новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 23 (9790), суббота, 17 февраля 2007 года

ПЕРВАЯ В ИНГУШЕТИИ
Седая старина хранит немало интересных фактов и свидетельств, связанных с прошлым нашего края. Событие, о котором пойдет сегодня речь, при всем желании нельзя отнести к числу ординарных. Оно стоит особняком не только как факт ингушской истории, но и как значительная веха в развитии ингушей.
14 февраля 1868 года открылась Назрановская горская школа – первое учебное заведение подобного уровня на территории Ингушетии. Это долгожданное событие вызвало в народе, всегда стремившемся к знаниям, огромный подъем. Об этом мы можем судить сегодня по тем уникальным архивным материалам, которые оказались в нашем распоряжении благодаря неисчерпаемому энтузиазму известного краеведа Берснако Газикова, отдавшего многие  годы своей жизни серьезному, но, к  сожалению, не всегда востребованному в обществе научному поиску.
Материалы, посвященные Назрановской горской школе, Берснако Джабраилович обнаружил в свое время в Центральном Государственном архиве Республики Грузии, в стенах которого им сделано немало важных для национальной истории находок. В этих материалах запечатлена вся история открытия горской школы в Назрани, обязанной своим появлением многочисленным просьбам, шедшим от местного населения, а также активному участию и той неоценимой помощи и поддержке, оказанной с его стороны местным властям.
- Обращаясь к истории Назрановской горской школы, - говорит Б.Д. Газиков, - появление которой, безусловно, сыграло заметную роль в развитии ингушского народа, нельзя, тем не менее, принимать ее за некую начальную точку отсчета в освоении ингушами национальной грамоты. Исследуя ингушский фольклор, я обратил внимание на упоминание в героических песнях («илли») о письме, написанном красными чернилами на бумаге из ваты. Это может означать, что предки ингушей в древности уже имели свою письменность.
Исследователь древней истории ингушей Ф.И. Горепекин в 1918 году подготовил статью «Об открытии существования письменности у ингушей в древности». Основанием для его выводов послужили знаки, обнаруженные на кувшинах, найденных при раскопках в с. Салги. Они оказались сходными со знаками на кувшинах, раскопанных Г.А. Вертеповым. Такие же знаки имеются на плите храма Тхаба-Ерды и на черепице XIII века, раскопанной в районе Желтие (ст. Змейская), и напоминают современную грузинскую графику, что может стать предметом исследования для лингвистов и историков.
На территории Ингушетии находится также мавзолей «Борга-каш», относимый специалистами к началу XV века, где имеется надпись на арабском языке. Мной выявлен также документ, датированный 1847 годом, который свидетельствует о том, что ингуши пользовались в это время арабской графикой.
В конце XVIII века путешественник Гюльденштедт обнаружил на берегу реки Камбилеевки камень с надписью на греческом языке, датированной 1581 годом. Кроме того, есть ряд сведений о том, что в церквях Ингушетии хранились книги с готическими письменами.
Все, сказанное выше, может свидетельствовать о том, что предки ингушей имели в прошлом свою письменность, используя при этом в разные периоды и различную графику. С этой точки зрения современную ингушскую письменность на основе русской графики, сменившей латиницу, следует рассматривать как очередной этап ее развития…
Назрановская горская школа сыграла большую роль в деле просвещения ингушского народа. Из ее стен вышло немало людей, оставивших впоследствии заметный след в жизни всего общества. Поэтому мы с особым трепетом прикасаемся к истории этого старейшего в Ингушетии учебного заведения.
15 ноября 1866 года начальник Терской области в своем письме на имя начальника Кавказского Горского Управления сообщал:
«Жители Ингушевского округа постоянно обращаются с просьбами об определении своих детей в учебные заведения, к сожалению, удовлетворение подобных просьб оказывается совершенно неисполнимым вследствии недостатка вакансий во Владикавказской горской школе, в которую до сих пор, по мере возможности, зачислялись дети жителей названного округа.
Такое положение, при развивающейся потребности к образованию, заставило жителей обратиться к начальнику округа с просьбой исходатайствовать разрешение на учреждение в укр. Назрань особой школы, при этом просители заявили готовность  вывести лес, камень, глину, песок, дать рабочие руки, перевозочные средства, доставлять отопление для здания и, независимо от сказанного, вносить какую угодно плату за обучение детей.
Вполне сочувствуя такому искреннему стремлению туземцев к образованию, которое гораздо более, чем все другие меры, будет способствовать развитию в народе идей гражданственности, я со своей стороны нахожу крайне полезным устроить в укр. Назрань школу на следующих основаниях, предложенных начальником округа:
1. Первоначально, пока явится необходимость и возможность открыть при школе пансион, устроить ее 2-х классною для 60-ти приходящих учеников с ежегодною платою за каждого ученика: из близлежащих к Назрани аулов по 5 руб., а из дальних по 2 руб. в год; детей же бедных родителей по определению совета школы избавлять совершенно от платы и, в случае надобности, даже выдавать им пособие на содержание из общественной суммы.
2. На содержание школы отпускать от казны по прилагаемому штату ежегодно 1260 руб.
3. Обучать детей, кроме установленных программою предметов, по возможности, мастерствам: плотничному, столярному, токарному, слесарному и кузнечному, садоводству и огородничеству.
4. Для наблюдения за учениками на квартирах за их нравственностью и поведением и за исправным посещением школы назначить из туземцев одного добросовестного человека, который вместе с тем должен быть и членом совета школы по хозяйственной части.
5. Плату, собираемую с учеников, оставить в распоряжении совета школы для выдачи содержания надзирателю из туземцев, для найма мастеровых и вообще для расходов на хозяйственные нужды школы; если собираемой платы окажется для этого недостаточным, то допускать расходы из общественной суммы с моего разрешения.
6. Исчисленную по смете сумму на устройство здания для означенной школы 9456 руб. 32 1/4 к. распределить следующим образом: 3000 руб. отнести на общественную сумму округа, а остальные 6456 руб. 32 1/4  коп., если окажется возможным, на экономический капитал горской школы.
На основании приведенных выше данных,  препровождая при этом проект штата школы, план и смету с ведомостями справочным ценам, прошу ходатайства Вашего Превосходительства об устройстве в Ингушевском округе особой школы и об ассигновании потребной для постройки зданий суммы.
При этом считаю нужным присовокупить, что  скорое разрешение моего настоящего ходатайства даст возможность населению теперь же, пользуясь зимним временем, приступить к заготовлению лесных материалов и позволит с наступлением весны начать возведение запроектированных зданий.
Генерал-адъютант Лорис-Меликов

***
«…Все, до сего времени устроенные в крае учебные заведения, - говорилось в записке об учреждении в Назрань начального училища для жителей Ингушевского округа Терской области, подписанной начальником Ингушевского округа подполковником Морозовым, - не принесли пользы ингушевскому народу, а потому вытекает необходимость устройства отдельной школы, собственно для этого народа предназначенной.  Народ дал понять как эту необходимость, так и свою отсталость даже от других соседних племен, и обратился к начальству с просьбой об устройстве школы в Назрань. Для чего по бедности общество не могло собрать денег, но выразило желание вывезти лес, камень, песок, глину, щебень, турлук, дать перевозочные средства для подвозки фабричных материалов, платить за приходящих воспитанников и отоплять здание.
Такое заявление было принято с полным сочувствием как начальником Терской области, так и Кавказским Горским Управлением, и в скором времени решено было устроить в Назрани школу для приходящих учеников, для чего снаряжены на эти работы и на закупку фабричных материалов 3 т.р. из суммы Горского Управления и 3 т.р. из общественной суммы  Ингушевского округа. По возвращении моем из Тифлиса в январе месяце сего года и по объявлении об этом жителям, они приняли эту милость Правительства с восторгом и не более как в месяц, по сделанной мной раскладке, вывезли все материалы без всяких принудительных мер. Стоимость этих материалов и перевозка фабричных материалов по переводу на  деньги обошлась бы не менее 10 т. руб.
Не теряя времени, я в течение 5-ти месяцев устроил дом школы и кухню с забором, на что по смете и на вознаграждение инженерного офицера, присматривающего за работами, определено было 6 т. руб. От сметных денег осталось у меня еще столько, что уже готовы: дом для помещения мастерских с кладовою, дом для  помещения мастеров с кладовою и большой турлучный сарай, крытый тесом; кроме того построена классная мебель, 300 р. отклано для покупки инструментов для мастерских и, если не разрешено будет завести при школе пансион воспитанников, то остальную сумму около 200 р. я полагал бы употребить на устройство гимнастики и бани для учеников.
Таким образом, начало уже сделано, остается теперь составить положение и штат училища и открыть само заведение.
Соображая средства казны и состояние Ингушевской общественной суммы, представляется на первое время возможность устроить двухклассное начальное училище для приходящих, но только такое, ученики которого по выходу из училища вносили бы в общество полезные элементы и не делались бы через незаконченное образование бесполезными пролетариями, не способными к труду.
Такому требованию соответствует начальное двухклассное училище с введением при нем практического изучения ремесел и сельского хозяйства, к чему особенно способствует сама местность, окружающая укр. Назрановское.
Укрепление это находится на почтовой дороге, в 25 верстах от г. Владикавказа и расположено при слиянии двух рек Сунжи и Назрановки, из них последняя, изобилуя многочисленными родниками, течением своим образует долину, защищенную со всех сторон горами, в долине этой находятся огороды войск, а в прежние времена был устроен сад.
При решении Назрановского поземельного вопроса укреплению Назрановскому отведено 185 десятин, из них около 50 десятин, занятых прежде поселениями, совершенно негодны в настоящее время, потому что  порастают огромным бурьяном, который осенью гниет и производит миазмы и лихорадки. Передача этих 50 десятин и 2-х из долины р. Назрановки в распоряжение училища для разведения некоторых отраслей сельского хозяйства не только не  стеснит округа и укрепления, но даже принесет пользу в климатическом отношении, если земля эта будет обрабатываться.
Около укрепления Назрановского почти на трехверстном расстоянии расположены 6  аулов, состоящих из 1600 дворов, жители которых большей частью родственники другим туземцам Ингушевского округа, обитающим в дальних аулах. Такое положение населения даст возможность на первое время устроить училище для приходящих. Хотя от такого училища трудно ожидать скорых результатов и устройство пансиона воспитанников хотя на 15 человек принесло бы несравненно больше пользы, но на это потребуется до 400 руб. на первое устройство и 900 руб. считанного расхода.
За основание при составлении устава  и штата училища приняты: устав горских школ, Высочайше утвержденный 20 октября 1859 года, и положение об учебной части на Кавказе и за Кавказом от 15 мая 1867 года, с теми политическими, которые оказались необходимыми по особым условиям устройства этого училища.
Проектом устава определено иметь  пансион воспитанников и для этого приспособлено здание школы, в котором может помещаться не более 10-ти человек, и то, если смотритель училища будет холостой. Но нельзя с достоверностью сказать, чтобы между туземцами нашлись бы способные вносить определенную плату за пансионеров. Во всяком случае, если и будут при училище пансионеры, то небольшое число их не потребует для присмотра за ними особых расходов казны, тем более, что они будут жить в одном здании со смотрителем и учителем.
В окружном управлении служат семейные писари, а на форштате укрепления живут несколько семейств отставных солдат, а потому признаю полезным допускать в училище русских мальчиков для скорейшего обучения туземцев говорить по-русски, но не более 10 человек.
Плата за приходящих учеников разделена на 3 разряда сообразно с средствами жителей и с расстоянием их места жительства от школы. Плата эта признается умеренною и, кроме того, допускается избавление от платы и даже выдавать бюджетное пособие.
Предметы, преподаваемые в училище такие, что и в горских начальных школах и, кроме того, к числу непременных занятий, а не как поточных, введено практическое обучение ремеслам и некоторым отраслям сельского хозяйства, на первое время огородничеству и садоводству.
Но для того, чтобы все это шло с успехом, необходим, главным образом, такой штатный смотритель, который уже известен как опытный преподаватель, был бы хороший хозяин и имел бы познания в сельском хозяйстве или, по крайней мере, любил бы заниматься этой частью. Так как требования от смотрителя весьма большие и  на него же возложено наблюдение за обучением ремесла и за сельскохозяйственными работами, то в проекте штата кроме оклада жалованья, присвоенного смотрителям горских начальных школ, ему назначено добавочное содержание 150 руб.
Независимо от смотрителя, при училище положен учитель приготовительного класса для преподавания в младшем классе и для замены смотрителя на случай его болезни. Должность эта приравнена к должности учителя приготовительного класса в горских начальных школах.
В проект штата внесена должность надзирателя за приходящими учениками, на обязанности которого возлагается наблюдать за поведением учеников,  за их нравственностью и за своевременным посещением классов, причем он должен знать квартиры учеников. Выбор надзирателя предложено производить из туземцев, получающих содержание от казны и пользующихся уважением народа. Он же должен быть член совета училища по хозяйственной части как представитель от народа.
Для того, чтобы не заводить особого писаря при училище, а равно избавить смотрителя от составления донесений начальнику округа, уставом обусловлено делопроизводство по училищу создать в окружном Управлении, с отнесением канцелярских расходов на суммы училища, причем смотритель обо всех предметах не должен сноситься письменно, а докладывать начальнику округа.
Прочие расходы в проекте штата исчислены в самом ограниченном размере.
На пособия по изучению ремесел и сельского хозяйства, а равно для найма мастеровых предложено проектом штата отпускать 700 р. Между тем, в настоящее время нанят мастер плотничьего, столярного и токарного дела за 240 руб. в год.
Во всяком случае, если дозволят средства казны, то следовательно бы отпустить на первый год для выписки деревьев, семян и для устройства огорода и сада примерно 200 руб.
Хотя жители выражали готовить сами доставлять дрова для отопления  училища, обязывая этим родителей учеников, но признавая такой порядок крайне неудобным, в проект штата внесено 100 руб. на отопление и освещение училища. Сумма эта весьма умеренная, потому что в зданиях училища состоит 10 печей, для которых потребуется дров не менее 20 саженей».

***
Быстро выраставшие на пустыре здания будущей горской школы наполняли сердца местных жителей радостным предвкушением знаменательного события. События, которое они и сами приближали изо всех сил, мечтая о том дне, когда у их детей появится возможность изучать грамоту, не отправляясь в далекие места. И скоро в их жизни случился этот долгожданный праздник. Дух этого праздника сохранился в статье «Открытие Назрановского двухклассного училища для приходящих мальчиков», опубликованной в газете «Терские ведомости» (№9,26 февраля 1868 года). Благодаря архивным поискам Б.Д.Газикова, мы имеем возможность полностью привести здесь ее текст.
«14 февраля 1868 года, - писал автор, - начальником Терской области открыто давно ожидаемое училище в Назрани. Мне удалось присутствовать при этом в качестве зрителя, видеть собравшийся народ, осмотреть помещение школы и собрать некоторые сведения об ее устройстве, которыми хотел бы поделиться с читателями «Терских ведомостей».
В день, назначенный для открытия училища, в ожидании приезда начальника области собран был народ перед домом, занимаемым начальником округа, тут же отдельно стояли мальчики, выбранные в школу, со своими отцами. Дети все были одеты в своих национальных костюмах весьма хорошо и даже бедные горцы не уступали в одежде жителям плоскости.
Генерал-адъютант Лорис-Меликов тотчас по прибытию осмотрел здание школы и, приветствуемый народом, поздравил его с открытием училища, высказав при этом, что дальнейшее развитие столь полезного учреждения будет зависеть от сочувствия к нему народа, так много уже сделавшего для  его осуществления.
Во время обеденного стола собравшийся на площади народ был угощаем начальником округа, и каждый из присутствующих туземцев со стаканом вина поздравлял друг друга с радостным для них днем.
Помещение школы обращает на себя внимание красотой и прочностью постройки.
Еще в апреле прошлого года  видна была площадь возле окружных зданий, а теперь появились на ней 4 капитальных здания, обнесенные забором и составляющие как бы отдельное укрепление.
Классы были совершенно  закончены. Кроме необходимой мебели, на стенах развешены доски, таблицы и ящики с разными буквами для обучения грамоте по системе Золотова и различные картины. Тут же разложены переплетенные книги для первоначального обучения. В отдельном здании, приспособленном для мастерства деревянного дела, поставлены верстаки, токарные станки и большой запас инструментов. Наконец, заготовлен и лес для поделок для мастерской.
Само собой разумеется, любопытно было мне узнать, каким образом все это устроилось так быстро и хорошо.
Инициатива основания училища в Назрани принадлежит бывшему начальнику Ингушевского округа, ныне начальнику Кабардинского округа полковнику Нуриду, который еще в конце 1864 года ходатайствовал у высшего начальства о постройке школы в Назрани. Затем, в конце 1865 года, при вступлении в управление округом подполковника Морозова народ заявил настоятельную просьбу об устройстве училища в Назрани, предлагая со своей стороны на постройку посильные пожертвования, заключавшиеся в поставке леса, песка, камня и глины и в назначении бесплатно во все места перевозочных средств для подвозки к Назрани фабричных материалов.
При таком значительном пожертвовании оказалось необходимым отпустить только деньги на наем мастеровых и на покупку фабричных материалов, всего около 6 тыс. руб. – из них 3 тыс. от казны, а 3 тыс. от общественной суммы.
По получении разрешения на постройку, приступлено было к заготовлению сырых материалов, сделана раскладка между жителями, которая передана старейшинам, и не более как в 1/2 месяца все материалы были заготовлены.
Таким образом, вывезено было до 2 т. бревен, 600 возов камня, 300 возов щебня и 40 возов турлука и, кроме этого, до 600 подвод назначались в разные места для перевозки фабричных  материалов.
Нашлись в среде туземцев люди, вполне сочувствующие благому делу, о которых нельзя здесь не упомянуть, именно майор Базоркин, ротмистр Заурбек Мальсагов и юнкер Муртуз Зортов безвозмездно приняли на себя наблюдение за заготовлением и приемом сырых, а также и закупкой фабричных материалов. К их добросовестным трудам нельзя не отнести значительное удешевление постройки школы. Ни один из аулов не отказался от пожертвования, а, напротив, каждый старался поскорее выполнить данное обещание без малейшего побуждения начальства, несмотря на страшные затруднения, с которыми вывозился лес из трущоб и нередко за 50 верст.
По окончании постройки зданий приступлено  было к выбору мальчиков, причем на каждый аул, сообразно сделанному пожертвованию, были распределены вакансии, на которые положено назначить детей по жребию.
Каково же было удивление начальства, когда на 60 вакансий приходящих учеников явились желающие до 200 человек».

***
В последующем власти не оставляли без внимания нужды Назрановской горской  школы. Об этом красноречиво свидетельствует еще один документ, обнаруженный известным ингушским краеведом Берснако Газиковым в Государственным архиве Грузии. Это письмо, направленное  25 мая 1870 года начальником Терской области генерал-адъютантом Лорис-Меликовым в канцелярию начальника Кавказского Горского Управления.
«В отзыве от 17-го марта прошлого года за №906, - говорится в документе, - выясняя бесполезность выдачи из Ингушевской штрафной суммы стипендии в 150 руб. серебром бывшему студенту С-Петербургского Университета Иналу Бек-Бузарову, я просил ходатайствовать Вашего Превосходительства пред Его Императорским Высочеством Главнокомандующим Армии об употреблении этих денег на баню для учеников Назрановской горской школы, на развитие ремесел и другие хозяйственные надобности, с тем предположением, что, в случае последовавшего разрешения, оно не будет единовременным, а войдет в норму ежегодного отпуска до той поры, пока мастерские с постоянным развитием учащихся в ремесле при сторонней материальной помощи, продажей ремесленных изделий будут в состоянии покрывать затраты, всегда сопряженные с каким-либо начинанием. Между тем, Ваше Превосходительство уведомили меня, что Его Императорское Высочество изволили разрешить отчислить из названной штрафной суммы единовременно 150 руб. серебром для поясненных работ.
На отпускавшиеся по штату в течение двухлетнего существования школы 300 руб. давалась возможность иметь при мастерских только одного мастера для обучения токарному, колесному и бондарному мастерствам, с оплатою ему по 240 руб. в год. Иные 60 руб. употреблялись на починку и изготовление необходимого инструмента, следовательно наем другого мастера для столярного и плотничного дела без отпуска из штрафной суммы 150 руб. был бы не осуществим.
В настоящее время, как мне известно, производства столярное, токарное и колесное настолько продвинулись, что смело обещают хорошие результаты в близком будущем, но все-таки без непосредственного участия опытных учителей не могут в такой короткий срок открыть постоянного источника заметных приходов, а потому, разрешив начальнику Ингушевского округа отчислить действительным расходом из Ингушевской штрафной суммы сто пятьдесят руб.сер. на наем учителя для преподавания столярного и плотничного ремесел только в настоящем году, прошу ходатайствовать Вашего Превосходительства об утверждении Его Императорским Высочеством произведенного мною расхода и о последующем по сему не оставить меня уведомить.
Справка: К 1-му мая Ингушевской штрафной суммы состояло по шнурованной книге в приход 3502 руб. 77 3/4 коп».
***
Первая в Ингушетии горская школа с каждым годом обретала все большее число желающих обучаться в ней. Вот что писала об этом 4 сентября 1811 года газета «Терские ведомости» (№186). В материале под заголовком «Вести из Назрани» говорилось: «В текущем году в Назрановскую горскую школу подано свыше 150 прошений о приеме детей. Такого наплыва со времени основания школы никогда не наблюдалось. Из этого огромного числа пришлось выбрать только 45 человек, которыми и заняты все вакантные места. Остальным 106 мальчикам в приеме было отказано. Впрочем, в виде утешения они были зачислены кандидатами на следующий год.
Родители мальчиков, оставшихся за бортом школы, избрав из своей среды доверенных, отправили к директору народных училищ ходатайствовать об открытии при горской школе параллельного отделения. Но ходатайство в таком виде, как оно было возбуждено, удовлетворено быть не могло, кажется, чисто по «финансовым» соображениям, хотя принципиальное согласие по этому вопросу и не дано.
Естественнее было бы разрешить этот вопрос, открыв начальные школы в селениях Плиевском, Барсукинском, Гамурзиевском и Альтиевском (два последних селения дали наибольший процент желающих поступить в школу). Так, кажется, предложено разрешить этот вопрос и со стороны дирекции народных училищ. Остается лишь догадкою, как к этому отнесется само население? Необходимость  грамоты для обиходной жизни осознана, и осознана, надо сказать, основательно, ибо трудно чем-либо другим объяснить подачу 152 прошений, когда кроме горской школы у ингушей к осени будут функционировать и школы в Насыр-Корте, Годаборш, Кескем и Экажево».
- Нельзя не отметить, - говорит Берснако Газиков, - что среди учителей Назрановской горской школы были и ингуши. В их числе можно назвать имена Э.Саутиева, Б.Зязикова и М.Альтимирова. Кстати, труд последнего (а Минга Альтимиров преподавал здесь мусульманский закон) был отмечен серебряной медалью. Исследователь П.И. Симонов в статье «Горские школы» («Известия Северокавказского педагогического Института», т. XIII, 1937 г.) приводит программу по закону Божию, составленную муллой Альтимировым на арабском языке и переведенную им же на русский. Думаю, читателям «Сердало» будет небезынтересно узнать, что представляла из себя эта программа. А выглядит она следующим образом:
«1-е отделение: Вера - Ислам. Един есть Бог-Аллах и Магомед – Его Пророк. Обязанность мусульман: молиться  раз в сутки, отделение закят от своего имущества, поститься и поклониться в Мекке гробу Магомета, если имеет для этого средства. Быть с иманом (верой) к Богу, ангелам, его другим четырем китабам. Быть уверенным предстать перед Страшным Судом Божьим (ахирт). Все хорошее истекает от Бога и признавать Его Всемогущим, Он хорош. Правила молитв: нигит, умывание лица, рук до локтей, умывание лба, ног. Все это исполнить точно - молитва (намаз) должна состоять из пяти правил (шуртуск): 1) знать время молитвы, 2) встать лицом к югу, 3) покрыть тело, 4) обмыться от нечистот, 5) молиться. Преподаны ученикам буквы и молитвы бисмилла.
Во 2-м отделении и других классах ученики читают 4-ю часть Корана.
2-е отделение: Действие Пророков, число и законы их.
1) Общее число Пророков 124000, из них 314 были проповедниками разных учений и вер:
2) Выше из всех Магомет, а за ним следуют высшие против других: Адам, Нух, Ибрагим, Мусса и Исса (Божие Благословение им); 3) Самый первый Пророк на земле Адам, жена – Хава; Вероисповедание – магометанское, фамилия Криштов. Вышли мы все на свет от Адама, Милта, Ибрагима. Вопросы ученикам: «Кто ваш Пророк?». Ответ – Магомет, сын Абдулла, мать его Аминат, дочь Вагапа. В Мекке Магомед прожил 63 года; в 40-й год он получил Коран, после этого, спустя 13 лет, бежал в Медину и в понедельник 12 числа месяца раби-эль-авель; 5) На земле Магомет прожил 63 года; от Бога получены 4 кадата; Тарут получил Пророк Мусса, Забур - Даут, Инджил – Исса и Коран – Магомет. Вера делится на 4 части: ханати, ханибали, малики и шафии (Божие Благословение над всеми).
3-е отделение. Закят 1) От всякого имущества золота, серебра и другого должен правоверный мусульманин отделять закят. Хмельных напитков не употреблять; грешно и не позволяется Кораном убивать, воровать, говорить ложно, прелюбодеять, не слушаться родителей. О Пророках: 1) Первый Пророк Адам, жена его Хава. Вражда Хабеля с Кабелем. История Пророков Нух, Солиб, Луг и Исмаил (Боже, их спаси). Устройство святилища Кааба Пророком Ибрагимом. Приношение в жертву сына своего Исхока. История Пророка Иссы и его матери Марии. История Пророков Юсупа, Магомета; путешествие последнего с караваном Хаджота, вместе с дядей Абдулахом, Хазиром, Умаром Худжатовым, где и открылось пророчество его и вступил в супружество с Ходиджей. Бегство Магомета в Медину с Абубекиром. Из Медины, вернувшись с воинами, он завоевал Мекку и заставил жителей его силою принять магометанскую веру.
II класс. О Муссе: 1) Воспитание Муссы в доме Перуна; 2) Бегство его из Миссери в Медину; пророчество его; Перун с воинами тонет в море Козан; Мусса получил от Бога Таурут; идолопоклонничество израильтян золотому тельцу отвергает учение Муссы. Скрывание Муссы во время истребления Перуном младенцев. История Пророков Закре и Яхья (Божие Благословение им). Приход Марии с новорожденным в Миссери. Пророчество Иссы. Вознесение его на небо. Как мучили Иссу. Молитва по умершим. Похоронная обрядность магометанского закона».
Завершая наш сегодняшний рассказ о первом на территории Ингушетии государственном учебном заведении – Назрановской горской школе, - основанный на архивных документах, хочется искренне поблагодарить краеведа, ведущего специалиста отдела научных исследований Государственной архивной службы Республики Ингушетия Берснако Джабраиловича Газикова за предоставленную нам возможность познакомить с этими документами читателей «Сердало». Нет сомнения, что опубликованные сегодня материалы вызовут живой отклик со стороны, тех, кто интересуется прошлым родного края, а возможно, и положет начало чьим-то дальнейшим поискам в этом направлении. История развития образования в Ингушетии до сих пор остается одной из малоизученных научных тем. Примером здесь может послужить шотландская миссия во главе с Блейем  и Паттерсоном, информация о которой сегодня крайне скудна. Известно лишь, что в 1821 году ею была предпринята попытка создать школу на территории Ингушетии. Однако миссионеров по какой-то причине постигла неудача…
Ахмет ГАЗДИЕВ.
На рисунке: Так выглядело здание первого в Ингушетии учебного заведения
(реконструкция по схеме, хранящейся в Центральном Государственном архиве Грузии).

 

 


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru