новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 84 (9851) вторник, 19 июня 2007 года

Она причастна к Истории Малгобека…
Если война прошла сквозь самое сердце, то это надолго, и на всю жизнь в  нем останутся рубцы, которые будут кровоточить и болеть как перед ненастной погодой. И память не сгладит, и годы не выветрят то страшное время, когда после освобождения Малгобека от фашистов жители города подбирали трупы погибших солдат–мальчишек. Они лежали крепко прижавшись к земле, словно к груди родной матери, юные, беспомощные, до боли свои, родные…
Четырнадцатилетняя Вера Остапенко не находила себе места: комок непрошенных слез застывал в самом горле – и выплакаться не получалось, и успокоиться не хватало сил. Перехватывало дыхание. Закрыв лицо руками, она вспоминала, как эти семнадцати- восемнадцатилетние мальчики из пехотных училищ проходили по ее родной улице, как падали потом, сраженные наповал, некоторые успевали закричать: “Мама, мамочка!” И это было самое страшное… В девочке рано проснулся материнский инстинкт – уберечь, заслонить собой, пожалеть… Но что она тогда могла – юная, хрупкая… Вместе со взрослыми она хоронила мальчишек–солдат, закусив губы, не вытирая слез… Это о тех мальчишках и о себе напишет потом московский поэт М.В. Владимов:

“Нам было только 18,
И даже меньше кой-кому.
И до сих пор еще мне снятся
Друзья, упавшие в дыму.
… И не могу я без волненья
Читать табличку под горой:
24 год рожденья.
Сраженья – год 42!”

“Красные маки, как красные капли крови”…
“Я – в Малгобеке. Девятое мая.
Время еще у рассветной межи.
Вместе с зарей в тишине поднимаюсь
На высоту, на свои рубежи.
Где-то внизу транспаранты и стяги,
Здесь, будто вспышки живого огня,
Красные, красные, красные маки
Вышли встречать, окружили меня.
Словно бы ждали на поле атаки
Именно этого дня, расцвели…
Красные маки, как алые капли
Крови, впитавшейся в поры земли.
Тропкой иду я к окопам забытым,
Красные маки бегут впереди,
Словно сегодняшние следопыты
Памяти воинской поводыри.
Я ухожу и веселою стайкой
Маки – за мной, провожают меня.
Словно надевшая красные майки
Щедрых ингушских дворов ребятня…”

Защитник Малгобека, почетный гражданин этого города, московский поэт и журналист Михаил Владимирович Владимов написал это стихотворение в день праздника Победы в 1987 году, приехав на малгобекскую землю,  чтобы встретиться со своими однополчанами. Утром родились эти строки, а вечером Владимов встретился со следопытами из школы-интерната №4. Нарядные и счастливые, они были взволнованы предстоящей встречей с ветеранами. Но больше других волновалась Вера Ивановна Слепцова (та самая Верочка Остапенко, которая хоронила безусых солдат).

Ее уроки Мужества
Девочка–подросток выросла в красивую девушку, стала учительницей, обзавелась семьей. Но в сердце навсегда осталась боль от пережитого, а в памяти – та страшная картина. И теперь уже своим ученикам Вера Ивановна Слепцова рассказывала о героическом времени. Рассказывала, а сама наблюдала: слушают ли? Не навязывая собственного мнения, она просто рассказывала детям о войне, приобщая их к мужеству, делая их причастными к истории своего народа и своего города.

Герои на Малгобекской земле
Все мы знаем о подвиге Александра Матросова, но не все знают, что за три месяца до Матросова такой же подвиг совершил на Малгобекской земле Никита Уличный. А ученики Веры Ивановны знали.
… Шел 1972 год. Вера Ивановна обучала премудростям русского языка и литературы ребятишек в школе-интернате №4. При подготовке к очередному уроку (а изучалось произведение В. Катаева “Сын полка”) учительница обратила внимание на статью в районной газете “Ленинское знамя” с аналогичным названием. Прочитала и подумала: “Вот удача, статья как по заказу, теперь ребятам расскажу о подвиге мальчонки на малгобекской земле”. А в газете был материал о Коле Крюкове – сыне полка 176-й стрелковой дивизии. Его написала Елена Васильевна Пивоварова, которая в годы войны была санинструктором и видела, как погиб в районе СШ №6 десятилетний мальчик Коля Крюков, зажав в руке провод.

Начало следопытской работы
Прочитала Вера Ивановна своим четвероклассникам газетную вырезку, посыпались вопросы: “Кто написал?” “Где живет эта женщина?” А кто-то даже предложил: “Давайте ей письмо напишем!” И написали в Тобольск, в культпросветучилище (место работы Е.Пивоваровой). Вот тогда-то все и началось. Вера Ивановна Слепцова вместе с бывшим директором интерната Б.У. Льяновым (сейчас он директор гимназии в Карабулаке) решили создать уголок боевой славы. Ребята назвали свою группу “Поиск”, написали письмо в Совет ветеранов в Москву. В 1976 году в школе-интернате состоялась первая встреча ребят с ветеранами 176-й стрелковой дивизии. Затем в гости к ребятам приехал корреспондент Всесоюзного радио и записал их выступления. После передачи полетели письма в Малгобек: ветераны присылали свои воспоминания, родственники разыскивали на Малгобекской  земле могилы погибших.

Так образовался Музей
Постепенно Уголок боевой славы превратился в музей, который постоянно  пополнялся экспонатами. Появились карты и схемы боев, фотографии, книги, письма. Был избран Совет музея, появились секции экскурсоводов, оформителей и отвечающих за переписку с ветеранами. Участились встречи с ветеранами – защитниками Малгобека. На глазах у ребят происходили удивительные встречи. В 1981 году Иван Митрофанович Лапшов, почетный гражданин Малгобека, встретился в школе–интернате с Анной Федоровной Белогаевой, которую все однополчане считали погибшей. Эта встреча взволновала всех, а дети получили урок фронтовой дружбы и верности. У музея появился официальный документ – паспорт. А труд Веры Ивановны был отмечен высокой наградой – орденом Дружбы народов.
… В тот день Слепцова находилась на курсах повышения квалификации в Грозном. Шли занятия. День обычный, каких было много. Но Вера Ивановна замечала на себе любопытные взгляды коллег. Наконец, кто-то не выдержал и спросил: “Вы вчера читали “Грозненский рабочий»? Так уж вышло, что последнего номера газеты Вера Ивановна не видела. И, естественно, ничего не знала о награждении. После лекции ее поздравили совершенно незнакомые люди и подарили букет живых цветов.

“Спасибо Вам за все, что Вы сделали для нас”…
Какая награда может заменить вот эти слова: “Здравствуйте, мамочка! С горячим солдатским приветом к Вам Руслан. Вот получил Ваше письмо и торопливо пишу ответ. Большое Вам спасибо. Из письма узнал многое, главное, что наши ребята призываются в армию. Молодцы, надо отдать свой долг Родине. Вера Ивановна, как у Вас идут дела, как здоровье, работа? Не тратьте много сил, берегите себя. Простите  нас всех за наши детские шалости, мы никогда не забудем Вашу доброту. Спасибо Вам за все, что Вы сделали для нас. Коротко о себе: жив, здоров, служба идет отлично. Вы пишите, что Тима Ахриев в Афганистане, если он действительно здесь служит, то мы обязательно встретимся. Рота у нас выездная. Два дня мы провели в городе М., восстанавливали мечеть, которую два раза взрывали душманы. Здесь служат ребята разных национальностей. Вера Ивановна, передайте привет всем учителям, поварам, нянечкам, ребятам. Пишите, я буду Вам отвечать. До свидания. Руслан”.
Это строки из письма Руслана Цечоева, выпускника школы-интерната. Ученики Слепцовой выросли большими интернационалистами. А когда учительница вышла на пенсию, приезжали к ней с подарками.

По истечении лет…
Сейчас музея, который создавала Вера Ивановна по крупицам, в школе-интернате №4 нет. Говорят, что многие экспонаты переданы в филиал музея краеведения.
Ничего не известно и о дальнейшей жизни Веры Ивановны. Заболев, она уехала к дочери. Но осталась в Малгобеке память об этой удивительной женщине, которая  обновляла постоянно героические страницы своего города. Она была предана любимому делу и причастна к истории Малгобека.

Светлана ИЗОТЬЕВА

 

 

 

ЧЕЛОВЕК, ПЕРЕХИТРИВШИЙ ГАЛИЛЕЯ
Этот человек порвал с представлениями, которые для многих являются господствующими в науке. Он использует природу в качестве своего главного учителя.

 

Жаль, очень жаль, что друг мой, Магомет Сагов, работает теперь не на Россию. Что ему теперь Россия, если участия в его судьбе она не принимала, а, наоборот, отторгала его?! Участие в нем прияли другие.
Здесь он оставил печаль, там обрел радость. Маленькая скандинавская страна приняла и обласкала его…
 Евгений Темчин, писатель, журналист

 

В пятницу, 22-го июня, когда солнце уже склонялось к западу, небольшой вертолет вырулил на взлётную площадку. Через минуту заревели винты, замелькали под лопастями сигнальные огни. Заложив длинный вираж, вертолет направился вдоль холмистой гряды. Через полчаса под ним оказался обычный, на первый взгляд, городок. Несколько улиц, два-три десятка домов, парочка высоких башен, бассейн, корпуса складов, несколькоприпаркованных автомобилей.   Трое пассажиров засуетились, приводя в действие установленное в салоне оборудование.
Оно было небольшим и с виду очень мирным. Вертикальный голубой тубус с наклеенными на нем яркими цветочками проходил сквозь пол салона до днища фюзеляжа, заканчиваясь тонкой ребристой решеткой. Снаружи на хвостовом оперении, под кабиной закреплены видеокамеры.
По всему было видно, что фирма по производству аппаратуры для контроля и защиты  окружающей среды хочет каким-то образом   исследовать затерянный среди холмов поселок, а, заодно, немного заработать: сделать фотографии домов для того, чтобы их владельцы повесили в прихожей красивое изображение родного очага, сделанное с высоты птичьего полета.
Через полчаса, похожая на большую стрекозу машина снизилась и пошла над домами на высоте не более ста метров. В голубом тубусе что-то мягко и быстро защелкало, закрутились магнитофоны бортовых видеокамер. На плоских экранах появилось изображение крыш, которые вдруг стали проседать до земли, ломаясь на грудах кирпичей, бетонных балок и железных каркасах. Все, над чем пролетал вертолет, мгновенно превращалось в строительный мусор, как будто неведомая сила выдергивала из-под тяжелых зданий фундаменты, а столбы и металлические мачты ломала, как спички.
Вертолет продолжал утюжить воздушное пространство, каждый раз оставляя на своем пути до основания разрушенный квартал. Зрелище удивительное, невероятное! Но... не страшное. Не видно было бегущих, обезумевших от ужаса людей, не сверкали искры, не вырывались языки пламени. Внизу - ни одной живой души. Кроме того, в мертвом, теперь уже по-настоящему мёртвом городе не было ни водопровода, ни линий электропередач. Но все построенное - самое настоящее! И оно, сделанное по всем правилам строительного мастерства, разрушалось до мельчайших кусочков!
Наконец, вертолет сел на окраине этого, как уже стало ясно, экспериментального полигона. Вышедшие из него люди немного подождали, когда осядет пыль, и прошли вдоль улиц, еще несколько минут назад чистеньких, ровненьких, с аккуратными постройками.
Все, абсолютно всеоказалось до основания разбито! Как будто каждое строение долго били огромными молотками и зубилами, крошили все, что можно было превратить в строительный мусор. Припаркованные автомобили походили на разноцветные листы сплющенного металла. Как будто на каждый из них падала тяжеленная плита, а потом сама развалилась на куски.
В кабине вертолета, чтобы хоть как-то унять сильное волнение от увиденного, четверо мужчин выпили по банке холодного сока и подвели некоторые итоги. На строительство всего экспериментального комплекса ушло чуть больше 10 миллионов долларов. Загадочный голубой тубус, глухо урча, превратил их в каменный хлам за 10 минут, питаясь от маломощного бортового генератора. И никакого тошнотворного запаха, обычно идущего от сверхмощных зарядов, никакой радиации, никаких последующих дождей и ураганов. Сработал сверхчистый механизм огромной разрушительной силы, к тому же практически бесшумный.
«Послушайте, Петр! - обратился академик Магомет Сагов к своему коллеге. - А наш опытный квантогенератор никуда не увозили? А то мне приснился страшный сон. Вполне возможно, что в воскресенье много гулял, а свежий воздух так пьянит, знаете ли. Посмотрите, все ли на месте, и слайды с дисками приготовьте. Ко мне журналисты хотят нагрянуть».
Ингуш по национальности, старательный и любознательный ученик, Магомет Сагов школу в родной Ингушетии окончить не смог. И не по своей воле. Согласно указанию великого вождя, его родители, вместе с тысячами и тысячами других земляков, были в одночасье посажены в товарные вагоны и, как говорилось в строке указа, «перемещены для компактного проживания на территории других советских республик». Семье Саговых предписали Казахстан. Здесь была с отличием закончена школа, потом институт — тоже блестяще. Магомед защитил кандидатскую диссертацию и начал работать над тем, о чем мечтал, наверное, с детства: найти практическое применение той гигантской энергии земного притяжения, которую природа бесплатно раздала всему живому и неживому на Земле.
Его первые опыты прошли необыкновенно успешно. Вроде бы несложная тема - «Оптимальная конфигурация автомобильных покрышек для повышения проходимости тяжелых дорожных машин» - обернулась изобретением особого колеса, .настолько повышающего эффективность движения по непроходимым сыпучим пескам, что им моментально заинтересовались военные.
Проведенные испытания оказались поразительными. До сих пор в архиве Сагова сохранилась киносъемка двух одинаковых армейских вездеходов, один из которых оставляет под колесами бархан за барханом, а другой, «обутый» в стандартную резину, безнадежно тонет в сыпучем песке, ожидая трактора-тягача.
Готовилось специальное постановление о «внедрении и широком применении в интересах повышения обороноспособности...» Но грянул распад «единого и неделимого государства рабочих и крестьян», могучий Союз раскололся на мелконациональные куски.
Столичные ученые стремились хоть что-то спасти от полного разрушения. Академик Артоболевский, уже давно заметивший Сагова и его поражающие даже ученое сознание фантастические эксперименты, настоял на переводе лаборатории в Москву. В Бауманском институте выделили комнатку, с трудом нашли помощников, готовых создавать механические шедевры за копеечную зарплату. Именно здесь, в «Бауманке», Сагову  удалось соединить три самостоятельные науки: физику, биологию и квантовую механику. Здесь же была придумана и концепция необычного насоса. Вернее, перекачивающей системы, главной частью которой являлся механический излучатель квантовых колебаний.
Со времен Архимеда все насосы в мире работали и работают только на двух принципах. Они либо вытягивают жидкости различной вязкости, либо давят на них, проталкивая в различные емкости. И тот, и другой способы транспортировки с помощью обыкновенных насосов требуют больших затрат энергии, а коэффициент полезного действия (КПД) ни в каком случае не превышает 40 %.
К тому же в 1594 году Галилео Галилей вывел постулат, согласно которому столб воды, который может «вытянуть» любой, даже сверхмощный насос, не бывает больше 10 метров. Что установленный Галилеем десятиметровый предел никому из инженеров и ученых не удалось превзойти за прошедшие 400 лет. Никому, кроме Магомета Сагова...
Надо сказать, что к тому времени Сагов уже разработал особенное, не разрушающее почву колесо. Обутые в них машины и трактора не мяли траву, не вязли в мокрой земле и, как уже было сказано, не буксовали в сыпучих песках. И что самое поразительное: чем больше оказывалась на колесо нагрузка, тем сильнее оно вылезало из сухой или жидкой хляби!
- Я все подсмотрел у мудрой Матери - Природы, - говорит Сагов. - Верблюд бегает по пескам, северный олень обгоняет самые современные снегоходы. Да и примитивный червяк - природное совершенство. У него нет сердца или колебательной мембраны, но жидкая субстанция постоянно и в определенном ритме циркулирует по всему его телу. Значит, есть механизмы, кроме сердца, вызывающие циркуляцию.
Сагов вообще утверждает, что и сердце - никакой не насос, перекачивающий кровь. Для огромной сети капиллярных сосудов че­ловека оно слишком слабое, чтобы гонять по ним кровь. Это, скорее, некий регулятор давления во всей кровеносной системе, генератор импульсов для нескольких перекачивающих контуров живого организма.
Его помощник показывает нам действующую установку для перекачки обычной воды. Но её не тянут и не толкают. От стоящего в другом конце зала устройства по обычной трубе, тоже наполненной водой, подаются особые квантовые импульсы. И начинается настоящее чудо. Жидкость в экспериментальной установке подчиняется импульсам и начинает двигаться. Причем в любую сторону! Несложные подсчеты показывают, что на это затрачивается энергия, на 70% меньшая, чем для приведения в действие такой же установки самыми экономными обычными насосами.
Для журналиста, даже очень любознательного, понять, почему «она все-таки движется» -  непосильная задача. Не верит в эту идею и большинство ученых. Хотя все устройства Магомета Сагова построены по тщательно сделанным расчетам. Просто законы классической физики здесь неприменимы. Это - энергия квантового движения. А исследователи квантовой механики признают ее действие только в так называемом микромире. В мире невидимых частиц, разгоняемых до космических скоростей в гигантских синхрафозотронах, мало кому в голову приходила дерзкая мысль применить энергию кванта в мире нашем, осязаемом.
Магомет Сагов в ходе своих исследований обнаружил, что наиболее общепринятое в современной практике вращательное движение, на принципе которого делается подавляющая часть современных механизмов, не совпадает с законами движения в природе. В живой природе импульс и волна являются самой оптимальной и самой экономичной формой движения, к тому же использующей дармовую энергию силы тяжести.
Но если есть на свете гениальные чудаки, значит, есть те, кому они нравятся. Вот почему приветствовал нас Магомет Сагов у красивого двухэтажного корпуса своей лаборатории. Внутри - все как в рекламном фильме: приборы, компьютеры, инструменты из лучшей в мире стали, умельцы, способные исполнить любой каприз изобретателя. Тепло, светло, уютно, пахнет хорошим кофе. Вокруг лаборатории - зеленые холмы, быстрая холодная речка с прозрачной водой. На другом берегу - его просторный жилой дом, в котором тоже уютно и светло.
Правда, долететь сюда можно только самолетом. А потом еще полсотни километров добираться до маленького городка. Потому что этот исследовательский рай находится в Норвегии, так как в Москве лабораторию закрыли. Не оказалось у министерства по науке средств на поддержание фантастических проектов. Заинтересовалась новым насосом одна из крупнейших российских нефтяных компаний. Ведь польза-то могла быть великая! Сейчас на большинстве нефтяных месторождений в мире объем добываемой нефти при помощи существующих технологий не превышает 40% от всего объема нефтеносного пласта. Даже по приблизительным расчетам, количество добываемой нефти с помощью систем Сагова можно, как минимум, удвоить!
Но неизвестно, кого в нефтяном бизнесе больше: бурильщиков или чиновников. Да и самих хозяев тоже можно по-своему понять. Зачем тратить деньги на эксперименты с какими-то фантастическими насосами, если и без них дела идут прекрасно - нефтяные деньги текут рекой, и лично для них река эта еще долго не оскудеет.
Сагов целыми днями бегал по высоким кабинетам, коллекционировал отказы, а его немногочисленные сотрудники, устав ждать и без того крошечной зарплаты, прикидывали: кому бы за любые деньги продать свои изобретения.
И тут, ну, совсем как в сказке, постучался к Сагову один практичный бизнесмен из Скандинавии. То ли где-то прочитал о новых открытиях, то ли услышал от кого-то. Но почувствовал: заманчивое дело!
Отчаявшийся получить хоть какую-нибудь возможность для продолжения исследований Магомет Сагов не верил своим ушам! Он еще, оказывается, кому-то нужен! Кто-то не просит продать идеи или секреты конструкции, а предлагает составить план работ с расчетом на несколько лет и прикинуть общую стоимость проекта. Ему это казалось совершенно невероятным! Ведь из более чем 80 изобретений он смог запатентовать в России чуть больше 50. На патентовку остальных элементарно не хватило денег.
Через несколько недель Магомет Сагов выехал в Норвегию, истратив в аэропорту весь свой «стратегический запас», равный 200 долларам, на оплату багажа, в котором были только книги. «Стратегического запаса» хватило на одну двадцатую часть всей его научной библиотеки.
В Норвегии ему положили приличную зарплату, закупили оборудование и предоставили обширное помещение для продолжения работ.
Творческий климат, как это ни печально для оставленной России, в Норвегии оказался более благоприятным.
«Вы понимаете, - рассказывает Сагов. - Я несколько лет привыкал к тому спокойствию, свободе и уважению к моей работе. Я сам мог выбирать сотрудников для проведения расчетных и конструкторских работ, заказывать узлы в любых мастерских. И должен сказать, что с удивлением обнаружил тот факт, что здесь, в Норвегии или в соседней Швеции, практически в любой области используют те технологии, которые в России считаются «сверхсекретными».
Вскоре чертежи и эскизы превратились в нечто более осязаемое. Уже действует установка для подъема воды с 50 и 100-метровых глубин. Причем эксперименты показали, что без труда выкачиваются даже неоднородные жидкости, содержащие газ, песок, камни и прочее в любых пропорциях.
Прошла все испытания и система прокачки газа на трансконтинентальных трубопроводах. Она может полностью заменить прожорливые авиационные газотурбинные двигатели нынешних компрессорных установок. А применение ее на добывающих скважинах не позволит сгорать попутному газу в привычных сейчас бесчисленных факелах. Сагов с уверенностью говорит, что промышленные образцы появятся, максимум, через полтора-два года.
На последней мировой выставке передовых технологий нефтедобычи в норвежском городе Стовангере несколько фирм очень заинтересовались установками Сагова.
- Жаль только, что ни один представитель России на наш стенд так и не заглянул, - сокрушается ученый. - Но я рассчитываю на то, что моя работа все-таки разбудит тех, кто еще спит.
«Насосная революция» уже свершилась, но на очереди - новые решения. В коротком видеоролике мы увидели поразительное приложение биоквантовой инженерии к судостроению. Сагов хочет избавить морской флот от винта, который является не только главным движителем судов, но и главным препятствием для повышения их ходовых качеств.
Винты недолговечны, тяжелы, требуют большой энергии на вращение. Сагов предлагает заменить винт устройством, похожим на хвост небольшого кита. Он получает импульсы от квантового генератора колебаний и двигает груженый катер со скоростью 25 морских миль в час!
Не говоря уже о значительной экономии энергии при работе квантового морского двигателя, есть еще один, пожалуй, самый серьезный момент. Работающий «хвост» в воде практически не слышен. Если вы даже совсем немного знаете о работе акустиков и о сложнейших системах прослушивания океанских глубин на предмет обнаружения нежелательных подлодок, то вы поймете, что морской двигатель Сагова заинтересует в первую очередь не только гражданских моряков.
Своей очереди ждут и эксперименты с принципиально новыми типами летательных аппаратов.
Но, все-таки, при общении с Магометом Саговым в голову закрадывается мысль о вполне возможном применении его идей для создания установок совсем не мирного применения.
- Я не занимаюсь такими вещами. Я знаю, что моя командировка на этот свет заканчивается, и хочется оставить для человечества мирный след.
Нам было пора уезжать. К ученому приехали специалисты по изготовлению опытных образцов, предстояло определить, с какой кампанией лучше сотрудничать по новому проекту. Сагов тепло попрощался с нами, потом, помолчав, печально добавил:
- Мне только очень жаль, что Россия потеряла и мое новое колесо, и квантовый насос, и еще много такого, о чем мир еще никогда не ведал.
К сожалению, он прав, хотя Россия прежде всего потеряла великого изобретателя, не разглядев за бесконечными баррелями черного золота и летящими им навстречу нефтедолларами одну из ярких звезд своего будущего величия.

Денис ЛОГИНОВ, журнал “Смена” июнь, 2007 г.

 

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru