новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  4 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 90 (9858) четверг, 28 июня 2007 года

В седой древности
Фантастическая повесть.
Часть   вторая.
(Продолжение.
Начало в № 88,89)
Сейчас дело в другом: умные, выдержанные  люди не  должны все время находиться в состоянии вражды, войны с кем бы то ни было. Твоя  честь и достоинство не пострадает ни на  волос оттого, что на   перемирие  хотят пойти они. Это их право.  Нам нужно думать о твоей дальнейшей  жизни, о сватовстве, и привести в дом  Зальбику.  Может и такое случиться,  что  они  задумают опередить нас и встать нам  поперек  дороги. От них  можно что угодно ожидать. Подарками, разными  посулами и красивыми  словами могут склонить ее отца на свою сторону.
При упоминании имени Зальбики, кровь  прилила к лицу Готека, ему стало неловко, что Гяск затронул болезненную  для него тему, хотя он и отметил правоту  доводов старика.
«Артах может  какую угодно  совершить подлость, чтобы помешать мне  жениться на  Зальбике. Нельзя позволить  ему  опередить меня. Тогда  неминуемо прольётся  кровь. А мне  без  Зальбики  не  жить».
- Что ты предлагаешь, Гяск? Что  я  должен сделать?  Хотя  видит Даьла, что я день и ночь мечтаю  встретиться с Артахом и отомстить  ему  за  все.
- Что я предлагаю,- словно не замечая кипящего состояния Готека сказал мудрый старик. – Предлагаю, нет,  даже  настаиваю пойти на примирение с тейпом  Мутуза, очиститься  от  кровной вражды и заняться своими  делами.     В тот же или на  другой же  день, после  обряда  примирения,  послать  сватов к Элбузко – отцу  Зальбики. На  этом  я настаиваю и, думаю, с этим и Кадаж согласен. Так ведь?
Гяск перевел взгляд на Кадажа и приготовился услышать  его ответ.
- Да, уважаемый Гяск.  Лучше  худой  мир, чем  кровная  вражда.  Тем  более они  этого сами  хотят и идут на переговоры. Дов уносит жизни людей.  Даьла и остальные боги не простят нам, что мы не  пошли  на  примирение,  когда  для этого есть   возможность.  Зачем проливать  понапрасну  кровь?
- Правильно, Кадаж!  А что ты скажешь, Готек?
После небольшого колебания тот произнес.
- Уважаемый вай  тейпан  вокха  саг.   Я поступлю так, как  ты скажешь. Хотя, я еще повторяю, простить Артаха я и не собирался. Действительно, я не хотел бы, чтобы из-за меня пролилась кровь  кого-нибудь из нашего  рода. Это было бы ужасно. Я до сих пор  не могу простить, что Асгири   вместо меня  решил разделаться с Артахом.  Решай так, как  считаешь  нужным. Ты мудрый,  ты старший в нашем  роду, и мы все  должны  слушаться тебя. И  всегда слушаемся  и следуем  твоим советам и указаниям.
- Вот и хорошо,- удовлетворенно вздохнул Гяск, чувствуя,  что тяжелая ноша упала с его плеч после его слов.- Запомните оба, что  говорили наши  старики: хороший  кинжал тот, который  лежит в ножнах, а не  тот, который проливает кровь людей.  Сегодня  же  скажу Муски, что  Мутуз может присылать стариков для  перемирия. Я знал, Готек, что  другого  решения  ты не примешь.  
- Примирение  проведем в священный праздник  на  священной  горе Маьтт-Лоам, у святилища Мятцели.
Гяск  встал, за ним поднялся и Кадаж.
- Ну, мы  пойдем,  у меня есть неотложные  дела. Надо съездить  к  жрецу Магалу и посоветоваться с ним.
Жрец  Магал  жил в соседнем ауле.  О нем говорили, что этот мудрец, известнейший  среди всех  галгаевцев, имел  дружбу со «звездой ветров»,  «белой   змеёй» и  “благодатной  птичкой”.
Услышав, что  Гяск  собирается  уходить,  Готек  запротестовал.
- Нет,  нет!  Пока не покушаете,  я вас не отпущу!
Гяск отрицательно покачал  головой.
- Я недавно поел.  Мне надо  идти, а Кадаж может остаться, если  желает.
- Нет, я тоже пойду.
- Все равно скоро время обеда. Даьра не уйдете  из моей  башни, пока не покушаете. Нани будет очень недовольна, если уйдете  так. Сейчас я позову нани, посмотрим, что вы ей скажете.
Готек  открыл дверь, позвал Сахар.
- Нани, они собираются  уходить, отказываются покушать у нас.
- Как вы могли даже так подумать, уважаемый Гяск!- укоризненно произнесла Сахар, входя в комнату.-  У нас  все уже готово, осталось  только Джине поставить на стол. Садитесь, садитесь и без разговоров.
Гяск попытался отказаться, но ничего не  получилось. Видя, что Сахар их так просто не выпустит, он  сел на свое  место, жестом усадил и Кадажа.
- Делать нечего,  не отпустит нас Сахар, пока не накормит,- улыбнулся старик.
- Недавно только поел я, не  хочется  кушать,- произнес Кадаж, садясь на стул.
И, обращаясь к Гяску, добавил, недовольный в душе  на себя, что не удалось удержать его дома, чтобы он поел у них.            
- Права была Пятимат, когда говорила  –  от  Сахар  так  легко не уйдем. Она обязательно  заставит поесть. И никакие  отговорки не  подействуют на неё.
- Да разве мы сможем  противиться ей? Она и слушать нас не  хочет!- улыбаясь, заключил Гяск.
- Что за  разговоры?- удивленно произнесла Сахар.- Как можно отпускать  гостей, не покормив их? Да после  этого бог Елт, помогающий вырастить нам  хлеб и дающий удачу нашим мужчинам на  охоте будет недоволен. Он и сам Даьла отвернутся от нашего  очага! Беркат уйдет из нашей  башни.
- Ты права, Сахар,- уже с серьезным  лицом сказал  Гяск..- богов нельзя гневить.
- Вот  и я об этом же говорю.- Гость в доме – самая большая радость для хозяев.
- Готек, садись  вместе с нами, не стой.
- Конечно, ты тоже с ними садись,- поддержала старика  мать.- Мы с Джиной сами накроем стол.
- Садись,- сказал Кадаж, придвигая низенький трехногий стул к себе  рядом.
Готек  подождал, пока Джина не принесла на деревянных тарелках сваренную баранину, поджаренное турье мясо, лепешки и подливу в небольших чашечках, все расставил на столе и сел  рядом с Кадажем.

* * * *
- Это уже становится интересным. Отец Артаха думает уладить вражду с Готеком.
- Да, Тимур. И нам нужно проследить, как пройдет это примирение. – Ведь  любопытно подсмотреть, как в старину решались подобные дела, и увидеть сам обряд жертвоприношения на горе Маьт-Лоам. 
-Конечно, интересно понаблюдать, какие обычаи соблюдали   наши предки.   Тимур на  минуту задумался. Затем повел брата в кабинет отца, где на полках и в книжных шкафах стояли сотни книг.
- Что ты задумал?
- Хочу посмотреть одну книгу, в которой описывается, как проводили праздники наши предки в старину.
 Тимур подошел к одной полке и стал искать нужную книгу.
- Я вижу,  у твоего отца Берса богатая библиотека.
- Он же научный работник, и без книг ему просто невозможно обойтись.
- Тут целая полка с книгами местных писателей.
- Да, она его гордость. Многих писателей он знал лично. Они подарили ему свои книги со своими автографами. Вот, например, книга Идриса Базоркина  «Из тьмы веков».  Читал её?                               
- Ну конечно!   
 Алайг достал с полки увесистый том самого первого издания, прочитал надпись, сделанную самим писателем отцу Тимура – Берсу.
- Здесь описывается жизнь наших предков сто пятьдесят- двести лет назад. Тогда уже было огнестрельное оружие. А мы с тобой побывали у наших предков  еще раньше на несколько веков.
- Да. А вот книги Ахмета Бокова «Сыновья Беки», сборники стихов Капитона Чахкиева, Магомед-Саида Плиева, Гирихана Гагиева, Магомеда Вышегурова, Азмат-Гири Угурчиева, Башира Тимурзиева. Рядом книги  ученого, профессора Ибрагима  Дахкильгова «Ингушские сказки, сказания и предания», писателя и поэта  Саида Чахкиева  «Золотые столбы» и «В тисках».  
-С большим интересом прочитал дважды книгу «Золотые столбы». Ведь в ней Саид, еще, будучи студентом литературного института, не побоялся существующей власти и написал правду о выселении нашего народа в Среднюю Азию и Казахстан. Об этом мне папа говорил и всегда подчеркивал, что  Саид очень благородный, глубоко порядочный, мужественный и как человек, и как писатель.
- Да, мой отец тоже самое говорит. Он ведь лично знаком с писателем и поддерживает с ним дружеские  отношения.     
- Тимур, а это что за маленькая книжка в светло-голубой обложке?
- А, это наша молодая ингушская поэтесса Раиса  Дидигова. Сборник стихов называется «Прикосновение».  Пишет очень талантливые, глубоко патриотичные и  философского содержания стихи. Папа с ней лично знаком, не один год работал с ней. Говорит очень толковая,  умная и глубоко порядочная поэтесса.
Алайг  взял маленький томик с полки, полистал его и прочитал некоторые из них.
- Замечательные стихи, правда, некоторые строчки нужно прочитать несколько раз, чтобы понять глубинный смысл и саму суть произведения.
- Совершенно верно,  Алайг. – А вот эта книга, ради которой я привел тебя сюда.
Тимур достает  с полки книгу в светло-зеленой обложке, на которой сверху написано: « Чах Эльмурзаевич Ахриев. Избранное».
- Что это за книга?
- Здесь собраны  статьи, написанные в разные времена, одного из первых просветителей ингушского народа, этнографа и ученого Чаха Ахриева. Выпустил эту книгу известный ингушский ученый, писатель и литературный критик Мальсагов Абу Увайсович - человек большого ума, благородства и патриот своего народа, одержимый в своей работе. Слышал о нем?                 
- Конечно, слышал. Более того, его один умный человек назвал «ингушским Белинским». Он еще на протяжении многих лет был редактором первого толстого ингушского,  литературно-художественного  журнала.
- Правильно, Алайг. Так вот, в этой  книге есть статья Чаха Ахриева «Ингушские праздники». В ней описывается, как ингуши в древние  времена праздновали религиозный праздник Мятцели на Столовой горе.
- Это же интересно! Давай прочитаем.

*  *  *
Муски подъехал к воротам  башни Долтака,  спешился. Навстречу выбежал                           юноша, взял поводья коня, поздоровался.
- Ди дика хилда хьа! Добрый день!
- Диканца вахалва хьо! Живи хорошо и долго!
Прошли широкий  двор, мимо загона  для  скота, спокойно  бродящих кур, лениво помахивающих хвостами двух собак, внимательно смотревших на незнакомца с хозяйским  сыном, взошли  по каменным ступенькам на второй  этаж, подошли к гостевой комнате. Навстречу им  уже выходил Долтак. Женщин не  было видно.
- Ди дикха  хилда! С приездом Муски!
Долтак  крепко пожимает ему  руку.
Отвечая на приветствие, Муски расспросил его о делах, о здоровье домочадцев.
- Слава Богу,  все  хорошо. Пока  жаловаться грех. Проходи в хаьши ца, Мутуз  ждет тебя.
Муски вошел в  помещение, где ему уже все  было  знакомо. Мутуз сидел на  нарах. При виде его он поднялся, как и в прошлый раз обнял его, усадил рядом с собой.
- Как дела, здоровье в семье?
- Хорошо. Вы все как поживаете?
- Да тоже нормально! Ну, с какими вестями ты приехал?
- Все, благодаря  Всевышнему  и остальным богам, хорошо. Поговорил с Гяском. И вот сегодня он сообщил мне, что его усилия с Готеком не пропали даром. Он убедил Готека и Кадажа, что необходимо прекратить вражду. Обряд примирения решили провести в  ближайшее время у эльгуца святому Мятцели  на  горе Мьатт-Лоам, когда  будет  большой  праздник и жертвоприношение животных.
- Очень хорошо! Я  благодарен тебе, Муски, за помощь нашему роду в переговорах, чтобы прекратить кровную вражду.  А как отнесся Гяск к нашему  желанию прекратить дов?
- Гяск  вел себя вполне  спокойно, выдержанно. Чувствовалось – этот мудрый старейшина  их рода понимает, что лучше  примирить обоих, чем  всегда  находиться в состоянии вражды, все время  быть начеку и ходить с опаской или выискивать момент для  сведения счетов с кровником.
- Очень даже правильное  решение. Всегда в любом тейпе  найдутся сдержанные, мудрые старики, которые не толкают молодых  на  неправильные действия, в отличие от горячих и вспыльчивых голов,- отметил Мутуз.
- Мы все галгаевцы знаем, что это не признак малодушия  или  страха,- вмешался в  разговор  Долтак. - Горцы понимают, если кого-нибудь заподозрить в слабости  или  в трусости, то ему становится трудно жить  среди людей. Поэтому  любой  из них  предпочитает  погибнуть даже  в неравной  схватке, чем  жить с позорной кличкой  труса.
- Ты прав, Долтак, - согласился с ним  Мутуз.- Мы знаем, что их род  не назовешь слабым или малодушным. У них  много достойных и смелых мужчин. Есть среди них настоящие  къонахий.
- Правильно.  Недаром наши старики говорили: “Лучше враждовать с умным и мужественным,  чем дружить с дураком”,- заключил Муски.- Нам надо подумать, кто будет разговаривать с Гяском и стариками из их тейпа? Кого думаешь послать?
Мутуз давно обдумал кого из самых почитаемых  стариков из селения Фалхан, Таргима и Лялага  отправить для примирения с Готеком. Он перечислил их.
- Соси, мой сосед из Лялага,  Хосем  из Таргима,  Алхаст из села Фалхан и тебя, Муски.
- Да, Мутуз, авторитетных судей,  кхиелхой,  ты подобрал. Себя не отношу к ним, моя известность среди галгаевцев  не столь высока, как их.
- Не говори так,-  возразил Мутуз.- Твой авторитет достаточно высок среди горцев, и ты  на  себя не  наговаривай. Поэтому я и обратился к тебе. Еще раз баркал, Муски, что принял участие в нашем деле и оказываешь нам неоценимую помощь.
- Ну что ты, Мутуз! Мое участие не такое и большое. Основное  дело еще впереди. Нужно совершить перемирие  так, чтобы  были наименьшие  расходы.             
А для этого нужно спорить и доказывать другой стороне. Тут нужны умные, умудренные опытом, авторитетные  люди, умеющие красиво, убедительно и дельно говорить и спорить.  Ты  удачно подобрал таких стариков. Они  и расходы твои попытаются уменьшить. С их мнением та сторона обязательно посчитается.
-Расходы меня не сильно волнуют. У меня  все есть, чтобы уплатить, как полагается в таких случаях. Меня беспокоит как  с  честью и достоинством выйти из этого дела, чтобы в дальнейшей жизни моему  сыну, всему нашему  тейпу не стыдно было галгаевцам в глаза смотреть.
«Да, расходы  тебя не сильно волнуют,- подумал Муски.- У тебя не убудет, если даже еще  две-три кровные  вражды придется  улаживать. Честь у нас в горах превыше  всего, и не всегда ее можно купить, даже если ты и очень  богат. Посмотрим, как пройдет примирение. Отвечать придется на разные вопросы перед стариками и той, и этой стороне».
- Между молодыми иногда  бывают стычки,- произнес, ничего не  знавший о подробностях ссоры Артаха с Готеком, стоявший поодаль хозяин башни Долтак. Я думаю, что молодые, горячие, вот и повздорили между собой.
Мутуз, не раскрывая  истинную причину конфликта, не стал вдаваться в подробности, произнес:
- Оба  хороши, оба не  сдержались от взаимных оскорблений. Вспылили, вот и завязалась потасовка. Мой не сдержанным бывает, не прощает обид. Вот и ударил кинжалом первый.  Ничего, судьи, старейшины кхела разберутся во всем и оценят поступок каждого. Значит, примирение пройдет на горе  Маьт-Лоам у святилища Мятцил  через два-три дня?
- Да.  Возле  большого камня, на котором впервые выступил Магал. У Магал кхера.
- Хорошо. Время еще есть подготовиться.  Необходимо обдумать, как Артаху нужно отвечать на  вопросы судей. Об этом мы еще с ним поговорим. Долтак, скажешь Артаху и Умаху, чтобы никуда  в эти дни не отлучались, пока не  закончится примирение.
- Да они сами это понимают, находятся тут неподалеку в соседней  башне.
- Значит, основную подготовку мы провели, остается дождаться  дня, когда все соберутся у святилища.  Для всех нас священный праздник отметим, и примирение проведем.  Думаю, для нас он станет  радостным событием вдвойне,- заключил Мутуз, довольный в душе таким исходом дела.
- Конечно,- поддержал его Муски.- Провести примирение кровников  в священный для всех галгаевцев  день не всегда случается. Таких совпадений на моей  жизни  было  мало.
- Это знак свыше, - добавил хозяин  башни. - Боги нам помогут в этом  деле.
- Слава всем богам!- воскликнул Мутуз.- А теперь пора, Долтак, основательно подкрепиться. Я что-то  проголодался уже. Что у тебя  сегодня?
- Турье мясо. Вчера только Инал подстрелил на охоте. Стрела попала прямо в сердце.
- Молодец!- похвалил Муски.- Меткий сын у тебя. Такое  редко кому  удается на охоте.
- Да он постоянно пропадает с парнями на охоте,- произнес, польщенный Долтак.- Вот и научился хорошо из лука стрелять.
- Очень хорошо! Мне  нравится турье мясо своим особым вкусом, да и не слишком  жирное, как баранина. Скажи, чтобы  подавали.
Долтак кивнул головой, открыл дверь, отдал указание Иналу, находившемуся в соседней комнате и готовому в любую минуту выполнить поручение старших,  заносить  еду.

* * *
Только лучи богини утренней зари Малха Аза коснулись вершины священной горы Маьт-Лоам, Шадаж, Эли и Джантемир были уже на ногах. Тебо  еще крепко спал после  вчерашнего напряженного труда у соседа.
Шадаж, хотя тоже потрудился вместе с братом, но не так сильно устал, потому что старший  Тебо всю физическую нагрузку  брал на себя.
Все  трое засобирались пасти  скот. Мать Пятимат хорошо накормила их, уложила в матерчатые  сумки - талсаш лепешки,  куски холодной  баранины, творог. В бурдюки  набрала воды.
Все трое  вскочили на  своих любимцев скакунов и погнали пасти небольшое  свое стадо из коней, коров, молодых коз, телят и баранов.
День обещал быть ярким, солнечным. Только приятное дуновение ласкового ветерка обдавал подростков своей  прохладой. Выбрались за село, которое  быстро оживало. Горцы вставали рано, каждый  занимался своим привычным  делом, будь хоть млад, хоть стар.  Все галгаевцы  кормились своим  трудом. Мальчики   громко приветствовали попадавших навстречу односельчан, желали им  счастливой дороги.
- Жантемир, подгони со своей стороны коров, не давай им  здесь пастись! - громко приказывал Шадаж. - На нашем месте трава густая и сочнее.
- Хьейч! Хьай!- щелкнул кнутом Жантемир, наезжая конем на отставших коров и буренок, пытавшихся щипать  траву в стороне.
- Эли и ты заворачивай со своей стороны, не отставай!
Шадаж ехал на своем коне в центре, а по  бокам гнали стадо  его младшие  братья. Ему, как  старшему,  необходимо было следить за всем, он понимал, что он за все в ответе перед воти. Вспорхнула сидевшая впереди на  тропинке  с хохолком на голове красивая  птица удод. Пролетела несколько метров и села на покатом  косогоре. Затем опять вспорхнула и перелетела на другое  место.
- Смотрите!- воскликнул Жантемир. - тушол-котам, священная птица богини Тушоли!
- И красивая какая!- изумился Эли.- И вот вторая подлетела к ней. Если они нам повстречались – значит день будет удачным. – Так всегда нани говорит.
- Правильно,- согласился с ним Шадаж.- Увидишь тушол-котам    -  жди удачи, она обязательно принесет счастье.
Конечно,- согласился с ним Жантемир, поравнявшись с его конем. – Эти птицы не просто нас  сопровождают. Это нас  богиня Тушоли оберегает. Спасибо ей за это! 
Вскоре они добрались до своего любимого места, где обычно пасли  свое небольшое стадо. Слезли с коней, расседлали их, пустили пастись с остальными. Расстелили в тени  деревьев коврики, сложили рядом с ними сумки с едой.
Шадаж опустился на край  коврика, лег на правый бок, подперев правой рукой  голову. Братья тоже расположились напротив него. Эли, поджав ноги под себя, а Жантемир лег на спину, устремив  взгляд в высокую синеву неба.
- Вот на этом самом месте тогда мы пасли  овец, - начал  Шадаж, - когда с нами были  друзья-джигиты, божьи посланники Тимур и Алайг.-Вот такая же тогда  была солнечная погода, высоко в небе  кружил  орел.      
- И сейчас в небе виден орёл, - сказал Жантемир.
- Где? - спросил Эли.
- Вон, высоко в небе, возле горных скал.
- Наверное, там его  гнездо,  сейчас он высматривает  добычу для своих птенцов,- высказал  предположение Шадаж.

(Продолжение следует)

 

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru