новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 41 (9730) среда, 29 марта

Дорога в поднебесье

Мухарбек Хасанович Богатырев 36 лет своей жизни посвятил нелегкому труду нефтяника. Такая преданность избранному когда-то делу вполне могла бы послужить темой газетного материала. Тем более, что в прошлом году общественное признание, которым М. Х. Богатырев пользуется уже давно, было подкреплено и высокой государственной оценкой его многолетней деятельности. Указом президента республики М.М. Зязикова этот авторитетный в профессиональных кругах человек удостоен звания заслуженного работника нефтяной и газовой промышленности РИ. Согласитесь, это весьма выразительный штрих к портрету человека, который и сегодня продолжает плодотворно трудиться на благо родной Ингушетии, вносит свой посильный вклад в укрепление ее экономического потенциала.
И все же мой интерес к личности Мухарбека Хасановича был вызван не его профессиональной деятельностью, а тем увлечением - и даже страстью! - которая много лет назад полностью захватила его и не отпускает до сей поры. Все также как в прежние годы снятся ему сегодня невидимые горные тропы, отвесные скалы, дикие ущелья и не раз покоренные им горные вершины. Его душа, растворившаяся в альпинизме, все также требует открытого ветра, дующего в лицо, плотного фирна под ногами и маячущей впереди вершины громадного горного массива, которую неусыпно стерегут гордые орлы…
Но даже эти отважные птицы не залетают туда, куда стремится подняться человек, преодолевая не только километры полного опасностей и приключений пути, но и себя, свою собственную природную суть, каждый раз что есть мочи предостерегающую от этого дерзновенного порыва достичь высот поднебесья…

Зов гор, услышанный сердцем
Трехлетним малышом Мухарбек стал "врагом народа", оказавшись вместе со своими родителями в заснеженных степях Казахстана, куда сталинской кликой были депортированы все ингуши. Взрослея вдали от своей горной Родины, он с упоением слушал рассказы старших о благословенном уголке мироздания, где в гармонии с суровой природой рвущихся в небо каменных исполинов, веками жил его народ. И хотя Мухарбека окружали совсем иные пейзажи, он явственно представлял себе величественную красоту отчего края, лежащего сейчас так непостижимо далеко от него. Мальчишеское воображение рисовало ему синеватую седину родных гор и ослепительное аквамариновое небо над землей, овеянной древними легендами и сказаниями о незапятнанной чести настоящих мужчин, мужеству которых покорились даже неприступные скалы…
Казалось, справедливость навсегда канула в Лету. Но все же и жестоких тиранов ждет смертный час. Когда с ингушей, наконец, спали оковы бесправия, семья Богатыревых вернулась под сень Кавказских гор.
Долгожданная встреча с Родиной вдохновила мальчишеское сердце Мухарбека. В 1961 году он успешно окончил в Малгобеке среднюю школу №3 и сразу же стал студентом Грозненского педагогического института. После третьего курса перешел на заочную форму обучения - в инаркинской средней школе №12 ему предложили тогда работу физрука. Таким образом, Мухарбек одновременно закончил филологический факультет и соответствующие курсы, дававшие ему право преподавать в школе физкультуру.
Прошло несколько лет, прежде чем Мухарбек почувствовал, что работа в школе уже не приносит ему прежнего удовлетворения. И тогда с решимостью, свойственной молодости, он кардинально изменил свою жизнь. В 1970 году М. Богатырев пошел работать в бурение, начав свою трудовую биографию в сфере нефтедобычи с должности помощника бурильщика. Спустя еще пять лет, уже имея за плечами нефтяной техникум, Мухарбек Хасанович стал инженером Малгобекского управления буровых работ (сейчас это - Малгобекское геологоразведочное предприятие). Так и провел он здесь вот уже почти четыре десятка лет - был заместителем главного инженера, возглавлял отдел охраны труда и техники безопасности. М. Х. Богатырев и сегодня продолжает руководить этим ответственным направлением работы, а кроме того, является вот уже много лет профсоюзным лидером трудового коллектива предприятия. Рабочие не случайно доверили ему в свое время защиту их прав и интересов - Мухарбека Хасановича отличают принципиальность и обостренное чувство справедливости, ответственность и долг.
Когда несколько десятков лет назад М. Богатырев впервые попал на буровую, в крепком и спаянном мужском коллективе он сразу нашел свое место. И больше всего ему пришлись по душе обязанности верхового - так на буровой называют человека, находящегося на самой высокой площадке установки и следящего оттуда за тем, как идет технологический процесс, чтобы в любой момент можно было внести в него необходимые коррективы. С 30-метровой высоты взгляд молодого парня завораживали живописные лощины и разбегающиеся по обе стороны огромные волны Терского хребта. Но все чаще и чаще притягивала его взор ломанная линия величественных Кавказских гор, расчертившая горизонт. Она неудержимо манила к себе неуспокоенную натуру Мухарбека, обещая неизвестные доселе ощущения, непередаваемую словами романтику и новые заманчивые открытия…
М. Богатырев не мог долго противиться этому зову гор, слышимому лишь сердцем. Его первый незабываемый горный маршрут стал с тех пор лишь делом времени. Совсем скоро он примерит на себя альпинистскую штормовку и шагнет в мир, который выбирают только отважные и сильные духом люди.

Хозяин "Приюта-11"
Сотни и тысячи искателей приключений всегда стремились в Приэльбрусье. Для тех, кто не мыслит своей жизни без адреналина в крови, кому претят покой и обыденность, знаменитое Баксанское ущелье рано или поздно становится едва ли не родным домом. Это в полной мере ощутил на себе и Мухарбек Хасанович, когда в 1974 году он в первый раз вдохнул полной грудью пьянящий свободой воздух этих мест.
Вместе с Мухарбеком тогда здесь побывал и его брат Руслан. С Русланом Хасановичем Богатыревым, который уже на протяжении многих лет руководит в Малгобеке станцией детско-юношеского туризма и краеведения, не так давно мы уже знакомили читателей "Сердало". Увлеченный человек - вот так, пожалуй, его можно охарактеризовать в двух словах. Поэтому и рядом с Мухарбеком он оказался совсем не случайно.
На склоне Эльбруса братья Богатыревы испытали невероятный восторг. Правда, подняться им удалось только до отметки в 4200 метров над уровнем моря, туда, где расположена туристская база "Приют-11". В то время, кстати, построенная на Эльбрусе канатная дорога доходила только до уровня в 2900 метров. Это сегодня на ней можно добраться до самой Ледовой базы, расположенной на высоте 3500 метров.
Конечно, Богатыревым осталось только мечтать о восхождении на вершину. Их, не подготовленных, плохо экипированных, никто бы не пустил на "крышу Кавказа". К штурму Эльбруса даже видавшие виды спортсмены тщательно готовятся и физически, и психологически.
Вспоминая сегодня свои первые шаги по вожделенному склону Эльбруса, Мухарбек Хасанович словно бы сбрасывает с себя груз минувших с той счастливой поры лет. В его ясных глазах зажигается огонь, отличающий в толпе людей, сумевших когда-то достичь своей главой цели… А тогда на Эльбрусе его ждало еще и знакомство с человеком интереснейшей судьбы, которое оставит большой след в его собственной жизни.
Магомед Ибрагимов (а речь именно о нем) с 1949 года работал спасателем высокогорной туристской базы "Приют-11". Любовь к горам у него была в крови. Родился он в дагестанском ауле Харбук в 1920 году и успел многое повидать на своем веку. В годы Великой Отечественной войны отважно сражался с врагом - не раз в составе разведгруппы совершал опасные рейды в глубоком тылу противника, теряя боевых товарищей, служил артиллеристом. Некоторую часть своей жизни М. И. Ибрагимов прожил в одном из районов Чечни. Тогда-то он и освоил чеченский язык, что еще больше сблизило его с молодым ингушом Мухарбеком Богатыревым.
В послевоенные горы, связавшие Магомеда Ибрагимова с Эльбрусом, горный туризм в этих местах еще не был развит, но сюда вовсю стремилась наука. Трудно найти более подходящую высокогорную лабораторию, чем созданный природой двуглавый властелин Кавказа.
Когда М. И. Ибрагимов впервые увидел свое рабочее место, "Приют-11" находился в плачевном состоянии. Повсюду в глаза бросались следы пребывания гитлеровского "Эдельвейса": со здания были содраны куски обшивки, "Приют" был весь разбит, а его внутренние помещения, запрессованные снегом и льдом, оказались совсем нежилыми. Штабеля снарядов, вмерзшие немецкие журналы дополняли картину полного разорения.
Постоянную научную эльбрусскую экспедицию Академии наук СССР возглавлял известный полярник Е. Федоров. С его благословения Магомед Ибрагимов начал приучать яков, которые прежде не шли выше пяти километров, к высотным восхождениям. С помощью этих выносливых животных ученые намеревались доставить наверх необходимые им для работы грузы.
Результаты эксперимента, за который взялся новоявленный дрессировщик, превзошли все ожидания. Через некоторое время половина имевшихся в экспедиции яков безбоязненно ступала на обледеневшую тропу и послушно выполняла команды погонщика. Так М. И. Ибрагимов перевез наверх автоматическую метеостанцию и восемь 45-килограммовых аккумуляторов.
Научная станция, возникшая при участии Магомеда, оказалась самой высокой в мире - 5621 метр над уровнем Мирового океана. Именно такова высота Восточной вершины Эльбруса. Западная немного превосходит ее и составляет 5642 метра.
Уже позже к услугам Магомеда обращался и академик Н. Сиротинин, разрабатывавший в горах принципы ступенчатой акклиматизации и доказывавший возможность адаптации человеческого организма к высокогорному климату.
Вот, с каким человеком повезло познакомиться на Эльбрусе Мухарбеку Богатуреву.

Покорение двуглавого властелина
Настоящая дружба, зародившаяся между этими людьми, продолжалась много лет. От своего старшего товарища Мухарбек Хасанович перенял немало полезных для альпиниста знаний. Ему открывался постепенно характер двуглавого исполина, которым он был зачарован.
- Суровость Эльбрусу, - рассказывает М. Богатырев, - придает царящая здесь большая влажность. В сравнении с горами Памира или Тянь-Шаня, куда более "сухими", подъем здесь значительно сложнее. Это вкупе с другими редчайшими особенностями региона, и влечет сюда массы туристов. Для альпинистов всего мира восхождение на Эльбрус - дело чести. Но никто не поднимался на его вершины чаще Магомеда Ибрагимова. Горный спасатель, он знал все о правилах прохождения снежных, спальных и ледовых участков всех маршрутов Эльбруса (а их более десятка). "Приют-11", расположенный выше всех эльбрусских перевалов в центре южных ледников, служил для Магомеда настоящим наблюдательным постом, с которого он зорко наблюдал, чтобы никто из тех, кто пожаловал в гости к двуглавому исполину Кавказа, не попал в беду. Но если вдруг что-то все-таки случалось, М. Ибрагимов первым спешил на помощь. Более ста человек спас он от неминуемой гибели.
Позже, приезжая в Приэльбрусье, я каждый раз останавливался у него в поселке Терскол. И до сих пор я храню ледоруб, подаренный мне этим легендарным человеком, открывшим для меня Эльбрус…
Первое восхождение Мухарбека Богатырева на вершину состоялось в 1979 году. Заоблачная высь, с которой были связаны все его думы, не спешила покориться ему.
- Помню все в мельчайших деталях, - говорит М. Х. Богатырев. - 23 августа 1979 года я прибыл в Приэльбрусье, поставил палатку. На следующий день вместе с товарищами из других палаток отправился на перевал Донгуз-Орун. Это было для меня вроде тренировки. 25 августа товарищи сказали мне, что надежды на восхождение мало - вряд ли группа, уходящая наверх, захочет брать с собой новичка, да еще без разряда. Но все же в тот день я поднялся до "Приюта-11", надеясь, что мне повезет.
Обстоятельства стали складываться удачно с самого начала. Меня поселили вместе с двумя ребятами. Познакомившись, узнал, что они ленинградские студенты, оба имеют разряд по альпинизму, но прибыли сюда самостоятельно, без группы. Их заветной мечтой тоже было подняться на вершину Эльбруса.
Втроем мы пошли к начальнику "Приюта-11". Но, как и следовало ожидать, разрешения на восхождение он нам не дал. Но на следующий день мы на всякий случай все же поднялись на пробную высоту для акклиматизации. Не доходя до скал Пастухова (высота 4610 метров), мы повстречали альпинистов из Болгарии. Какое же чувство зависти испытали мы! Болгары спускались вниз, уже побывав на вершине. Мы продолжили свой путь и, миновав скалы Пастухова, добрались приблизительно до отметки 4800 метров. Высота давала о себе знать - у нас появилось головокружение, стало трудно дышать. Вскоре мы повернули вниз.
Спустившись к "Приюту-11", узнали, что в наше отсутствие прибыла группа альпинистов из Румынии. Их, как и всех других спортсменов, привела сюда громкая дата. В 1979 году исполнилось 150 лет со времени первого восхождения на Эльбрус, совершил которое кабардинец Киллар Хаширов.
Не мешкая, мы вновь направились к начальнику "Приюта-11", застав у него и проводника румынской группы - мастера спорта из альплагеря. Теперь наша судьба была полностью в их руках.
Узнав, что мы самостоятельно поднимались на высоту 4800 метров, они нас, конечно, хорошенько поругали. Но чувствовалось, что уже больше для порядка. Ведь когда-то они тоже как и мы стремились на Эльбрус. Разрешение нам дали и даже помогли со снаряжением.
… Час ночи. Надеваем теплую одежду, штормовки, ботинки с триконями. Идем гуськом. Мы трое - в середине румынской группы. Температура 12-15 градусов ниже нуля. Дует холодный встречный ветер, крупинки снега больно бьют в лицо. Какая досада, - у всех шарфы, надвинутые на лица, чтобы холодный воздух не проникал в легкие, а у меня, по неопытности, его не оказалось. Через полтора часа достигаем скал Пастухова. Небольшой отдых и - подъем продолжается.
В начале пятого светает. Группа растянулась. Фирн гладкий и до окаменелости твердый. Трикони входят в него с трудом, так что следов почти не видно. Все чаще делаем остановки. Я наглотался холодного воздуха и начинаю кашлять. Тогда ребята достают из рюкзака запасной свитер и помогают обмотать его вместо шарфа.
Мы приближаемся к седловине. Высота около 5200 метров. Чувствуется, как к горлу подступает тошнота. Склон перед моими глазами начинает куда-то наклоняться. Успеваю только покрепче вогнать ледоруб и припасть к нему. Дождавшись, когда немного отлегло, продолжаю двигаться дальнее. Товарищи подбадривают меня.
Наконец, мы достигли седловины. Больше всего меня поражает увиденная здесь хижина, почти полностью занесенная снегом. Она смотрится как-то странно, непонятно каким чудом возникшая в окружающей однотонности. И тут я узнаю, что четверо румын, не доходя до седловины, повернули назад. Приступ горной болезни заставил их отказаться от дальнейшего пути.
Уже девятый час утра. Ярко светит утреннее солнце. До вершины осталось каких-то 100 метров… И, наконец, все! Передо мной огромный, амфитеатром сбегающий конус кратера. Мы на вершине Эльбруса! Высшая точка Европы покорена!
Позже М. И. Ибрагимов, живая легенда Эльбруса, рассказывал Мухарбеку о том, как ему довелось познакомиться с первовосходителем на Эверест Норгеем Тенцингом. В "Приюте-11" этот отважный шерпа оказался в марте 1963 года. Эльбрус встретил его неласково и Норгей отказался от своего намерения штурмовать его. И в голосе опытного спасателя слышалось неподдельное уважение к Тенцингу - горы благосклонны к тем, кто никогда не теряет благоразумия. А обледенелый Эльбрус вовсе не хотел в тот день принимать незванных гостей и всем своим видом демонстрировал это.

Казбек подо мною…
- Мне после восхождения на Восточную вершину Эльбруса, - продолжает свой рассказ М. Х. Богатырев, - захотелось, разумеется, взойти и на Западную вершину двуглавого великана. Я с нетерпением ждал следующего года, чтобы в свой очередной отпуск осуществить эти планы. Однако в 1980 году вместе со мной в горах оказался мой товарищ по работе М. А. Беков и нашей целью была уже вершина Казбека. "Из Экажево, где я живу, - сказал однажды мой товарищ, - Казбек хорошо виден. Но сколько раз, глядя на него, я мечтал увидеть Экажево с вершины Казбека". Эта шутка и внесла некоторые коррективы в мои ближайшие планы. Что может быть приятней - помочь человеку реализовать его мечту.
И вот 21 августа 1980 года с рюкзаками в 28-30 кг. мы выехали в поселок Казбеги, расположенный на высоте 2000 метров над уровнем моря. Здесь родился и был похоронен выдающийся грузинский писатель ХIХ века А. Казбеги.
Нам предстоял 18-километровый переход до метеостанции по альпийским лугам и горным кручам. Казбек, уходивший за три тысячи метров от поселка Казбеги, был тих и неподвижен. В тот же день, пройдя треть пути, мы остановились на ночлег.
Здесь уже стояло несколько палаток с альпинистами. От них мы узнали, что через 2-3 дня состоится массовое восхождение на вершину, посвященное 60-летию комсомола Северной Осетии и 70-летию восхождения С. Кирова на Казбек.
Часов в 9 утра, как это нередко бывает в горах, стала портиться погода: снизилась температура, усилился ветер. Ночь прошла практически без сна. И снова - в путь. Без тренировке быстро устаем. К 16 часам доходим до стоянки альпинистов, куда перебрасывались грузы. Здесь нам сказали, что надеяться на восхождение вместе с группой бесполезно.
Основная часть альпинистов вместе с руководством находилась уже на метеостанции, и мы торопимся туда. Началась морена. Усеянная огромными валунами и обломками скал, она довольно круто тянулась к леднику и здорово измотала нас, заставляя прыгать по камням с тяжелыми рюкзаками.
Наконец, ледник со множеством трещин - узких и широких, - глубина которых достигает сотни метров. Ширина ледника километра четыре. Начинает темнеть, а у нас под ногами снова морена. Найти тропу, которая и днем-то еле заметна, невозможно. Опять холодная ночевка.
Утром мы увидели здание метеостанции. Еще полтора часа пути - мы у цели. Это большое здание, на вид полузаброшенное, выстроено из камня и расположено на высоте 3650 метров. Здесь живут и работают два метеоролога. Недалеко от здания с подветренной стороны спрятались с десяток палаток. Видим человека лет пятидесяти, который в бинокль смотрит на склон горы. Присмотревшись в том направлении, мы тоже стали различать на снежном покрывале еле заметные черные точки. Человек, наблюдавший за ними, оказался начальником похода. И. П. Акрытов пообещал поговорить с начальником штурма насчет нас, но тут же добавил, что надо было прибыть на день раньше, чтобы совершить акклиматизационный выход вместе с ушедшими альпинистами. Восхождение на Казбек назначено на следующий день в 3 часа утра.
Начальник штурма Б. С. Ряжский разрешил нам войти в группу альпинистов. Познакомились мы и с командиром отряда Р. В. Семрашвили. Наши новые друзья, мастера спорта по альпинизму, представители альплагеря "Торпедо" из Цейского района.
Близится назначенный час. Небо начинает сереть. Нам выдают ледорубы и абалаковские пояса с карабином. Штурм начинается.
Мороз взбадривает и понуждает к темпу. На леднике остановка. Идем двойками, мы с М. Бековым в одной связке. Нам вышло послабление - в группе много новичков, впервые взявших путевки в альплагерь, поэтому темп восхождения невысок. Склон, по которому мы идем, находится в тени, но его контуры окружены в ослепительную огненную окантовку. На самом верху, сверкая солнечными бликами, маячат снежные вершины. Во всей панораме разлита утренняя стылость.
Часам к семи утра мы вышли на перевальный гребень Кавказского хребта, совершив траверс Западной вершины Казбека, обогнув ее с юго-запада. Поднимаемся к седловине с северной стороны. Крутизна растет и мы получаем указание одеть "кошки". Все участники восхождения делают ледорубами ступеньки, чтобы можно было сесть и прикрепить "кошки" к обуви.
Наконец, и седловина. Снизу казалось, что на нее можно будет сесть и свесить ноги в разные стороны, а, оказалось, что в поперечнике могли бы запросто развернуться несколько большегрузных машин… До вершины оставался один переход - Восточная башня, всего лишь 150 метров! Пятьдесят этажей! Но только не по готовым ступенькам…
В этом застывшем, сверкающем снегом и льдом, давящем масштабами мире, мы всего лишь малозаметные точки. Стоит побывать здесь, чтобы ощутить свою бесконечную малость…
Склон пугает своей крутизной, вздыбаясь градусов на шестьдесят. Взойти на Восточную вершину Казбека для установки бюста Ленина поручено самым сильным. Наверх уходят несколько связок, просимся и мы. Как же спускаться вниз, не побывав на вершине?! Другого случая может и не быть! Начальник штурма кивает нам головой, давая разрешение…
Преодолевая опасность, поднимаемся осторожно, следя за каждым своим шагом. Фирн крепкий - непонятно, как вообще "кошки" вонзаются в эту фаянсовую твердь. В 11 часов мы уже на вершине Казбека, пятитысячнике Кавказа…

Право на самоуважение
Что так неудержимо тянет человека в горы, заставляя при этом призреть опасности, подстерегающие его здесь на каждом шагу?
- Горы - хороший плацдарм для пробы сил - убежденно говорит М. Х. Богатырев. - Достигая вершины, люди радуются не оттого, что спорили с камнем и победили его, а оттого, что спорили с собой и победили себя, получили право на самоуважение.
Дж. Неру сказал как-то: "Зов высоких гор, поиск почти недостижимого - что же влечет поколение за поколением всех альпинистов к этому смелому и опасному приключению! Альпинисты пытались найти ответ на этот вопрос и не смогли. Все, что они могли сказать, это то, что они чувствовали этот призыв и стремились внять ему. А, может, ответ в том, что это - часть извечных поисков человека, некий избыток той жизненной энергии, что движет человечеством из века в века в его попытке всегда достичь все более высокого пика человеческих устремлений!"
Конечно, по сравнению с Памирскими семитысячниками и Гималайскими восьмитысячниками Кавказские высоты малы. Достойны восхищения лучшие альпинисты Советского Союза, покорявшие неприступные тверди Памира. Это отец и сын Абалакавы, М. Хергиани, В. Шатаев.
Среди всех альпинистов мира обособленно стоят имена первопокорителей Джомолунгмы (Эвереста). Высота этой величайшей вершины планеты составляет 8848 метров над уровнем Мирового океана, и эпоха её покорения длилась 33 года (1921-1953гг.). За это время альпинисты из разных стран совершили пятнадцать попыток открыть "третий полюс". Пятнадцать попыток! Пятнадцать дерзаний, превративших коварные склоны Джомолунгмы в мемориалы, не принесли людям успеха.
Наступил год шестнадцатой атаки "третьего полюса". 10 марта 1953 года британская экспедиция вышла из столицы Непала. Это была отлично экипированная группа. Вся предшествовавшая тридцатидвухлетняя битва за Джомолунгму была изучена ею до мельчайших подробностей. И это привело к успеху! 29 мая 1953 года новозеландец Эдмунд Хиллари и шерп Тенцинг Норгей стояли на "крыше мира"!
Горы знают немало образцов подлинного мужества. Выдающийся спортсмен, итальянский альпинист Рейнгольд Месснер к 42-м годом стал первым среди покорителей заоблачных высот, сумевших взойти на все 14 восьмитысячников, существующих в мире. После шестнадцати лет непрерывных усилий в октябре 1986 года он достиг вершины последнего в его спортивной биографии пика Лхоцзе, а за шесть лет до этого в 1980 году совершил одиночное восхождение на Эверест с севера. О том, что ему довелось пережить тогда Р. Месснер позже написал в своей книге "Хрустальный горизонт": "...Вдруг снег обрушивается подо мной, мой налобный фонарик гаснет. В отчаянии пытаюсь вцепиться в снег. Напрасно. Проходят первые ужасные секунды. Совершенно темно, но мне кажется, что я все вижу: сначала кристаллы снега, потом сине-зеленый лед. У меня нет на ногах "кошек",- проносится в мозгу. Я вполне понимаю, что происходит, и тем не менее остаюсь совершенно спокоен. Я падаю в пропасть, нахожусь в процессе падения, как в замедленном кино, ударяюсь то грудью, то спиной о стенки ледовой трещины, расширяющийся книзу. Чувство времени утрачено, а заодно и чувство глубины падения. Сколько это продолжается: секунды, минуты? Я совершенно невесомый, поток тепла пронизывает тело. Вдруг ощущаю опору под ногами. И одновременно понимаю, что я попался. Пожалуй, я останусь в этой трещине навсегда. Холодный пот выступает у меня на лбу. Вот, когда я испугался.(…)
Все мысли сосредоточены на одной проблеме: выбраться наружу. Эверест перестал существовать. Чувствую себя неповинным в этом падении. Это искреннее чувство невинности необъяснимо, но я не упрекаю, не ругаю себя. Что уготовила мне судьба на этот раз, я не знаю. Я даю себе слово, что спущусь, прекращу все это, если мне удастся увидеть белый свет. Никаких больше восьмитысячников в одиночку! (…)
Тут я обнаруживаю на долинной стенке моей трещине полочку, небольшую кромку шириной в две ступеньки. Она ведет по косой вверх и полностью забита снегом. Это спасение! Осторожно, широко расставив руки, я падаю руками на ледяную стенку. Какое-то мгновение мое тело представляет собой дугу, между снежной пробкой и слегка нависающей стенкой надо мной. Осторожно переношу правую ногу, ставлю ее на ступеньку в снег, который намёрз на долинной стенки трещины. Нагружаю ногу. Держит. Каждое мое движение инстинктивно сверхизящно, как фигура заученного танца. Пытаюсь уменьшить вес своего тела. Глубокий выдох. Все тело подчинено новой позиции. На мгновение, на одно решающее для жизни мгновение становлюсь невесомым. Отталкиваясь левой нагой от снежного мостика, руками поддерживаю равновесие, весь вес тела на правой ноге. Теперь можно сделать шаг левой нагой. Облегченный вздох. (…) Карниз становится шире, он ведет по косой наверх, на волю. Я спасен!
Через несколько минут я уже наверху, ниже трещины, но в безопасности. Я как будто заново родился на свет. Я стаю здесь с рюкзаком на спине, с ледорубом в руках, как будто ничего и не было. (…) Сидя в трещине, я решил, что вернусь, прекращу восхождение, если благополучно выберусь. Теперь, когда я наверху, я продолжаю подъем, не задумываясь, ничего не проводя через сознания, как робот, запрограммированный на восхождение.
Первые лучи солнца осветили Северную седловину. Смотрю на часы: около семи. Сколько же я пробыл в трещине? Не знаю. Это событие уже улетучилось из моей памяти. Свою клятву я не воспринимаю всерьез.

В горах мое сердце
После первого памятного штурма Эльбруса Мухарбек получил трогательное, искреннее письмо из Ленинграда: "Всегда с удовольствием вспоминаю наше восхождение. И благодарю судьбу за то, что столько случайностей совпало и это позволило нам подняться на вершину. Я вот возвращался домой с парнем-альпинистом, который сидел внизу со снаряжением на 4 человека и не мог найти компаньонов на Эльбрус. Так и не взошел.
Недавно (в начале января) на Эльбрус ходил Гималайский сбор. Это кандидаты на поездку в Гималаи. Был там человек из нашей секции. Он рассказывал: они за день до восхождения поднялись на седло и спустились. А на следующий день в 8 утра вышли и взяли Восточный Эльбрус в лоб, затем спустились на перемычку и зашли на Западную (кто хотел). И это зимой! Здоровые люди. Поскольку сил было много и времени много, они отламывали себе сувениры. Кажется, кто-то снял и бюст вождя.
Всего тебе хорошего, Мухарбек! Желаю тебе новых высоких целей.
Товарищ по восхождению Женя!"
В последующие после штурма Казбека годы М.Х. Богатырев еще не раз бывал на Эльбрусе. Этот Кавказский красавец подарил ему немало ярких впечатлений, свел с людьми, биографии которых вместили в себя реальные подвиги человеческого духа. Альпинизм стал для Мухарбека Хасановича не просто увлечением, а образом жизни, как это бывает у людей, которым посчастливилось поладить со своей судьбой и реализовать собственную мечту.
Счастливо сложилась и его семейная жизнь. В 1968 году он женился на чеченской красавице Тамаре Нухаевой. Сегодня 28-летний сын Мухарбека Хасановича и Тамары Сайд Хасановны - Ибрагим - живет и учится в Москве. Он - студент кредитно-финансового факультета Московского государственного университета сервиса. Дочь Богатыревых - Хеда - учится в 10 классе Малгобекской средней школы №20. Жизнь этой замечательной семьи никогда не омрачали житейские бури. Здесь всегда царили лад, взаимопонимание и уважение друг к другу. А увлечение главы семейства всегда находило поддержку домочадцев.
Но даже близкие люди были немало удивлены, когда пару лет назад, отдыхая в горном лечебно-оздоровительном комплексе Джейрах, Мухарбек Хасанович продемонстрировал всем вполне молодецкую удаль. Отметив незадолго до этого свое 62-летие, М.Х. Богатырев за четыре часа преодолел путь от самого ЛОКа до вершины Столовой горы. При этом, подняться на отметку в 3000 метров над уровнем моря ему не составило никакого труда. Единственным неудобством оказались цивильные туфли, в которых он вышел в путь. В горах такая обувь непригодна и после спуска у него почернели от запекшейся крови ногти на ногах. Но это было совсем малой платой за то удовольствие, которое получил Мухарбек Хасанович от своего путешествия, а точнее - утренней прогулки на Столовую гору.
Любовь к горам - в генах у каждого ингуша. И даже в стародавние времена находились те, кто стремился к вершинам, устремленным в небо. Об этом свидетельствуют и материалы, связанные с историей селения Гвилети, который готовит сейчас к публикации известный ингушский краевед Берснако Газиков. В предоставленном хронологическом перечне восхождений на Казбек, охватывающем период с 1868 по 1903 год, в качестве проводников наиболее часто упоминаются ингуши:

1868 г., 19 июня. Freshfield, Moor, Tucker, Devouassoud (Их сопровождали на вершину проводники - гвилетские ингуши)-восточный путь.
1873 г., 15 июля. Владимир Кузьмин с двумя ингушами - северо-восточный путь.
1887 г., 31 августа. Robert Lerko, Jacob Muller - восточный путь.
1889 г., 8 июня. Е. Rucdeschel,G.Hirsch,F.Goffer - восточный путь.
1889 г., 1 июля. Joss, Wuli, Maurer, Kaufmann,Andreas Fischer - северо-восточный путь.
1889 г., 29 июля. А. В. Пастухов, осетин Тепсарко Царахов - северный путь.
1891 г., 18 сентября J. Merzbacher, J.Kehrer, J.Unterweger - северный путь.
1895 г., 23 июля. Полковник Ерофеев и Эм. Штебер, братья - ингуши Муса, Яни и Исак Безуртановы - северо-восточный путь.
1897г., 2 августа. Moritz von Dechy, Mozer, Reschak - восточный путь.
1898г., 30 июля. Десулави, Исак Безуртанов (второй раз) - северо-восточный путь.
1899г.. 14 июля. А. Д. Сипягин и Красногорский, Исак Безуртанов (третий раз), Лалай Хуциев (грузин) - северо-восточный путь.
1901 г., июль. Студенты Касперович и Козловский, без проводников северо-восточный путь.
1901г., 2 августа. М. II. Преображенская, Исак Безуртанов (четвертый раз) - северо-восточный путь,
1902г., 12 августа. М. П. Преображенская (второй раз), Яни Безуртанов - северо-восточный путь.
1902 г., 26 августа. Студент Демокидов, Исак Безуртанов (пятый раз) - северо-восточный путь.
1902 г., сентябрь, Исак Безуртанов один - северо-восточный путь.
1903 г., 9 августа. А. К. ф.-Мекк, Исак Безуртанов - северо-восточный путь.
1903 г., 10 августа. Ernst Graeb из Галле, Z. Pitrein (из Сельдека, Тироль), Давид Пицхелаури (грузин) - северо-восточный путь.
* * *
Горы веками давали ингушам надежную опору в неспокойном окружающем мире. Поэтому спросите сегодня любого ингуша, где его сердце, и он, не задумываясь, ответит: в горах!

Ахмет ГАЗДИЕВ








 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru