новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 55 (9744) суббота, 22 апреля

Судьбы людские

Он жил, познавая время и себя
Вся школа, да и вся округа уже знали, что наш директор в одиночку поехал ловить воров, и, конечно, очень переживали за него. И тут, во время большой перемены, видим, как директор едет верхом на своей лошади, а впереди него двое под уздцы ведут трех лошадей, в том числе и нашего Серого.
Позже выяснилось, что Ахмет Хакяшевич заставил воров километров двадцать пройти пешком, ведя лошадей под узды. Конокрады просили, умоляли директора не позорить их перед людьми, не сдавать в милицию. Пока народ стихийно собирался во дворе школы, директор целый час беседовал с похитителями у себя в кабинете.
Из рассказов старших я узнал, что пока директор говорил с ними, те признались, что лошадь украли вынужденно: в установленный срок надо было расплатиться с влиятельными людьми, которые угрожали, в случае невозврата долга в назначенное время, расправиться с ними. И тут директор остался верен себе: дал вынужденным похитителям необходимую сумму денег и сказал:
- Рассчитайтесь со своими долгами, а мне вернете деньги, когда сможете.
Затем заставил их дать клятву на Коране, что никогда больше воровать не будут. Обещал также, что не будет подавать на них в милицию.
После этой процедуры он вывел этих людей на улицу, где к тому времени собралось много людей, и заявил:
- Мы разобрались с этим недоразумением. Претензий к этим людям не имею, и они могут сейчас же отправиться домой.
Такое заявление директора у собравшихся вызвало недоумение. Но потом, узнав подробности, каждый остался доволен поступком директора.
Но тут, к сожалению, не обошлось без вмешательства НКВД, и отдельные ретивые чиновники попытались предъявить директору свои претензии. Речь шла об… укрывательстве преступников!
Говорят, он, Дахкильгов, тогда послал их куда подальше. И мы вполне этому верили, потому что он был очень мужественным человеком.
К этой истории мне стоило бы добавить некоторые детали. Я хорошо знал похитителей школьной лошади. Оба они были из села Гамурзиево. Это были действительно бедные люди. У каждого в семье было много детей и жили они впроголодь… Если бы на их пути не оказался Ахмет Дахкильгов, они могли бы стать жертвами НКВД…»
Это один эпизод из жизни А. Х. Дахкильгова, который В. Ф. Русин описывает в своей книге. А таких историй в жизни Ахмета Хакяшевича было много. За время своего директорства сперва в школе, а потом и в техникуме он отбил четырнадцать вооруженных бандитских нападений, отобрал забранное имущество и предал бандитов суду.
Об еще одном таком случае мы по телефону попросили рассказать опять же Василия Федоровича Русина.
- Я уже писал в своей книге о том, что время тогда, в 20-е и 30-е годы, было очень голодное. И школьниками и студентами зооветтехникума мы очень часто недоедали, ходили полуголодными. Но однажды мы до отвала наелись дармовой баранины.
Случилось это так. В учхозе школы держали племенных овец. Это были очень ценные животные, закупленные за большие деньги для племенного разведения. Однажды ночью из кошары украли четырех самых лучших из этих баранов. Следы похитителей вели в с. Экажево. Наутро Ахмет Хакяшевич верхом и со своим неизменным наганом на боку отправился на поиски украденных животных. На восточной окраине села Экажево он вдруг ощутил характерный запах варящегося бараньего мяса. Заглянув через плетень, наш директор увидел во дворе исходящий ароматным паром котел, в котором ни свет ни заря хозяева вздумали варить целого барана. Войдя во двор, он спросил у мальчишки, подкладывавшего дрова в огонь под котлом:
- Где хозяин этого мяса?
- А вот он, дома, - сказал малец, подтянув рваные штанишки. – Скоро мы будем есть много мяса, - шмыгнул он носом.
- Вряд ли тебе удастся им полакомиться, - ответил А. Дахкильгов. – А ну-ка, быстро зови своего отца.
Вышедший на зов сына отец, едва увидев наведенный на него наган, тут же сознался в краже. Одного барана он зарезал и спозаранку решил сварить, а трех других держал в сарае.
- Выводи баранов, - скомандовал Ахмет Хакяшевич вору.
Когда же трех оставшихся баранов вывели из сарая, наш директор приказал вору взять с собой и… котел с недоваренным мясом! Несчастный вор едва тащил горячий неудобный котел с целой бараньей тушей и гнал впереди себя трех баранов. Сзади со взведенным револьвером ехал на коне Ахмет Хакяшевич. И этот донельзя смешной «караван» прошагал таким образом несколько километров.
Уже во дворе школы котел с мясом вновь поставили на огонь, чтобы доварить. Позже мы мясо с аппетитом съели. Что же стало с вором, я не помню, хотя хорошо помню его самого и знаю даже его фамилию.

Не делай партии добра…
Активная и безукоризненно честная работа Ахмета Дахкильгова на посту директора школы, а с 1933 года и директора зооветтехникума, не нравилась многим кулакам и подкулачникам (был в то время и такой термин для обозначения зажиточного человека).
Как известно, до 1933 года наш зооветтехникум находился во Владикавказе, столице Ингушской автономной области. В 1933 году выдающийся государственный и общественный деятель, первый секретарь Ингушского обкома ВКП(б) И. Б. Зязиков прозорливо решил перенести техникум в центр Ингушетии, чтобы в нем могли учиться и самые бедные ингушские дети. Никакого пригодного для этого помещения в Назрановском района не нашли. Наконец, было принято своего рода соломоново решение: выселить школу-семилетку из занимаемых ею домиков в Крепости и вселить туда техникум. И тут же по личному указанию И. Б. Зязикова была выделена большая сумма денег для строительства нового здания для техникума. И это поручили А. Х. Дахкильгову, сменившему должность директора школы на должность директора техникума.
Меркантильному и нечистому на руку человеку трудно поверить, что кто-то, занимая довольно значительный пост директора единственного в республике среднего специального учебного заведения и ворочая огромными суммами денег, выделенных на строительство, может не нагреть на этом деле руки. В скудном уме вороватых недоброжелателей не укладывалась мысль о том, что кто-то не за страх, а за совесть может делать свою работу, болеть душой за народное добро, думать о будущей перспективе своего народа.
Ахмет Хакяшевич Дахкильгов и был таким человеком, который всеми своими силами служил своему народу, желая его видеть образованным и культурным. О его неординарном мышлении и организационном опыте говорит то, как быстро и какою он сумел построить капитальную базу техникума. Сохранились фотографии тех лет, на которых изображены строящиеся и уже построенные им учебные здания и подсобные цеха. Вдумайтесь: за неполные четыре года своего руководства техникумом Ахмет Хакяшевич сумел построить очень красивое, оригинальной архитектуры здание главного корпуса, более 20 подсобных цехов и производств, довести контингент студентов до 800 человек.
В страшном 1937-м году, когда для ареста и расстрела любого невинного человека достаточно было даже лживого доноса соседа, Ахмета Дахкильгова арестовывают. Вот как писал об этом он сам в своей автобиографии в 1949 году, будучи в ссылке в г. Кокчетаве, КазССР.
«…В 1932 году я был переброшен директором общегорского Зоотехнического Ветеринарного техникума НКЗ (Народный Комиссариат Земледелия – М. К.) РСФСР по решению ингушского обкома и Северокавказского Крайкома ВКП(б) для перенесения этого молодого техникума в центр Ингушетии (Крепость - Назрань) и укрепления его на новом месте с крупным строительством для подготовки кадров животноводства горских национальностей…
За успешное выполнение этих мероприятий я был награжден денежными и вещевыми премиями РСФСР - два раза, Северокавказским Краевым земельным управлением – один раз, а также грамотами несколько раз. Во время моей работы директором Зоотехникума меня избрали с 1932 по 1937 г.г. членом пленума и бюро Назрановского райкома ВКП(б), членом пленума и президиума райисполкома.
При создании и укреплении техникума на новом месте с контингентом студентов около 800 человек и крупным учебным хозяйством мне пришлось, помимо прямой производственной работы, вести беспощадную вооруженную борьбу против бандитских налетов на имущество и людей техникума, отбил 14 вооруженных бандитских налетов, отобрал ворованное имущество и предал бандитов суду. Благодаря родственному переплетению привлеченных мною к суду бандитов с руководителями ЧИАССР, я был оклеветан, исключен из партии, снят с работы и посажен в тюрьму 8 мая 1937 года за то, что я якобы «расхищал техникум на сумму 104000 руб.», что не подтвердилось при ревизии с моим участием ни на копейку за 6 лет моей работы. В результате я был освобожден из тюрьмы, а руководители республики, «изобличившие» меня, как вора, были привлечены, как враги народа, к ответственности в 1939 году».

О том, как Ахмет Хакяшевич Дахкильгов справился с поручением перенести и обустроить в Крепости зооветтехникум, о его гигантских усилиях в этом деле, говорит справка из Гамурзиевского сельсовета, выданная ему 29 июня 1939 года за №48-5. Не привести содержание этой справки означает не знать почти ничего из прошлой жизни этого учебного заведения. Только перечисление сделанного А. Х. Дахкильговым для обустройства техникума, его студентов и преподавателей занимает две с половиной рукописные страницы. Вот что говорится в этой справке. (Сохраняем стилистику документа).
«…Дана бывшему директору Ингушского зооветтехникума А. Х. Дахкильгову в том, что он с 1932 по 1937 годы построил в бывшем темном уголке крепости Назрань, на новом месте на краю нашего села Ингушский зооветтехникум для горских национальностей нашего края, с учебным городком, со всеми культурными и хозяйственными подсобными предприятиями, а именно: общежитие студентов, квартиры для преподавателей, водокачка, электростанция с паровым отоплением для здания (главного корпуса техникума – М. К.), баня, прачечная, учебное хозяйство, хозпостройки, полевой стан на третьем участке учебного хозяйства, оборудованный клуб с собственным звуковым киноаппаратом, портняжная, сапожная, столярная, парикмахерская, кузнечная мастерские, собственная оборудованная столовая с буфетом и ледником, самостоятельный радиоузел, озелененный парк отдыха на месте старых канав и ям, хозпостройки для личного хозяйства преподавателей и работников, хорошее оборудование учебных и рабочих кабинетов и общежитий студентов, почтовое отделение и кооперативный магазин для техникума, телефон на 4 км до райцентра, своевременная заготовка топлива. К моменту ареста тов. Дахкильгова на отопительный сезон 1936-1937 гг. было заготовлено и завезено топлива 90 кубов дров, 230 тонн угля и горючий материал для электростанции».
Хотелось бы хоть одним глазом посмотреть на ректоров современных вузов России, которые сумели бы сделать для своих учебных заведений хотя бы четверть из того, что в голодные 30-е годы минувшего века сумел сделать за 4-5 лет директор Ингушского зооветтехникума Ахмет Дахкильгов…

Без права на… права!
Как мы хорошо помним, большевистские партаппаратчики имели привычку не давать административно и творчески расти по службе своим коллегам, которые так или иначе побывали в тюрьме, даже если они попали туда безвинно и их потом оправдали. Ахмету Хакяшевичу больше не дали возможность делать свою любимую работу – руководить техникумом. Не помогли даже неоднократные письменные просьбы студентов и преподавателей в высокие партийные кабинеты – оправданного в лживых обвинениях по растрате директора еще не восстановили в партии. А беспартийному, как известно, дорога на руководящие должности была заказана.
Ахмету Хакяшевичу несколько лет пришлось поработать по старой и почти забытой специальности – журналистом. Работал в Назрановской районной газете «Назрановский колхозник» (ныне – «Голос Назрани»), в «Сердало», был специальным корреспондентом Чечено-Ингушского радиокомитета. В 1943 году его вновь принимают кандидатом в члены ВКП(б). В связи с приближение фронта по решению бюро Назрановского райкома ВКП(б) для усиления заготовки живсырья «для промышленности по снабжению Советской армии» его назначают директором межрайонной конторы «Заготживсырье», которая обслуживала четыре района ЧИАССР.
Последним днем пребывания на этой должности у Ахмета Хакяшевича Дахкильгова было 22 февраля 1944 года. Бывший бесстрашный красный кавалерист, многоопытный хозяйственник и политик, Ахмет Хакяшевич с большим недоверием относился к тому факту, что задолго до печальной среды 23 февраля 1944 года республику наводнили десятки тысяч солдат НКВД, тысячи автомашин. И это в то время, когда на фронте каждый солдат, каждая телега и каждая винтовка были на вес золота! Да и известие о том, что многие народы Северокавказских республик уже переселены в Сибирь и Казастан, не придавали оптимизма. «Учения», которые якобы проводило это чекистское воинство, только в том и заключалось, что солдаты пунктуально переписывали в селах всех жителей, их живность и т.д.
22 февраля 1944 года, во вторник, рабочий день Ахмета Хакяшевича начался как и обычно. С утра по домашнему громкоговорителю – черной бумажной «тарелке» - он прослушал фронтовую сводку и отправился в контору. Едва он перешагнул порог служебного кабинета, как заявился курьер райкома партии: Дахкильгова обязывали немедленно явиться на районный партактив!
В райкоме к его приходу собрались все партийные и хозяйственные чиновники района. За последним, двадцать пятым по счету, членом актива двери райкома закрылись, снаружи появилась вооруженная охрана войск НКВД. Все происшедшее в кабинете первого секретаря райкома дальше буквально ошарашило Дахкильгова и впечаталось в память настолько сильно, что он, не сходя с места, тут же, со стенографической точностью записал на листе все, что было сказано военными. Возможно, это единственный письменный документ во всей бывшей Чечено-Ингушетии, который удалось составить с подобных заседаний того дня и вынести его за пределы кабинета райкома. Узнай об этом чекисты – не миновать бы А. Х. Дахкильгову расстрела. Судите сами – мы приводим полный текст документа и его факсимильную копию (сохраняем стилистику и орфографию оригинала – М. К.)

«Из Постановления Правительства СССР.
Записано под диктовку генерала Прошина (комиссара Госбезопасности III ранга – начальника управления НКВД СССР по Сталинградской области) 22/II-44 г. в поселке Назрань ЧИАССР на сборе райактива (25 чел.) в штабе войск.
…так как в тяжелый для Советской власти период наступления немцев на Северный Кавказ чеченцы и ингуши не только не оказывали помощь Советской Власти, а наоборот, в тылу Красной Армии проявляли себя не советскими: создавали бандитские группы, убивали бойцов Красной Армии и честных советских граждан, укрывали немецких парашютистов, уходили в леса и горы и с оружием в руках, путем организации вооруженных выступлений подрывали мощь Красной Армии и тем самым способствовали продвижению немецко-фашистских войск. Несмотря на огромной помощи Советской Власти значительная часть чеченцев и ингушей вели борьбу с Советской Властью и вместо того, чтобы помогать Красной Армии громить немецко-фашистских войск, массами дезертировали из Красной Армии и помогали агентам немцев.
Поэтому Советское Правительство решило переселить чеченцев и ингушей из Северного Кавказа в другие районы СССР. …заявить на собраниях: все члены правительства и актив также переселяются для работы по месту нового поселения. Переселение за счет госуд. На месте дают: дома, скот и имущество вместо оставленного – продукты, семена, с/хозинвентарь и сеять будете там».
Это несправедливое, драконовское решение «отца народов», как мы знаем, было выполнено без сучка и задоринки. Точно в срок гигантские извивающиеся змеей эшелоны смерти вывезли полмиллиона людей и, прокатав их по промерзшей стране месяц-полтора, вывалили оставшихся в живых на верную смерть в лютые морозные степи Северного Казахстана. Вывалили, не дав им совершенно никаких прав на права…
Ахмет Хакяшевич Дахкильгов тоже не избежал участи всего вайнахского народа. Так уж случилось, что семью его определили на жительство в областной центр – город Кокчетав. А самого его поселили в селе Еленовка. Проработав несколько лет вдали от семьи на разных мелких хозяйственных должностях, он наконец соединился с семьей и окончательно обосновался в г. Кокчетаве. Здесь он работал в снабженческих организациях, а последние годы жизни – старшим инспектором областного управления Госстраха. В 1948 году репрессированного «врага народа» Дахкильгова наградили медалью «За доблестный труд в период Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Но ссылка не прервала связей Ахмета Хакяшевича Дахкильгова с малой родиной, со ставшим родным Назрановским зооветтехникумом, его выпускниками.
Как известно, после депортации чеченцев и ингушей в 1944 году территорию бывшей ЧИАССР с яростью голодного льва разодрали наши бывшие соседи: Грузия, Осетия, Дагестан и Ставрополь. Занять Назрановский район, в числе многих других наших земель, подфартило нашему самому ближайшему соседу – Северной Осетии. Ничтоже сумняшеся, соседи быстро окрестили приобретение в Коста-Хетагуровский район, ничуть не смутившись тем, что вышеназванный деятель, чьим именем назвали древнейший район Ингушетии, никогда в жизни не был в Ингушетии и ничем славен быть там не мог… С такой же прытью новые хозяева, еще не подозревая, что они всего лишь временщики, а власть временщиков всегда шатка и хлипка, быстро переименовали и Назрановский зооветтехникум в Коста-Хатагуровский сельхозтехникум. Более того, наверное, для того, чтобы окончательно вымести из техникума былой ингушский дух и лишить это учебное заведение своей истории, новые хозяева ликвидировали весь архив техникума. По крайней мере, новое его руководство отвечало на запрос бывших студентов – русских, которые во время войны потеряли дипломы и просили выдать дубликат, – что, дескать, архив не сохранился. А давать заявителям новый, «ссыльный», адрес бывшего директора А. Х. Дахкильгова в далеком Казахстане не забывали. Надо же, даже в депортации отыскали координаты Ахмета Хакяшевича спустя даже 17 лет после того, как он перестал быть директором этого учебного заведения. Впрочем, чего тут удивляться – наши соседи всегда поддерживали тесный контакт с грозным ведомством, любвеобильного шефа которого они ублажали в молочном бассейне, выложенном из надмогильных плит ингушей…
Ахмету Хакяшевичу действительно писали по его новому адресу бывшие выпускники техникума, просили подтвердить факты их учебы. И в далеком холодном и голодном Казахстане, где не каждый, даже близкий родственник обращал внимания на подобные просьбы, Ахмет Хакяшевич, несмотря на занятость в поисках пропитания семье, всегда находил время отвечать на такие письма. А чтобы его письмо-свидетельство приобретало силу законного документа, ему приходилось обивать пороги Кокчетавского горисполкома с просьбой заверить достоверность своей подписи.
В подтверждение сказанного приведем несколько документов. Посколько за шесть десятилетий бумага выцвела и нет возможности опубликовать их факсимильные копии, приводим их содержание. Вот ответ, полученный на свой запрос выпускником техникума ингушом Э. М. Куриевым:
«РСФСР, Министерство сельского хозяйства, Коста-Хетагуровский сельскохозяйственный техникум. 24 февраля 1954 №35 ст. Назрань – Крепость, Северо-Осетинская АССР. Гражданину Куркиеву Э. М.
… На письмо Министерства сельского хозяйства РСФСР за №263-635 от 12.II.-54 г., сообщаем, что никаких архивных данных за 1936 год в Коста-Хетагуровском сельхозтехникуме не сохранилось.
Сообщаем Вам адреса бывших преподавателей бывшего Назрановского техникума, Коста-Хетагуровского района, к которым Вам следует обратиться за подтверждением о факте окончания Вами техникума.
Получив подтверждения (их нужно три), Вам надлежит возбудить ходатайство перед Министерством культуры (?!-М. К.) СССР о разрешении выдачи Вам удостоверения об окончании техникума на основании свидетельских подтверждений. Адреса бывших преподавателей бывшего Назрановского техникума сообщаем:
1. Дахкильгов Ахмет Хакяшевич, бывший директор Назрановского зооветтехникума: г. Кокчетав, Кокчетавская область, Казахской ССР, Госстрах…»
Далее в отписке идут фамилии и адрес трех бывших преподавателей техникума: А. Ф. Гульченко, Е. П. Козыревой, С. Л. Савальского. Заверено это послание директором техникума Волковым и председателем поселкового совета Османолиевым.
Вот другой документ тех давних времен, характеризующий Ахмета Хакяшевича как человека порядочного и обязательного.
«28 октября 1952 г. Здравствуйте, многоуважаемый Ахмет Хакяшевич!
Прошу извинить меня за беспокойство.
Уважаемый Ахмет Хакяшевич! Я писал Вам письмо, но, вероятно, вы его не получили, а поэтому обращаюсь к вам вторично и разрешите быть уверенным, что теперь я получу от вас ответ.
Моя просьба к вам заключается в следующем: в период Великой Отечественной войны мною был утерян диплом об окончании Назрановского зооветтехникума, в котором вы были директором. В настоящее время я не имею возможности получить дубликат диплома об окончании этого техникума, т.к. не имею подтверждения всех, а потому я и обращаюсь к вам.
Для большей ясности сообщу вам, что я поступил учиться в Серноводский сельхозтехникум в 1933 году, а при ликвидации в нем зоотехнического отделения в 1936 году был переведен в Назрановский Зооветтехникум, где я и окончил его 1 мая 1937 года. Вашим помощником по хозяйственной части работал Дзортов К.С., зав. учебной частью – Капитонов И.Г., завед. Зоотехническим отделением – Сотник В.Я., и преподаватели: Бузуртанов, Шпилько, Павловский и Карташева.
Разрешите надеяться, что вы теперь в этом уверены и сможете выслать мне соответствующее подтверждение…
Письмо высылайте доплатным по адресу: Грозненская область, Наурский район, райсельхозотдел, глав. зоотехнику Коновалову Илье Григорьевичу.
28.10.52 г. ст. Наурская».
Письмо это, конечно, дошло до адресата. Пунктуальный во всем и честный беспредельно, Ахмет Хакяшевич понес его в секретариат Кокчетавского горисполкома, чтобы тамошние чиновники заверили его подпись. Но не тут-то было. В этом совдеповском учреждении даже секретарша была недоступной шишкой для ссыльного «врага народа». А уж добраться до секретаря исполкома было ничуть не легче, чем в наше время к президенту страны. Ахмет Хакяшевич добился-таки приема у этого важного чиновника и силой своего убеждения, которого ему было не занимать стать, вынудил поставить печать, заверяя его, Дахкильгова, подпись. Забегая вперед нужно сказать, что в дальнейшем Ахмету Хакяшевичу еще не раз приходилось писать подобные подтверждения, ибо в военное лихолетье его бывшие студенты теряли жизни, а дипломы и подавно… И многие из специалистов и руководителей сельского хозяйства Северного Кавказа тех лет были обязаны своей производственной карьерой именно честности и порядочности Ахмета Хакяшевича Дахкильгова.
Сам же А.Х. Дахкильгов продолжал работать в скромной должности старшего инспектора городского Управления госстраха в г. Кокчетаве, кормил семью. У всех репрессированных людей, и не только ингушей, он пользовался непререкаемым авторитетом. К нему шли все, кого незаконно обидела суровая энкавэдэшная власть, и он писал за них жалобы и заявления в высшие инстанции. И все знали – если Ахмет Хакяшевич взялся за решение чьей-то проблемы, то она законна и будет решена положительно, потому что за неправое и нечестное дело он никогда не будет ратовать.
А жизнь шла своим чередом. К великому счастью десятков репрессированных народов уже не стало кровожадного «отца народов», уже предполагалась так называемая «хрущевская оттепель», а там на очереди было и возвращение чеченцев и ингушей на свою историческую родину.
Ахмед Хакяшевич, к сожалению, не дожил до этого счастливого времени. Бесправие, незаслуженные обиды, холодный климат ссылки подточили его здоровье и в мае 1955 года его не стало.
Семья – жена, двое сыновей и три дочери – вернулась на историческую родину после восстановления Чечено-Ингушской автономии. Все со временем получили высшее образование. Старший сын Алаудин долгие годы работал начальником отдела снабжения и сбыта завода «Электроинструмент», Борис возглавлял республиканское управление «Зооветснаб» ЧИАССР. У обоих братьев и сестер были большие семьи, которые тоже получили высшее образование и работают ныне не только в Ингушетии, но также в больших столичных городах России и даже за границей. И они свято чтут память своего деда, который в свое время так много сделал для воспитания молодого поколения ингушей 20-30-х годов прошлого века.

Муса КОСТОЕВ


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru