новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 119 (9494); вторник, 19 октября 2004 года

ИНГУШЕТИЯ В ВОЙНАХ РОССИИ



В истории народов и стран есть "люди - символы" и "события - символы". Сколько бы нация за свою историю ни породила героев, сколько бы ни совершила подвигов - это всегда считанные люди и считанные события. Они наперечет именно потому, что приобрели символическое значение: ведь символов не может быть много, как не может быть много гениев и нравственных заповедей. Иначе они обесценятся1. Событием - символом в истории ингушского народа, имеющим судьбоносное значение, определившим его дальнейшее существование на века, тысячелетия является добровольное вхождение Ингушетии в состав России в 1770 г. "Принимая ингушей в подданство, Россия брала обязательство обеспечить их внешнюю безопасность и содействовать переселению на равнины. Чтобы гарантировать это, в Ингушетию был направлен "для охранения их (ингушей-авт.) от неприятеля отряд из 10 гребенских казаков во главе с хорунжим Иваном Федоровым. Численная скромность отряда естественна: он предназначался не столько для военных действий, сколько "дабы кабардинцы и кумыки (имеются в виду их князья, авт.), видя российских людей, воздержались от причинения им обид"2
Боевое содружество ингушского и русского народов против общего врага имеет долгую историю. Впервые русско-ингушские связи документируются XVI веком. В 1589 году ингушский владелец Ларсова кабака Салтан-Мурза присягает на верность русскому царю. "Присяга ингушского владельца была закреплена именной царской грамотой, по одному из договорных пунктов которой русские послы в Грузии С. Звенигородский и Т. Антонов обещают Салтан-Мурзе военную помощь: "Государевы воеводы по государеву указу учнут тебе на твоих недругов рать давати с вогненным боем"3


Итак, письменный источник XVI века сообщает нам первый пример боевого содружества ингушского и русского народов. Из этого документа мы можем судить о том, что "к концу XVI века под покровительством России находился важный в торгово-экономическом отношении район Ингушетии - Дарьял (Военно-Грузинская дорога) и расположенный в этом ущелье Ларсов кабак, владельцем которого источники называют Салтан-Мурзу"1. Исторические источники сообщают, что с 1756 года настойчиво просят о принятии в подданство России делегации ингушей". "И вот уже источники сообщают об участии ингушей вместе с русскими войсками в боевых действиях на Северном Кавказе в 1758 году"5. "С 1761 года в Ингушетии постоянно находится русский отряд войск, который самим фактом своего присутствия ставил под защиту авторитета России население равнинной и горной Ингушетии". Большой интерес представляют события 1769 года, когда ингуши активно способствовали проходу через Дарьяльское ущелье отрядов российских войск, двигавшихся на помощь царю Кахетии и Картли Ираклию"6. С тех пор, как Ингушетия в 1770 г. добровольно вошла в состав России, ингуши, как российские подданные принимали участие во всех войнах, которые вела их новая большая Родина, проявляя при этом героизм и воинскую доблесть. В период Русско-турецкой войны 1768-1774 гг. "Ингушский отряд сражался против турок в составе грузинской армии в Закавказье". "В феврале 1770 года завершилось добровольное вхождение в Россию ингушей (их тогда называли "киштинцами"). Принципиальное положительное решение правительствующего Сената по сути ингушских ходатайств (о приеме в состав России - С.Х.) было сформулировано еще в 1757 году и доведено указами до коллегии иностранных дел и Астраханской губернской канцелярии. Однако и в этом случае Россия до поры не имела возможности официально удовлетворить настойчивые обращения ингушей. Но когда началась Русско-турецкая война 1768-1774 годов, аннулировавшая ограничения Белградского договора, Россия смогла ответить реальными политическими действиями на прошения ингушей. Последние в существенной мере активизировались в результате углубления русско-грузинской дружбы и союзничества. Так, осенью 1769 года значительный отряд русских войск прошел сквозь Дарьяльское ущелье, на помощь Грузии в ее борьбе с Османской Портой. Ингуши, с их традиционно добрыми отношениями с царем Картли и Кахети Ираклием, которому они постоянно помогали военной силой, верно оценили значения этого шага в отличие от части осетинской феодальной верхушки, приветствовали его"7. В своей фундаментальной работе "Два века терского казачества" В.А.Потто пишет: "Но гребенцам и терцам все-таки пришлось за это время (1772 г. - С.Х.) сделать поход, по дороге в Грузию, в Тагаурское ущелье, где в 1772 г. осетины задержали известного ученого-путешественника - академика Гюльденштедта, возвращавшегося из Грузии после своих научных исследований этого края. Медем послал для его освобождения часть казаков и гусар под командой майора Криднера. Дело обошлось без кровопролития, и Гюльденштедт был освобожден за 30 руб., но тагаурцы вынуждены были дать нам аманатов. В этой экспедиции вместе с Криднером участвовали и ингуши, выставившие в помощь к нему свою конницу".8 В 1784 году у входа в важном в стратегическом отношении Дарьяльское ущелье была основана крепость Владикавказ. "Известный бытописатель Кавказа прошлого столетия Бутков говорит, что раньше, до прихода русских, на этом месте было расположено ингушское селение Заур9, - пишет ученый кавказовед Д.В.Ракович в своей книге "Прошлое Владикавказа". После добровольного вхождения Ингушетии в состав России эта территория, естественно, являлась российской. А так как крепость была построена на ингушской земле, то и охрана Дарьяльского ущелья и крепости Владикавказ была поручена ингушам. Вот как пишет об этом ученый В.П.Христианович в своей книге "Горная Ингушетия": "После присоединения Грузии, для охраны движения по Дарьяльскому ущелью русский командующий войсками Дельпоццо заключил в 1810 году с ингушами договор, по которому они за определенное вознаграждение должны были выставлять охрану в 100 воинов. Подобный же договор был заключен с ингушами при основании при ингушском урочище Заур укрепления Владикавказ"10. Еще до официального подписания акта добровольного вхождения в состав России по обоюдной договоренности сторон ингушские земли были взяты под защиту российских войск. Это видно из представления командующего войсками на Кавказе А.П. Тормасова. "Ингушевцы показывали себя всегда верными и усердными к российскому правительству". И по этой докладной для охраны ингушских земель была выделена военная команда. 14 июля 1810 года генерал С.А.Булгаков докладывал генералу Тормасову, что "для охранения ингушей в деревне Назрань выделил 3 орудия, 200 рядовых мушкетеров и 150 казаков во главе с командиром отряда подполковником Фирсовым". Этот сильный отряд с помощью ингушей и приступил к строительству укрепления с наружным рвом и бруствером" . Так у первых двух ингушских сел Оарцхо К1арцхала-Юрт и Овлура-Юрт было начато строительство Назрановской крепости. В те времена разного рода грабители многочисленными шайками рыскали по предгорной равнине. Как пишет краевед Муса Аушев, предания донесли до нас о первом сражении поселенцев (первых ингушей, обосновавшихся на плоскости С.Х.) с грабителями". В трехдневном сражении ингуши наголову разбили многочисленную шайку грабителей, а их предводитель Магома-Хаджи был убит. "30 лет спустя в письме военному министру генералу В.И.Чернышеву в июле 1842 году Назрановские старейшины писали: "Живя более 30 лет в Российской империи с непокорными горцами, мы, несмотря ни на какие угрозы нападения остались верными присяге, однажды произнесенной". Далее отмечено, что назрановцы более чем в 18 сражениях бились насмерть, отстаивая интересы России. В письме отражен такой факт: в 1812 году возмутитель спокойствия кабардинский князь Албахсит Мулдаров и уздень его Албахсит Абаев с войском до 30 тысяч воинов напали на ингушские земли, три раза намеревались напасть на Владикавказ, но были прогнаны назрановцами, которые при этом убили 80 и взяли в плен 60 человек из напавших. Был убит и сам князь со своим узденем, а скопище кабардинцев преследовали до реки Ассы". Далее в письме говорится еще об одном крупном сражении с местными племенами, которым не давала покоя победа назрановцев над княжескими полчищами. Грабительские полчища в количестве до 30 тысяч человек вновь напали на назрановцев. "Бой продолжался 3 дня с упорным ожесточением, - указывается в письме. - Однако назрановцы, потеряв 38 человек убитыми, 99 ранеными, одержали верх, а неприятель увез убитых и раненных на 300 арбах. Только в 1812 году ингушам пришлось биться в трех крупных сражениях, отстаивая свои земли и защищая интересы России. За этот год назрановцы потеряли убитыми 120 человек и раненными - 150 . Старейшины пишут, что к этому времени (1842 год) 60 назрановцев удостоены чинов и награждены крестами, деньгами и медалями. В письме к Чернышеву старейшины просят: "Чтобы за все бедствия, за все потери, претерпленные нами в продолжение 30 лет от беспрерывных войн с неприятелями, государь император воззрел на нашу бедность, чтобы за кровь, пролитую нами за эти годы, мы, назрановцы и карабулаки, оставшиеся верными, были на будущее время освобождены от платежа податей в случае, если таковые будут налагаться на нас или потомков наших. Чтобы занимаемую землю нами теперь правительство утвердило за нами и родом нашим на вечные времена…" Перечисляется ряд других просьб… Под этим прошением уже в 1842 году подписались старейшины шести ингушских поселений и один карабулакского села, всего до 40 подписей в их числе: Гойты Мальсагов, Инжебей Мальсагов, Чимик Мурзабеков, Джанхой Зауров, Батыр Мурза Чириков, Усман Дудургов и Карабулак Седи Даурбеков".11 Начиная с XVI I века ингуши в составе российских войск принимали участие в войнах с Ираном и Турцией. Даже в разгар военных действий против имамата Шамиля они приняли участие в Крымской войне 1853-1855 гг. В составе русских войск ингуши активно сражались против турок на Кавказском фронте. "Среди награжденных после окончания войны памятной бронзовой медалью были и 325 ингушей-рядовых всадников и 80 офицеров временной милиции, принимавших участие в боевых делах "против непокорных горцев и против турок на Кавказском театре войны".12 В русско-турецских войнах XVIII века ингуши, исповедующие ислам, сражались вместе с русскими и другими народами России против турок. Это говорит о том, что ингуши защищали свое Отечество. В ходе Русско-Кавказской войны Шамиль неоднократно пытался присоединить к имамату Ингушетию. Население Ингушетии оказало войскам Шамиля ожесточенное сопротивление. В апреле 1841 года ингушское ополчение и отряд российских войск подполковника Нестерова с успехом отразили нападение войск под командованием Шамиля на Назрань. В апреле 1841 г. с многотысячным отрядом Шамиль и его наибы Кахар и Ахверды-Магома подошли к Назрановскому укреплению и расположенным вокруг него ингушским селениям. Население Ингушетии, извещенное о приближении Шамиля, не проявило колебаний и было готово с оружием в руках встретить неприятеля. Натолкнувшись на сопротивление местных жителей, Шамиль приказал сжечь ингушские аулы и штурмом взять Назрановское укрепление. Однако гарнизон и ингушское ополчение в трехдневном сражении 6-7-8 апреля разгромили войска Шамиля и заставили их бежать. Впоследствии Шамиль предпринимал еще несколько безуспешных попыток завоевания Ингушетии. В ходе одного из таких нападений отряды Шамиля были разгромлены в Ингушском обществе Цхьори, а возглавлявший поход Наиб Ахверды-Магома был убит. В 1849 году Шамиль направил свои отряды в ущелье реки Ассы, но, столкнувшись с нежеланием галашевцев подчиниться, приказал сжечь несколько ингушских селений и отступил"13. "В списках конвоя его Императорского Величества с 1811 года по 1911 год, напечатанных в 1911 году в Санкт-Петербурге, на стр. 216-217 значатся имена наших предков, служивших в разные годы в этом почетном дивизионе. Под грифом "Черноморский дивизион конвоя Его Императорского Величества" с 8 сентября 1843 по 12 апреля 1865 года значатся: 1. Корнет Малсаг Уцигов Долгиев - 4 февраля 1852 года переведен с оставлением в Кавказском корпусе. Будучи штаб-ротмистром, 10 февраля 1858 исключен из списка, убитый горцами в 1857 году. 2. Корнет Качерман Акмурзиев-зачислен 18 сентября 1846 года и отчислен в Кавказский горский полуэскадрон корнетом по кавалерии. 3. Корнет Мочко Ужахов - зачислен 2 ноября 1846 года, переведен в Кавказский корпус по армейской кавалерии. 4. Поручик Магомет Дударов-зачислен 5 декабря 1846 года, переведен 10 июня 1850 года в главный штаб по военно-учебным заведениям с 15 апреля 1836 г. - полковник, командир полка. 5. Корнет Гаирбек Мальсагов - зачислен 17 марта 1848 года, переведен 15 апреля 1856 года полковником в отдельный кавказский корпус. 6. Корнет Инал Дударов - зачислен 13 августа 1853 года, переведен 11 ноября 1853 года поручиком по армейской кавалерии. 7. Тембулат Дударов - зачислен 17 апреля 1858 года, переведен в лейб-гвардию 31 марта 1867 года, исключен из списков как умерший. 8. Поручик Бунхо Базоркин - зачислен 11 июля 1864 года, переведен в лейб-гвардию Кавказского эскадрона 9 февраля 1874 года, полковник по кавалерии14. В конвое при императоре Александре II нес дворцовую службу Пошев Эльмурза Пошевич. Это была почетная и ответственная служба - охранять царский двор. Гвардейцы, состоявшие на этой службе, были стройные, рослые красавцы в гордой экзотической черкесской форме. Гвардию эту, в основном, составляли кавказцы: ингуши, чеченцы, кабардинцы и др. При Александре III гвардия была расформирована. Эльмурза Пошевич Пошев дослужился до звания ротмистра, был награжден Георгиевским крестом, имел другие награды России15. Из этого списка конвоя его Императорского Величества мы узнаем имена первых офицеров Российской армии, выходцев из ингушей, которые получили и светское, и военное образование после вхождения Ингушетии в Россию и основания Владикавказской крепости. Это говорит о том, что с первых дней вхождения в состав России наши предки включились в активную жизнь как полноправные жители Российской державы16. "Они служили в конвое царя, в армии или по гражданской части, получали приличное жалованье, а их старость царизм обеспечивал пенсией. В 1893 г. Б.Базоркин "За службу в конвое его величества получал 1693 рубля в год, прапорщик Б. Кодзоев - 235 рублей, подполковник Базоркин - 389 рублей, вдова юнкера милиции Ники Куриева - 300 рублей и т.д. Служба горцев в конвое, армии, гражданском и военном аппарате была своеобразной школой по воспитанию офицерских кадров. Царское правительство, раздавая жалованье, чины, награды и землю, связывало интересы горской знати с верной службой в армии и управленческом аппарате. Правительство было заинтересовано в увеличении количества офицеров среди всех народов Северного Кавказа. Например, конвой царя, командующего войсками на Кавказе и разных административных и военных начальников полностью обновлялся через каждые 2-4 года. Проверенные на деле в верности правительству горцы после получения специальной военной подготовки из разных областей Кавказа распределялись в регулярные и казачьи войска, в национальные формирования, по военным и гражданским учреждениям. Горцы, служившие в конвое и в русской армии, воочию видели силу и влиятельность русского государства, постоянно сопровождая императора и его приближенных по стране и за рубежом, наблюдая учения крупных воинских соединений. Оценив выгоды службы, горцы связывали свою судьбу с Россией и растили преданными ей своих детей. Из них воспитывались наиболее верные царскому правительству кадры офицеров, но, с другой стороны, горцы, приобщаясь к великой русской культуре, помимо воли царизма, выдвигали из своей среды первых ученых, просветителей, журналистов.17 "Многие родители из ингушей отдавали своих детей в русские семьи для обучения русскому языку и грамоте. Так, ингушский революционер Гапур Ахриев и его старшие братья воспитывались в семье революционера-демократа Борисевича. Воспитывался в русской семье и ингушский революционер Иналук Мальсагов. Первый ингушский этнограф и просветитель Чах Ахриев изучил русский язык будучи аманатом. Получили образование и вернулись грамотными людьми взятые в аманаты Заурбек Ахушков, Магомед Албаков, Салмурза Ахриев, Уциг Малсаг Долгиев.18 Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов на Балканском театре находился четырехсотенный Терско-Горский конно-иррегулярный полк, состоящий из осетин и ингушей. "Приступая осенью 1876 г. к формированию иррегулярных частей из представителей коренного населения, военное и гражданское начальство опиралось на богатый (более чем столетний) опыт формирования подобных частей на Кавказе. Было решено в Терской области создать один конно-иррегулярный полк из осетин и ингушей. Полку, образуемому из ингушей и осетин, было дано название Терско-Горского иррегулярного. По утвержденному временному походному штату в его состав входило 15 офицеров, 8 юнкеров, 16 урядников, 480 всадников, 5 трубачей, 4 писаря, 1 врач, 2 фельдшера. Формирование полка происходило успешно.19 В Терской области "почти все население выразило желание идти в милицию". Уже в первые дни призыва добровольцев набралось больше чем требовалось для создания одного полка. Командиром Терско-Горского полка был назначен П.Ф. Панкратов, командование ингушским дивизионом было вверено подполковнику Бунухо Базоркину. Командирами ингушских сотен были назначены ротминистр Альдиев, подпоручик Бобоко Ужахов, майор Бунухо Долгиев, "субалтерн-офицерами, то есть младшими офицерами во 2-й ингушский дивизион были зачислены подпоручик Маги Наурузов, прапорщики Дох Мальсагов, Керим Богатырев, Артаган Мальсагов, ротмистр Николай Альдиев, поручик Генардуко Есенов, подпоручики Умар Сампиев и Гани Джемиев.20 "Успехи, которыми сопровождалось почти каждое формирование милиции, являются достаточным доказательством того, что горцы откликались на призыв выступить на защиту интересов России в ее борьбе с внешними врагами. Подчеркивая это, один из кавказских публицистов начала нашего столетия писал: "Никогда туземцы Терской области не призывались отбывать воинскую повинность и только Осетия выхлопотала это право, однако, мы видим что ни одна война не обходится без их участия. Туземцы Терской области добровольно идут проливать свою кровь за отечество, считая Россию своей Отчизной". При всех возможных мотивах добровольного вступления горцев в ряды иррегулярных формирований, участвовавших в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг., непреложной истиной является тот факт, что служба в русской армии послужила одним из путей их дальнейшего приобщения к жизни многонационального русского государства. И прежде всего в этом заключается ее положительное значение. Боевое содружество, скрепленное кровью, пролитой в совместных боях и сражениях, несомненно, находило продолжение в мирной жизни, способствовало укреплению дружеских связей горских народов, в том числе чеченцев и ингушей, с другими народами нашей страны".21 Неувядаемой славой покрыли себя всадники ингушского дивизиона во время военных действий против турок. "Среди особо отличившихся были командир Терско-Горского конно-иррегулярного полка полковник П.Ф. Панкратов, командир Ингушского дивизиона Б.Б. Базоркин (подполковник), поручик Лубенского полка И.Зацепин. Командир XIII армейского корпуса представил к награждению орденом святого Георгия 5 офицеров и 16 всадников Ингушского дивизиона. Золотое оружие с надписью "За храбрость" получил полковник Панкратов, орден Анны II степени полковник Б. Базоркин, орден святой Анны III степени с надписью "За храбрость" - прапорщик И. Мальсагов. Были произведены в поручики - подпоручик Маги Наурузов, в прапорщики юнкеры М. Дзортов и Исай Местоев. Из нижних чинов орденом Св. Георгия IV степени были награждены урядники - Мальсагов Р., Султанов Х., Алиев А., Прокофьев Е., Хрусталев А., всадники - Ходарцев М., Плиев С., Луракиев С.-Х., Ужахов Б., Джантемиров Х. За тот же бой ордена Св. Георгия IV степени были удостоены урядники - Н. Мурашев, Исай Местоев, Говжуко Цуров и Дибир Мусостов, произведены в урядники 16 всадников ингушского дивизиона.22 "За храбрость и мужество, проявленные в боях за Дольный и Горный Дубняк, получили награды подпоручик Атаби Базоркин - орден Св. Георгия IV степени, юнкер Бейболт Муталиев, всадники - Али Султан Абаев, Арснуко Добриев, иранским орденом Льва и Солнца V степени был награжден Егор Табаев. Памятные бронзовые медали и железные румынские кресты получили почти все всадники императорского конвоя".23 "За отличия, показанные при общем наступлении войск Восточного отряда с 10-го по 23 января 1878 г. от реки Кара-Лом до крепости Шумла, многие всадники и офицеры Ингушского дивизиона получили различные награды. Знаками отличия были отмечены урядники Муса Ганижев, Кути Куркиев, Эльмурза Гойгов, Иса Мальсагов, Каци Маршани, Хадашко Мальсагов, Мудар Гойгов, Саит Альмурзиев, Александр Тарханов, Татаре Албогачиев, Маги Даурбеков, Шейх Мальсагов, Касбулат Мамилов, Мурдул Дзортов, Алексей Соловьев, всадники Асланбек Куркиев, Бази Боров, Талхут Бекботов, Маги Акиев, Ибиш Арсамаков, Джантемир Чериев, Мустаби Мальсагов и многие другие. В первый офицерский чин были произведены участники Крымской войны, кавалер трех Георгиевских крестов юнкер Муртуз Дзортов, урядник Магомет Мальсагов. За время войны личный состав Ингушского дивизиона сократился почти на четверть. Многие погибли в боях, умерли от ран и болезней (Дурга Альтемиров, Павел Боков, Бексултан Мальсагов, Чонкур Плиев, Гермихан Акасагов, Хасбот Джамботов и другие); некоторые были признаны неспособными по болезни продолжать военную службу. Для пополнения его рядов в конце января прибыла с Кавказа команда ингушей, состоящая из 63 всадников и 2 офицеров - подпоручика Маги Абиева и прапорщика Актемира Ужахова. После окончания войны Ингушский дивизион нес аванпостную службу в XIII армейском корпусе и 17 апреля 1878 года был награжден Георгиевским знаменем с надписью "За отличие в турецкую войну 1877 и 1878 годов".24 Так, в борьбе против общего врага дружба народов России укреплялась совместно пролитой кровью.

С. ХАМЧИЕВ

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
1. Л. Гумилев, А. Панченко. "Чтобы свеча не погасла". Сов. писатель, Ленинградское отделение 1995 г. стр.108
2. "Навеки вместе" Грозный Чеч-Инг. Издательство, 1980 г.
3. М.Б. Мужихоев. "Ингуши". Саратов. 1995 г., стр.8.
4. Там же.
5. "Приязни добрые плоды", Грозный, Чеч-Инг. Издательство, 1987 г. ст.15.
6. История добровольного вхождения чеченцев и ингушей в состав России и его прогрессивные последствия. Грозный 1988 г. стр. 22
7. Там же, стр. 26.
8. "Навеки вместе", Грозный Чеч-Инг. Издательство. 1980 стр.53,57-58
9. В.А. Потто "Два века терского казачества (1577-1801) Владикавказ 1912.стр..104.
10. Д.В. Ракович "Прошлое Владикавказа" стр.3-4
11. В.П. Христианович "Горная Ингушетия" Ростов-на-Дону 1928 г.
12. "Возвращение к истокам". С. Хамчиев. Саратов 2000 г. стр. 65-66,68
13. История добровольного вхождения чеченцев и ингушей в состав России. Грозный, 1988 г.
14. Там же стр. 43
15. "Возвращение к истокам" Саратов 2000 г. стр.12.
16. Там же, стр. 148-149.
17. Социально-экономические отношения и классовая борьба в Чечено-Ингушетии в дореволюционный период. Грозный, 1979 г. стр. 22.
18. Там же.
19. С. Хамчиев "Очерки об ингушском этикете..
20. Социально-экономические отношения и классовая борьба в Чечено-Ингушетии в дореволюционный период
21. Там же
22. Там же
23. Там же
24. Там же



 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru