, что глава нашей республики Мурат Магометович Зязиков умеет ценить людей труда. Чего греха таить - мы десятилетиями были лишены возможности получать заслуженные награды. Шлейф этой несправедливости тянулся за нами еще с 30-х годов прошлого века, когда недоброй памяти "отец всех народов" дал установку по возможности третировать наш народ и его заслуги. А сегодня, благодаря мудрости и справедливости нашего Президента Мурата Магометовича Зязикова, тот "ненаградной" пробел в истории нашего народа ликвидируется. Ничей труд и ничье доброе дело сегодня не остается незамеченным нашим Президентом. Десятки добросовестных тружеников уже награждены им. Я от души благодарен Мурату Магометовичу за высокую награду и считаю, что она - оценка труда всего нашего учительского коллектива и обязывает нас работать впредь еще лучше на благо нашей республики.

И Магомед Мусиевич решился на крайние меры. Под школу он предложил… собственный огород в с. Экажево, благо он граничил с довольно широкой, по сельским меркам, дорогой…

Муса КОСТОЕВ


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru