новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 115 (9714), четверг, 24 августа 2006 года

ЖУРНАЛИСТ И ЛЕТОПИСЕЦ

Прошло совсем немного времени с того трагического дня, когда ушел из жизни журналист Магомед-Башир Цицкиев. В минувший день, 22 августа, ему исполнилось бы 70 лет со дня рождения. В эпоху любых испытаний он оставался личностью, всегда с болью, тревогой и надеждой говорил об истоках ингушского народа, напоминая всем о важности сохранения культурного наследия. В многочисленных авторских статьях и телевизионных передачах Магомед-Башир просвещал поколение молодых, чтобы помнили о славном прошлом, не потеряли в наш стремительный и беспощадный век свое национальное достояние. Достояние, которое является значимой частью мирового культурного наследия.

Цицкиев Магомед-Башир Уциевич родился 22 августа 1936 года. Педагог, журналист. В 1957 году зачислен на работу учителем Джейрахской семилетней школы, 1965 г. - учитель истории Джейрахской школы, затем директор Краснооктябрьской средней школы. В 1971 году зачислен литработником отдела партийной жизни редакции газеты "Сердало". Работал в 1972 году заместителем начальника Северо-Кавказского зонального управления "Спортлото". Через три года, сменив ряд рабочих мест, Магомед-Башир Уциевич преподавал историю в СШ № 42 г. Грозного. В 1981 г. он на должности заместителя директора Грозненского государственного цирка. С 1984 по 1987 гг. работал на различных должностях в редакции газеты "Сердало".
В 1990 году стал учредителем и главным редактором газеты "Эхо гор". Через три года М-Б. Цицкиев назначен директором Национального природного парка РИ. В 1995 году работал ст. госинспектором Госкомитета по экологии и природным ресурсам РИ в Джейрахском районе. В 2000 году - заместитель директора музея-заповедника РИ. В последние годы работал консультантом отдела по работе с национально-культурными центрами, общественными и религиозными организациями со средствами массовой информации Министерства по связям с общественностью и межнациональным отношениям Республики Ингушетия.
Член Союза журналистов СССР с 1981 года, неоднократно награждался грамотами, премиями, объявлялась благодарность за добросовестный труд и творческую инициативу. В 2005 году Магомед-Баширу было присвоено звание "Заслуженный работник культуры Республики Ингушетия". Он автор буклета "Эгикал", более двадцати фильмов о горной Ингушетии, его рубрика "Истоки" на телевидении и в газетах - одна из самых любимых у телезрителей и читателей республики. Среди неопубликованных остались буклет "Эбан", посвященный родным горам и книга "Кровавый ноябрь", с документальной точностью повествующая о трагических днях осетино-ингушского конфликта 1992 года.
В течение многих лет многих из нас от забвения, пустых забот и обыденности спасало обращение к народной памяти, которое создавал в своей работе М-Б. Цицкиев. В горы в гости к нему приезжали десятки и сотни людей, чтобы самим, воочию увидеть сердце Родины, сердце Ингушетии - ее башенные комплексы и величественные горы. Он же был очень радушным и гостеприимным хозяином. Это радушие и доброжелательность отличали его всегда и проявлялись им по отношению к человеку любого возраста, чина и звания.
Поразительно просты и ясны слова из его завещания (васкет). Он попросил: Не оплакивайте того, кто во власти Всевышнего. Забота и внимание нужны человеку, когда он жив. Пусть будут счастливы все живущие после нас.
Талантливый журналист и публицист М-Б. Цицкиев был достойным человеком, сохранившим честное имя. Ничто не проходит бесследно, и добрые дела каждого человека остаются в нашей благодарной памяти.



ВСЕМ, КТО ВОЗВРАЩАЕТ РАДОСТЬ ЖИЗНИ

Уважаемая редакция! Мои слова благодарности - врачам. Когда случается болезнь, особенно сильно понимаешь, как важно, чтобы рядом оказались люди, готовые помочь. Я заболела тяжело в 2002 году, с тех пор пришлось сделать 2 операции в Ростовском онкологическом институте, всего с тех пор на обследование пришлось выезжать восемь раз. Надо ли говорить какие трудности испытываешь и в болезни, и в самом ее лечении. Но свет не без добрых, добросовестных людей. Бороться с болезнью и надеяться на выздоровление мне позволяют помощь и поддержка многих людей. Хочу выразить особую благодарность за помощь с обеспечением дорогостоящими лекарствами, организацией лечения министру здравоохранения РИ Алисханову Магомету Алисхановичу, его заместителям Героевой Фатиме Исаковне и Экажевой Раисе Султановне, сотрудникам Минздрава РИ Зое Сампиевой и Мадине Хамхоевой, всем, кто работает в данном министерстве.
Большую поддержку нам оказывает своей помощью и отзывчивостью заведующая Республиканской поликлиникой Тамара Тамерлановна Гарчханова.
После прохождения обследования в феврале 2006 года в Ростове, я продолжила свое лечение дома. Все это время к нам приходили врачи из Республиканского онкологического диспансера. От всей души хочу выразить благодарность, признательность за благородный и добрый труд главному врачу онкодиспансера, кандидату медицинских наук Ведзижеву Тагиру Асхабовичу, врачам-онкологам Кациевой Танзиле Бексултановне, Хабриеву Идрису Мухарбековичу, кандидату медицинских наук Озиевой Мадине Хасановне, врачам и всем медсестрам.
Болезнь всегда трудно перенести любому человеку, но без помощи и участия хороших медиков, специалистов своего дела - невозможно. Огромное, человеческое спасибо всем врачам и медсестрам, кто своим великим трудом спасает нас от болезни, возвращает радость жизни.

С уважением и благодарностью
УГУРЧИЕВА Лида Алиевна,
инвалид первой группы, и вся ее семья.



ОН ЖИЗНЬ ПРОЖИЛ ДОСТОЙНО

(Незабываемые встречи с Жабраилом Хаматхановым, стоявшим у истоков зарождения ингушской автономии и письменности)

История знает немало лиц, которые в жизни себя особо не показывали, не выпячивали, но то, что они смогли сделать для народа, для родины оставляло заметный след благородных дел в жизни общества. Именно таким лицом был Жабраил Кунтиевич Хаматханов, активный организатор и проводник ликвидации безграмотности, затем возглавлявший учебные заведения в Ингушетии в двадцатые-тридцатые годы прошлого столетия, организатор возрождения республиканской газеты "Сердало" в 1957 году. Он был грамотным, умным, обаятельным человеком, патриотом своей родины. О нем, о встречах с ним, наш рассказ.

Мне довелось некоторое время работать вместе с Жабраилом Кунтиевичем под его руководством. Это были сложные и трудные годы для нашего народа. В 1957 году начали восстанавливать Чечено-Ингушскую АССР, которая была упразднена в февральские дни сорок четвертого года в связи с выселением ингушей и чеченцев в Казахстан и Киргизию. Для восстанавливающейся республики нужны были национальные кадры. Их вызывали из мест ссылки по специальным вызовам. В их числе были и мы, будущие первые работники редакции воссоздаваемой ингушской газеты "Сердало": Жабраил Хаматханов, Хамзат Осмиев, Хасан Галаев, Ахмед Ведзижев и я (Котиев С-Г.).Мы должны были восстановить и организовать выпуск газеты в назначенное время. Исполнение обязанностей редактора газеты было возложено на Жабраила Хаматханова, ответственным секретарем газеты стал Хамзат Осмиев, остальные - заведующие отделами редакции, фотокорреспондентом был утвержден Идрис Плиев, участник Великой Отечественной войны. Все эти работники были зачислены в аппарат редакции приказом №1 по редакции от 18 июня 1957 года.
Жабраил Хаматханов, ранее занимавший ответственные должности в просвещении, на партийной и хозяйственной работе, имел опыт организаторской и воспитательной работы. Он сумел за короткое время создать сплоченный, работоспособный коллектив и начать выпуск газеты, прерванный тринадцать лет тому назад. Первый номер восстановленной газеты вышел 21 нюня 1957 года, полноформатный на ингушском языке. Часть тиража была отпечатана красочно в два цвета (памятные номера). На первой полосе стояла передовая статья. (Были такие статьи в советское время, в которых обобщенно показывали успехи сегодняшнего хозяйственного и культурного строительства и ставились задачи, которые предстояли выполнить). Статья в газете называлась "Дружная семья советских народов". Я помню, ее автором был Жабраил Кунтиевич. В статье, помимо общих задач, выделялись и задачи, которые стояли перед газетой, перед коллективом ее редакции. В статье говорилось: "Наша газета будет успешно работать, если мы будем тесно связаны с трудящимися, с передовиками производства, с теми, кто стоит во главе производственных участков, с партийным и советским активом. Коллектив редакции должен привлечь к работе газеты на общественных началах нефтяников, рабочих предприятий, колхозников, агрономов, зоотехников, учителей и других…"
В завершение статьи подчеркивалось: "Вместе со всеми трудящимися республики газета будет активно участвовать в восстановлении республики, в укреплении дружбы между народами, в идейно-политическом воспитании трудящихся, в выполнении хозяйственных планов".
На первой же странице газеты были также приветствия коллективу редакции газеты "Сердало" в связи с выходом первого номера газеты восстановленной Чечено-Ингушской АССР от Чечено-Ингушского обкома KПCC и Чечено-Ингушского Оргкомитета, а также и от коллективов редакций республиканских газет соседних республик.
Возрождение газеты "Сердало" в тех тяжелых для нашего народа условиях было событием исторического значения, так как после длительного духовного голода ингуши были по-особому одухотворены реальностью своей полноценности, равноправности. И вот, вновь, практически на пустом месте, созданная Жабраилом Хаматхановым и теми, кто рядом с ним тогда стояли, газета около полувека шагает вместе со своим народом, освещает ему путь к свету. Любой бы другой, на месте Жабраила, мог опустить руки и растеряться. Однако чувство долга, чувство патриотизма, что ему всюду сопутствовало, было у него на первом плане.
В начальный период сложнейшим стал вопрос о журналистских кадрах. Из старых газетчиков мало кто остался в живых, а новые не могли расти, так как не только для работы в советской печати, но и для того, чтобы сказать теплое слово об ингуше или чеченце все пути были закрыты во все годы ссылки.
Чтобы представить всю сложность проблем, которые стали перед организаторами восстановления газеты, достаточно проследить за тем, как сложился коллектив. После первых номеров газеты в редакцию пришли: Капитон Чахкиев, Алихан Костоев, Юсуп Чахкиев, Хамид Эгиев, в последующем - Туган Тебоев, Ахмед Плиев, Закре Даурбеков, Умар-Али Додов, Магомед Тумгоев, Ахмед Боков, Асхаб Мякиев, Мустафа Хамхоев, Тамара Ужахова, Саид Чахкиев, Роза Мархиева, Магомед Чапанов, Осман Бузуртанов и другие. Абсолютное большинство из них в газете "Сердало" впервые начали журналистскую деятельность. Этот костяк коллектива, сформированный под руководством Жабраила Хаматханова оставался в этом составе первые три-четыре года, пока не начал он пополняться за счет выпускников Чечено-Ингушского пединститута.
Как было сказано выше в начальный период большие трудности мы испытывали из-за недостатка журналистов, да и просто грамотных людей было мало. С законченным высшим образованием был только Жабраил. Он кончал Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) в Москве, мы с Хасаном Галаевым имели незаконченное высшее образование (учительский институт), остальные со средним общим или специальным, даже и с семилетним образованием. Поэтому нам тогда приходилось овладевать наукой журналистики и учить этому других. За это мы взялись с первых дней работы в редакции с рвением и настойчиво. Должен сказать - небезуспешно. Все мы побывали в Казахстанской ссылке, пережили голод, холод и изуверский сталинско-бериевский режим, смогли сохранить родной язык, культуру, обычаи, мужество, стойкость, стремление и тягу к родной земле, к отцовским башням и могилам, к родным горам и рекам. Все это нам придавало силу для достижения цели, поднимало у нас чувство ответственности за порученное дело.
Жабраил Хаматханов хорошо справился с задачей возрождения газеты, сформировал творческий коллектив редакции. Многие из тех, кто тогда пришел в газету позже стали известными журналистами, литераторами, ответственными работниками партийных, советских и хозяйственных органов. Жабраил был человеком чутким, требовательным и принципиальным. Ему были чужды обман, фальшь и необъективность. Он был всегда против всего этого.
Трудности, связанные с воссозданием газеты были преодолены и газета стала регулярно издаваться, освещая на своих страницах вопросы экономического и культурного развития Чечено-Ингушетии. Тем не менее Жабраилу Хаматханову не дали долго редактировать газету. Редактором "Сердало" был утвержден Мустафа Льянов, а заместителем редактора стал Жабраил. Особых причин для такой замены не было. Разве только Жабраил критически воспринимал некоторые действия партии и власти в окружающей действительности. В частности, непримиримую позицию он имел в отношении отторжения от Ингушетии Пригородного района, где он родился, рос и многие годы работал, занимая различные должности, где он знал каждое село и его знало все население района.
Помню еще один случай, когда Жабраил, будучи редактором газеты, высказывал свое мнение по поводу нелепой хрущевской кампании по изъятию лошадей и ишаков у населения. Такое тоже не могли незафиксировать себе в актив обкомовские аппаратчики. Наказать Жабраила за это и за другое не могли, потому что все было объективно, но ущемить в должности было возможно. Так он и остался в заместителях до ухода на пенсию.
В период работы в редакции мне довелось несколько раз бывать вместе с Жабраилом в командировках по республике либо по редакционному заданию, либо мы были уполномоченными обкома партии при проведении хозяйственных или общественных мероприятий. В разговоре с людьми он был прост, без кичливости, надменности, хотя и занимал довольно большую должность руководителя республиканского уровня. Многие Жабраила знали либо по прежним с ним встречам, либо заочно. Поэтому куда бы он не поехал всюду его почитали, узнавали. Да и он, разговаривая с ними, как-то по особому их располагал к себе с первых же слов: "Вы начнете сейчас суетиться, мол, приехали из центра "хакимы", - начинал он разговор, скажем, с бригадиром полеводческой бригады или заведующим молочно-товарной фермы. - Не волнуйтесь, спокойно расскажите о своих делах. Мы приехали помочь вам. То, что вы расскажите мы проверим и, если все хорошо, напечатаем на страницах газеты "Сердало", чтобы все знали как вы работаете. Если же будет не так, как должно быть, то тоже расскажем, чтобы все знали и подскажем, что делать для выправления положения".
Жабраил любил шутить. Разговаривая с собеседником, он подбрасывал шуточку и начинал смеяться, хотя не всегда сказанное было смешное. Это он делал для того, чтобы с собеседника снять скованность.
Довольно хорошо играл Жабраил в шахматы - в эту древнюю дворянскую игру, имеющую большое культурное и воспитательное значение. Шахматной игрой он заразил многих работников редакции. Они увлеченно стали играть в свободное от работы время в шахматы. Могу уверенно сказать, что благодаря Жабраилу игра в шахматы в последующие многие годы в редакции стала традиционной. Иногда даже командные встречи организовывали в редакции по шахматам с работниками редакций других газет.
Часто играл в шахматы Жабраил с Дошлако и Орцхо Мальсаговыми, Хамзатом Осмиевым.
К Жабраилу на работу приходили известные в Ингушетии люди, которых он знал еще до нашего выселения. Темы разговоров у них были самые разные - по истории, литературе, по ингушскому языку или обычные воспоминания о своем бурном прошлом. Часто у него мы заставали ученых, писателей или просто почетных людей: Дошлако и Орцхо Мальсаговы, Хаджибикар Муталиев, Идрис Базоркин, Багаудин Зязиков, Салман Озиев, Жaмалдин Яндиев, Ибрагим Оздоев или, приехавшие из районов его старые знакомые, дальние родственники. Многих из них он приглашал к себе домой, где по его заказу жена Аби готовила для гостей ч1апильгаш с маслом.
Бывало, во время этих посещений кто-то из нас зайдет к Жабраилу по делу, и нам удавалось иногда с удовольствием слушать их интересные беседы. Да и Жабраил нас как бы специально удерживал в кабинете, когда шел разговор с интересным собеседником. А иногда как зайдешь, тут же знакомил нас со своим гостем, называя его имя и из какой фамилии, а потом добавлял: "Он был в такие-то годы в большой должности, в Ингушетии его люди уважали".
На долю Жабраила Кунтиевича выпала в молодые годы благородная миссия. В двадцатые-тридцатые годы прошлого столетия он активно участвовал в организации и проведении ликвидации безграмотности в Ингушетии, создавал так называемые "ликбезы" на дому по массовому обучению населения грамоте - учению читать и писать. В те годы на таких, как он, грамотных соотечественников возлагали наиболее ответственные обязанности по созданию ингушской автономии и государственности, по повышению культуры и образованности населения. Он был организатором и директором первой в Нагорной Ингушетии школы-интерната в ауле Хамхи. Позже он руководил Ингушской советско-партийной школой в городе Владикавказ, где готовили первые ингушские кадры среднего звена для работы в советских и партийных органах. Куда бы Жабраила Хаматханова не направляли, он выполнял свои обязанности с чувством большой ответственности и высокого долга перед своим народом. За это его уважали, с ним считались. Таким его помнят все, кто его знал, кто с ним вместе работал, таким он остался до конца своей жизни.
Жабраила Хаматханова всегда волновал вопрос безграмотности наших людей. Казахстанская ссылка явилась большим тормозом в духовном росте нашего народа . Абсолютное большинство ингушей было лишено возможности учиться из-за материального положения семьи. Многие вынуждены были оставить учебу на уровне сельской школы, так как для продолжения учебы с выездом за пределы места жительства требовалось специальное разрешение. Таким образом, учеба в средних и высших учебных заведениях оставалась лишь в мечтах молодых людей-ингушей.
Жабраил был рад появившейся возможности у нашей молодежи учиться в вузах и средних специальных учебных заведениях в связи с восстановлением нашей автономии. Он был уверен в том, что недалеко то время, когда в наших школах, больницах, предприятиях, учреждениях, совхозах и колхозах будут работать преимущественно дипломированные кадры ингушской национальности, когда в школах приоритетное положение займет родной язык. Поэтому, видимо, сориентировал он свою дочь Азу серьезно заняться ингушским языком, изучить его и стать специалистом именно по родному языку.
Так и получилось. Аза окончила филологический факультет и стала известным в республике методистом ингушского языка. Она автор двенадцати изданий учебников, методических пособий и программ ингушского языка.
Будучи заместителем редактора газеты "Сердало", Джабраил составил и издал в 1959 году "Книгу для чтения" для школ взрослых. В ней по темам и собраны произведения ингушских писателей, посвященные проблемам образования и мира, родине, нашему краю, родной земле и тем, кто ее обрабатывает.
Даны комментарий к ним.
… О доброте и высокой порядочности Жабраила говорят многие эпизоды из его богатой жизни.
Занимая различные руководящие должности в прошлом, Жабраил длительное время, бывало, находился вне своего родного Джейраха. Временами он приезжал сюда, где проживали многие его близкие и друзья. И его приезд каждый раз для сельчан, особенно детворе, был радостным праздником. Увидев на окраине села верховую лошадь Жабраила, дети бросались ему навстречу: они знали, что их общий, всех сельских детей, Дада, без сладких гостинцев для них не приедет. Едва вступив в село, он спешивался и шел, ведя своего коня на поводу. В это время на него налетала сельская детвора - конфеты, печенье доставались всем.
Сам Жабраил рассказывал и вот еще какой случай. Однажды, в очередной его приезд домой, его друзья-сельчане охотники-любители пригласили Жабраила в выходной день на охоту - они знали, что он метко стреляет. Они также знали что, находясь вдали от родных мест на учебе, а затем и на работе в городе, он несколько отвык от походов по горным тропам. Поэтому на охоте ему определили место в узком ущелье, где должны были проходить, загоняемые с гор другими охотниками, звери. Он должен был их отстреливать.
- Сижу, жду появления зверя, - рассказывал Жабраил. - И вдруг показалась красавица косуля со своим детенышем. Какой же это зверь?! У кого поднимется рука, чтобы убить такое безобидное создание природы? Я выстрелил, так для проформы, поверх косулей. Вскоре появились еще два животных. Я понял, что эти тоже члены той семьи, которую я отпустил, не причинив ей никакого вреда.
На мои выстрелы с разных сторон бегут ко мне мои друзья, на ходу обнажая ножи: готовятся освежевать отстреленную мною дичь. Каково было их разочарование, когда не обнаружили ни одного убитого животного: одни говорили: "Зачем доверили такое серьезное дело человеку, который только и умеет книжки читать", другие: "Сколько мы бегали по горам, чтобы пустыми домой не идти" и т.д.".
Но никто не догадывался, что Жабраил, по природе своей, человек милосердный, жалостливый и добрый, и стрелял из своего ружья так, чтобы не попасть в животных. Вот таким он был, Жабраил Кунтиевич, таким и остался в памяти близких и друзей. Скажем, такое обыденное явление в ингушской семье, как прирезать курицу. Любой мусульманин старше семи лет должен уметь это делать. Но для Жабраила эта всегда была проблема и делал это он только в исключительных случаях (когда поблизости не было никого, кто мог бы это сделать).
Жабраил и его жена Аби воспитали своих детей, дали им образование и вывели в жизнь. Четыре дочери и один сын получили педагогическое образование. Аза работала в сельской школе, в Чечено-Ингушском научно-исследовательском институте истории, языка и литературы, директором Джейрахской средней школы-интерната, а сейчас работает в Джейрахском районном Управлении образования; Мадина работала учителем и директором средней школы г. Назрань, последние годы возглавляет Карабулакское Управление образования; Магомед был учителем, директором школы, а затем более двадцати лет работал в редакции газеты "Сердало" корреспондентом, редактором отдела, сейчас из-за болезни не работает; Бек - инженер-технолог по образованию, Мака - биолог, Фатима - математик, Марем - технолог-модельер.
Вот такими запомнились мне первые годы возрождения газеты "Сердало", одной из самых старейших газет Северного Кавказа, газеты, награжденной орденом Знак Почета, которой лет десять тому назад было присвоено почетное звание "Общенациональной газеты Республики Ингушетия", работа вместе с Жабраилом Кунтиевичем Хаматхановым, и годы встречи с ним после его ухода на заслуженный отдых в середине шестидесятых годов. С тех пор прошло почти полвека, тем не менее незабываемые, теплые воспоминания оставили в душе эти годы, эти встречи.
Все, что я здесь сумел показать - это лишь то, что я взял из своей памяти о Жабраиле Кунтиевиче. Здесь собран лишь небольшой отрезок богатой биографии его. Написать же более подробно и полно о нем еще предстоит. Он этого заслуживает. Беречь и сохранить память об этом большом патриоте ингушского народа, истинном его сыне обязаны мы, ныне живущие, и грядущие поколения.

Султан-Гирей КОТИЕВ,
журналист, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru