новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 45 (9812), суббота, 31 марта 2007 года

Отец, как мне тебя
не хватает!
Живя в любви и согласии мы не понимаем, что нас ожидает впереди, что нам придется кого-то терять, а кого-то найти. И никому это не понять, пока не испытает на себе, как это больно терять, терять близкого человека.

Мне казалось, что я живу в самой сильной, идеальной семье. Родители мои были бедными и неграмотными. Мать родила шестерых детей, я была младшей. Любовь и согласие царили в семье, поэтому лишений и невзгод никто не ощущал.
Отец – трудоголик, всегда держал хлеб на столе, мать трудилась, не покладая рук, потихоньку все налаживалось, старшие учились в школе, и не плохо, младшие оставались дома, ожидая старших, гуляли во дворе с собакой, бегали за курами, цыплятами. Я на глаз могла определить число цыплят во дворе. Это было время счастья, когда все измерялось близостью родителей. Они рядом, значит, все в порядке. Все дома, значит, норма. Вечерами родители объясняли хорошие и плохие поступки. 
На чужих примерах из рассказанных историй нам оставалось понять, что такое хорошо и что такое плохо. И мы понимали. Глядя в мудрые глаза отца, которые светились любовью к своим детям, казалось, что в мире нет никого сильнее его.
И мы его любили, по-детски сильно и преданно.
Я люблю его и сейчас, он живет в моем сердце каждый день, каждую минуту, каждую секунду. Человек, который никогда не проявлял слабости ни перед кем, скрывал свои болячки даже перед смертью, он боялся нас обидеть, обременить. Он ушел из жизни тихо, умный и сильный, зная, что умрет, подготовив нас на чужих примерах, объяснив, как поступают в таких, случаях.  Это так больно. Его никто не пожалел. Он ни с кем это не обсудил. Наверно, он был одинок в большой семье.
Глядя на нас, зная характер каждого, он берег нас, поместив нас в огромное, любящее, но больное сердце, которое в конце концов не выдержало и остановилось.
Люди говорят, что мы были хорошими. Нет, можно было быть лучше. Говорят, что мы сделали все. Нет, можно было сделать больше. Я завидую тем, у кого есть отцы, но я не понимаю тех, кто не дорожит ими. Я удивляюсь сыновьям, которые не понимают отцов. А ведь им предстоит быть ими. Не понимаю, когда на стариков обижаются, ведь они такие ранимые и родные. Любовь детей топит сердца родителей, но она должна быть искренней, не отбирающей последнюю пенсию, когда мы взрослеем.
Когда мы можем дать отдых своим отцам? В 40, 50, 70? Чем раньше, тем лучше.
Лишь наша самостоятельность, наши правильные поступки определяют это. Любите своих родителей, пока они есть. Балуйте их, дайте им погордиться вами, если они не правы в чем-то, не спорьте с ними, но поступайте правильно, они это заметят. Посмотрите на своих отцов, как на своих детей, которых мы всегда готовы простить, ведь они когда-то прощали и нас. Лишь тогда Аллах простит и нас. Аллах учит прощать нас, потому что любит. Пусть любовь друг к другу царит в семье каждого из нас.
Мой отец, отец, который поймал меня на лету, когда меня столкнули в пропасть,  отец, который ни разу не упрекнул ни одного своего ребенка, наше бессилие проявилось лишь тогда, когда мы впервые отходили от тебя и теряли из виду.
Жизнь трепала нас, как цыплят, которые отделились от выводка. Но каждый раз мы сближались с тобой и ты давал нам любовь и наставление.
Теперь мы стали взрослыми. Твои сыновья стали сильными. А мне еще не хватает тебя. Я себя не чувствую взрослой. Думая о тебе, я чувствую себя еще ребенком. Наверное, я одна осталась в детских чувствах к тебе. Я люблю тебя – и в начале жизни своей, и в конце твоей – одинаково. И сейчас, когда тебя нет для других, ты всегда со мной.
Твоя любовь и сейчас облагораживает и направляет меня. Не упрекающий, прощающий и сильный, ты живешь в моем сердце.

А. ГАДАБОРШЕВА     

 

Дитя социализма
(Продолжение. Начало в №№ 20,22,28,29,36,37)

Нурсултан служит в армии… Аман работал завгаром на станции скорой помощи. Живы были Темербек и Айша. Через 3 года у них родился мальчик. Второго сына Аман в честь друга назвал Хасанбеком. Он был на год старше Магомеда. Узнав, что родился мальчик, Аман сразу пошел к другу. Он был уже навеселе.
– Ай, - говорил он, - а ты когда думаешь семьей обзаводиться? Сколько тебе уже лет.
– 27.
– И мне 27, у меня уже двое. Давай, догоняй, – подтрунивал он над другом…
– Ты сейчас сходи к Актекену. Скажи ему, что нужен хороший баран, он поможет.
А ты, – обратился Хасанбек к сыну, – зайди к Аману и скажи, чтобы вечером приехал. Я на работу, после обеда приду. Все.
Он встал и начал одеваться. Они вместе вышли из дома и пошли в разные стороны. Магомед решил пойти пешком. Идти надо было по промерзшему до самого дна болоту. Он дошел до автомагистрали, пересек ее и через сотню метров был уже на месте. На этот раз Ахмед был дома. Он поздоровался со стариком и передал просьбу отца. Ахмед утвердительно кивнул, обещая прийти. Теперь надо было к Юсупу. Юсуп тоже был дома, и сказал, что придет. Оставались Юнус и Джабраил. По пути к Юнусу он зашел к Джабраилу и передал жене просьбу отца. Юнус тоже сказал, что придет. Все, его миссия была выполнена. Теперь к дяде Аману. Он прошел в переулок. Возле дома Амана стоял «Рафик» с красными крестами. Он вошел во двор, но ничего особенного не заметил. Дома тоже не было ничего, чтобы вызывать скорую.
– А, Магомед, заходи, – Аман сидел за низким казахским столиком и пил чай.
– Зачем у вас скорая, – спросил Магомед. Он больше всего не хотел, чтобы у Амана кто-то заболел.
– Да это моя служебная, – сказал Аман. - Я же завгар, мне нельзя пешком ходить, – пошутил он. Магомед сел за стол, Хасанбек сидел рядом. Они напились чаю.
– Отец вечером зовет вас, – сказал Магомед Аману.
– Кого вас, – спросил Аман.
– Всех вас,  – ответил Магомед. – Барана режет. Приходите со стариками и Хасанбека не забудьте с собой взять, – сказал он,  подмигивая другу.
– Ладно, будем как штык, - сказал Аман. – Ты куда сейчас, домой? – Магомед кивнул. – Я тебя подвезу.
Он встал и пошел одеваться.
– Сег1а – обратился Магомед к Аману, – пустите к нам Хасанбека.
– Да пусть едет, – сказал Аман. Хасанбек кинулся одеваться. Они лихом домчались до дома. Аман зашел в дом, увидел Доламбека  свежевающего баранью тушу и, быстро, ополоснув руки, принялся помогать. Очень скоро они разделали барана и кинули мясо в большую кастрюли. Магомед и Хасанбек прошли в комнату.
– Смотри, – показал он новую клюшку. Хасанбек понимающе оценил. – Еще мне подарили «Дайна», вон стоит, – Магомед показал на стол. Хасанбека магнитофон заинтересовал больше.
– Кассеты есть, - спросил он. Магомед отрицательно покачал головой.
– У соседа есть, но сегодня неудобно. Завтра спрошу, – сказал он.
– Завтра нам уже в школу, – сказал Хасанбек. Он учился в 9 классе и собирался стать врачом.
– Аман, надо на базар съездить, – услышал он голос матери.
- Ну а в чем дело. Надо, значит поехали. – Аман помыл руки, оделся. – Чай потом будем пить, – сказал он как бы извиняя мать. – Сначало дело. – Они уехали.
Зимой темнеет рано. Магомед по  поручению Доламбека следил за кастрюлей, убирая поднимавшуюся пену. Сестры вытирали в зале полы. Шло обычное в таких случаях приготовление к торжеству. Скоро пришел отец. Он увидел Хасанбека. Мальчик подошел, обнял его.
– А где Аман, - спросил отец. В это время послышался шум двигателя.
– Вон, приехал, - сказал Магомед. – Они с матерью на базар ездили.
Мальчики помогли занести покупки. Мать купила много фруктов, сладостей и других нужных ей продуктов.
– А, ты уже дома. – Аман широко улыбнулся, обнял Хасанбека. – А мы тут успели и барана освежевать и на базар съездить. Они сели за стол и перекусили.
– Я поеду, привезу Карлыгаш и стариков, - сказал Аман. Это было очень удобно всем. Аман забрал своих, заехал за Ахмедом, Юсупом, Юнусом и Джабраилом и через час был уже у Хасанбека.
– Иди, – сказал отец Магомеду, – позови Аптекена. Скажи я зову.
Они пошли вместе с Хасанбеком. Аптекен  был дома. Они подождали пока старик оденется и вместе вышли на улицу. Вечер прошел на одном дыхании. Старики читали Коран. Аптекен тоже знал арабскую грамоту. Он читал Коран после Ахмеда, после него читал Юсуп. На кухне командовали распаренные Карлыгаш и мать. Они готовили ингушский дулх-хьалт1ам, и бесбармак, жарили в котелке баурсаки. Гости были довольны. Хасанбек, Джабраил, Аман и Доламбек стояли возле стариков, ухаживая за ними.
После чтения Корана, старики прочитали дуа, прося у Всевышнего милости. Неважно, что они просили милости каждый на своем языке. Суть этих людей была одна. Они ценили дружбу, уважали друг друга по настоящему, всегда готовы были помочь, прийти на помощь, у них была одна объединяющая их вера. По казахскому обычаю старикам подарили носовые платки, положив в  каждый из них по 10 рублей. Темербек и Актекен прошли и сели на диван. Они говорили о чем-то своем, стариковском, кивали друг другу, пока их снова не позвали в зал. Отведав фруктов и попив чаю, старики поблагодарили хозяев и начали собираться. Аман пошел заводить машину. Мать положила каждому старику пакет с гостинцами. Они сели в машину и поехали домой. С ними уехали Карлыгаш с сыном и Доламбек. Актекен жил недалеко, он сидел в зале с отцом и о чём-то разговаривал. Хасанбек позвал сына.
– Ата, обратился он к Актекену, – вот пацан хочет знать о нашем выселении. Что вы помните об этом времени.
Старик внимательно посмотрел на Магомеда и покачал головой.
– Не дай бог такого никому, – сказал он. – После возвращения с фронта меня назначили помощником коменданта. Комендант был плохой человек. Служака. Он никого не жалел - ни своих, ни чужих, а ваших, - он кивнул в сторону Хасанбека, – вообще за людей не считал. Участок у нас был большой, было много репрессированных, были пленные немцы. Этих вообще даже во внимание не брали. А на счет ваших, чеченцев и ингушей, была инструкция - возбуждать уголовное дело за малейшую провинность. Власти боялись вайнахов. И не  лезли в их отношения: между собой пусть хоть зарежутся.
- А стукачи среди вайнахов были, - спросил Магомед.
- Стукачи были среди любых людей, но я с ними не общался, - ответил старик. - Да и работал я в этой должности недолго. Надо иметь чугунную голову, чтобы там работать. Плохое это было время, сынок, – сказал Антекен. – Не думай об этом. Это было давно. Сейчас нету ссыльных, все одинаковы. Учись. Для тебя это главное. 
Он поднялся с дивана и, попрощавшись, пошел домой. Магомед проводил старика до его дома. – Заходи, кое-что покажу, - сказал Антекен. Они зашли на кухню. Антекен достал большой альбом с фотографиями.
– Вот, смотри, - показал он фото.
– Это я со своим другом Мусой в 1940 году. Мы служили в  кавалерии. Мусса был ингуш. Мы вместе воевали, убили его в 1943-м. Душа был человек. Вот только фотография осталась на память.
Старик бережно положил фотографию в альбом, снял очки.
– Ваши парни смелые были, не боялись пуль, с ними не страшно было. Надежные были ребята. Ну ладно, иди домой, - сказал Антекен тяжело вставая. – Когда будет настроение, я тебе про Муссу расскажу.
На следующий день он пошел в школу. Было холодно. Обычно рано утром по городскому радио объявляли, что из-за сильных морозов отменяются занятия в школах города. 30° не  считалось сильным морозом. Вот и сегодня утром по радио объявили, что только в младших классах отменяются занятия. По дороге его догнал Саня Иванов.
– Что тебя не видно, - спросил он. – Как плечо.
- Да нормально, - отвечал он. Они подошли к школе. На улице у входа толпились старшеклассники. Были тут и Югай, и Кузя, и другие пацаны.
– Здорово, что прищурились, что  не заходите, - спросили они.
– Да там крыса стоит, ждем пока уйдет, - отвечали пацаны. Крысой или Крысой Алексеевной они звали завуча школы Раису Алексеевну. Завуч была ехидной. Все время делала замечания, нельзя было пройти мимо нее, чтобы она не сказала чего-нибудь гадливого. Вот и ждали старшеклассники пока завуч уйдет в учительскую. На улицу вышла директор школы Екатерина Ивановна.
– Ну что мерзните, не заходите, – спросила она.
– А ну, марш все в школу.
Они гурьбой пошли в вестибюль.
– А, спортсмены – чемпионы, хоккеисты, – Раиса Алексеевна повернулась в их сторону. Она была высокой женщиной, носила очки, но видела только то, что хотела видеть. – Надеюсь, что вы в школьной форме, - спросила она. – Если не в форме – в класс не пушу.
Они разделись в раздевалке и пошли мимо завуча на лестницу.
– А ну, подожди, откуда у тебя такая сумка, - спросила она Магомеда. Его сумка отличалась от школьных портфелей и попон других учеников. – Даже у меня такой нет. Наверное, отец достал.
– Нет, я ее купил, когда ездил на соревнования, - сказ он, что первое пришло ему в голову. – Там в  магазине много было разных сумок и портфелей, – подразнил он ее. – Хотите, могу отдать.
– Что ты, что ты, – испуганно сказала завуч. – Не надо. Иди.
Разумеется, после зимних каникул первый день нельзя назвать учебным. Их классный руководитель Палина Степановна, преподававшая русский язык и литературу, объявила им новое расписание на третью четверть, поинтересовалась кто и как отдыхал, на каникулах. Саня Иванов взахлеб рассказывал о турнире по хоккею, не упустив ни одной детали. Палина Степановна поздравила их. Вместо второго урока объявлена школьная линейка. Ученики потянулись в спортзал, где проходили подобные мероприятия. Екатерина Ивановна объявила собравшимся, что хоккейная команда, в которой играют ученики школы, победила в соревнованиях, а физрук Валерий Владимирович начал объявлять фамилии победителей. Названные выходили в центр зала. Для каждого спортсмена у физрука нашлось доброе слово. Последней он назвал фамилию Магомеда. Их построили в центре зала. Екатерина Ивановна поздравила их еще раз, а Магомед с удивлением заметил, что 10 из 20 игроков их команды учатся в этой школе.
– Мы и в городе станем чемпионами среди школьников, - сказал Валерий Владимирович. – Станем? – он обратился к хоккеистам.
– Станем, – дружно  ответили пацаны.
– А когда спартакиада, – спросил Кузя.
– В феврале, - сказал физрук.
Это была обычная городская спартакиада школьников по зимним видам спорта, в которой они уже играли, но тогда им не удалось даже попасть в призовую тройку.
– Коробку хоккейную надо построить возле школы, - сказал Югай, хотя и он и все собравшиеся знали, что никто им ничего не построит. Линейка закончилась, они вышли в коридор. Здесь он увидел своего друга Вовку Федорова, который опоздал на первый урок. Они дружили с Вовкой уже давно. Вовка занимался культуризмом, ходил в секцию самбо.
– Что не заходишь, ведь два дня как приехал, – спросил он.
– У нас свои мероприятия были, национальные, - ответил Магомед. Вовка понимающе кивнул.
– А что ты опоздал, - спросил Магомед.
– Деда на поезд провожал, - сказал Вовка. – Я с 5 утра на  ногах.
Магомед знал Вовкиного деда. Он жил в одном из районов Целиноградской области. Дед редко ездил в гости к сыну. Несмотря на  возраст, старик был крепок духом, работал, держал скот. Не пил, и мог любому дать сдачи. Как правило, он приезжал тогда, когда Вовкин отец начинал пить и уходил в загул.
– Мать гоняет, бьет ее, – Вовка тяжело переживал «художества» отца. – Дали телеграмму деду. Он его боится. Я говорил мамке разойдись с ним, но она не хочет. - Не поймешь ее, то стыдно перед соседями. Ты же знаешь кто у нас соседи?
Вовка жил в пятиэтажке. Это был дом сотрудников УВД. Отец Вовки работал контролером в колонии строгого режима, имел звание майора внутренней службы. Он мог не пить годами, но если срывался не мог остановиться. Для него было обычным делом, выйдя в очередной отпуск, купить ящик водки, и «обмыть» предстоящий  отдых. Он, будучи пьяным, не шатался по улицам, не буянил. Его и пьяным можно было увидеть только войдя к ним в квартиру. Чего стоит жене и трем сыновьям его «отпуск» знали только они сами. Остановить сына, заставить его не  пить спиртное мог только отец. Вовка не скрывал от Магомеда ничего, делился с ним своими мыслями, и завидовал ему.
– Твой же отец не пьет, - говорил он. - Не буянит, семью не гоняет. Знал бы ты как надоедает. Он же не спит пьяный, может три ночи не спать, ходит, ругается, посуду бьет. Короче, достал уже.
– Да он, в принципе, неплохой мужик, – успокаивал его Магомед. – Работа у него такая, целый год терпит, а потом срывается. В зоне ведь кого только нет. Ему надо другую, более спокойную работу.
– Мать хочет пойти к Аужанову и попросить перевести его куда-нибудь, - сказал Вовка.
Аужанов был начальником УВД области и жил недалеко от них. Они с Вовкой знали его сына. Аужанов–младший был мелким пакостником и ябедой, но его никто не трогал из-за папаши. Жена у Аужанова была русская, на это и рассчитывала мать Вовки тетя Зоя… Они сидели в классе. Был урок истории. Александра Андреевна рассказывала о Керенском и его Временном правительстве. Она брезгливо кривила свои полные губы, рассказывая о буржуазном правительстве.
– Можно подумать, ты этих министров видела воочию, - подумал Магомед, отворачиваясь к окну. Ему было скучно, впрочем, как и всему классу.  Эта тягомотина с обязательным вызовом к доске, с выставлением оценок тяготила. Тему он знал, но в правилах Александры Андреевны было спрашивать не только по теме. Так она могла спросить, когда прошел очередной пленум ЦК  компартии Казахстана, и что сказал на этом пленуме Кунаев. А дело было в том, что, будучи пропагандистом, Александра Андреевна Еременко читала об этих событиях лекции, и считала, что ученики должны это помнить. Ее бесило, когда кто-то из учеников не мог ответить на ее вопрос.
– Как, - задыхаясь от возмущения, спрашивала она, – почему ты не знаешь тему, я же вам рассказывала об этом.
Ее бесило еще больше, если ученик молчал. Молчать было нельзя. В таких случаях, как правило, класс спасал староста Сашка Ткаченко. Или Ткач. Сашка был свой в доску, ладил со всеми, хорошо учился. Александра Андреевна души в нем не чаяла.
– Александа Андреевна, можно вопрос, – наигранно говорил Ткач, поднимая руку. Учительница кивала. Саша медленно вставал из-за парты, снимал очки и начинал нести околесицу о социализме, партии, целине, комсомоле. Он говорил правильные с точки зрения идеологии слова.
Александра Андреевна согласно кивала головой.
– Вот, смотри, бестолочь, - говорила она ученику, стоящему у доски. – Я всех вас учу одинаково. Почему Ткаченко знает тему, а ты нет. Садись Саша, пять. Давай дневник, - говорила она. Ткач с каменным лицом подносил дневник и получал пятерку.
М.ХАНИЕВ
(Продолжение следует)

 

Терпение – путь к истине
Всевышний Аллах1 сказал: «О те, кто уверовал! Привлекайте на помощь терпение и молитву: поистине, Аллах1 – с терпеливыми» (Сура «Бакъара» 153).

Слово «сабр» буквально означает терпение, сопротивление лишениям, тяготам и невзгодам. Сабр составляет основу нравственности в Исламе, поэтому проявление его имеет для мусульманина первоочередное значение.
Обладать данным духовным качеством – есть величайшая ценность, только с ним можно добиться благополучия как в этой, так и в последующей, вечной жизни, удостоившись довольства Всевышнего Аллах1а.
В духовном и в нравственном отношении сабр (терпение) – это способность верующего активно и осознано противостоять тому, что вредит нашему духовному мировоззрению, и пребывать в полной покорности Воле Создателя. Истинный сабр проявляет только тот человек, который способен прощать другим обиды, быть скромным, милостивым к Созданиям Всевышнего, совестливым, терпеливым к ошибкам других. Сабр – это украшение нравственности мусульманина и ее сердцевина, это часть веры, это ключ к счастью в земной и вечной жизни, это – средство для получения даров Всевышнего Аллах1а в Раю. Все прекрасные деяния и величайшие подвиги, все праведные поступки Пророков (Мир им всем) и овлия наполнены терпением.
Всевышний Аллах1 более 70 раз в Коране говорит нам о сабре (терпении). Через аяты Корана Всевышний приказывает общине Пророка Мухаммада (Да благословит его Аллах1 и приветствует) проявлять терпение. Например, в Коране Всевышний говорит: «Так терпи же (Мухаммад), ибо твое терпение – только от Всевышнего Аллах1а, не печалься из-за них (кафиров) и не горюй из-за их коварства». Истинное терпение проявляли великие пророки (Мир им всем): Пророк Нух1 (Мир ему) 950 лет терпел избиения, издевательства и лишения от своего племени. Пророк Муса (Мир ему) в стойкости переносил все испытания, которые ниспослал ему Всевышний. В Коране сказано: «Муса сказал своему народу: «Просите у Всевышнего Аллах1а и терпение. Воистину, земля принадлежит Всевышнему Аллах1у, Он дарует ее в наследие тому из Своих рабов, кому пожелает, а будущее принадлежит богобоязненным». Терпение Пророков (Мир им всем) – пример для нас и великий урок, который преподает нам Всевышний Аллах1. Самыми прекрасными человеческими качествами обладал Пророк Мухаммад (Да благословит его Аллах1 и приветствует), и вся его жизнь для мусульман является образцом великого терпения. В один из периодов своей жизни Пророк (Да благословит его Аллах1 и приветствует) с величайшим смирением перенес издевательства жителей Тайра. Всевышний щедро вознаградил Пророка (Да благословит его Аллах1 и приветствует): по прошествии некоторого времени большинство жителей поселения раскаялись в своих злодеяниях и приняли Ислам. В жизнеописаниях всех Пророков и авлия можно найти множество примеров того, как за свое терпение они заслужили помощь от Всевышнего. Человеку, по его природе, очень тяжело проявлять смирение и переносить некоторые испытания этой жизни. Но получившие за свое терпение вознаграждение в Судный день воссияют. Они попадут в Рай и удостоятся наивысших благ, уготованных Всевышним.
Обязанностью мусульманина является проявлять сабр, укрощая желания, возбуждаемые в человеке его нафсам (эго), которые часто влекут к совершению запрещенных деяний (харам). Как бы ни возмущался нафс, мы должны удержать себя от всего, что противоречит нашей религии. Мусульманин должен с покорностью исполнять приказы Всевышнего Аллах1а и с благодарностью поклоняться Ему. В каком бы состоянии человек ни находился, только проявляя терпение и осознавая в каждом повелении и приказе Всевышнего величайшую милость и мудрость, он может в совершенстве поклоняться Создателю и заслужить у Него вознаграждение и облегчение.
В жизни бывают очень тяжелые минуты, особенно, если человек или его близкие страдают от катастроф и потрясений. Положение  может казаться безвыходным, но, на самом деле, выход есть: понять, что все происходящее – от Всевышнего – и принять эту истину. Когда нас посещают печальные мысли и когда мы близки к отчаянию, нельзя забывать, что происходящее – лишь кратковременное испытание, данное Всевышним, и мы должны терпеть, не терять надежды и прибегать к защите Всевышнего Аллах1а, ибо все от Него и именно от Него придет вознаграждение за терпение. В этой жизни овладеть всем, что желает человек, невозможно. Ясное осознание этого является проявлением высшей степени покорности Воле Создателя и позволяет достичь успеха.
Наивысшей нравственностью обладают те, кто способен искренне простить обиду, имея все возможности отомстить обидчику. Главное условие сабра: проявить его в самый тяжелый момент. Например, когда человек узнал о смерти близкого. Понесшие утрату сына или дочери и достойно встретившие это известие – обладатели сильного сабра. Наш Пророк (Да благословит его Аллах1 и приветствует) говорил: «Сабр – это терпение в самое тяжелое время». Одно из прекрасных имен Всевышнего Аллах1а – Ас-Сабур. Проявлением его является то, что, сколько бы люди ни делали зла, не противились повелениям Всевышнего, Он всегда оставляет им время для раскаяния и все это время ни на мгновение не лишает своих даров (рузкъа).
Человек должен быть скромным, должен проявлять смирение ради Всевышнего, не допускать излишеств, не попрекать бедных их положением. По своей сути, нафс человека  устремлен к запретному. Для того, чтоб в Судный день не оказаться в числе тех, кто понесет урон, надо проявлять сабр.
Самый прекрасный пример терпения в достатке – это жизнь Пророка Ибрах1има (Мир ему). Он никогда не прельщался мирскими ценностями, свои богатства считал дарами, предоставленными Всевышним  Аллах1ом во временное пользование (аманат). Всевышний дал в этом мире ему многое, но он хотел только приблизиться к Господу своему, и ему дали имя Халиль (друг Аллах1а).
В сердце Пророка Сулеймана (Мир ему) не было места для несметных богатств, которыми его одарил Всевышний. Удовольствие он находил в обществе нищих и, посещая их, всегда говорил: «Бедняк пришел к бедняку», имея в виду, что все его богатства временны, и являл этим пример великой скромности. Пророк Сулейман (Мир ему) понимал речь животных. Однажды со своим войском он следовал мимо муравейника и услышал крик муравья, обращенный к сородичам: «Прячьтесь, пока вас не истоптало войско царя Сулеймана, велико его царство!». Тогда Пророк Сулейман воскликнул: «Мое царство не вечно. Вечно только то Царство, куда попадет произнесший слова свидетельства Единобожия».
Слабый человек, пребывая в лишениях и нищете, не сдерживает себя, завидует другим, плачет и тем самым только усугубляет свое положение. Только в терпении можно найти избавление от уныния и зависти. Испытывающему лишения, как никому другому, следует избегать неправедных деяний и мыслей. Долг мусульманина, оказавшегося в таком состоянии, - брать пример с Пророка Аюба (Мир ему). Однажды жена Аюба (Мир ему) сказала ему: «Ты - Пророк, твои мольбы принимаемы Всевышним Аллах1ом. Так проси Его избавить тебя от болезни!». На что он ответил: «Всевышний Аллах1 дал мне 80 лет здоровой жизни, а болезнь моя длится намного меньше! Мне стыдно обращаться к Нему с такой просьбой!»
Однажды сын Абдррах1мана бин Ауфа накрыл для разговения отца, держащего пост, очень богатый стол. Отец, увидев это, опечалился и сказал сыну: «Когда Мусаб бин Умейр пал шахидом, нам не хватило ткани, чтобы обернуть его тело. Когда накрывали голову, обнажались ноги. Тогда мы похоронили его, прикрыв стопы травой… А когда погиб Хазрат Хамза, кяфаном ему послужило платье пожилой женщины. Боюсь, что Всевышний Аллах1, посылая мне столь щедрые дары в этом мире , уменьшает их для меня в Судный день.
Абу Зарр был одним из великих сподвижников, он был  очень бедным, но несмотря на бедность, всегда благодарил Всевышнего. Однажды он сказал своей жене: «Добавь больше воды в суп, чтобы мы могли поделиться с бедняками. Так мне всегда приказывал Пророк (Да благословит его Аллах1 и приветствует). А я за него готов отдать свою жизнь». Какими бы ни были сподвижники Пророка Мухаммада (Да благословит его Аллах1 и приветствует) – бедными или богатыми, – все они могут служить нам примером величайшего смирения – такими их воспитал Посланник Аллах1а (Да благословит его Аллах1 и приветствует). Для того, чтобы приблизиться к их духовному и нравственному уровню, мы должны читать зикр, читать ду1а, чтобы Всевышний одарил нас такими же превосходными качествами. Всевышний Аллах1 говорит: «Клянусь послеполуденным временем, что люди несомненно понесут урон. Кроме тех, которые уверовали, совершили праведные дела и заповедовали друг другу истину и терпение!
(Сура «Аль-1аср» 1-3)
Мы просим у Всевышнего Аллах1а, чтобы Он дал нам хотя бы малую часть того сабра, которым Он наградил Пророков и авлия, и тем самым оградил нас от совершения запретных деяний.

М. БАРАХОЕВ

 




 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru