новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 19 (9708) вторник, 14 февраля

ТРАГЕДИЯ НЕ ЗАБЫТА

И временем не вылечить той боли,
С какой смотрели горы горцам вслед.
Вот уже 62-я годовщина с того черного дня, как ингушей и чеченцев вырвали из своих домов, с обжитых мест, посадили в товарники и отправили в ссылку, где они потеряли половину народа… А трагедия не забывается. Не забыта обида за нанесенную несправедливость: За что? Почему? Не забыта боль утрат. А самое главное, у этой трагедии есть продолжение.
Всегда, когда говорят о "мудрой национальной политике Сталина", когда перечисляются народы, подвергшиеся переселению с родных мест, у нас сжимается сердце: это и о нашем народе говорят.
До сегодняшнего дня нередко искаженно освещается история республик Северного Кавказа, в частности, события более 60-летней давности, когда по инициативе Сталина и его подручных псов против целых народов были проведены варварские антиконституционные акции.
Речь идет о насильственном переселении в 1943-1944 гг. с родных земель ингушей, чеченцев, балкарцев, карачаевцев, калмыков и других народов в Казахстан, Киргизию, Среднюю Азию, Якутию, Алтайский и Красноярский края, Томскую и Тюменскую области, о лишении их национальной государственности.
Недостаточно глубоко и достоверно освещены факты этой жестокой расправы. А правда эта такова, что Сталин, Берия, тогдашние руководители НКВД и НКГБ свои злодеяния против народов представили как защиту безопасности страны. С этой целью специально распространялся сфабрикованный ими тезис "о неблагонадежной обстановке", например, в ЧИАССР, КБАССР и в Карачаевской автономной области. Утверждалось, что положение в этих республиках "угрожает" тылу Красной Армии, которая в то время, как известно, не только полностью изгнала фашистских захватчиков с Северного Кавказа, но уже освобождала от оккупантов Правобережную Украину и другие районы.
Документы рассматриваемой темы длительный период находились под грифами "Совершенно секретно", "Разглашению не подлежит", поэтому не удивительно, что данная проблема до настоящего времени остается недостаточно изученной в отечественной истории.
После выселения советских немцев (октябрь 1941 г.) не пришлось долго ждать очередной волны принудительных переселений. 11 февраля 1943 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) был рассмотрен вопрос о новых депортациях. Ни один член Политбюро не выступил против выселения "провинившихся" народов. Разногласия появились только при определении сроков проведения спецоперации.
В начале 1944 г. завершилась разработка основных документов по выселению чеченцев и ингушей. 21 января 1944 г. Берия утвердил инструкцию по конвоированию спецконтингента, переселяемого по особым указаниям НКВД СССР, а 29 января - инструкцию о порядке проведения выселения ингушей и чеченцев.
… Итак, 31 января 1944 г. Государственный комитет обороны утвердил постановление о выселении ингушей и чеченцев в Казахскую и Киргизскую ССР. В начале 1944 года в ингушских семьях были размещены на постой солдаты и офицеры. Такого количества военных грузовиков никогда раньше здесь не было, они стояли во дворах, на улицах. Говорили, что это передислокация войск, и население старалось обогреть солдат, накормить перед отправкой на фронт. Но слова "войска", "передислокация" и "выселение" начали появляться в начале февраля. Многие успокаивали себя тем, что выселение народа невозможно. Но карачаевцев уже выслали, значит, не исключено, что вышлют и нас, ингушей. Но за что? Кто за этим стоит? Как?
31 января 1944 г. судьба чечено-ингушского народа была решена. Согласно Постановлению ГКО № 5073 они подлежали депортации в Казахскую и Киргизскую ССР. 21 февраля Берия издал Приказ № 00193 о переселении чеченцев и ингушей. 22 февраля завершилась работа по подготовке командно-оперативного состава к проведению спецоперации.
О том, как осуществлялась операция по депортации чеченского и ингушского народов, зашифрованная под названием "Чечевица", подробно сообщается в документах и инструкциях периода 1943-1944 гг., а также в записке министра ВД СССР Н. Дудорова на имя Н.С. Хрущева от 5 февраля 1960 г.
В октябре 1943 г. бригада работников госбезопасности во главе с заместителем наркома Б.Р. Кобуловым выехала в Чечено-Ингушетию, где она собирала материал "об антисоветских выступлениях" с первых дней советской власти на Кавказе. Итогом изучения стал документ под названием "Докладная записка о положениях в районах Чечено-Ингушской АССР". Документ понравился Л.П. Берии. 13 ноября 1943 г. он начертал на нем: "тов. Кобулову. Очень хорошая записка".
По итогам работы кобуловской бригады Л.П. Берия собрал оперативное совещание, на котором присутствовали высшие чины его ведомства. В числе первоочередных задач Л.П. Берия назвал создание оперативных чекистских групп, которые должны отправиться в ЧИАССР. Ответственными за выполнение операции "Чечевица" были назначены заместители Берии - Серов, Апполонов, Кобулов и Круглов.
19 ноября 1943 г. Берия утвердил план оперативно-чекистских мероприятий по делу "Чечевица". 29 января 1944 г. утверждается "инструкция о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей". В преамбуле говорилось, что "выселению подлежат все жители Чечено-Ингушской АССР по национальности чеченцы и ингуши". Далее указывалось, что члены ВКП(б) и ВЛКСМ, независимо от занимаемого ими служебного положения, а также работники партийных и советских органов, хозяйственных учреждений выселяются для работы в новых регионах. В Инструкции разъяснялось, что чеченки и ингушки, состоящие в браке с лицами других национальностей, выселению не подлежат, а женщины русской национальности, вышедшие замуж за чеченцев и ингушей, выселяются на общих основаниях. Однако, им разрешалось расторгнуть брак, и тогда они от депортации освобождались. Организаторы "Чечевицы" не забыли даже тех, кто был в отпуске или в командировке. Они тоже были взяты на учет, их ждала та же участь, что и весь народ.
31 января 1944 г. подготовительная работа карательных органов получает нормативную базу в виде совершенно секретного Постановления ГКО №5074 "О мероприятиях по размещению спецпоселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР". В самом Постановлении о чеченцах и ингушах ничего не говорится. Но поручается НКВД ССР направить в феврале-марте для расселения в Казахской ССР до 400 тысяч человек и Киргизской - до 90 тысяч человек.
17 февраля 1944 г. Л. П. Берия доложил И. В. Сталину, что подготовка операции заканчивается. Учитывая ее масштабы и особенность горных районов, выселение решено провести в течение 8 дней, в пределах которых в первые 3 дня будет закончена операция по всей низменности и горным районам и частично по некоторым поселениям горных районов с охватом свыше 300 тыс. человек. В остальные 4 дня будут проведены выселения по всем горным районам с охватом оставшихся 150 тыс. человек. 18 февраля 1944 г. Берия поставил в известность о предстоящем выселении председателя СНК ЧИАССР Моллаева.
Учитывая численность выселяемого контингента, а также особенности рельефа местности, вся территория ЧИАССР была разделена на 4 оперативных сектора. В каждом из них старшим оперативным начальником являлся офицер органов госбезопасности, на которого возлагалась вся ответственность за подготовку и проведение спецоперации. Одним из его заместителей назначался офицер внутренних войск, который отвечал за подготовку частей к проведению акции по депортации. Руководители спецоперации опасались возможных выступлений чеченцев и ингушей. В связи с этим, в каждом районе выселения были созданы вооруженные войсковые резервы. В их составе находились артиллерийские и минометные батареи, горнострелковые и другие специальные подразделения.
20 февраля 1944 г. в специальном поезде Л.П. Берия и его заместители: генерал-полковник Б.З. Кобулов, генерал армии И.А. Серов, начальник канцелярии НКВД генерал-лейтенант С.С. Мамулов и другие, прибыли в г. Грозный для руководства "операцией" по тотальному переселению чеченцев и ингушей.
Для выселения чеченцев и ингушей предполагалось направить 96073 военнослужащих наркомата внутренних дел. Предложения по вопросу сосредоточения войск НКВД заместитель наркома внутренних дел по войскам А. Н. Апполонов представил Л. Берии для утверждения 13 декабря 1943 г. По линии органов госбезопасности и внутренних дел выделялось 19000 оперработников. Доставку личного состава в Чечено-Ингушетию намечалось провести в три очереди.
Из общего числа участвовавших в спецоперации войск наркомата внутренних дел 41% их дислоцировался на Кавказе. Ведомство Берии, начиная с февраля 1943 г., постепенно наращивало воинский контингент в указанном регионе. К этому периоду относится и образование Северокавказского округа внутренних войск НКВД СССР. При этом следует обратить внимание на то, что прибытие войск первой очереди в Чечено-Ингушетию (37125 чел.) намечалось к 25 декабря 1943 г., т. е. почти за 2 месяца до начала спецоперации. Около половины из них (17115 чел.) было расквартировано на Кавказе, имело "практический опыт" проведения карательных акций, приобретенный при выселении немцев и карачаевцев. Именно этим частям НКВД предстояло под предлогом предстоящих учений войск Северокавказского военного округа скрытно провести необходимые подготовительные мероприятия.
Значительная часть войск третьей очереди прибытия была направлена в Чечено-Ингушетию из Калмыкии, где они проводили спецоперацию по выселению калмыков (28-31 декабря 1943 г.). Из всех войск НКВД, привлекавшихся к насильственному выселению чеченцев и ингушей, около 70 % до этого уже участвовали в проведении аналогичных акций. Как было сказано выше, 20 февраля в специальном поезде в г. Грозный прибыл Нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия, его заместители - генералы Б.З. Кобулов, С.С. Мамулов и И.А. Серов. Операцию по выселению ингушей было доверено провести Б.З. Кобулову и он с особой жестокостью справился с этой задачей.
В этот день Берия шлет телеграмму Сталину: "Подготовка операции по выселению чеченцев и ингушей заканчивается. Взято на учет подлежащих переселению 478479 человек, включая ингушей, проживающих в г. Владикавказе. Решено выселение провести в течение 8 дней. Горные районы блокированы, к выселению привлечены дополнительно 7 тысяч дагестанцев, более 3 тысяч осетин. Учитывая серьезность и важность операции прошу разрешить мне остаться на месте до завершения операции".
Согласно плану Берия выселение начинается с рассвета 23 февраля, предполагается оцепить район, чтобы воспрепятствовать выходу населения за территорию населенных пунктов. В операции по выселению ингушей и чеченцев готовы принять участие 19 тысяч работников НКВД, СМЕРШа и 100 тысяч войск внутренних сил с боевой техникой.
"Сегодня, 23 февраля, - телеграфирует Сталину Берия, - на рассвете начали операцию по выселению ингушей и чеченцев, происшествий нет. Имело место 6 случаев попытки к сопротивлению со стороны отдельных лиц, которые пресечены применением оружия. Из намеченных по плану к изъятию в связи с операцией лиц арестовано 842 человека".
... Вот наступил этот день - 23 февраля - черный день, десятилетия напоминающий нам о трагедии народа. Как это делалось? В селениях собирали мужчин, начиная с 14 лет, на митинг в честь Дня Красной Армии. И эта же Красная Армия, которая якобы находилась на передислокации и которая родными детьми жила в ингушских гостеприимных семьях, кощунственно была приобщена к трагедии и геноциду народа. По приказу солдаты окружили собравшихся на митинг мужчин и под прицелом вынуждали садиться в подъехавшие студебеккеры. А в это же время дула автоматов "гостей" были направлены на растерянных женщин и старух, которые неумело собирались "через пятнадцать минут" в дальнюю дорогу. На их лицах было написано: что надо? Куда и зачем в феврале нас везут? Надолго? Что происходит? Тревога, слезы, страх, растерянность и недоумение объяли этих людей. Со всех сторон их свозили к оцепленной железнодорожной станции, к товарным вагонам и грузили в них.
Здоровые и больные, старые и малые, мужчины и женщины загружались в эти вагоны, двери запирались снаружи.
В последующие дни Л. Берия почти ежедневно докладывал И. В. Сталину о ходе проведения этой варварской операции. 1 марта он сообщал: "Докладываю об итогах операции по выселению чеченцев и ингушей. Выселение было начато 23 февраля в большинстве районов, за исключением высокогорных населенных пунктов. По 29 февраля выселены и погружены в железнодорожные эшелоны 478479 человек, в том числе, 91250 ингушей. Погружено 180 эшелонов, из которых 159 эшелонов отправлено к месту нового поселения".
Таковы результаты "периода первых эшелонов". Людей увозили из родных мест, многие семьи были разлучены, оказались в разных вагонах и составах. Того, кого в то роковое утро не оказалось дома, брали там, где человек попадался. Высылка целого народа в тяжкие военные годы зимой без теплой одежды, без продуктов, без подготовленного жилья была равносильна смертному приговору. И потянулись сотни эшелонов на восток с обреченными людьми.
Никогда мы не забудем это выселение, и то, как немощных стариков и больных, которых некому было нести, расстреливали на месте или попросту сбрасывали в пропасть. Бывало, сжигали живьем. Депортация сопровождалась массовыми бесчинствами со стороны работников НКВД и войск. 27 февраля 1944 г. в горном Галанчожском районе началось выселение жителей Нашхойского сельсовета. Необходимых средств для перевозки больных, престарелых и детей через горы не оказалось, а лошади и буйволы уже были изъяты у населения. Жителям предстояло совершить почти двухсуточный переход по заснеженным горным районам. Тогда представители НКВД объявили, что больные и престарелые должны остаться на месте для лечения, после чего они будут воссоединены со своими близкими. После увода переселяемых, солдаты загнали оставшихся (по некоторым данным от 300 до 700 человек) в колхозный сарай, заперли и стали простреливать его из автоматов и пулеметов, затем обложили сеном и сожгли.
Существовала инструкция Берии - "остающихся на местах уничтожать". Так, комиссар Госбезопасности 3-го ранга М. М. Гвишиани рапортует наркому внутренних дел СССР тов. Л. П. Берии: "Только для ваших глаз, ввиду нетранспортабельности и в целях неукоснительного выполнения в срок операции "Горы", вынужден был ликвидировать более 700 жителей в местечке Хайбах". Несомненно, это один из немногих документов, который позволяет приоткрыть завесу секретности по данной проблеме, а также показывает, что войска и оперработники наркомата внутренних дел при выселении людей действовали очень жестоко.
В с. Цори во время выселения уничтожали многих стариков. Их собрали по дороге, когда люди пешком спускались с гор, заперли, а затем расстреляли из пулеметов. Дом с убитыми и ранеными подожгли.
Во время выселения в горном с. Таргим было сожжено несколько десятков человек, в основном, глубоких стариков, больных, так называемых "нетранспортабельных".
Около тюрьмы, на высоком берегу Сунжи, каждый вечер к обрыву подходили полные фургоны с трупами. Их сбрасывали в реку. Это были действительно трагические дни.
Вот, что вспоминает Шмох Юнусович Албагачиев, которому в момент депортации было более 10 лет: " ... дрогнул и медленно рванул поезд, все прильнули к щелям и окнам и, не стесняясь, в голос заплакали женщины, отвернулись, чтобы спрятать слезы мужчины.
Вагоны с редкими нарами, все без печек, в щели которых задували февральские ветры. Женщины и дети сидели на полу. Молодежь ехала стоя, спали, поддерживая друг друга. Делились всем, что имели. Ехали восемнадцать и более суток, с редкими остановками в безлюдной голой степи. Двери открывались, людей выпускали по нужде. Шаг в сторону воспринимался как побег, расстреливали без предупреждения. Остановки использовались и для очищения вагонов от покойников. Самое страшное для ингуша и чеченца - не предать труп земле, поэтому они прятали их, надеясь похоронить на месте прибытия. Но солдаты автоматами заставляли вытаскивать из вагонов умерших. Иногда за золотое колечко или сережки позволяли присыпать покойника снегом.
Вагоны трогались. Умершие матери, отцы, братья, сестры, дети оставались на снегу. Были две категории выселявших нас. Это те солдаты, которые, не скрывая слез, помогали растерянным матерям собирать вещи. Многие из них сами подбирали необходимое - теплую одежду, муку, кукурузу. Они знали, что путь переселенцам предстоит не близкий и не легкий. Мы благодарны им за человечность.
В дни переселения параллельно, сплошным потоком двигались колонны военных автомобилей и вереницы гужевого транспорта с материальными ценностями, награбленными в опустевших домах ингушей и чеченцев.
Древние рукописи, религиозные трактаты, книги по астрономии и медицине, древние предания ингушей и чеченцев, светскую художественную литературу везли в крытых брезентом автофургонах. Все эти книги и рукописи были свалены в Грозном прямо на снег в сквере, примыкающем Дворцу пионеров, и поджигались. Такой же участи подверглись эти рукописи и в г. Владикавказе. Уничтожались надмогильные памятники, без жалости разбивались на части и вывозились на строительство дорог, мостов, жилых и хозяйственных построек.
14 марта 1944г. Берия отчитался перед членами Политбюро ЦК ВКП(б) "За успешно проведенную операцию" по выселению чеченцев, ингушей и балкарцев.
Так, в течение нескольких месяцев была учинена расправа над чеченским, ингушским, балкарским, карачаевским, калмыцким народами, крымскими татарами, а также кавказскими турками. При их выселении использовались войска НКВД и другие войсковые соединения и части, огромное количество железнодорожного, автомобильного и гужевого транспорта, столь необходимые в то время на фронте и в тылу. 29 февраля 1944 г. уехали в г. Алма-Ата отдельным эшелоном руководители республики. Однако на этом "Чечевица" не закончилась. Следующая акция режима была направлена против ингушей и чеченцев, сражавшихся на разных фронтах против общего врага. По фронтам были изданы специальные приказы. Предлагалось "всех ингушей, балкарцев, чеченцев и карачаевцев" направить в распоряжение отделов спецпоселений НКВД Казахской ССР. Вспомним кратко историю народов ЧИАССР в годы Великой Отечественной войны. В ноябре 1941 г. по решению ГКО в некоторых автономных республиках, в том числе Чечено-Ингушской, началось формирование национальных добровольческих кавалерийских дивизий и полков. При формировании этих соединений и частей учитывались любовь чеченцев и ингушей к коню и оружию, традиции и опыт ведения боевых действий в конном и пешем строю. В начале 1942 г. по инициативе Чечено-Ингушского Обкома ВКП(б) и во исполнение решения ГКО была сформирована 114-я Чечено-Ингушская кавалерийская дивизия, укомплектованная на 80% чеченцами и ингушами. Затем решением ставки ВГК дивизия была переформирована в 255-й отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский полк и Отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский дивизион. Высоких правительственных наград были удостоены многие сыны чеченского и ингушского народов, которые сражались на различных участках гигантского поля битвы у стен Сталинграда. Так, Указом ПВО СССР от 17 апреля 1943 г., аккинец X. Нурадилов посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. Командир стрелкового батальона И. Бейбулатов, другие чеченцы и ингуши - А. Идрисов, X. Магомед-Мирзоев, X. Дачиев - были в 1943-1944 гг. удостоены звания Героя Советского Союза. А всего в годы ВОВ 36 воинам - чеченцам и ингушам - было присвоено звание Героя Советского Союза. Многие подвиги наших земляков остались неотмеченными и не могли быть отмеченными, так как сам "отец всех народов" дал тому направление. В марте 1942 года выходит секретный Указ 53/02 И. Сталина о том, чтобы не награждали ингушей и чеченцев боевыми наградами за совершаемые подвиги. А они совершались каждодневно.

В боевом содружестве с великим русским народом они доказали верность Родине. На фронтах ВОВ сражались более 10000 ингушей. В первые недели войны в армию ушли сотни коммунистов и комсомольцев-ингушей, большинство из которых погибли в боях. Только в обороне Брестской крепости сотни и сотни ингушей и чеченцев отдали свои жизни, показали образцы мужества, и многие остались навечно на этой земле. Что же касается территории ЧИАССР, то, за исключением оккупации части г. Малгобека и нескольких станиц, она не была захвачена врагом. Никаких антисоветских воинских формирований, легионов или организаций из чеченцев и ингушей не создавались, как не было и восстаний, о которых распространяли слухи бериевские палачи. Известно, что такие факты имели место на Украине и в оккупированных областях РСФСР, на Кубани и в Дону. Всего по данным ОСП НКВД СССР, среди отозванных с фронта и подлежащих выселению было ингушей - офицеров 710, сержантов - 1696, рядовых - 6488. У всех военнослужащих изымались военные билеты (их заменили справки) и боевые награды, им запрещалось ношение погон, холодного и огнестрельного оружия. В мае 1944 г. Л.Берия дал указание местным управлениям НКВД на всей территории СССР провести в срочном порядке операции по выявлению лиц, принадлежащих к переселяемым "по государственному заданию" национальностям в рамках всего Кавказа, не утаивая ни одного. 4146 ингушей, проживавших в разных областях и городах Кубани, Дона, Астрахани, Дагестана и Грузии, были насильственно депортированы. По данным архивов НКВД, на начало октября 1945 г. на спецпоселении числилось 405900 чеченцев и ингушей. По свидетельству многочисленных информаторов, по воле судьбы после высылки оставшихся в горах, всех, кто по разным причинам не был выслан, уничтожали как бандитов. Материалы об уничтожении людей в горных селах во время высылки были опубликованы. И чтобы собрать всю известную информацию о тех страшных злодеяниях воедино, следует привести эту публикацию почти целиком: Как свидетельствуют источники, акция по выселению чеченцев и ингушей была заранее тщательно спланирована и заблаговременно разработаны меры по ликвидации или нейтрализации наиболее видных местных представителей, которые пользовались заслуженным уважением и авторитетом в народе. И это были, прежде всего, непосредственные участники гражданской войны, глубокие старики - знатоки и хранители обычаев и традиций народа, местная интеллигенция и духовные лица, которые по различным обстоятельствам избежали репрессий предвоенных лет. Здесь, немного отступя, следует заметить, что сегодня есть основания утверждать о существовании коварного замысла по проведению массового геноцида над вайнахским народом сталинской кликой еще в предвоенные годы. Тогда же, по сообщениям информаторов, по конкретным вайнахским селениям собирались сведения о наиболее уважаемых представителях народа. В тот памятный февральский "праздничный" день, после поголовного выселения горцев - ингушей из Ассинской котловины и разграбления их имущества, были специально отобраны и оставлены 13 человек из окрестных аулов. В основном это были уже глубокие старцы. Однако не следует думать, что это были только больные, как нередко утверждается в ряде местных публикаций. Их вина заключалась, прежде всего, в хорошем знании местных обычаев, фольклора, народной медицины и в значительном уважении к ним соплеменников. 28 февраля их собрали в башенном комплексе Таргим, в жилом доме, где раньше обитала семья Гагиевых. Здесь все они были расстреляны, а тела их сожжены. Наряду с местными жителями варварскому уничтожению и надругательству подверглись также уникальные местные средневековые башенные жилища, погребальные культовые памятники ингушей. Взрывались горделиво возвышающиеся на высоких утесах и склонах средневековые боевые, жилые и сторожевые башни и замки, дореволюционные мечети, гробницы и святилища. Таким образом, ингуши и чеченцы были вычеркнуты из списка народов, населяющих территорию СССР. Особенно старались местные сталинисты стереть всякую память об этих народах. 9 марта 1944 г. выходит Постановление СНК СССР № 255-74 СС "О заселении и освоении районов бывшей Чечено-Ингушской АССР" (Зам. Председателя СНК СССР В. Молотов). В связи с образованием на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР Грозненского округа в составе Ставропольского края и включения части районов бывшей ЧИАССР в состав Северо-Осетинской АССР, Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет: 1. Обязать Совнарком Северо - Осетинской АССР: а) переселить до 15 апреля 1944 г. в бывшие ингушские колхозы: по районам, включенным в СОАССР - из Северо-Осетинской АССР - 3000 хозяйств; б) в этот же срок закончить приемку выделяемого скота, а также всех жилых, хозяйственных построек, сельскохозяйственного инвентаря и другого имущества. Согласно пункту 2 данного Постановления Совнарком СОАССР к 1 июня 1944 г. разработал ряд мероприятий по дальнейшему заселению и освоению районов бывшей Ингушетии. Пункт 4 Постановления №255-74 СС от 9 марта 1944 г. изменяет п.1. распоряжения СНК СССР от 5 февраля 1944 №2271-РС и передает СОАССР: 5000 голов крупнорогатого скота, 5000 голов овец и коз, 1000 голов лошадей и 1000 пчелосемей из принимаемого от спецпереселенца на Северном Кавказе скота. Согласно пунктам 6 и 7 вышеуказанного постановления разрешается Наркомзагу из принятого в районах бывшей ЧИАССР семенного зерна и картофеля выдавать вновь организуемым колхозам и приусадебным участкам. Также передаются общественные и индивидуальные постройки, сельскохозяйственный инвентарь и другое имущество, оставленные в районах бывшей ЧИАССР. В большинстве своем передача происходит на безвозмездной основе. Пункт 8 устанавливает, что вновь организованные колхозы и вселяемые в районы бывшей ЧИАССР освобождаются на 1944-45 годы от поставок сельскохозяйственных продуктов, денежных налогов и сборов. Колхозникам выделялись приусадебные участки, бесплатный проезд по железной дороге к местам вселения со своим личным имуществом. В эти же дни комиссия по поручению Президиума ЦК с участием руководителей Грозненской области, Дагестанской, Северо-Осетинской АССР решила вопрос о территории ЧИАССР. Бывшая Чечено-Ингушская АССР занимала территорию в 15,7 тыс. кв. километров, на которой проживало 697 тыс. человек. После упразднения республики в марте 1944 года все чечено-ингушское население было выселено в Казахстан и Киргизию. Из 24 районов республики 8 полностью и 4 частично отошли к Грозненской области, 6 районов - Дагестану, 5 - Северной Осетии, 1 полностью и 4 частично - Грузии. В районы, включенные в состав Северо-Осетинской АССР, переселилось добровольно 55 тыс. человек, в том числе 26 тысяч осетин из высокогорных населенных пунктов Юго-Осетинской автономной области и 15 тысяч осетин из Северной Осетии. Территория, вошедшая в Грузинскую ССР, осталась незаселенной. В опустевшие села и аулы Чечни и Ингушетии также добровольно (так же как и Осетии) отбирали по конкурсу лучших коммунистов и комсомольцев) были переселены представители других народов из различных районов: русские, украинцы, осетины, аварцы, лакцы, даргинцы и другие. 8 марта 1944 г. был подписан Указ о наградах за "Образцовое выполнение заданий правительства в условиях военного времени". Руководители "Чечевицы" - Апполонов, Кобулов, Серов, Круглов, Меркулов и начальник СМЕРШ Абакумов награждались "Орденом Суворова" первой степени. Среди тех, кто как преступник был отправлен в далекие края под конвоем, оказались и семьи сражавшихся на фронтах ВОВ солдат и офицеров - чеченцев и ингушей. Школьный учитель из г. Малгобека 3. Дотмурзиев рос без отца в ссылке близ г. Акмолинска. Когда его, малыша, вместе с матерью везли в Казахстан, под Бердичевом в рукопашном бою пал смертью храбрых командир 2-й стрелковой роты 1-го батальона 876-го стрелкового полка 276 Темрюкской дивизии капитан Ахмет Дотмурзиев (отец Зелимхана). Кавалер орденов Александра Невского, Богдана Хмельницкого, Отечественной войны II степени, двух орденов Красной Звезды, он остался лежать на украинской земле, где ему поставили памятник с надписью: "Слава тоби, син двоих народов" (журнал "Политическое образование", 1989, №4, с. 60) 8 марта 1944 года указом Президиума ВС СССР награждаются орденами и медалями работники НКВД и НКГБ за образцовое выполнение специальных заданий Правительства. Так, Л. Берия, Б.З. Кобулов, С.Н. Круглов и И.А. Серов награждаются орденом Суворова 1-ой степени, всего к различным орденам представлены 666 человек. Из общего количества 760642 выселенцев, расселенных в Казахской и Киргизской ССР, с 1 марта 1944 года по 1 июля 1949 года умерло 125564 человека, в том числе: чеченцы, ингуши, балкарцы и карачаевцы составили 101036 человек. Причинами такой смертности в первые годы после переселения в основном явились: - неприспособленность значительной части чеченцев и ингушей к новым условиям жизни, отсутствие нормальных материально-бытовых условий; - вспышка среди выселенцев Казахстана в апреле-мае 1944 года эпидемии тифа, настолько значительной по размерам, что распоряжением СНК СССР № 7503 от 5 апреля 1944 года было принято специальное решение о противоэпидемических мероприятиях среди выселенцев. ... Положение было таково: все, начиная с 16 лет, стояли на учете в спецкомендатурах по месту жительства (высылки). Еженедельно в назначенный день переселенец был обязан явиться к коменданту, чтобы отметиться. Неявка рассматривалась как побег и наказывалась ссылкой в Сибирь на основании постановлений, подписанных Молотовым, согласно которым отправляли на 20-25 лет каторжных работ. Издевательствам комендантов, в полное распоряжение которых были отданы репрессированные народы, не было пределов. В большинстве своем они были самодуры. Было и такое распоряжение местных властей: "Всех, до единого спецпоселенцев, уволить с работы". Выброшенные за борт люди остались без средств к существованию, и деваться было некуда. Особенно унижена была интеллигенция всех депортированных нацменьшинств. Им открыто говорилось, что их не для того выслали, чтобы они жили в городах. В кишлаки! В аулы! На самую черную работу! И они, чтобы выжить, чтобы заработать копейку на кусок хлеба - врачи, писатели, ученые - работали сторожами, разнорабочими, уборщицами. Были запреты на все, и главное вдалбливали всем, что это не на определенный срок! Это - пожизненно. Тогда же переменили термин "спецпереселенец" на "спецпоселенец", так как переселенец вроде может переселиться, "поселенец" - это навечно. "Выжить должен каждый, выжить любой ценой", такая цель стояла перед каждым ингушом с первого же дня переселения в Казахстан и Киргизию в далеком сорок четвертом. Многие выжили назло тем, кто организовал эту античеловеческую акцию с единственным расчетом - уничтожить народы вместе со своим прошлым и настоящим. Это стало настоящим испытанием для всего народа, испытанием на стойкость и мужество людей. Их обрекли на скорую гибель от голода, непривычного климата (холода) и каторжного труда. Они просчитались. В те долгие долгие казахстанские и киргизские вечера многие в кругу семьи часто вспоминали об оставшихся на Кавказе домах, хозяйствах и о родине. Надо было выстоять, сохранить язык, веру в жизнь, сохранить культуру. На это потребовалась жизнь целого поколения.


В мыслях каждого ингуша, да и в целом у всех 14 депортированных народов было одно: - "Мы должны выжить любой ценой"! Их давили, уничтожали, превращали в ничто, убивали веру в будущее, но выдержали все, молились и верили всей душой. Старики, умирая, просили близких: "Когда будете возвращаться домой, кости мои заберите с собой, тут не оставляйте". И надо сказать, что останки перевозят и сегодня. Ингуши уверены: вернутся в свои села, в свои дома, а самое главное, восстановят историческую справедливость, другого пути нет. Никто не должен жить в чужом доме - таков древний и нерушимый кавказский обычай. Всему есть свое время, свое наказание и своя награда. И это аксиома. Дорогую цену заплатили народы Чечено-Ингушетии, как и других республик, выселенные в годы войны, за несправедливость, произвол и беззаконие. А. Т. Твардовский в поэме "За далью - даль" писал о сталинском произволе, о том, как "в час лихой, закон презрев, он мог на целые народы обрушить свой верховный гнев". Народы неповинны в деформациях и извращениях национальной политики, народы не могут быть преступниками, они стали жертвой преступлений, чинимых Сталиным, его окружением как в центре, так и на местах. Мы проводим кропотливую работу, ищем фашистских преступников по всему миру, возвращаем их и воздаем должное за их злодеяния в прошлом. И в это же время палачей собственного народа укрываем и защищаем от праведного наказания. Люди должны и имеют на это право, знать имена тех (которых трудно и назвать людьми), чья личная жестокость, холуйская покорность привели к массовой гибели ни в чем неповинных людей. И самое примечательное то, что сегодня бывшие спецпереселенцы не забывают пережитое, часто вспоминая людей, проявивших, вопреки всему, доброту и сочувствие. Низкий поклон вам, казахи, киргизы, русские, украинцы за человечность, за помощь в сохранении малочисленных народов. Для каждого ингуша земля священна, и она помогла выжить в те далекие и близкие дни.
В памяти у каждого ингуша строки Д. Яндиева, которые помогали жить и настойчиво искать дорогу домой:
"В иных краях,
заброшенный судьбою,
Я странствовал
от родины вдали.
Но я всегда носил тебя
с собою,
О горсть моей
родной земли!
Как сердце матери,
своим теплом ты грела,
И я искал настойчиво
и смело.
Дороги,
что на родину вели Ты жизнь моя
и честь в пути хранила,
В борьбе дала мне
мужество и силу,
О горсть моей
родной земли!"
Р. АЛБАГАЧИЕВ,
депутат Народного Собрания РИ








 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru