новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 44 (9811), четверг, 29 марта 2007 года

Сколько видано перевидано
Али Боголова я знаю вот уже десяток лет. И при каждой встрече открываю в нем что-то новое из его биографии, которое заинтересовывает меня как человека и как журналиста. Я давно собирался написать об этом человеке, человеке удивительной судьбы, который с лихвой перенес и горечь утрат, и горечь разлук. Но, как говорят, руки не доходили…
Али Элбердович Боголов родился в с. Гамурзиево Назрановского района в 1929 году. Он рос в большой и дружной семье. Отец семейства Элберд Альтемирович, участник русско-японской войны, воспитывал в детях чувство уважения к старшим, ответственности за поступки. И самое главное, он мечтал, чтобы его дети были образованными и культурными людьми, приносили пользу для своего народа. Али был младшим в семье, а потому, наверное, он и слыл любимчиком матери. Но, несмотря на это, ему предъявлялись требования как к взрослому человеку, потому что он рос не по годам смышленый парнишкой. Трое старших братьев в канун войны с фашистской Германией служили в рядах Советской Армии. Их было трое – Халит, Мали и Салман. От них часто приходили письма к родным и близким, в которых они описывали подробно свою службу, наставляли, чтобы Али учился хорошо, ибо необразованные люди в армии не нужны. И Али учился на “хорошо” и “отлично”, так как мечтал с детства стать кадровым военным…
Только одному Халиту суждено было вернуться с фронта живым, а Салман и Мали сложили головы за Родину на полях сражений.
- Как сегодня помню день нашего выселения, – рассказывает Али. – В начале 1944 года к нам, да и ко многим нашим родственникам и односельчанам, на постой поставили военных в белых полушубках. Они были с нами очень дружны. Часто  угощали то сахаром, то консервами. Но в ночь на 23 февраля эти военные куда-то исчезли. Я в том году учился в 4 классе Гамурзиевской начальной школы. На рассвете 23 февраля к нам в дверь постучались. Стук был настойчивым и требовательным. Когда мать открыла дверь, на пороге стояли те же военные, что жили у нас. Они понуро склонили головы, и, не глядя ни на кого, потребовали собирать вещи, поясняя при этом, что, мол, нас  будут переселять в холодные края. Помню разгневанное лицо отца, который говорил, что у него трое сыновей сражаются на фронте с немецко-фашистскими захватчиками, что сам он в русско-японской войне проявлял чудеса храбрости, защищая рубежи России. Ничего не помогло. Военные не прекословили и не перебивали отца, но повторяли слова: «Есть приказ и мы его должны исполнить». Что тут началось, это не передать словами. Я вышел во двор, у меня к горлу подступил комок обиды и горечи, глаза застилали слезы. Помню, как я спустил с цепи собаку, которая была так дружна со мною, выпустил из хлева овец и снова зашел домой. Затем наш нехитрый скарб загрузили в «Студебеккер» и нас повезли на железнодорожную станцию. Из продуктов у нас было несколько мешков кукурузы и муки кукурузной, два или три баллона с топленым маслом. Я и сегодня, спустя столько лет, благодарен тем солдатам, которые помогали нам грузить кукурузные мешки и другие вещи на машину. Они в душе сочувствовали нам, но обязаны были выполнять приказ.
Не буду описывать подробно длинную дорогу нашего эшелона, но скажу одно, что много человеческих тел осталось лежать закопанных кое-как в сугробы вдоль железнодорожной насыпи. Конечный пункт был в Кокчетавской области… Уже весной 1944 года я пошел работать прицепщиком  на трактор. Проработав несколько месяцев, я научился водить трактор. К этой профессии меня пристрастил бывший директор МТС Глыбович Дмитрий, чистейшей души человек. До конца своих дней я буду благодарен этому человеку...
Как мы знаем, в те годы  спецпереселенцам запрещалось покидать места поселения без специального разрешения комендатуры. Али Боголов нарушил этот Указ Президиума Верховного Совета СССР. И в 1949 году его приговорили к 20 годам каторжных работ.  Попал в Норильск, работал слесарем на цементном заводе. После смерти тирана Сталина его освободили, и он вернулся в Кокчетав к родным. Красноярский краевой суд снял с него судимость. Затем Боголовы переехали в г. Караганду, где Али был принят на работу подземным  проходчиком в шахту №7 «Кировоуголь».
В Казахстане умерли многие родственники Али Боголова. Всего из их семьи там похоронены 7 человек. Это отец Элберд, две снохи, трое племянников и мать. А двое старших братьев – Мали и Салман – погибли на фронте.
По приезде на Родину Али более 10 лет проработал токарем на заводе «Электроинструмент», который в то время гремел славой на весь Союз, затем зубофрезеровщиком, работал электромонтером на Назрановском мельзаводе, на хлебозаводе. И где бы ему не приходилось трудиться, его знали как чуткого товарища, отличного специалиста, и, что самое важное, принципиального человека. Родина высоко оценила его ратный труд. В 1985 году Али Боголову было присвоено высокое звание «Ветеран труда». А через некоторое время он получил удостоверение ветерана Великой Отечественной войны.
Со своей супругой Екатериной Семеновой они  живут, деля и радости, и горести вот уже 52 года вместе. У них два сына и три дочери, старший Вослан работает электриком, второй в органах МВД. Дочери замужем.
- У сына родился мальчик, - рассказывает Али Элбердиевич, - и мы решили его назвать в честь Зязикова Мурата Магометовича Муратом, в то время он служил еще в астраханской области. Дочку младшего сына  назвали Луизой. Она моя любимица.
Али Боголов, как ветеран войны и труда, получил в подарок от Президента РИ М.М. Зязикова автомашину «Ока».
- Но, - говорит Али, - я вместо автомашины взял деньги.
Вот так и живет эта простая, радушная большая семья в ингушском селении Гамурзиево, глава которой - Али Боголов – человек удивительно яркой судьбы. Он благодарен Всевышнему за светлое небо над головой,  за то, что каждый день ему приносит радость и гордость за родную Ингушетию.

Азмат-Гирей
УГУРЧИЕВ

 

 

Они служили России
Сегодня в Ингушетии все больше и больше возрастает интерес к историческому прошлому нашего народа, к участию ингушей в различных войнах, к истокам патриотизма, бескорыстного и доблестного служения России. Истории известно немало примеров проявления воинами-ингушами мужества, бесстрашия, героизма.

Многие ингуши покрыли себя неувядаемой славой и они у всех на устах, так как о их службе в русской армии написано много. Но немало еще тех воинов, беззаветно служивших России и участвовавших в великих исторических событиях, имевших твердое представление о долге, чести, воинской дисциплине, чьи  имена еще остаются в безвестности и предстоит кропотливая работа по их выявлению и исследованию, чтобы затем широко представить их народу.
Нашему народу есть кем гордиться, в каждой эпохе есть свои герои. Ингуши – участники великих исторических событий - достойный пример для подражания. В каждой ингушской семье есть легендарные предки и современные юноши могут у них научиться тому, как “должно Родине служить”. 
В нашей статье мы представим и некоторые новые имена воинов-ингушей, а также сообщим некоторые малоизвестные сведения о известных личностях. Представленные материалы – результат многолетних поисков и кропотливой работы в различных архивных учреждениях и библиотеках России и Грузии.
Некоторые материалы имеются и в семейных архивах, в основном это фотографии, на которых изображены ингуши в военной форме, но,  к сожалению, часто бывает, что   документы о их службе утеряны или не сохранились, или же наоборот, имеются документальные свидетельства о службе, но приходится искать фотографии этих людей.

Случай свел меня с Пугиевым Русланом Хадрисовичем, который предоставил нам фотографию своего предка Саадула Пугиева и ксерокопию документа, датированного 1903 годом, приводимые ниже.

“Мецхальское общественное правление 4 участка Сунженского отдела Терской области
22 Июня 1903 г. № 591.
Свидетельство
Дано сие жителю сего, Мецхальского общества Джасырко Гошлукиевичу Котиеву в том, что он поведения и образа жизни хорошего под судом и следствием не был и теперь не состоит; в том подписом и приложением казенной печати правления это удостоверяет.
Старшина Мецхальского  общества Урядник С. Пугиев.
Сельский писарь Ив. Попов”.

Просмотрев “Посемейные списки” за 1886 год, нам удалось обнаружить дополнительные сведения как о Пугиеве Саадуле (он же Марзиев из с. Салги), так и о Джосарке Котиеве. 

“Посемейный список селения Салги 4 участка Владикавказского округа Терской области”.
№ 11. Марзиев Пуги Чукиев  55 лет.
Сыновья его:
1)   Садул – 17 лет.
2)  Ибрагим – 6
3)   Исаак – 3
4)   Эльбуздуко – 2
Лиц женского пола 4.
Проживает на хуторе Гадаборш 4 участка Владикавказского округа.
(ЦГА РСО ф. 30 оп.1. д.98 л.161об.)

“Посемейный список селения Мецхал 4 уч. Владикавказского округа Терской области”.
№ 8.  Котиев Осма Экиев   100 лет.
Сыновья его: 1) Мурцал      30 лет.
2) Ильяс  27 лет.
Внук Осмы:
Джасурко Гошлукиев Котиев   10 лет.
Лиц женского пола 5.
(ЦГА РСО ф.30 оп.1 д.97 л.1об.)

 Пугиев Саадал (он же Марзи-наькъан (Салгхой) Пхьуги Саадал) упомянут в газете ”Терские ведомости” 1899 г.№147 с.1.
Известно, что у него были сыновья: Хасан, Хусен, Магомед и Хамзат.

Джаниев Магомед предоставил в наше распоряжение фотографию своего отца Джаниева Ибрагима Буниевича, всадника Ингушского конного полка, датированную началом 50-х годов XX века. В Российском государственном  военно-историческом архиве, нам удалось выяснить, что он был награжден Георгиевским крестом. На это указывает следующий документ “Алфавит нижним чинам награжденным  Георгиевскими крестами в 1915 г”:
Джаниев Ибрагим, всадник, 4 степень № 3691  (РГВИА ф.2309 оп.1 д.320 Л. 59 об.). Это подтверждает и  ответ начальника отдела информационного обеспечения и публикации документов РГВИА В.М. Шабанова: “В приказе по 2-му кавалерийскому корпусу от 21 октября 1915 года № 109 значится всадник Ингушского конного полка Джаниев Ибрагим Буниевич, награжденный Георгиевским крестом 4 ст. № 3691 за то, что будучи разведчиком добыл важные сведения. (РГВИА ф.2309 Оп.1 Д.201)”.

В семейном архиве Харсиева Бориса хранится несколько фотографий, на одной из них сняты Харсиев Алымбек Мусиевич и Харсиев Охло Эльджиевич, о которых мы имеем очень мало сведений. Известно лишь, что брат Охло, Артаган Эльджиевич, служил в Ингушском конном полку “Дикой” дивизии и, согласно документу, имел награду.
“Харсиев Артаган, урядник. Награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 281274”. (РГВИА ф.2309 оп.1 д.320 л.231).

Къосым Долгиев дослужился до полковника, но, к сожалению, малоизвестен и мы планируем в перспективе дать более полные сведения о нем. Отметим здесь лишь вкратце две его награды.
“Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени подполковнику 6-й артиллерийской бригады Касиму Долгиеву.” (“Русский инвалид”, 1916 год №127 С.2)
“Орден Св.Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени: Командирам батарей: артиллерийских бригад-6-й, 21-й, подполковнику Касиму Долгиеву за то, что в бою 14 мая 1915 года у д. Вилево, когда противник, желая отбросить выдвинувшегося вперед 81-й пехотный Апшеронский Императрицы Екатерины Великой, ныне его Императорского Высочества Князя Георгия Михаиловича полк повел на него атаку свежими силами, по приказанию начальника боевого участка, с полубатареей, быстро выдвинулся вперед и, находясь при ней, под сильным ружейным и артиллерийским огнем, метким беглым огнем, пренебрегая личной опасностью, нанес жестокое поражение противнику, заставил его остановиться и тем дал возможность Апшеронцам разгромить неприятеля и не только занять укрепления с. Вилево, но и развить дальнейший успех, приведший к занятию г. Синявы.” (“Русский инвалид” 1916 г. № 243, с.3).

Некоторые ингуши служили в Пятигорском отделе. Так, например, Магомед Джабагиев работал агрономом  и жил в 1909 году в ст. Ессентукской, Аржимайр Шахмурзиев  в 1915 году был приставом г. Кисловодска и закончил карьеру в чине полковника. Евлоев Угуз и Султыгов Саид также служили в г. Кисловодске, о чем свидетельствует следующее:
Приказы по Терской области от 14 мая 1913 года, № 678.
Младшие городовые Кисловодской городской полиции Коджоков (Дадаш), Султыгов (Саид), Евлоев (Угуз) и Гашин (Никита), согласно представлению атамана Пятигорского отдела, удостаиваются мною награждения медалями с надписью “за беспорочную службу в полиции”. Закон: ст.790 учр. орд. т I ч.II св. зак. по продолж.1906 г.
Подлинные подписал: Начальник Терской области и Наказный атаман Терского казачьего войска генерал-лейтенант Флейшер.
(“Терские ведомости” 1913, №105, от 18 мая C.1)
В газете “Сердало” указывалось: “Султыгов (имя неизвестно Г.Б.) служил в белой армии, был корнетом в старой армии… Он не имеет высшего образования, а окончил двухклассное Назрановское училище. В корнеты был произведен после четырехмесячной службы прапорщиком. В 18-м году служил командиром шариатского полка, находившегося на положении Красной Армии”. (Судебный процесс Султыгова, Ужахова и др. -“Сердало” №46 от 9 июня 1926, С.4).

В дальнейшем мы планируем дать материалы и о других воинах, которые помогут исследователям военной истории и родного края узнать о вкладе ингушей в копилку военной славы России.

Берснако Газиков,

гл. специалист Государственной архивной службы Республики Ингушетия

 




 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru