новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 173 (9941) четверг, 27 декабря 2007 года

Город немеркнущей славы
Присвоение Малгобеку звания «Город воинской славы» - одно из главных политических событий 2007 года. Восстановлена историческая справедливость, сбылись мечты и чаяния тысяч беззаветных защитников кавказских рубежей, отстоявших этот город нефтяников и не пустивших врага на нашу землю, не давших оккупантам ни единого шанса завладеть нашими нефтяными месторождениями. Более 120 тысяч бойцов Красной Армии сложили свои головы на малгобекских высотах и ценой своих жизней отстояли нашу свободу. Подвиг защитников Малгобека в годы Великой Отечественной войны достоин самого широкого изучения, чтобы не осталось ни одного безымянного солдата, чтобы благодарные потомки знали и ценили подвиг тех, кто стоял здесь насмерть против фашисткой армады в суровом 1942 году. В нашей республиканской периодической печати и электронных СМИ тема обороны Малгобека одна из самых значимых. Многие участники обороны города-героя поделились своими воспоминаниями, внесли свою лепту и историки. Такие материалы всегда интересны и поучительны. Когда-то оболганные и униженные сталинской пропагандой многие из участников обороны Малгобека, добровольцы и бойцы народного ополчения, вместо полагавшихся им государственных наград были высланы в Казахстан и Среднюю Азию. До сих пор у многих из нас возникает  немой вопрос. А как еще надо было доказать свою преданность Родине? В связи с этим я вспоминаю слова ныне покойного Махмуда Полонкоева (Дала гешт долда цунна), который в те суровые годы возглавлял ачалукский райисполком. Тысячи людей работали на сооружении заградительной линии, строительстве укреплений. На фронт добровольцами уходили 17-летние мальчики, даже седые старики не хотели сидеть дома и записывались в ополчение. Для бойцов Красной Армии народ, который сам недоедал, не жалел ничего. Женщины вязали красноармейцам шерстяные носки, свитера, рукавицы, передавали продукты. Ежедневно из села на передовую возили эти вещи и продовольствие. Народ знал, какая жестокая битва идет под Малгобеком. «Я горжусь своими земляками», – сказал тогда ветеран.
Хотел бы отметить публикацию научного сотрудника НИИ имени Чаха Ахриева Султана Мерешкова. Он написал эту статью на ингушском языке. Эпизоды, приведенные Султаном в этой статье, говорят о духе народа, его воле и мужестве. Отмечу абзац, в котором Султан пишет о Исаак-мулле Чимхильгове из Верхних Ачалуков, не обращавшем внимания на вой вражеских самолетов над селом и спокойно совершавшем омовение перед  намазом. Когда люди спрашивали его, что будет дальше, Исаак-мулла говорил, что фашистов бояться не стоит, здесь они найдут свою могилу. И люди, видя его спокойствие и уверенность, верили старейшине. Это ли не признак духа народа, его уверенности в правоте своего дела. Желаю Султану побольше таких публикаций. Еще немало среди старшего поколения видевших эту битву, и теперь самое главное записать все их воспоминания. Это нужно нам всем и нашим будущим поколениям. Хочу предложить нашим читателям отрывок из своего романа, посвященный защитникам Малгобека.
… - Пацаны, айда в футбол играть, – предложил Валька. Мальчишки сидели в тени дощатого сарая, среди высокой травы, и лениво переговаривались. Стояла невыносимая июльская жара, а здесь, в тени, было чуть прохладнее.
- Ты что, ненормальный, какой футбол, – нехотя пробубнил Саня Иванов. – Да и с кем играть?
- Бражкин чокнулся от жары, - засмеялся Вовка. Им стало чуть веселее.
– А что, через час-полтора можно и поиграть, – сказал Магомед, став на сторону Вальки. У Вальки фамилия была Брагин, но все пацаны звали его просто Бражкин и все. Валька не обижался. Был он какой-то нескладный - лопоухий, большеголовый с тонкими девичьими руками и большим животом. Несмотря на свою нескладную фигуру, Валька мог дать такого стрекоча, что и на велосипеде не догонишь. Их семья переехала в Целиноград несколько лет назад из Свердловска. Поначалу пацаны увидев трусоватость Вальки, нередко мутузили его, но для этого Вальку надо было сначала догнать. Потом, со временем, он сдружился с пацанами, и его больше не трогали и не давали в обиду. Жили Брагины в небольшом саманном доме. Отец Вальки работал крановщиком, мать - штукатуром на стройке. У Вальки была младшая сестра Люська, очень похожая лицом и фигурой на брата. Это было время школьных каникул. Валька и Люська целыми днями были одни дома. Отец Вальки построил небольшой деревянный сарай под уголь, за которым и сидела компания изнывавших от безделья подростков. Они еще поговорили с полчаса и по одному стали расходиться, договорившись собраться на футбольном поле, которое ими же было сооружено на высохшем болоте. Магомед пришел домой, но и дома было скучно. Мать ковырялась в огороде. Возле нее крутился его 6-летний брат Мурад, которого мать то и дело отгоняла от грядок.
– Иди сюда, – позвал его Магомед, – сейчас пойдем в футбол играть. Хочешь со мной?
- Хочу, – с готовностью кивнул головой мальчик. Они пообедали, и немного побыв дома, пошли на футбольное поле. Здесь уже собралось 7-8 человек. Прибежал Валька. Их набралось 11 человек, как раз команда.
– Ну что, разделимся и поиграем или подождем, может, с казахского поселка пацаны придут и сыграем с ними край на край, – предложил Жорка, самый старший среди них.
– А вон Жунус идет, давай ему скажем, чтобы привел своих, – предложил Магомед.
По дороге в казахский поселок шел его одноклассник. Они предложили Жунусу собрать своих, и в ожидании стали катать мяч. Игры «край на край» всегда проходили бескомпромиссно, иногда дело доходило до драки, и никто не хотел уступать. Вскоре из казахского поселка показались пацаны. Они все друг друга знали, многие учились в одной школе, дружили. Но на поле все это забывалось. В ворота их команды стал Валька, у него не было кед, и целое лето Валька бегал босиком. Магомед посадил Мурада за воротами, наказав ему не бегать и не мешать. Игры как таковой не получилось. Валька оказался никудышным вратарем и еще в первом тайме пропустил кучу голов. В перерыве они послали Мурада за Хохлом. Хохол - Вовка Минитюк - на воротах стоял хорошо и всегда играл в их команде. Через несколько минут Хохол пришел с Мурадом, а Валька был с позором отправлен в запас. Во втором тайме они сравняли счет и стали поджимать соперников. Магомед играл в защите. Выбивая мяч вперед, он услышал рев Мурада, а повернувшись в его сторону, увидел стремительно улепетывающего Вальку и плачущего брата. Забыв все на свете, Магомед бросился за Валькой. Он знал, что далеко Бражкин не убежит и вскоре настиг его. Валька юркнул в сторону и побежал обратно, а Магомед впопыхах подняв первый попавшийся ему в руки камень и запустил им Вальку. Надо же было, чтобы кусок красного кирпича угодил Вальке аккуратно в левую лопатку. Валька взвыл благим матом и рухнул на землю. Пацаны остановили игру и подошли. Вовка вел за руку Мурада.
– Что вы не поделили, – спросил Магомед братишку.
– А что он такие голы пропускает, – ответил Мурад, посмотрев на всех. Пацаны засмеялись.
– Мурад, а что ты Бражкину сказал? – спросил Вовка.
– Вратарь – дырка, -  виновато потупив голову, сказал мальчик. И тут же с глазами полными слез, посмотрев на старшего брата, показал ссадину на животе.
– Он, камнем… – сказал Мурад, показывая на Вальку. Бражкину было больно, лопатка чуть притухла и посинела. Сердобольный Вовка Должок, чья старшая сестра училась в мединституте, осматривал и пощупал Вальнину лопатку.
– Подними руку, опусти, – командовал он Вальке. Бражкин кривился от боли, но молчал.
– Сам виноват, первый начал, к тому же ему всего 6 лет, а тебе 12, а дурак, – рассудил Вовка.
Валька пошел домой, разошлись по домам пацаны. Магомед с Мурадом тоже пошли домой.
– Никому ничего не говори, – пригрозил Магомед братишке. Мурад согласно кивал головой. Они пошли в сарай, где у Магомеда стоял мопед. Вскоре пришел с работы отец. Они с братишкой еще сходили в магазин за хлебом. Идти надо было мимо Валькиного дома. Магомед пристально посмотрел во двор Брагиных, но Вальки нигде не увидел. Вернувшись домой, пацаны помогли отцу полить огород. Хасанбек любил землю, возиться с посадками. Они помогали отцу, носили ведрами воду из большой бочки, пололи сорняки. Неожиданно в ворота постучали.
– Иди глянь, кто там, – сказал отец Магомеду, но Магомед догадывался, кто это мог быть. Открыв дверь, он увидел Валькиного отца, державшего за руку упиравшегося сына.
- Ну и за что ты его, – грозно спросил Валькин отец. – Дома кто есть?
Магомед позвал отца. Хасанбек подошел и воротам и поздоровался.
– Что случилось, Арсений? - спросил он.
- Да не знаю, пришел с работы, смотрю, сидит, плачет, – Арсений показал на Вальку. - Спросил кто, говорит Магомед камнем ударил. За что не говорит.
- За что ты его?– спросил отец. Он не любил таких разборок. К тому же он, оказывается, знал Валькиного отца, о чем Магомед не догадывался.
– Дяденька, он первый меня ударил, – сказал Мурад, задирая рубашку.
– Я ему ничего не сделал.
- Ага, не сделал, – заревел Валька. – А кто меня обзывал, не ты разве?
- Давай зайдем, что здесь стоять, – сказал Хасанбек. Он понял все и знал, как поступить в таком случае.
– Пойдем, Арсений, посидим, поговорим.
Отец пропустил вперед Арсения, а Валька остался на улице. Старшие вошли в дом. Мать как раз собирала на стол. Отец позвал Магомеда и молча протянул ему 3 рубля. Тот пулей сгонял за водкой, и когда старшие садились за стол, был уже дома. Мать выложила галушки и мясо в большой китайский поднос, поставила в пиалах чесночный соус. Арсений сидел возле отца и как-то по особенному смотрел на стол.
- Слушай, – обратился он к отцу, – а кто вы по национальности?
– Ну ты даешь – засмеялся отец, – 5 лет рядом живешь и не знаешь, кто твой сосед.
- Ты извини, конечно, 5 лет уже здесь живу. Но как я живу. Целый день на работе, выходной редко когда. Придешь домой, намаявшись за целый день, поел и спать. Вот такая у меня жизнь. Какой вы нации все-таки? - снова спросил он.
- Мы ингуши, – сказал отец, открывая бутылку. – Конечно, тяжело так работать. Отдыхать тоже надо. Давай за встречу, чтобы наши пацаны ладили. Я своему всегда говорю, чтобы первым не лез. Но дети есть дети.
Он протянул стакан Арсению.
– Нет, погоди с водкой, – Арсений отставил стакан в сторону и посмотрел на отца. – Я думал, вы татары, а вы, оказывается, ингуши. Я же был в ваших краях.
– Когда? - спросил отец. Арсений тяжело посмотрел в его сторону и опустил голову, как будто собираясь с мыслями.
- Значит, ингуши, – снова произнес он. В комнате нависла тишина. Мать посмотрела на отца. Тот недоуменно пожал плечами.
- Ну, дела, – вновь произнес Арсений. – Не думал, что через 25 лет буду в ингушской семье.
Он бережно взял стакан и поднял его.
– Я выпью за ингушей, за тех, кто делился с нами последним куском, – сказал он и залпом осушил стакан.
- Кушай, закусывай, – отец пододвинул ему куриную ножку.
– В 1942 меня, 18-летнего пацана, призвали на фронт, – Арсений ни на кого не глядел. Голос у него стал какой-то глухой, казалось, он никого не слышит. - Попал я в действующую армию. Немец был еще силен, приходилось отступать, от самого Ростова до Малгобека отступали. А что я, пацан? Пушка шарахнет – страшно, самолет гудит – хочется спрятаться. Постепенно привык, освоился. Перебросили наш полк под Малгобек. Если бы ты видел, сколько людей там строили заградительную линию - старики, дети, женщины. Все на себе. Ни одного не видел сидящим. А мне чудно. Что я у себя в деревне на Урале видел? А тут такая природа, нет таких холодов, как у нас. Определили нас на постой в село Сагопши. Наше отделение распределили в дом к старикам. Небольшой домик, веранда, две комнаты. В доме старик и его жена, тоже старушка. По-русски почти не умеют говорить, так, несколько слов и все. Старик был строгий. Потом от других я узнал, что он герой гражданской войны, орденоносец. У него была прострелена шея, и он не мог поворачивать головой. Приняли нас как родных. Даже неудобно было. Вроде старушка – божий одуванчик, а кружится шибче молодухи. Старики отвели нам гостевую комнату. Мы сначала хотели сарайчик переоборудовать, ну там сено подстелить, но бабушка посмотрела на нашего сержанта как на ненормального.
«Какой сарай, пойдем в дом», – она взяла меня за руку и чуть ли не силком потащила за собой. Сержант говорил ей, что командование не рекомендовало стеснять людей, да и не холодно еще было, можно было и в сарае ночевать. Бабушка Айшат, так ее звали, приготовила нам постель. На полу постелила матрацы, чистые простыни, одеяла, подушки. Мы уже 3 месяца не видали белых простыней, а тут такой комфорт. Даже страшно было в грязной одежде на постель садиться.
Разместив нас, бабушка принялась хлопотать у плиты, а дед запряг ишака и поехал по воду. Я на улице сидел, на лавочке. Смотрю и удивляюсь: вроде война рядом, а люди спокойны, только больше молчат, не до разговоров. К нам приходили соседские ребятишки, пацанам ведь интересно, а мне чудно кажется - сидят, лопочут по-своему, разглядывают винтовку, улыбаются. Вроде и войны нет. Вскоре и дед приехал, воду привез. У них на улице печка  была. Бабка быстро растопила ее, поставила большой котел, налила в него воду и наказала мне следить за огнем. Когда вода согрелась, бабушка заставила всех нас снять грязное обмундирование, позвала соседок. Те пришли со своими корытами и принялись стирать наши вещи. Воды дед привез много. После стирки бабушка Айшет согрела котел с водой еще раз и мы с удовольствием помылись. Дед достал машинку для стрижки и всех нас подстриг «под ноль». В нашей комнате бабушка прямо на пол постелила скатерть, поставила большой деревянный поднос с галушками, принесла вареное мясо, вот как у вас, налила в чашки бульон. Только галушки у нее были – во! – Арсений показал свою большую ладонь.
Отец кивнул:
– Да, раньше галушки большие делали.
– Ты не поверишь, после консервов и сухого пайка для нас это было чудом, – продолжил свой рассказ Арсений. – Мы уплетали за обе щеки, а бабушка знай заносила и подкладывала нам еду! Я когда увидел, как твоя хозяйка на стол собирает, сразу бабушку вспомнил. Мы провели в селе неделю, и каждый день бабушка Айшет баловала нас - то лепешек напечет, творог в масле приготовит или пироги с тыквой. Словом, мы раздобрели даже на таких харчах. Бабушка показывала нам портреты своих сыновей. Трое их у нее было, и все были на фронте. Один капитан, шпала в петлицах.
Вскоре нас кинули на передовую. Сельчане ушли в лес, но старики уходить не захотели. Это мы потом узнали. Там такое творилось, что не дай бог. Сегодня город наш, завтра немец ударит - мы отходим, послезавтра уже мы гоним фрица. От нашего отделения трое нас осталось в живых. А когда фрицам хребет сломали, они начали отступать. Не по зубам им оказался Малгобек. Перед наступлением мы всем отделением отпросились проведать наших стариков. Ротный нам даже машину дал, чтобы пешком не топали. Веришь, нет, ехал я как к себе домой. Приехали мы в село, я стою в кузове, смотрю, где бабушкин дом. Подъезжаем, во дворе никого. В доме тоже. Вышла соседка, она русский язык хорошо знала. Спрашиваем ее, где старики. Женщина заплакала. Оказалось, что убило нашу бабушку осколком. Соседка рассказала: за селом разбился сбитый советский самолет, летчик погиб. Женщины собрались пойти на место падения самолета и похоронить летчика.
- Мы взяли вилы, лопаты и пошли, – рассказывала соседка. – Нашли летчика, выкопали могилу, похоронили его. На могиле установили столбик, чтобы потом можно было найти это место. На обратном пути попали под обстрел артиллерии. Айшет и еще одну женщину убило сразу.
– А дед где? - спросил я.
– Деда забрал младший брат. Дед сильно сдал, болеет, – сказала соседка, вытирая слезы. - Проклятые фашисты, сколько горя из-за них…
– Пока мы говорили с женщиной, к нам подошли еще несколько человек. Среди них был юноша лет 16-ти. Мы попросили его показать нам кладбище и могилку бабушки. Парень залез в кузов, но прежде чем поехать, мы отдали этой соседке сахар, масло, чай, мыло и другие приготовленные для нашей бабушки подарки. Приехали на кладбище. У вас же не так, как у христиан. Вместо памятника ставят деревянный столбик. Я многое за войну видел, раненый был, из окружения выходил, но то состояние, которое у меня было на могиле бабушки Айшет, я никогда не забуду. Стою, слезы сами текут, ребята наши тоже молчат. Воздуха не хватает, дышать не могу. Как будто мать похоронили. Парнишка что-то шепчет про себя в ладони. Так вот… 
Он тяжело вздохнул и посмотрел на отца. Родители молчали, и только Мурад с Валькой в соседней комнате громко смеялись, рассказывая друг другу что-то свое, ребячье.
– Сейчас про Малгобек ничего не говорят, как будто и не было этой битвы, – сказал отец после паузы.
- Попомни мое слово, Хасанбек, - сказал Арсений, – придет и на вашу улицу праздник. Правда всегда побеждает. Плюнь на того, кто говорит что ингуши враги народа, не слушай эту муру. Люди правду знают и про Малгобек не забудут, вот увидишь.
Мать положила в кастрюлю давно остывшие галушки и мясо и подогрела еду.
– Давай, Арсений, за Победу, – предложил тост отец.
– И за дружбу, – добавил Арсений.
– А ну, идол, пойди-ка сюды, – позвал он Вальку. Валька бочком вошел в комнату.
- И ты иди, – позвал Арсений Мурата.
– Вот тебе три рубля, купи себе шоколадных конфет.
– Арсений протянул Мураду купюру. Мальчик посмотрел на отца.
-  Бери, бери, не боись, – улыбнулся Арсений.
– Спасибо, – прошептал мальчик и отошел. – Ну, пацаны, больше не деритесь, а то я вас всех вот этим ремнем отстегаю и никого спрашивать не буду, – Арсений показал широкий офицерский ремень на своих брюках.
– А ты, – обратился он к Вальке, - малого не трожь больше.
– Ладно, хозяева, спасибо за угощение, извиняйте, если что не так, – Арсений встал из-за стола и двинулся к двери. Отец проводил его до ворот, и крепко пожал протянутую руку.
– Видишь как, – засмеялся добродушно Арсений. – Если бы пацаны не подрались, так и жили бы мы каждый по себе, - ничего друг о друге не зная…

М. ХАНИЕВ 

 

 

 

 
Обустройство государственной границы Российской Федерации в Республике Ингушетия завершено досрочно
22 декабря в Ингушетии произошло знаменательное событие, которое наверняка войдет в историю нашей страны и ее пограничных войск. В местечке «Шон», что в Джейрахском районе республики, в торжественной обстановке состоялась сдача в эксплуатацию нового погранкомплекса. Это была последняя застава, которая строилась в Ингушетии в Рамках федеральной целевой программы по обустройству российско-грузинской границы. Построили заставу строители из ООО Инвест-2, которым руководит Абуязит Бацаев. На торжественное открытие погранкомплекса приехали заместитель председателя Народного Собрания - Парламента РИ Магомед Татриев, начальник управления президента РИ по работе с обращениями граждан Зелемхан Хаутиев, глава администрации Джейрахского района Яхья Мамилов, заместитель главы администрации г. Назрани Борис Шадыжев, заместитель министра ВД РИ Апти Халухаев, который привез в подарок пограничникам два комплекта видеоаппаратуры,  представители общественности, журналисты центральных и республиканских СМИ.

Торжественный митинг открыл начальник пограничного управления ФСБ РФ по РИ генерал Ю.Стрединин. Были исполнены гимны и подняты флаги Российской Федерации и Республики Ингушетия.
Юрий Стрединин поблагодарил руководство нашей страны за заботу о пограничниках, поздравил личный состав заставы с этим знаменательным событием. Начальник пограничного управления отметил труд строителей, наиболее отличившимся из них были вручены почетные грамоты и цветы.
– Я поздравляю вас всех с этим событием и благодарю президента Российской Федерации Владимира Путина, директора ФСБ Владимира Патрушева, руководителя погранвойск нашей страны Владимира Проничева, командующего погранвойсками ЮФО Николая Лисинского, руководство Ингушетии, - президента республики Мурата Зязикова, главу Джейрахского района Яхью Мамилова.  Моя глубокая благодарность всем строителям. Благодаря заботе и вниманию руководства Российской Федерации, ФСБ, пограничных войск, президента Ингушетии и главы района мы имеем сегодня такой результат, – сказал в своем приветственном слове генерал Стрединин. – Это наш общий успех, границу охраняет весь народ. Получив такой современный погранкомплекс со всеми удобствами, мы выполнили задачу обустройства государственной границы на ингушском участке.
Заверяю руководство нашей страны, что пограничники достойно выполняют свой воинский долг и обеспечат надежную охрану рубежей нашей Родины. – Речь генерала была встречена аплодисментами. Магомед Татриев поздравил всех собравшихся с открытием новой заставы и зачитал приветственный адрес президента Ингушетии пограничникам. Свои поздравления пограничникам  передал председатель Народного Собрания – Парламента РИ Махмуд Сакалов, которое огласил Магомед Татриев. Зелемхан Хаутиев, поздравив пограничников с этим событием, отметил, что с незапамятных времен ингуши охраняли границу и стояли на страже рубежей Ингушетии и России.
– Здесь, на этом месте, еще в 18 веке стоял ингушский пограничный пост, и жители Шоана  еще тогда охраняли рубежи нашей страны. Сегодня вы продолжаете их дело.  Желаю вам успешной службы, счастья здоровья и кавказского долголетия, - сказал Зелемхан Хаутиев и передал в подарок пограничникам портрет Элмарзы Хаутиева, жившего в этих местах. Элмарза прожил 157 лет, был верховным жрецом,  в 120 лет совершил хадж в Мекку.
– Это историческое для ингушей место, и, я думаю, что в новых условиях ваша служба будет намного легче.
Зелемхан Хаутиев пожелал пограничникам успехов в службе и поблагодарил их за ратный труд. Глава администрации Джейрахского района Яхья Мамилов подчеркнул, что все жители района ждали этого торжественного дня, когда граница будет полностью обустроена, и всемерно помогали пограничникам.
– Сегодня мы можем говорить о нашем общем успехе, потому что жители района считают вас своими, – сказал Яхья Мамилов. – Конечно, было много трудностей, но мы сделали это. Старейшины нашего района просили меня передать вам, что искренне рады за пограничников. Вы всегда можете рассчитывать на поддержку и помощь джейрахцев, как это было во время наводнения 2002 года. Наша дружба проверена временем и стихией и ничто не омрачит этой дружбы, – сказал глава района под аплодисменты.
Заместитель главы администрации г. Назрани Борис Шадыжев поздравил пограничников, и передал в виде подарка денежную премию от администрации города Назрани.
– Стало доброй традицией введение в строй застав, и наше общение. Вы служите в курортной зоне, где даже климат лечит. Желаю вам легкой службы, чтобы все вы, отслужив, вернулись к своим близким живыми и здоровыми, – пожелал пограничникам Борис Шадыжев.
Абуязит Бацаев отметил, что строительство заставы проходило в непростых условиях горной зоны.
- Мы старались для вас. Я желаю вам всего того, что вы желаете сами себе, – сказал Абуязит Бацаев, и под аплодисменты вручил начальнику заставы, капитану Николаю. Данилову символический ключ.
Николай Данилов поблагодарил командование погранвойск и строителей за строительство заставы, и заверил собравшихся в том, что пограничники не уронят чести и обеспечат охрану границы.
После митинга приглашенные осмотрели новый комплекс. Надо сказать, что здесь предусмотрены все условия для жизни и быта пограничников. Помещение даже трудно назвать казармой. Удобные комнаты на 4 человек, с душем, санузлом, скорее напоминают гостиничные номера со всеми удобствами. Для офицеров отведено одно крыло помещения с квартирами. Для четвероногих друзей пограничников построено капитальное помещение. Соблюдены все требования экологов. Словом, новый погранкомплекс соответствует всем требованиям. Гости остались довольны увиденным и оценили труд строителей. После экскурсии по заставе был дан праздничный обед, на котором прозвучало много добрых пожеланий в адрес пограничников.
Мы можем констатировать факт: обустройство ингушского участка государственной границы завершено досрочно. В Ингушетии реализована Федеральная программа обустройства государственной границы Российской Федерации. Наша республика первой из субъектов ЮФО выполнила эту задачу, и эта наша общая победа. В заключение этого материала хочу сказать, что ингушские строители, несмотря на необычные тяжелые, а порой и суровые условия, добросовестно выполнили свою задачу и возвели все 7 застав. Спасибо им всем за самоотверженный труд. Желаю пограничникам успешной службы и присоединяюсь ко всем добрым пожеланиям, прозвучавшим в их адрес.

Х. Магамедов

Р.S.  Недавно начальнику пограничного управления ФСБ РФ по РИ Юрию Стрединину присвоено воинское звание генерал-майор.
Поздравляем Юрия Ивановича с этим высоким воинским званием и желаем ему крепкого здоровья, счастья и успешной службы.      

 

        

 

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru