новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 24 (9713) среда, 22 февраля

Даймехкагахьа букъ берзабаь

Оалаш ма хиллара, дукха хиш д1аихад бехк-гунахь доацаш г1алг1ай деррига къам ца1 санна гаьнарча Казахстанеи Юкъерча Азеи 1одига. Цхьабакъда, мелла ха д1аяхарах ц1аккха а дицлургдац из шийла б1ил дахьаш дена "1аьржа кхаьра", цу б1аьхача унзарча новкъа б1оаххал ахкийса вай мехкахой шийла декъий. Х1ара шу мел доала к1езиглуш латт х1анзчул 62 шу хьалха из доккха туржа1 лайна нах. Царех дукхаг1а бараш 13 шера лайнача халонех лийца лазараш д1а ца доалаш бакъдуненчу д1абахаб. Дала къахетам болба царех, бийрза моттиг даькъала хийла.
Тахан редакце хьаша ва къахьегама ветеран Муталиев Жабраьила Къурейш. Дукха х1ама б1аргадайна саг ва Къурейш. Вай халкъ мехках доаккхача хана 15 шу даьнна к1аьнк хиннав из. Цунна шаьра дагадоаг1а из аьрга ди, цул т1ехьаг1а шоаш эза хало.
- Цхьанна х1амо новкъарле ца еш д1адодар са берал, - аьле д1адоладу Къурейша ший къамаьл. Дуккхача къонгехи мехкарехи латтар тха дезал. Пхи вошеи пхи йишеи дар тхо. Шаьра дагадоаг1а 1944 шерара 23 февраль. Кхоана арадоах яхаш, тховсара сарахьа, кхоана базара дийнахьа, са даьнанна т1ера саг1ийна де бежан эца г1олга т1адилладар са вежарашта тха дас. Цу хана йоккха базар оттар х1ара кхаьрача дийнахьа Шолжа атаг1а. Тхо Экажкъонгий-Юрта дахаш дар. Вежараша аларах со а вига лаьрх1адар базар т1а. Цу хозача уйлашца д1атхьайсар со.
Ц1аьхха со сомаваьккхар ц1аг1а еча г1араша. Метта хьалъурахайча са б1аргкхийтар т1ема форма а ювхаш хьачувоаллача на1ара йисте латтача нахах. Царех ца1 к1ай лоаца кетар а ювхаш погонаш т1а биъ з1амига седкъа а уллаш капитан вар. Лакхача дег1ара саг вар из. Цун хаьн уллар дахчан к1инга чу а уллаш йоккха тепча. Массехк бутт хьалха денз тха юрта б1аргавайнавар сона из. Дукха т1емахой баьхкабар юрта цу хана, ученеш ю яхаш дувцар царех бахача наха. Бувшар-г1овттар а х1ара ц1аг1а х1ана дац, аьнна дар цу наьха. Тханцига а вар цхьа лейтенант, бакъда тахан чубаьхкарашца вацар из.
Говр-ворда д1адожаш воаллар тха да, со корах д1аарахьежача. Х1аьта дезал цхьацца х1амаш гулъеш бар ц1аг1ара, уж метта лоаччарашка чуехкаш йоаллар са нана Сахират. Ч1оаг1а бос баха яр нани. Бада т1ара фуъалъяьха хьажк1аш галешка йохкаш воаллар са ши воша, царна новкъостал де эттар со а. Т1айха йиза массехк банка арайихьар са йижараша Маржанеи Тамареи. Дика дагадоаг1а сона из сурт. Аз дунен чу мел йоаккхача хана дицлургдац, аьнна а хет.
З1амаг1а дола бераш ворда т1а а ховшадаь, х1аьта боккхаг1бараш уллув а баьнна Наьсаренгахьа доладелар тхо. Юрта эг1а-маг1а 1увг1ача ж1алей, 1ехача хьайбай оазаш яр хьахозаш. Истий белхар, къонахий кортош чудахийта, йистхилар доацаш боаг1ар. Цу ханна доладелар лоа…
Ц1ермашен наькът1а хьалкхаьчача цига латтар дукха вагонаш. Уж яр хьайбаш д1а-юха кхувла лаьрх1а. Бакъда х1анз-м чухьа ардакхех яь поднараш а йоахкаш яр уж. Х1анз а берал д1акъаьста ца хиларах аз кхетадора тхоаш гаьнна цхьаннахьа д1адугалга. Сона хацар се мел бакъхургволга.
Кхаьрача дийнахьа, ц1аьхха цхьа дорха ка а теха йолаялар тхо т1аховшадаь ц1ермашен. Кхалнахага белхара махьарч даьлар. Вагона цхьан саьнгара хьахезар ма1ача наха йоаккхача назма оаз. Шаьра дагадоаг1а сона цу назмацара цхьадола дешаш: "даькъастенгахьа букъ берзабаь вай доладелча, ва маьрша 1айла, хьо тха нана-даькъасте…" Пхийтта дийнахьеи пхийтта буси никъ бир ц1ермашено. Цу б1аьхача новкъа хийла дакъа аллийсар д1аца доллийташ. Массехк бери цхьа йоккха саги кхелхар тхо чухиннача вагона чу а. Т1емахоша д1абохкийтацар байнараш. Цхьан йоккха йоацача станце сецар ц1ермашен. На1араш хьайийлар. Тхога т1ера 1одовла аьлар. Б1арг ма кхоачча уллаш к1ай аре яр. Дег1ах чакхъювлар шелал. Шерч доахка дукха соалозаш яр массанахьа. Тха дезал шин соалоза т1а тарбелар. Боккхаг1бараш г1аш боаг1ар соалозашта уллув а т1ехьа а баьнна. Дикка никъ баьчул т1ехьаг1а цхьан казахий юрта кхаьчар тхо. Юрта юкъе яг1ача школе чудигар. Цига ча к1ал а тесса бийса яьккхар оаха. Ча т1а г1олла цхьацца х1амаш к1ала тайсаяр наха. Ведар йизза коартолаш а кхехкаяь цхьацца маькха ч1егилг а енна пхьер дир наха.
Т1ехьаг1о сона хайра тхоаш доаладаь моттиг Акмолински областа Пушкино яха юрт йолга. Юххьанцара школа, ши тика, бувзама отделени а йолаш йоккха юрт яр из. Дукхаг1ча даькъе укхаза баьхараш казахаш бар. Белгалдаккха деза тхоца уж во ца хинналга. Из гучадаьлар тхо 1одоаладаьча дийнахьа денз. Шоллаг1ча дийнахьа шурий банка а яхьаш ера лоалахо. Х1аьта шоллаг1ъяр ведар коартолий а яхьаш ера. Шоай бани а лотаяь тхо дерригаш а цу чу лувчийтар. Аз дика кхетадора царна тхох ч1оаг1а къахеталга. Ц1аккха а вицлац сона лоаллаха ваьха Кайбулла яхаш хинна казах. Тика чу болх беш вар из. Х1аьта цун во1 Бозаркул са ханнара к1аьнк вар. Хийла печенеш, конфеташ кхоачар сона Бозаркулагара. Тхо цхьан классе деша а даг1ар…
Сай къамаьл чакхдоалаш са ала безам бар, нагахьа санна эзача халонехи 1азапахи, моцалахи дувца велча хаи къоалами тоъаргдацар, д1аязде аьнна. Хийла вовзар-везар цу гаьнарча мехка д1аволла вийзар г1алг1ай. Вайга ена г1елал йицъяь цхьа минот йоаг1аргьяц дег чу".

Къамаьл д1аяздаьр
УГУРЧИЕВ Азмат-Гири



Всем воздастся по справедливости

Поезд брал курс на юг. Колеса четко отстукивали в такт мелодию движения. Нам, подросткам, было понятно, куда держим путь. В последнее время в доме только и был разговор о предстоящей поездке. Насколько это важно для взрослых мы осознали в силу постоянных бесед чеченцев, ингушей, представителей других национальностей, заброшенных в эти далекие края. Порой не требовались им слова, чтобы понять друг друга. Грустно брошенный взгляд подчеркивал вопрос каждого: "Когда же домой?"
Вагон был набит людьми. Глядя на взрослых, можно было заметить на их лицах озабоченность, сменявшаяся спокойствием.
Что же оставили они позади этой дороги? Долгие казахстанские годы? В памяти всплывало все. И в первую очередь февральские дни 1944 года. В эти дни Берия телеграфировал в Москву Сталину: "Выселение начинается с рассвета 23 февраля сего года, предполагалось оцепить районы, чтобы воспрепятствовать выходу населения за территории населенных пунктов. Население было приглашено на сход, часть схода была отпущена для сбора вещей, а остальная часть будет разоружена и доставлена к местам погрузки. Считаю, что операция по выселению чеченцев и ингушей будет проведена успешно".

При выселении использовались войска НКВД, огромное количество транспорта, столь необходимого на фронте и в тылу. Никого не смущало, что среди депортированных находились отцы, матери, жены и дети тех, кто сражался на фронте и даже Герои Советского Союза.
... Всплывали в памяти гибнущие в дороге от холода и голода люди, отчаянная борьба за жизнь в вагонах; считанные зерна кукурузы, которые обугливались на буржуйке, и мужчины вокруг нее. Через 16-23 суток составы прибыли на места назначения.

Прими,
далекая чужбина,
Бедой
измученный народ.
Коварного врага
стихия
В безвестный
край его ведет.

Нелегко пришлось народу вдали от Родины. Значительная часть переселенцев сложила свои головы в далеких степях. И все же нечеловеческие средства не оправдали цель - сломить мой народ не удалось, он выжил. Как вели себя чеченцы и ингуши в ссылке? Вот наблюдения Александра Солженицына в Казахстане: "Но была одна нация, которая совсем не поддалась психологии покорности - не одиночки, не бунтари, а вся нация целиком. После того, как их однажды предательски сдернули с места, они уже ни во что больше не верили. Они построили себе сакли - низкие, темные, жалкие, такие, что хоть пинком ноги их разваливай. И такое же было все их ссыльное хозяйство - на один этот день, этот месяц, этот год, без всякого скопа, запаса, дальнего умысла. Они ели, пили, молодые еще и одевались. Проходили годы - и так ничего у них не было, как и в начале. Нигде не пытались угодить или понравиться начальству - но всегда горды перед ним и даже открыто враждебны. Местных жителей и тех ссыльных, что так легко подчинились начальству, они расценивали как ту же породу.
И вот диво - все их боялись. Никто не мог помещать им так жить. И власть, уже тридцать лет владевшая этой страной, не могла их заставить уважать свои законы". (Архипелаг Гулаг).
Пятого марта 1953 года умер Сталин. После его смерти на власть претендовали три государственных деятеля: Берия, Хрущев, Маленков. Соперничество было не долгим. Устранив Берия, власть в своих руках сосредоточил Н.С. Хрущев. С его именем связана "оттепель после холодной зимы".
С приходом к власти Н.С.Хрущева спецпереселенцы получили возможность перемещаться в другие населенные пункты. А в 1957 году была восстановлена государственность чеченцев и ингушей. Депортированные получили возможность вернуться на Родину. Сразу же хлынул поток переселенцев на юг.

Прощай, прощай
не став родным
Мой добрый
Казахстан.
Встречай в объятьях
горный край,
Лишь ты судьбой
мне дан.

У китайского философа Конфуция спросили: "Чем отвечать на добро и зло?". Конфуций ответил: "На добро нужно отвечать добром, а на зло - справедливостью".
Навечно вписаны два имени в истории ингушского народа: имя одного произносят сопровождая словами проклятья, имя другого - боготворят.
Вот уже 62 года отдаляют нас от этого трагического дня. Но память жива в умах народа и больно отражается в сердцах живущих сегодня.

Т. ГАЗДИЕВА,
СШ №3 г. Назрань



Из воспоминаний Сампиевой Золотхан Асланбековны Вера нас поддерживала

23 февраля 1944 года - черный день истории ингушского народа. С тех пор прошло 60 лет, выросло несколько поколений, но память тех лет не выпускает из своих объятий.
Мне тогда было 4 года - рассказывает Золотхан Сампиева (Мурзабекова из рода Эбанхой). Говорят, что в детской памяти четче запечатлеваются события, - так оно и есть. Мы жили тогда в селении Редант Чечено - Ингушской АССР, что находится южнее Владикавказа.
Семья у нас была большая - восемь детей. Мать нас воспитывала одна. Отец, его звали Асланбек, за несколько лет до этого дня трагически погиб.
Холодным февральским утром в наш дом ворвались военные и, особо не церемонясь, приказали нашей матери Рабиат собрать детей и следовать под конвоем к центру села, куда уже согнали часть односельчан. Мать всплеснула руками, еще не в полной мере осознав, что от нее требуют. Да к тому же она и не понимала русскую речь. Мама бросилась по комнате, пытаясь прихватить что-либо из съестного или одежды для детей, но энкэвэдэшник ей этого не позволил, делая движения винтовкой, которые и без знания языка были понятны - "буду стрелять!". Мать собрала нас, детей, в кучу и громко причитая, стала выводить из комнаты. Вдруг она остановилась, в последний раз окинула взглядом свой дом, глаза встретились с фотографией погибшего отца, - единственное, что было дорого ей. Хотела снять со стены фотографию отца, но солдат навел на нее винтовку, тогда мама испугалась и отошла назад. Я, маленькая девочка, не помня себя, подбежала к солдату и толкнула его, как бы защищая маму. Солдат меня отшвырнул. Последняя память об отце - фотография - осталась висеть на стене…
Нас, как и весь ингушский народ, загнали в скотские вагоны, которые последовали в холодные степи Казахстана. Что собой представляло это "путешествие" все мы знаем. По пути этого черного маршрута в снежных сугробах осталось много наших соотечественников.
Наша семья была определена на спецпоселение в г. Акмолинск Казахской ССР ("акмола" в переводе с казахского означает "белая могила"). Нас поселили в огромную конюшню. На второй день мама с женщинами сделали из глины самодельную печку, похожую на маленький паровозик. В этот день мы впервые после выселения с Родины попробовали горячую пищу. Сразу же по прибытии нас поставили в комендатуру на спецучет, все члены семьи обязаны были ежемесячно отмечаться. Невыполнение этого порядка строго наказывалось.
Через два месяца от холода и голода умерли три сестры: Дибхан, Золобан, Липхан, и брат Сулумбек, все они были подростками. Не зря ведь изверг Сталин ответил палачу ингушского народа Берии на его "рацпредложение" топить депортированные народы в Каспийское море: "Выпустите муху на мороз она сама и подохнет".
Мы в те долгие тринадцать лет верили, что справедливость восторжествует. Так оно и случилось. Народ вернулся домой, на Родину. Но Родина нам не принадлежала. Пригородный район, колыбель зарождения ингушского народа, нас встретил холодно. Нас в наших домах встретили чужие люди, не особенно чувствовавшие себя неловко в роли кукушки в чужом гнезде.
Невдомек всемогущим правителям, что Родина бывает одна и ею не торгуют. Добро всегда, в конце концов, осилит зло. Справедливость победит ложь. Верю, все в воле Всевышнего, настанет тот светлый день, когда мы обретем свою историческую Родину - Пригородный район и город Орджоникидзе. Вера нас поддержит, как это случалось не раз в истории нашего многострадального народа.

Дала къахетам болба байначарех.
Дала ялсмалене в1ашаг1кхеталда вай.



Жили надеждой

Депортации целых народов в годы Отечественной войны и после нее, многие другие акции тоталитарного режима позволяют сделать вывод, что Сталин совершил преступление против человечества. Реализация сталинского "проекта национальных отношений" подвергли нашу страну жестоким испытаниям, которые привели ее к массовым репрессиям, в том числе по отношению к отдельным национальностям.
Под последнюю категорию попали такие народы Северного Кавказа, как ингуши, балкарцы, чеченцы, карачаевцы и калмыки. Эти народы преследовались с особой жестокостью.
23 февраля 1944 года, когда страна уже четвертый год громила остатки гитлеровской армии, а бойцы-ингуши в составе Красной Армии сражались на всех фронтах, защищая свою великую родину - СССР, их народ в это время Сталин и Берия выселяли с родной земли в холодные казахстанские степи и Киргизию.
Сегодня все задаются вопросом, почему и за что нас, ингушей, выслали с Родины и назвали врагами народа. Здесь, я думаю, искать ответа и не стоит, так как прежняя власть коммунистов - это была власть безбожников. Как бы обидно не было нашему народу за несправедливый вывод палачей народов Сталина и Берии, нужно понять одно, что нам незачем оправдываться, и надо ли вообще это делать. Главное, мы знаем, что в истории нет ни одного факта, где ингуши кого-нибудь предали. А врагами народа не называли в советское время разве что четвероногих, пернатых и пресмыкающихся.

- В год высылки мне шел пятый год, - рассказывает Алихан Магометович Сампиев (Гадаборшев), и сейчас многие удивляются, как я мог все это запомнить в таком возрасте. Но такое нельзя забыть. Наша семья до дня выселения жила в своем родовом селе Гадаборшево Пригородного района Чечено-Ингушской АССР, рядом с сельской мечетью. Жили мы очень хорошо и дружно. Мой отец, Сампиев Магомет Сосиевич, построил для нас большой дом, а кирпич для строительства рабочие привозили из г.Орджоникидзе на гужевом транспорте, т.е. подводах. По воспоминаниям сельчан и родственников, такой дом можно было увидеть только в самом Орджоникидзе. После февраля 1944 года в нашем доме была сельская школа.
Мой отец занимался, в основном, оптовой реализацией сельскохозяйственных продуктов, которые выращивал на своей земле, а также скупал у отдельных производителей. Много раз брал меня отец с собой на поля, где нанятые рабочие осуществляли обработку земли, посадку или сбор урожая. Он часто выезжал в Кабарду, Чечню и Дагестан, а также Грузию и Азербайджан в коммерческих целях. Я помню, как у нас в доме гостили друзья отца, люди разных национальностей, которые привозили разнообразные товары. Хочу отметить, что мой отец был очень деятельный и трудолюбивый человек. Он был грамотным, в совершенстве владел русским языком и делал все, чтобы мы тоже учились. Все, кто помнит отца, говорят, что он никогда не сидел сложа руки и всегда помогал нуждающимся.
1944 год принес горе не только нашей семье, но и всему моему народу, разбил все мечты и планы моего отца. Единственное, что пригодилось ему из всего нажитого в день выселения и непосредственно в ссылке - его сбережения и ювелирные изделия, которые отец как-то сумел вывезти, и благодаря которым по воле Всевышнего АЛЛАХА мы выжили в первые месяцы ссылки.
Советская власть нанесла невосполнимый вред моей семье, так называемое раскулачивание и преследование отца длилось вплоть до дня выселения. В тяжелый тридцать седьмой год был репрессирован старший брат отца Сампиев Къосум, который являлся Юрта-Да села Гадаборшкъоньгий-юрт Пригородного района. Где он захоронен до сих пор неизвестно. Примечательно, что известный ингушский деятель Джабагиев Висангирей был близким другом Къосума.
23 февраля 1944 года по селу объявили о том, что всех созывают на сельский сход, посвященный празднованию Дня Красной Армии. Конечно же, все пошли, так как у многих жителей села отцы, братья, мужья и сыновья воевали на фронте. Народу было много, люди узнавали друг от друга что происходит на фронте, последние сообщения, расспрашивали о своих родственниках, кто где погиб, а кто еще живой. Люди не знали, что им готовят под предлогом собрания, посвященного Дню Красной Армии, и даже в страшном сне не могли себе представить что им предстоит пережить. Когда со всех сторон появились люди в военной форме и начали кричать что-то, среди собравшихся жителей села начались волнения. Как сегодня помню, подогнали большие грузовые машины, в кузова которых начали погрузку людей. Одна машина подъехала близко к нашему дому и сломала молодое деревце, посаженное моим отцом, о чем я сказал отцу и спросил его, почему он позволяет им это. Из дома взять ничего не дали, загрузили на станции в вагоны и повезли в суровый Казахстан. В одном вагоне со мной оказались мой дед Сосбик, старшие братья Мажит и Бекмарз и сестры Лида, Лубзан и Люба. Отец выехал в Казахстан отдельно от нас в другом вагоне. Моя мать умерла еще до выселения, когда мне было два года, ее звали Марем, она была из рода Полонкой (с. Базоркино).
Даже в пути люди не верили, что их вывезут со своей Родины, считали, что это какая-то ошибка, многие говорили, что вот-вот поезд развернется и нас опять вернут на Кавказ. Но долгие тринадцать лет лучший свидетель ошибочности такого мнения. Не помню, сколько нас везли, это был очень тяжелый и суровый путь. На каждой остановке по пути следования поезда из нашего и ближайших вагонов, выносили тела умерших от голода, болезни и холода, которые солдаты кидали на снег, не давая родным похоронить своих близких. На одной из таких остановок вынесли тело моего деда.
По прибытию в Казахстан нас начали распределять по поселениям. Получилось так, что младший брат моего отца - дядя Умар - попал не в наш хутор, а в селение, находящееся в десятке километров дальше, что было одним из звеньев в цепи жестокой политики со стороны власти - разлучать родных друг от друга. Люди жили с надеждой возвращения на родину - домой, неохотно обживая места своего размещения на чужбине.
Помню, мой отец в первую весну ссылки засеял поле картошки, и многие земляки говорили ему: "Скоро поедем домой, зачем сеять, пропадет ведь". Но они по своей наивности ошибались. В тот год, с Божьей помощью, мы сняли хороший урожай картошки, которая пригодилась не только нам, но и многим ингушам.
В первое время местные казахи боялись нас, потому что им внушали, что едут головорезы и людоеды, их призывали не общаться с нами, но со временем казахи поняли, что все не так, и помогали нам чем могли.
В 1947 году умер мой отец Магомет, он попал в бурю, когда искал своего младшего брата Умара, и заболел. Двумя днями раньше умер мой брат Бекмарз. Не зная о смерти сына Бекмарза, отец, находясь в больнице, наказал моему старшему брату Мажиту, чтобы он хорошо смотрел за семьей и особенно за Бекмарзом, т.к. тот является ему во сне. Потом умерла сестра Люба, она была маленькой. В тот период умирало так много народу, что я всегда очень сильно переживал, если кто-нибудь из близких болел. Всего нас осталось два брата и две сестры, жили мы очень дружно. Со временем старший брат устроился на работу, и жить стало чуть- чуть легче.
Потом я пошел в школу, которая находилась от нас в нескольких десятках километрах, в соседнем поселке. Но желание учиться было так сильно, что мой старший брат Мажит определил меня на платную квартиру, откуда я ходил в школу. После десятилетки я закончил агроэкономический факультет Целиноградского сельскохозяйственного института, работал в Казахстане и ЧИАССР на различных должностях. Сейчас являюсь пенсионером, отцом семерых детей, все они с высшим образованием.
Все, что я рассказал, коснулось каждой ингушской семьи в те времена, всем было тяжело и больно за все происходящее.
Одно я знаю точно, ингушей в высылке спасла вера во Всевышнего АЛЛАХА.
В 1972 году я вместе со своей семьей возвратился из Казахстана на Северный Кавказ. Приехал туда, откуда меня в детстве выслали вместе с родными, в село Гадаборшево, которое уже имело для меня чужое название - Куртат. Но меня в моем доме встретили совсем чужие люди, заселившиеся в годы нашей депортации. После переговоров с "хозяином" моего дома, я понял, что продавать мне мой дом он не собирается, и я был вынужден купить домовладение в городе Грозный, где остался жить. Со временем отцовский дом в родовом селе был мною выкуплен, а я так и не смог туда переехать из-за событий 1992 года.
Времена, слава АЛЛАХУ, поменялись к лучшему, теперь все по другому, у нас есть своя государственность, все институты власти, свой герб и флаг. Республика развивается и укрепляет свои позиции в общероссийском пространстве. Республика Ингушетия состоялась и наша задача помогать в ее укреплении, процветании, развитии всех народов, населяющих нашу многонациональную Ингушетию. Кто не помнит прошлого, тому будет трудно жить настоящим.
Хочу пожелать нашему народу, чтобы наш народ больше не испытал на себе то, что пережито в годы сталинской депортации.

Дала къахетам болба байначарех.
Дала ялсмалене в1ашаг1кхеталда вай.

Подготовил
Хасан САМПИЕВ, историк, специалист отдела историко-культурного и художественного наследия Министерства культуры РИ


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru