новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 17 (9784), среда, 7 февраля 2007 года

Так начинался большой Малгобек
С приходом в 1933 году нового хозяйственного руководства Малгобекский район начинает жить по-новому. Приезд сюда правительственной комиссии, наркома тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе, детально изучивших проблемы Малгобека, еще более ускоряют темпы развития этого богатейшего района. Со 100000 тонн нефти, намеченных к добыче по плану 1934 года для Малгобека, через 600000, утвержденных Главнефтью, до 1 млн. тонн, предписанных приказом наркома, - таков путь, который проделывает район в результате проведенной работы по изучению его недр и ресурсов. Малгобек быстро становится районом промышленной эксплуатации нефти.
100 скважин планируется заложить в 1934 году. Для этого были необходимы оборудование, электроэнергия, транспорт. Предстояло также развернуть большое промышленное, коммунальное и бытовое строительство, создать хозяйственные, технические и рабочие кадры. О том, как это происходило, рассказывает краевед, сотрудник государственный архивный службы РИ Берснако Газиков:
- Следует отметить, что Малгобеку в первую очередь была необходима серьезная ремонтно-механическая база. Ее отсутствие срывало нормальную работу буровых, затягивало темпы бурения на очень продолжительные сроки. Ведь это совершенно ненормально, когда для ремонта как крупных (моторы, двигатели), так и мелких частей бурового оборудования его приходилось возить в Вознесеновскую и даже в Грозный за десятки километров. Отмечалось немало случаев, когда из-за остановленного на ремонт и отправленного в Вознесеновскую мотора, та или иная буровая простаивала по нескольку дней.
Нефтяники, заглядывая вперед, когда Малгобек покроется десятками буровых, превратится из разведочного района в эксплуатационный, особо настаивали на создании здесь крупной, хорошо оборудованной ремонтно-механической базы. Быстрейшему ее созданию в немалой степени способствовало выделение Малгобека в самостоятельный район.
- На первоначальном этапе освоения нефтяного месторождения узким местом оставалось транспортное обеспечение. Как в Малгобеке осуществлялось в тот период дорожное строительство?
- Как известно, к 1 января 1934 года должен был вступить в строй первый участок дороги между Вознесеновской и Малгобеком, общей протяженностью в 19,3 километра. Однако к концу 1933 года на этом важнейшем участке освоения Малгобека еще ничего не было сделано. Тревожная ситуация объяснялась тем, что дорстрой «Грознефти» не оценил значения дороги для нового нефтяного района.
Специалисты, прекрасно знавшие положение дел, с тревогой говорили о том, что на стройке нет технического руководства, если не считать одного начальника строительства. Два прораба и завхоз постоянно находятся в Грозном и фактически никакого отношения к строительству не имеют. Вместо 700 рабочих на участке находится всего 250 человек. Масса рабочих уходит – текучесть огромна. Причины текучести заключаются в отсутствии плановости и системы в распределении рабочей силы по участкам, плохом бытовом обслуживании.
Естественно, что такие темпы и такие условия ставили под явную угрозу выполнение задания к 1 января, а бездорожье в Малгобеке замедляло все строительство района. До тех пор, пока бездорожье не будет побеждено, не могло быть и речи о введении этого важнейшего района в строй действующих предприятий.
Как отмечалось в журнале «Грозненский нефтяник», «для победы над бездорожьем созданы все условия, отпущены необходимые средства, выделены люди. Вся беда в дорстроевских темпах, в той преступной недооценке Малгобека, которая еще нет-нет, да проглянет сквозь завесу клятвенных обещаний и формальных обязательств, выносимых и принимаемых для формы, а не ради настоящего, большевистского дела. С этим положением должно быть решительно покончено. Не по обещаниями и обязательствам, а по конкретным делам, по каждому километру построенной для Малгобека дороги  будут партия и советское правительство судить о преданности делу пролетарской революции. Дорстрой обязан форсировать темпы постройки дороги и закончить его в срок».
Вообще, в Малгобеке было решено построить шоссейную дорогу от буровых №№13 и 14, расположенных в западной оконечности малгобекских залеганий, до Вознесеновской, соединив эту дорогу с существующей Военно-Грузинской дорогой, идущей от города Орджоникидзе на Моздок.
Участок от Малгобека до Вознесеновской на протяжении 19,3 км. был запроектирован гравийно-щебенчатый с последующей заливкой гудроном. Начались работы и по устройству земляного полотна от Малгобека по хребту до Вознесеновской и мощению камнем участка до Красной Горки. К постройке как первого, так и второго участника дороги транспортная контора приступила с 3 сентября 1933 года. Профиль дороги от Малгобека оказался очень сложным и потребовал 23000 куб. м. земляных работ. В работах участвовали плуги, скрепера и грейдера. Полному использованию механических снарядов мешал недостаток в тракторах, которых транспортная контора имела всего два. Как и предполагалось, большие затруднения вызвала доставка камня, заготавливаемого на ст. Докшухино, так как Северо-Кавказская железная дорога не выделила на эти цели ни одной платформы. Транспортная контора изыскала у себя 10 плотформ и использовала их для курсирования между Докшухино и Моздоком на перевозку камня.
Щебенку для дороги от Малгобека предполагалось добывать в карьерах в самом районе и приготавливать на месте, установив там дробилку. Эту работу нужно было выполнить в зимние месяцы с тем, чтобы с наступлением весны немедленно приступить к покрытию дороги.
Понятно, что одна шоссейная дорога не могла обеспечить потребности района, где предполагалось заложить свыше 100 скважин и где грузооборот будет составлять свыше 700000 тонн в год. Поэтому встал вопрос и о строительстве железной дороги. Для железной дороги, пока узкой колеи, разрабатывались два варианта: Плиево-Малгобек и Моздок-Малгобек. В итоге был избран моздокский вариант. С 17 сентября строители приступили и трассировке и изыскательским работам. Наиболее сложным участком оказались выход из Моздока через реку Терек и подъем на Терский хребет. Одновременно решался вопрос с подвижным составом. Техснаб подыскивал готовые паровозы для узкой колеи.
Большую помощь в строительстве дороги оказывали малгобекские предприятия, так как ей предстояло обслуживать правостороннюю надтеречную плоскость, селение Бековичи и 14-й зерносовхоз, через поля которого пролегал путь. Сроки строительства железной дороги были определены в 100 рабочих дней, а пуск ее в эксплуатацию назначен на 1 марта 1934 года. Стоимость узкой колеи на протяжении 41 километра по предварительной смете выражалась в 3800000 рублей, а стоимость первоначальных работ по шоссейным дорогам была определена в размере 321000 рублей.
- В прошлый раз вы подробно рассказывали о том, как происходила электрофикация Малгобекского района. А были какие-то проблемы в этом направлении?
- Приказом управляющего «Грознефтью» Рябова были установлены твердые и точные сроки окончания работ, связанных со строительством высоковольтной линии электропередачи. Ее сооружение, а также строительство трансформаторных подстанций по срокам, указанным в приказе, должно было завершиться к 15 ноября. К этому же времени намечалась и сдача в эксплуатацию внутрипромысловой сети и питательно-распределительных пунктов. А к 1 декабря электро-агрегатами с прокладкой всех воздушных линий планировалось оборудовать уже 10 скважин.
Такие сроки означали, что к началу года энергетическая база дня Малгобека уже должна быть создана. Именно на эту базу опирались все планы, связанные с пуском новых буровых, перекачкой нефти, работой скважин и со всем строительством района в целом.
Без проблем, как водится, не обошлось. На стройке не хватало высококвалифицированных инженеров и рабочих, главные заказы на оборудование, хоть и были предварительно размечены и размещены, выполнялись со скрипом. Не хватало строительных материалов. Словом, темпы работ на первоначальном этапе оставались низкими.
- Все это «планов грамадье» имело одну цель – обеспечить на Малгобекском месторождении промышленную добычу нефти. Какие задачи ставили перед собой нефтяники на тот период и насколько успешно эти задачи реализовывались?
- Я уже отмечал, что в 1934 году здесь планировалось заложить 100 скважин. Год 1933-й стал в этом смысле этапным – началось строительство 32-х вышек первой очереди. Их нужно было не только построить, но также оборудовать и пустить в бурение. Возрастающая активность рабочих Малгобека делала эту задачу вполне осуществимой. Однако проблем не удалось избежать и здесь. Значение вышкового строительства в Малгобеке было не в достаточной степени понято всеми работниками «Грознефти». Вот, что писал об этом тогда журнал «Грозненский нефтяник»: «Нужно откровенно сказать, что строительство 32 вышек еще фактически не начато. Не доставлено оборудование и стройматериалы.
Строительству 32-х вышек нужны кадры технического руководства. Необходимо 10 инженеров и столько же техников. Их еще нет. Нет также в районе инженера-проектировщика, чертежников, конструкторов. СМО не имеет еще счетных работников, учетного и планового аппаратов. Нет материалов. Техснаб бюрократически относится к заявкам Малгобека. Вместо леса для строительства вращательных буровых на 15 комплектов, пока получен лес только на 2 комплекта. Для ударных буровых нужен лес на 12 комплектов, а до сих пор не получено еще ни одного комплекта.
Району нужно 17 лебедок, 18 роторов, 24 крон-блока, 17 грязевых насосов, 15 приемных мерников. Необходимо 7000 метров газовых труб, 38 электромоторов в 95 киловатт, такое же количество редукторов, трансформаторов, пусковых масленников и т.д. Заказы на все это даны еще в конце августа, но и сейчас в районе нет этих материалов.
Не обеспечено строительство вышек и рабочими силами. Землекопов необходимо 300 человек, а имеется только 150, плотников нужно 65 человек, а налицо – 25, слесарей вместо 30 имеется 5 человек, каменоломщиков только 5 вместо 20.
Многие и многие работники забывают, что своевременный ввод в эксплуатацию Малгобека и обеспечение пуска буровых в установленные сроки является задачей исключительной важности. От всех организаций, от всего аппарата «Грознефти» требуется максимальная напряженность и оперативность в проведении всей этой работы.
Особенно это относится к участку вышкового строительства. Программа в 1 миллион тонн нефти может быть реализована только при условии доведения района до 100 станков, работающих одновременно как на эксплуатации, так и на эксплуатационно-разведочном бурении. Больше того, к январю этого года в районе должно быть в работе 30 станков и 32 вышки. Естественно, что район ждет конкретной помощи, ждет первоочередного выполнения своих заказов, первоочередного снабжения материалами, инструментом, рабочей силой, техническим руководством. Эта помощь должна быть оказана Малгобеку. Пора кончать с бюрократическим, чиновничьим отношением к снабжению и строительству этого крупнейшего нефтяного района!»
- Совсем скоро Малгобеку предстояло принять у себя большое количество различных специалистов со всех концов страны. Вероятно, повсеместно разворачивалось и жилищное строительство?
- Большая программа строительства на Малгобекском месторождении требовала усилий большого числа людей. В четвертом квартале 1933 года здесь было занято уже 3000 человек. Имевшаяся к тому времени жилплощадь была не в состоянии удовлетворить даже нужды тех, кто приехал сюда несколько ранее. Поэтому на жилищное строительство были отпущены большие средства.
Только в четвертом квартале 1933 года в районе планировалось построить 8 бараков по 50 мест в каждом, 2 барака – по 20 мест, 7 домов на 76 квартир и баню. Строительство этих объектов расписывалось по срокам, чтобы они могли уже в полной готовности встретить первые партии строителей и буровиков.
«Что сделала, - писал журнал «Грозненский нефтяник», - контора гражданских сооружений для того, чтобы обеспечить это большое строительство? По существу, пока ничего.
Материалы не подвезены, строительство не обеспечено достаточным количеством рабочей силы. Техническое руководство и технический надзор за стройкой не организованы.
В районе нет досок, черепицы, кирпича, извести, алебастра и других стройматериалов. Правда, на ст. Моздок стоят 11 вагонов леса, но они еще на Малгобек не переброшены. Таким образом, жилищное строительство на Малгобеке еще не развернуто.
Таково положение сейчас на Малгобеке. Факты говорят о том, что борьба за его  превращение в большой разведочный и эксплуатационный район еще не стала борьбой всего аппарата «Грознефти». Еще сильны старые традиции, еще не сломлены до конца канцелярско-бюрократические методы в работе аппарата техснаба, СМО и КТС.
Приказ наркома тов. Орджоникидзе накладывает огромную ответственность на всех нас за своевременный ввод Малгобекского района в строй и этот приказ должен быть выполнен точно, четко и в срок».
А. ГАЗДИЕВ

(Продолжение следует)

 




 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru