новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 52 (9741) вторник, 18 апреля

Потомкам в наследство

Печальная весть об уходе из жизни Ахмета Хамиевича Бокова отозвалась в сердцах всех жителей Ингушетии. Не стало яркого представителя национальной интеллектуальной элиты, замечательного писателя, без творчества которого невозможно представить себе современную ингушскую литературу.
При всех своих неоспоримых заслугах А.Х. Боков всегда оставался удивительно скромным человеком, чей характер ничуть не испортили ни слава, ни широкая известность, ни всеобщее признание. И потому, пройдя большой жизненный путь и переступив порог вечности, он оставил о себе добрую память, которая теперь всегда будет согревать тех, кто знал его, кому дорого и близко его творчество.
Родился будущий талантливый писатель 25 июня 1924 года в ингушском селении Сагопши. Для любознательного сельского мальчишки, тонко воспринимавшего красоты окружающего мира, казалось, не существовало никаких преград. Этот мир открывал для него много разных дорог и заманчивых перспектив, от которых захватывало дух. И Ахмету так хотелось вобрать в себя как можно больше новых открытий и знаний!
В конце 30-х годов прошлого столетия Ахмет Боков учится в Назрановском зооветеринарном техникуме и на рабфаке в городе Грозном. В родное село он вернулся осенью 1941 года в новом качестве. Шла война, и многие педагоги из школ в тогдашней Чечено-Ингушетии ушли на фронт. Семнадцатилетний Ахмет оказался в числе тех юношей и девушек, которые после окончания краткосрочных учительских курсов сменили их в школьных классах.
Между тем, линия фронта приближалась. Враг неудержимо рвался к нефтяным запасам Грозного и Баку. Все жители Малгобека и близлежащих сел вышли на строительство оборонительных рубежей, чтобы помочь Красной Армии остановить опьяненного победами врага. За короткий срок на подступах к Малгобеку выросли мощные фортификационные сооружения. В их возведение внес свою лепту и А. Боков.
Это была трудная и опасная миссия. Люди работали, не щадя своих сил, сутками напролет. Нередко им приходилось укрываться от авиаударов вражеской авиации, прорывавшейся к их городу через линию фронта. Но когда под Малгобеком был навсегда похоронен победный дух гитлеровцев, так и не сумевших захватить юный город нефтяников, каждый из них мог по праву считать себя победителем. 3 января 1943 года занимает с тех пор в летописи Малгобека особое место, а героическая малгобекская оборонительная операция, изменившая ход всех последующих боевых действий, поначалу даже войдет в Большую Советскую Энциклопедию. Правда, из последующего ее издания статья об этой операции будет изъята в угоду политической конъюнктуре.
Многие годы Ахмет Хамиевич Боков, активный сторонник идеи присвоения Малгобеку звания города-героя, собирал уникальные документы и свидетельства, способные восстановить историческую справедливость… Продолжит ли кто-нибудь теперь начатое им дело?
В 1944 году А. Боков, как и все его собратья-ингуши, был депортирован сталинским режимом из родных мест. Дальнейшее становление личности будущего писателя проходило в далеком Казахстане. Став в свое время студентом Казахского горно-металлургического института, он, несмотря на успехи в учебе, понял, что с выбором ошибся. Непреодолимая тяга к искусству, всегда жившая в его сердце, заставила молодого А. Бокова покинуть институт и поступить в театральную студию. Так самым закономерным образом в его биографии появилась Алма-Атинская киноактерская школа. И хотя актерская стезя не была предназначена А.Х. Бокову его судьбой, годы учебы в киноактерской школе и обретенные там знания пригодились ему в последующей литературной работе. Об этом он не раз говорил сам.
Первые блестящие литературные опыты Ахмета Хамиевича относятся к периоду его пребывания в Казахстане. В 1957 году в газете "Казахстанская правда" увидел свет его рассказ "Буран", положивший начало большому творческому пути молодого писателя. Позднее в газетах Казахстана, Северной-Осетии и Чечено-Ингушетии были опубликованы его рассказы "Честь", "Бача и его жены", "Мой спутник", "Последняя ночь", "Однажды вечером". Каждое прозаическое произведение молодого автора, с самого начала установившего для себя высокую творческую планку, принималось читателем с неизменным успехом. "Бураном ингушской литературы" назвал его когда-то незабвенный и блистательный Идрис Базоркин…
В 1959 году Ахмет Боков пришел на работу в восстановленную после изгнания ингушскую газету "Сердало". Примерно с этого времени произведения писателя периодически публикуются в литературном альманахе Чечено-Ингушетии и в различных коллективных сборниках. А вот его собственный сборник прозаических произведений - "Райхант" - пришел к читателям в 1960 году. Это событие, ставшее настоящим подарком для почитателей таланта А. Бокова, не осталось незамеченным в культурной жизни республики. Но уже через каких-то семь лет на полках истинных ценителей высокой литературы появилась первая книга эпохального романа этого ингушского писателя "Сыновья Беки". Позже роман "Сыновья Беки", изданный в серии "Библиотека российского романа" ведущим советским издательством "Современник", привел А.Х. Бокова к всесоюзной славе.
В 1970 году Ю. Гальперин в своей рецензии на роман А. Бокова, опубликованной в журнале "Дружба народов", писал: "Сыновья Беки" - книга, рисующая дореволюционное прошлое ингушского народа, раскрывающая драматический, сложный процесс становления социального самосознания трудящихся, их путь к революции. Завязка событий - преступление, совершенное богачом Саадом, убившим своего бедного арендатора Беки. Учитывая горские обычаи, можно было ожидать, что история сыновей Беки соединится с темой кровной мести, темой столь благодатной для сюжетной динамики. Но у Ахмета Бокова традиционная коллизия разработана по-новому, в чем-то даже необычно… Личная обида окажется своеобразным ускорителем социального возмужания, ранним стимулом протеста против несправедливости".
"Ахмет Боков, - продолжал Ю. Гальперин, - очень внимателен к условиям материального существования ингушского села в предреволюционную пору, с них, с материальных условий, все и начинается. Множество точных наблюдений и описаний прослаивают повествовательную ткань книги, придавая ей незаурядную познавательную ценность. И это ничуть не противоречит задачам Ахмета Бокова-художника. В нашей критике порой услышишь нотки небрежения фактологической основой в литературе, исследующей реальную действительность. А почему бы не вспомнить, допустим, что Маркс рассматривал "Крестьян" Бальзака как отличный источник для изучения земельных отношений во французской деревне? Ингушский писатель воспроизвел в своем романе уникальные картины прошлого, и мы не можем не быть ему за это признательны…"
70-е годы, принесшие Ахмету Хамиевичу широкую известность, ознаменовали собой новый период в творчестве писателя. С этого времени его литературные труды многотысячными тиражами выходят в свет в различных издательствах Советского Союза. "Роман-газета" публикует его роман "Багровые зори", а посвященный нефтяникам Малгобека роман А.Х. Бокова "Юрский горизонт" получает премию ВЦСПС и Союза писателей СССР, как лучшее произведение о рабочем классе. В числе многих наград Ахмета Хамиевича появляется орден "Знак Почета", как наивысшая государственная оценка его писательского труда. Рецензии на литературное творчество А. Бокова периодически выходят в журналах "Наш современник", "Дружба народов", "Литературное обозрение", "Дон", в газетах "Литературная Россия", "Труд" и целом ряде других изданий.
Относясь к так называемому второму поколению ингушских писателей, Ахмет Хамиевич в 1962 году оказался первым литератором восстановленной Чечено-Ингушетии, принятым в Союз писателей СССР. А в 1976 году он открыл еще один список, став первым обладателем высокого звания народного писателя ЧИАССР.
Особняком стоят в биографии А.Х. Бокова 60-е годы. В самом их начале период активного литературного творчества совпал с работой писателя в Назрановском народном театре. "Для меня три года, прожитые в Назрани вместе с народным театром, - сказал мне когда-то Ахмет Хамиевич, - остались самой счастливой порой в жизни"…
Местный народный театр, о существовании которого в те годы мы уже успели порядком подзабыть, впервые приобщил назрановцев к драматическому искусству. Одновременно с ним в Москве тоже рождался новый театр. Это был "Современник", который театралы единодушно нарекут впоследствии главным театром 60-х. Тогда он еще не имел своего знаменитого имени, но его духовность уже начинала материализовываться в воздухе. Этой духовностью было пронизано все маленькое пространство учебного зала школы-студии им. Немировича-Данченко, где молодые актеры ставили спектакль Виктора Розова "Вечно живые". Спектакль начинался в полночь, но каждый раз, словно чувствуя свою причастность к чему-то очень важному, на него обязательно приходили зрители…
А что же происходило тем временем в провинциальной Назрани? В конце 1959 года захолустье этих мест, где жизнь текла спокойно и размеренно, было потревожено событиями, которые вскоре уже перестали умещаться в рамках районного масштаба. Бек Абадиев, Хаваж Торшхоев, Хава Карахоева и другие молодые и талантливые люди, объединив свои усилия, поставили на самодеятельной сцене две одноактные пьесы О. Мальсагова и Х. Ошаева. Затем все продолжилось в стенах местной районной газеты "Ленинский путь", на журналистов которой сделал ставку приехавший в Назрань по направлению Министерства культуры тогдашней ЧИАССР Ахмет Боков. Новый режиссер народного театра, а именно в этом качестве он покинул Грозный, в своих ожиданиях не ошибся. Назрановские журналисты поддержали идею и приняли в ее реализации самое деятельное участие.
Через некоторое время, сдав в типографию очередной номер газеты, редакция почти в полном составе спешила на репетиции в районный Дом культуры (сейчас в этом здании находится краеведческий музей им. Т. Мальсагова). Талантливые в чем-то люди - талантливы во всем. Раз за разом подтверждали эту истину, поднимаясь на сцену, Урусхан Абадиев, Микаил Зангиев, Сулейман Паров, Идрис Сукиев, Дауд Албогачиев. Вскоре редактору газеты Закре Даурбекову приходилось отпускать своих подчиненных на репетиции даже в рабочее время.
Новоиспеченные артисты под руководством своего режиссера работали над постановкой многоактной драмы Идриса Базоркина "На заре" ("Сатоссаш"). Для одного из героев этого спектакля в костюмерной театра не нашлось кожаной куртки. Ее театр искал по всей Назрани. Единственным обладателем столь шикарного гардероба оказался недавно демобилизованный с флота матрос.
Репетиции начались в январе 1960 года. Их предваряли встречи А. Бокова с Идрисом Базоркиным, во время которых режиссер и драматург пытались адаптировать драму для народного театра. Премьера спектакля "На заре" состоялась в апреле. Нужно отметить, что до этого постановка осуществлялась только в Северной Осетии на осетинском языке. В Назрани герои Идриса Базоркина заговорили на ингушском. Публика была в восторге…
В конце 1960 года жителей Назрани ждала новая встреча с народным театром. Теперь уже на суд зрителя была представлена многоактная пьеса Анатолия Салынского "Барабанщица", которая в то время шла во многих театрах страны. Главную роль Нилы Снежко, советской разведчицы, погибшей в борьбе с фашистами, прекрасно воплотила на сцене преподаватель Назрановской музыкальной школы Лидия Рамун.
Спектакль имел успех, и Назрановский народный театр отправился с ним на гастроли по районам республики. Тепло была встречена эта постановка и в городе Моздок Северной Осетии.
Надолго запомнился местному зрителю спектакль "Айшет", поставленный по многоактной пьесе жителя села Барсуки Умара Юсупова. Посмотрев этот спектакль в Назрани, компетентная комиссия из Всероссийского театрального общества очень высоко оценила игру актеров народного театра. Назрановцы даже получили приглашение приехать со своей постановкой в Москву, но, к сожалению, эта поездка тогда так и не состоялась.
За время пребывания А.Х. Бокова в Назрани в качестве режиссера народного театра здесь были поставлены пять многоактных и три одноактные пьесы. Среди них "Вольные мастера" З. Дановской, "Бача и его жены" А. Бокова, "Предложение" и "Хирургия" А. Чехова. От спектакля к спектаклю оттачивалось сценическое мастерство местных самодеятельных актеров, росла армия горячих поклонников народного театра. Каждая премьера становилась для зрителей подлинным праздником души, открытием чуда. Под светом рампы народного театра рождались все новые и новые самодеятельные таланты. Звездами местной сцены стали библиотекарь, мать семерых детей Зина Долакова, учителя Людмила Секачова и Хусейн Гайтукиев.
В короткий срок в Народном театре возникли две труппы - ингушская и русская, в которых было задействовано около 30 актеров. Люди разных профессий и возрастов, они были объединены пламенной любовью к театру и талантливо делились этим чувством со своими зрителями. Говорят, что после спектакля "Бача и его жены" в Назрани даже о случаях многоженства стали говорить реже - таким влиянием на людей обладала сцена. Был у театра и свой художник - Тагир Абиев, позже ставший директором детской художественной школы г. Назрань.
Громко заявив о себе, Назрановский народный театр работал вдохновенно. Благодаря Ахмету Хамиевичу Бокову, в нем прочно поселилось подлинное творчество, которое, как известно, не терпит фальши и наигранности. Актеры театра жили в своих ролях, тратя на сцене не только физические силы, но и душу. И хотя народный театр просуществовал надолго, сделанное им не пропало бесследно. История всегда возвращается к нам уроками прошлого, исподволь готовя день грядущий…
Премьерные спектакли Назрановского народного театра не только завораживали неизбалованных вниманием зрителей искренностью тех, кто отважился подняться на сцену, чтобы в торжественном безмолвии говорить с ними о вечных непреходящих ценностях. Они учили еще и служить этим ценностям. И сегодня для зрителей, постаревших вместе с актерами, народный театр 60-х - память сердца. Поэтому воспоминания о нем - воспоминания о светлых днях, о безвозвратно ушедшей молодости, о людях, которых сегодня уже нет, к сожалению, рядом с нами…
У каждого из нас своя дорога в чарующий мир театра, свои первые неповторимые встречи с этим великим искусством. Кто-то открыл для себя чудо актерского мастерства на сияющих огнями столичных сценах, а кто-то, позабыв обо всем на свете, жил детством удивительных сценических перевоплощений на провинциальных подмостках. Сути вопроса это меняет мало - столица и провинция, когда дело касается театра, понятия по большому счету ничего не определяющие. По крайней мере, до тех пор, пока есть настоящий спектакль. Спектакль, остающийся в памяти его зрителя и хотя бы частично воплощающийся потом в чьих-то добрых и благородных поступках. Это как нельзя лучше доказал тогда, в 60-х годах, А.Х. Боков, с именем которого связан феерический успех Назрановского народного театра…
Так и для его писательского творчества правда жизни всегда оставалась главным ориентиром. А вдохновение Ахмет Хамиевич черпал в любви к своей малой Родине, к отеческой земле, вскормившей его, к людям, которые неустанно украшали и лелеяли ее.
Советская литература в ее официальном понимании всегда легко подчинялась власть предержащим, видевшим в ней средство пропаганды. Это, конечно, не могло не сказываться на качестве и внутреннем содержании литературного канона. Пагубное влияние художественной лжи на умы и сердца читателей в немалой степени способствовало распаду тех главных ценностей, которые характеризуют тот или иной народ, составляя его нравственный стержень.
Ингушская национальная литература тоже не могла оставаться свободной от политического заказа времени, но все же по большому счету ей удалось избежать долговой ямы перед своим читателем. Эту нетипичность Ахмет Хамиевич объяснил мне однажды несколькими причинами. "Во-первых, - говорил он, - никак нельзя забывать тринадцать лет безвременья, которые провел ингушский народ в ссылке. Вернувшись вместе со своим народом на Родину, наши писатели энергично взялись за литературное творчество. Это было время подъема и возрождения. Пик развития ингушской литературы после долгого, вынужденного молчания пришелся на 60-70-е годы.
Если говорить о том, была ли наша национальная литература свободна от политических заказов времени, то здесь тоже следует учитывать определенные моменты.
Был один главный запрет - нельзя было писать о выселении 1944 года. Но писатели Ингушетии в то время были в долгу у читателя в художественном осмыслении исторического опыта предшествовавших десятилетий.
Участие ингушей в революции, в гражданской войне тогда еще не нашли достаточного отражения в писательском творчестве. Перед нами лежал целый пласт неисследованных фактов, десятки ярких человеческих судеб, которые необходимо было показать нашему читателю. Разумеется, в те времена каждый писатель прекрасно представлял себе, о чем можно писать, а о чем нельзя. Вот, например, мой роман
"Багровые зори". Вторая его книга была написана значительно позже, потому что в те годы она просто не могла быть опубликована. Один из героев романа - человек, воевавший за Советскую власть, участник коллективизации, получает, наконец, возможность трудиться на своей земле, завести скот. Но вскоре власть, за которую он боролся, начинает видеть в нем врага. Он потом так и говорит: "Я врагом не родился, меня сделала врагом власть…"
Герои литературных произведений при всех частностях характеров, созданных мастером пера, как правило, становятся той самой лакмусовой бумажкой, которая отражает состояние общества в целом. И в трагедии героя романа А.Х. Бокова "Багровые зори" угадывается трагедия всего народа. В этом образе легко увидеть и проследить во времени те или иные штрихи многих известных нам сегодня трагических судеб.
Настоящим откровением стал для читателей роман Ахмета Хамиевича "Узкие ворота", увидевший свет в 1995 году. На сегодняшний день это первый в ингушской литературе опыт художественного осмысления лагерной темы. "Работая над романом "Узкие ворота", - говорил А.Х. Боков, - я ставил перед собой несколько целей. На мой взгляд, было необходимо отразить в романе особое "внимание" властей к ингушам и чеченцам в период их депортации из родных мест. В то время значительная часть вайнахов оказалась за колючей проволокой. Для того, чтобы отправить ингуша в лагерь, достаточно было самой незначительной причины. Там же, где послушному правосудию не хватало фактов, в ход шли клевета, доносы, подлоги. Мне хотелось показать также, в каких совершенно бесправных условиях находились в лагерях вайнахи. Многие ли, к примеру, знают, что весь камень, ушедший на строительство плотины Усть-Каменогорской ГЭС, был добыт вручную заключенными чеченцами и ингушами? В Восточной Сибири, в Иркутской области, в глубине тайги был даже специальный лагерь, где содержались одни вайнахи, занятые самой тяжелой работой на лесоповалах. И еще один существенный момент. Вайнах, даже отбыв свой срок, считался заключенным до тех пор, пока не вернется в то место, где он был осужден.
К месту его жительства такого "освобожденного" отправляли в вагонзаке, из которого тот не всегда мог выйти живым, потому что само возвращение растягивалось порой на долгие месяцы скитания по пересыльным тюрьмам. Человек не считался свободным, пока его не привезут туда, где судили и сдадут в спецкомендатуру, надзиравшую за депортированными "врагами народа". Я посчитал, что все это нужно запечатлеть в назидание потомкам. Тем более, что лагерная тема оставалась "белым пятном" в истории нашего народа. Разыскал людей, которые прошли через те лагеря. Прототип одного из героев романа - чеченец, в последние годы проживавший в Грозном. Люди охотно делились страшными воспоминаниями о том, что им пришлось пережить…"
Большая часть активных творческих поисков Ахмета Хамиевича Бокова пришлась на советский период времени с его жестокой идеологической цензурой. Казалось бы, наши мастера слова творили далеко от столичных коридоров власти и должны были бы ощущать себя свободнее от всех гласных и негласных запретов, установленных партийным диктатом. Но все выходило наоборот: пристальный взгляд провинциального цензора обжигал даже те безобидные ростки свободомыслия, на которые в столице, быть может, не всегда обращалось внимание. Долго шла к читателю повесть А.Х. Бокова "Трудный путь". По настоянию бдительной цензуры автору пришлось сократить и смягчить некоторые эпизоды повести. Но даже заручившись поддержкой московских критиков, он еще два года потратил на то, чтобы пройти все многочисленные местные инстанции. И уж если для него, члена Правления Союза писателей Чечено-Ингушетии, чья принадлежность к элите советского "литпроцесса" вроде бы никем не оспаривалась, существовали столь непреодолимые препятствия в творчестве, то что говорить о других, куда менее именитых с этой точки зрения писателях?
В 1986 году одноименная постановка Ингушского драматического театра по роману А.Бокова "Сыновья Беки" вызвала резкое неприятие местной цензуры. Режиссеру спектакля были предъявлены претензии по поводу "излишеств", связанных с показом религиозных обрядов ингушей. Радостное предвкушение встречи со зрителем сменилось для ингушских актеров горечью. Худсовет категорично бракует новую работу. А с трибуны очередного пленума обкома КПСС в адрес Ингушского драмтеатра звучат обвинения в пропаганде религиозных культов. Но и режиссер спектакля, и драматург не воспринимают критику. Талантливую постановку спасает только вмешательство московских театральных деятелей. На сделанном специально для них прогоне спектакля - без грима, без костюмов, без декораций! - они смогли увидеть то, чего не углядела в своем рвении местная цензура - яркую драматургию и одержимую, вдохновенную работу творческого коллектива театра, естественную, благородно сдержанную. И 23 февраля 1986 года спектакль "Сыновья Беки" ждал аншлаг!
…Когда говорят пушки, музы молчат. Но случается, что и пушки замолкают, когда начинают говорить музы. Ахмет Хамиевич убедился в этом, вывозя из разбомбленного федеральными войсками Грозного свою библиотеку и личное имущество.
На разбитых войной дорогах, утыканных вперемежку чеченскими заслонами и федеральными постами, в царящем вокруг хаосе и беспределе его узнавали в лицо. Среди тех, кто встречался А.Х. Бокову с оружием в руках, оказалось немало его бывших читателей. Пропахшие порохом, они улыбались ему и говорили: "Не надо показывать документы, проезжайте…"
И, быть может, кому-то из них этот немолодой уже человек был последним в их жизни напоминанием о прошлой мирной жизни…
А.Х. Боков всегда стремился донести до окружающих какую-то частичку своей души.
Он был доступен и прост в общении, а двери его дома всегда были открыты для людей. Не раз доводилось пользоваться его гостеприимством и мне, когда к Ахмету Хамиевичу меня приводили журналистские дела. Несмотря на преклонный возраст, его совсем не утомляло общение, казалось, что оно, напротив, придает ему сил. Наверное, таким и должен быть человек не просто созерцающий жизнь, а исследующий и отражающий ее в своем творчестве. Когда в одном из интервью я спросил А.Х. Бокова, что дают ему частые встречи с молодежью и школьниками, он ответил: "Мне очень интересно знать их отношение к нашей литературе. Не скрою, приятно находить взаимопонимание в этой среде. А потом, эти встречи помогают с оптимизмом смотреть в будущее. В большинстве своем у нас хорошая, воспитанная на ингушских традициях молодежь. Многие молодые люди прекрасно видят сегодня свое место в обществе, знают, чем смогут завтра принести пользу своему народу. Они стремятся к познанию тех великих истин, которые помогали нашим предкам выжить в суровой, а порой и в открыто враждебной действительности. Самая важная задача старшего поколения видится мне в том, чтобы их незамутненное пока сознание не поразила опасная скверна. Для этого надо сделать все возможное".
Я перелистываю имеющуюся у меня рукопись одной газетной публикации А.Х. Бокова почти 50-летней давности… Следую по пожелтевшим от времени страницам, испещренным чернильным пером, за ходом мысли этого неординарного человека.
Вижу, как исправление за исправлением он тщательно ограняет свой текст. Передо мной - его творческая лаборатория. В ней родились замечательные произведения, которые А.Х. Боков оставил в наследство всем нам. Земной век Ахмета Хамиевича завершился, но у его книг впереди большая жизнь…

А. ГАЗДИЕВ








 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru