новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 77 (9844) суббота, 2 июня 2007 года

Мифологическая основа ингушского сказания
«Семь сыновей вьюги»
К настоящему времени опубликовано несколько вариантов ингушского сказания о происхождении созвездия «Большая медведица». Ингуши, как известно, до сих пор называют это созвездие «Сыновьями вьюги» («Дарза къонгаш»).
Сюжеты всех этих текстов сводятся к следующему. На вершине горы Бешлом (или – Бешлом-Корт) (ингушское название горы Казбек) живет языческий бог Тга со своей женой Дарза-нана («Мать вьюг») и семью сыновьями. Нарт по имени Курка (Куркъа или Курюко) решает похитить у Тга баранов (по другим вариантам – огонь). Курка является одновременно культурным героем и трикстером. Он обманным путем вовлекает в свое предприятие сыновей Тга, при их помощи ему удается похитить баранов. Тга решает наказать не только Курка, но также и своих сыновей, ставших сообщниками культурного героя, и свою жену, Мать вьюг, за то, что она родила и вырастила столь коварных сыновей. Мать вьюг обречена вечно стеречь привязанного к скале Курка, чье сердце (как вариант – печень) терзает хищная птица. Ее сыновья, т.е., Сыновья вьюги, превращены в звезды (по некоторым вариантам – в куски льда) и составляют созвездие Большая медведица.
Одна из первых записей этого сказания произведена В.Я.Светловым (1). Текст, по всей очевидности, был записан в ингушском селе Гвилети (Гелате), которое находится у подножия горы Казбек. Из всех опубликованных на сегодняшний день текстов о «Сыновьях вьюги» записанный В.Светловым является не только самым большим по объему, но и самым интересным со многих точек зрения.
К числу же главных недостатков этой записи, очевидно, следует отнести то, что, во-первых, запись производилась сразу в переводе на русский язык, по крайней мере, запись на языке оригинала не сохранилась, во-вторых, к большому сожалению, В.Светлов подверг текст сказания литературной обработке.
Следует также разобраться в степени, если можно так выразиться, «ингушскости» записи В.Светлова. Не вызывает ни малейшего сомнения то, что в основе своей сказание «Семь сыновей вьюги» является исконно ингушским. В тексте «задействованы» имена ингушских языческих богов, ингушская топонимика, действие происходит на территории Ингушетии, сказание является широко известным среди ингушей и в данном виде почти не известно их ближайшим соседям. Вот одна из убедительных, на наш взгляд, цитат из этого сказания: «Над этими полями выше высоких утесов и гор, выше ходячих туманов царит старый дух – могущественный Тга. Его страшным именем названы и горы, и долины по всей окрестности». Можно с уверенностью говорить о том, что сказание о Сыновьях вьюги является «порождением» языческих и мифологических представлений ингушей.
Вместе с тем надо отметить, что в рассматриваемый нами текст кое-что привнесено извне, в том числе, очевидно, и самим В.Светловым.
Для начала отметим ошибку В.Светлова, которая бросается в глаза сразу же. Речь идет о том, что, по ингушской мифологии, на вершине Казбека живет Мать вьюг (Дарза-нана), а не Мать вод и ветров (по версии В.Светлова – Химиха-нана). На это, кстати, обращают внимание и другие исследователи. Вот что по этому поводу пишет И.А.Дахкильгов: «Химиха-нана – в буквальном переводе с ингушского «Мать воды и ветра». Такое название в народе встречается редко: обычно называют раздельно – «Мать вод» и «Мать ветра». Как правило, с горою Казбек связываются две матери: понизу горы – «Мехка нана» («Мать страны или – земли»), с вершиной горы – «Дарза нана» («Мать вьюг»). Функции всех этих Великих Матерей В. Светловым спутаны. Но то, что эти Матери ему были известны, говорит в пользу того, что В. Светлов в общем был знаком с ингушской мифологией. Вместо Химиха-наны в тексте должна была быть Дарза-нана – Мать вьюг. Об этом невольно свидетельствует и сам В. Светлов, ведь он озаглавил этот текст «Сыновья вьюги», а в самом тексте пишет, что Казбек охраняет Богиня вьюг». (2)
Вернемся к вопросу о степени «ингушскости» рассматриваемого текста. Обычно культурный герой в ингушском фольклоре добывает для людей огонь, водяную мельницу, баранов и т.д., другими словами - все то, что действительно крайне необходимо для горцев, живших в холодных, бесплодных ущельях, в самых суровых условиях. В нашем же случае культурный герой добывает тростник для строительства хижин. Горцы-ингуши строили свои жилища из камня, дерева, глины, но из тростника – почти никогда. Нам представляется, что в исконно ингушское сказание, записанное В. Светловым, тростник мог «проникнуть» из фольклора народов, в прошлом кочевых и полукочевых. Так, в кабардинском фольклоре известен текст «Месть тха», (3) сюжет которого схож с сюжетом «Семи сыновей вьюги»: «От времени до времени прикованный старик спрашивает у своих стражей:
- Растет ли еще на земле камыш? Плодятся ли еще на земле ягнята?
И слышит в ответ:
- Камыш на земле растет. Ягнята на земле плодятся».
Кабардинский вариант был опубликован в 1874 году, т.е., до того, как В. Светлов побывал в Ингушетии. Поэтому нельзя исключать, что упоминание в ингушском сказании тростника появилось под влиянием публикации кабардинского текста по «вине» В. Светлова.
В древнем эпосе ингушей отразились их религиозные, т.е. языческие представления. В мифах, легендах, сказаниях и преданиях отражены народное мировоззрение, народная этика, представления язычников о явлениях природы, происхождении человека, происхождении мира. Фольклор дает нам убедительные свидетельства того, что в древности ингуши обожествляли, считали священными вершины Казбека (Бешлом) и Столовой горы (Мяттлом). Об этом пишут С. Висковатов, (4) Б. Далгат (5) и многие другие авторы XIX в. Они отмечают, что, по представлениям ингушей, на вершине Казбека обитают горные духи Мягкинен (Мехка-нана) и Дарза-нанилг. «…Мать вьюг имела семерых сыновей, которые покинули ее и ушли на небо; это Большая медведица – Дарза-Къонгаш. Сама Мать вьюг сидит на снежной вершине Казбека, - пишет У.Б. Далгат, комментируя текст Б. Далгата. – У нее постоянно горят три головни дерева, и имеется вечный хлеб. Когда Дарза-нанилг съедает его часть, он сам собою восстанавливается; у нее имеется также вечно возобновляющаяся вареная ляжка барана. Дарза-нанилг является не простым горным духом (наподобие духов пещер, известных горцам), а настоящей богиней. Для ее умилостивления в Девдоракском ущелье на реке Кабахи был устроен ингушами особый жертвенник – Даба. В жертву приносили турьи и козьи рога. Летом в честь богини устраивалось празднество. Все жители аула Гвелеты собирались к Даба и проводили время в плясках и песнях, принося в жертву скот». (6)
А.О. Мальсагов совершенно справедливо отмечает, что в «Семи сыновьях вьюги» запечатлелась древняя мифология ингушей. (7)
С. Висковатов в указанной выше работе отмечает, что, по словам ингушского охотника Цогола, богиня начертала на Казбеке магический круг, перешагнуть за который никто из смертных не смеет. По словам С. Висковатова, все горные завалы на Казбеке ингуши приписывают Матери вьюг.
По сведениям В. Козьмина, ингушское поверье о Матери вьюг гласит, что когда-то она была великим и добрым духом женского пола и была помощницей бога; но, воплотившись в сатану, она навлекла на себя божий гнев и была обречена на вечное проживание у вершины Казбека. Она, однако, не была лишена всей власти, в ее собственности остались окрестности Бешлом-Корта со всеми живущими там птицами и зверями. Когда она сердится, то насылает на людей и животных страшные тучи и ветры, способные опрокинуть все горы, кроме Казбека. (8)
Бешлом-Корт, по мнению многих исследователей, был центром мифологии ингушей, местом обитания их языческих богов. По одной из легенд, также упоминаемой в указанной работе С. Висковатова, во время всемирного потопа спастись смогла лишь семья одного старца. Корабль с этой семьей пристал к вершине Казбека, семья таким образом спаслась, а затем расплодилась и заселила землю. В этой легенде также упоминаются семь сыновей этого старца, которые стали звездами и улетели на небо.
Таким образом, сказание «Семь сыновей вьюги» отражает мифологические и религиозные представления древних ингушей. Видимо, это и побудило И.А. Дахкильгова поместить этот текст в первый том «Антологии ингушского фольклора», посвященный мифам. Однако в данном сказании главными героями являются нарты. Вот как начинается текст: «Это было в те незапамятные времена, - рассказывают старики-ингуши, - когда землю населяли нарты, сотворенные всесильным Тга после того, как он сотворил лучшее украшение Вселенной – снежного великана Бешлом-Корт. Нарты были могущественные и сильные люди – великаны, которых Тга поселил у подножья горы в тесной долине, по ложбине которой протекала бурная река…
Великаны-богатыри славились неслыханным мужеством, храбростью и гордостью, особенно отличались этими качествами предки тех сотворенных всесильным Тга нартов, которые поселились у Бешлом-Корта. Они… проводили жизнь в набегах, грабежах и разбоях. В особенности они были беспощадны к нартам-людоедам и вели с ними никогда не прекращающуюся войну, часто побеждая их вследствие своей природной хитрости и ума».
Вопрос о том, к какому жанру ингушского фольклора, мифам или нартскому эпосу, относится данный текст, остается, на наш взгляд, спорным. Очевидно, этот текст можно отнести к древнейшему пласту ингушской Нартиады.
Проблема жанровой принадлежности отдельных текстов Нартиады актуальна и для других народов Северного Кавказа. Об этом пишет известный исследователь адыгского нартского эпоса А. Гутов. Он отмечает, что архаический героический эпос черпает из мифологии и сюжеты, и мотивы, и существенные черты мировидения. «…В мифологии и архаическом эпосе нередко встречается целый ряд общих персонажей, а многие элементы мифологического воззрения этноса сохраняются только в древних эпических сказаниях», - пишет он. (9)
Архаический, древнейший пласт нартского эпоса и его поздний цикл имеют, помимо прочих, и еще одну интересную черту – так называемую установку на правдивость (каждый для своего периода), хотя главным источником сюжетов и мотивов первого являются языческие представления и мифологические условности, а для второго – события, которые могли иметь место в действительности.
Таким образом, мы можем говорить о том, что сказание «Семь сыновей вьюги» имеет в своей основе (сюжет, мотивация, имена героев, этические представления и т.д.) мифологические представления и языческие воззрения древних ингушей. Само сказание можно отнести к древнейшему пласту ингушского нартского эпоса. Оно является весьма оригинальной версией широко известной в мире темы богоборчества. Его главный герой Курка (Курюко) является одновременно культурным героем и трикстером. Упоминание в тексте тростника как строительного материала не может считаться характерным для ингушского фольклора и, скорее всего, было заимствовано В. Светловым из фольклора кочевых и полукочевых в прошлом народов, в частности, адыгов.

М.Матиев,
кандидат филологических наук, доцент ИнгГУ

1 Светлов В.Я. Сочинения. СПб., 1910, Т.2. С.198-214.
2 Антология ингушского фольклора. Т.1. Составление, перевод и комментарии И.А. Дахкильгова. Нальчик, 2003. С.107-108.
3 «Путеводитель и собеседник по Кавказу». М., 1874 // Кабардинский фольклор. Нальчик, 2000. С. 106.
4 Висковатов С. С Казбека. // «Русский вестник», т. 60. СПб., 1865. С. 411.
5 Далгат Б. Первобытная религия чеченцев. // Терский сборник. Вып. III, кн. 2. Владикавказ, 1893. С. 41-132; Далгат Б. (под псевдонимом «Беркут»). Казбек (как центр мифологии и святыни туземцев). // Газ. «Казбек», 1895, №1.
6 Далгат У.Б. Героический эпос чеченцев и ингушей. М., 1972. С. 49-50.
7 Мальсагов А.О. Нарт-орстхойский эпос вайнахов. Грозный, 1970. С. 38.
8 Статья «Гулетовцы»; газ. «Кавказ», 1894, №151.
9 Гутов А.М. Художественно-стилевые традиции адыгского эпоса. Нальчик, 2000. С.93.

 

 

 

Ответственность
за дачу взятки
Одним из наиболее опасных из современных явлений, угрожающих безопасности общества в последнее время, становится дача взятки, то есть совершение преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.
Обязательным признаком дачи взятки является предмет преступления – взятка, которая может быть выражена в деньгах, ценных бумагах, ином имуществе или выгодах имущественного характера.
Взятка всегда имеет имущественную природу и является подкупом должностного лица.
Дача взятки является уголовно наказуемым деянием, за совершение которого санкция статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает наказание в виде штрафа по части 1 до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, по части 2 в размере от ста до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо исправительными работами по части 1 на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы по части 1 на срок до трех лет, по части 2 на срок до 8 лет.
Так, приговором Сунженского районного суда Республики Ингушетия от 17 апреля 2007 года за совершение преступления, предусмотренного частью 2 статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужден Насиров Этибар Амирович.
Установлено, что Этибар Амирович Насиров, 1966 года рождения, уроженец села Рустов Кубинского района Азербайджанской ССР, проживающий по адресу: станица Орджоникидзевская, улица Краснопартизанская, дом 24, в марте месяце 2007 года на территории рынка «Привоз», расположенного в станице Орджоникидзевской, совершил административное правонарушение, в связи с чем для составления протокола об административном правонарушении был доставлен в Сунженский РОВД. В момент составления протокола об административном правонарушении Насировым Э.А. сотруднику Сунженского РОВД Майриеву Р.С. была дана взятка за отказ от составления протокола об административном правонарушении или же за его уничтожение.
По данному факту в отношении Насирова Э.А. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации – дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие).
По окончании предварительного следствия уголовное дело было направлено в районный суд для рассмотрения по существу.
Сунженский районный суд Республики Ингушетия 17 апреля 2007 года, рассмотрев дело по ходатайству подсудимого, с согласия прокурора в порядке, предусмотренном статьей 314 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (без проведения судебного разбирательства), приговорил признать Насирова А.Э. виновным в совершении инкриминируемого ему деяния и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года. С применением статьи 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание считать условным с испытательным сроком на 1 год и 6 месяцев.
Меру наказания суд избрал с учетом позиции государственного обвинителя, личности подсудимого, признания им вины, нахождением на его иждивении четырех малолетних детей.
Контроль за его поведением суд возложил на уголовно-исполнительную инспекцию №3 отдела исполнения наказания Российской Федерации по Сунженскому району Республики Ингушетия, без согласия которой он не имеет право менять постоянное место жительство.
М.Белхороева,
старший
помощник прокурора
Сунженского района

P.S. Для сведения читателей. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

 

 

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru