новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 7 (9696) вторник, 24 января

Он сделал ингушский фольклор достоянием России

Активная собирательская деятельность Ахметом Мальсаговым проводилась совместно с коллегой и другом Ибрагимом Абдурахмановичем Дахкильговым (ныне профессором), которыми собрано и издано большое количество материала по всем жанрам фольклора.
Исследованием вайнахского фольклора, в частности волшебной сказкой, занимался Б.С.Садулаев (Далда гешт дола цунна! Вийрза моттиг Дала даькъала йойла), а также Танкиева Лидия Хусеновна.
В сказках воспевается только народное, прославляется только народный идеал. Но идея исторически обусловлена. Если в древности перед людьми стояла проблема борьбы со стихиями и идеалом был богатырь, побеждающий эти силы, то постепенно богатырь стал выполнять свою миссию освобождения земли от всевозможных чудовищ.
Композиционная специфика сказки наблюдается и в зачине, и в завязке, и в эстетической части, и в концовке.
Данная особенность порождена своеобразием уклада жизни и сказочной традицией вайнахов.
Волшебные сказки увлекают нас в чудесный мир воображений. Если в волшебных сказках персонажи находятся за семью горами или в подземном царстве, то в социально-бытовых сказках главные герои находятся в хорошо знакомой человеку обстановке горского аула. Борьба ведется за конкретные идеалы.
В социально-бытовых сказках на первом плане - обыденные социальные явления. Значительное место уделяется "забавным историям", анекдотам. Несмотря на то, что этот цикл более позднего происхождения, в быту народа он занимает самое значительное место, сохраняя в большом количестве сюжеты и варианты. По мнению Ахмета Мальсагова , ее изуче­ние представляет собой интерес с точки зрения эстетического мировоззре­ния и антикняжеской направленности со всякой несправедливостью, которые имели место в прошлом.
Сказки любят все: и взрослые, и дети. Они уводят нас в сладкий мир детства и грез.
Герои сказок живут в реальном мире и побеждают благодаря уму и находчивости. Их действия - это выражение активного неприятия социальных и нравственных норм антагонистического классового общества.
Социально-бытовая сказка органично входит в мир своими образами, указывая на социальное и имущественное положение.
Радом с бытовой сказкой все чаще звучат анекдоты, притчи, принявшие на себя функции общественного отклика на злободневные темы современности.
Сказки о животных носят аллегорический характер и напоминают притчи, в которых налицо философский подтекст. Рассказываются они обычно для детской аудитории, но их острый юмор обличает пороки людей: жадность, хитрость, страсть к наживе, глупость, самонадеянность, упрям­ство. В то же время восхваляются такие качества, как трудолюбие, смекалка, верность данному слову.
В сказках о животных, в отличие от волшебных сказок, нет чудес, волшебства, нет мифологических образов, а есть реальные образы животных с присущими им постоянными эпитетами.
Сказки у вайнахов не считались праздным баловством, их считали весьма полезными для развития нравственных и умственных способностей человека.
Прослеживая хронологию творческого пути Ахмета Мальсагова, хотелось бы пристальное внимание уделить сборнику "Сказки и легенды ингушей и чеченцев".
"Сказки и легенды ингушей и чеченцев" - заслуга фольклориста Ахмета Мальсагова, подвиг силы интеллекта и мужества мысли, который сопровождался трагическими событиями. Это издание - результат многолетней работы исследователя по сбору, систематизации и классификации прозаических жанров фольклора чеченцев и ингушей.
Большая работа предшествовала этим "Сказкам…". Были и увлекательные минуты, а также много лет напряженной, изнурительной работы. Это издание заслуживает уважения и восхищения. И этот человеческий подвиг может, точнее говоря, должен быть описан.
Но тут возникают затруднения. Надо прибегнуть к высокому слогу -воспеть подвиг, с другой стороны показать суть этого подвига, т.е. изложить то, что предшествовало этому изданию. Совместить эти задачи довольно сложно.
Прошло более 20 лет со дня выхода этой книги, но она не потеряла своей актуальности и по сей день.
Серия "Сказки и мифы народов Востока" славится высоким качеством не только публикуемых текстов, но и комментариями к ним, которые, как правило, носят исследовательский характер, имеют большое познавательное значение.
На издание "Сказок…" были написаны две рецензии: С.Ю.Неклюдова и ответственного секретаря серии "Мифы народов мира" Э. В. Померанцевой. Со стороны рецензентов были замечания о доработке сюжетов, указателя сюжетов. Были замечания и со стороны редакторов Т.М.Швецовой и С.С.Цельникера.
Данный сборник, по мнению С.Ю. Неклюдова, "весьма значительное собрание (29 п.л.), из которых 26 приходится на основной "текстовый" корпус вайнахского сказочного материала, в таком объеме и на русском языке предлагаемое читателю впервые...во всяком случае, есть все основания полагать, что материал сборника вполне репрезентативен: различные типы сказочного повествования даны в нем полно, отображены со вкусом и хорошим пониманием целей и задач издания.
Подготовка переводов заслуживает полного доверия, в них не чувствуется "литературной" тенденциозности и излишних попыток придать устным произведениям более изощренную и рафинированную форму".
Сказочную прозу, по традиции, установившейся в мировой фолькло­ристике, Мальсагов Ахмет подразделяет на волшебные (героические), социально-бытовые и сказки о животных.
В издании Детгиза (Л.,1970г.) "Чеченские и ингушские народные сказки" материал дан в ином расположении: сказки о животных, волшебные и социально-бытовые сказки.
В каждой разновидности составителем выделены отличительные особенности: содержание, тематика, система образов, язык. Отражение реальной жизни в волшебной сказке идет через эстетическое переосмысление. Конфликты жизни, черты быта, взаимоотношения людей осмыслены в духе эстетических представлений народа. Исследователь отождествляет роль сказочной эстетики с народной.
В сборнике использованы фольклорные тексты, записи которых осуществлены за последние 40 лет, дан огромный библиографический материал. Проделана огромная работа по составлению указателя сказочных сюжетов с научными комментариями.
Книге мы находим целую галерею "добрых молодцев" - ингушского и чеченского народов - начиная от сказочного Чайтонга - сына медведя и кончая легендой о Шамиле, не склонившим голову перед самим падчахом (царем Николаем), которому удалось взять в плен вождя свободолюбивых горцев. И вайнахский национальный характер поворачивается перед нами порой неожиданными гранями.
Книга пришлась по душе широкому кругу читателей и быстро разошлась в продаже. Она явилась большим подспорьем и для учителей- школ. Знание педагогического материала преподаватели могут использовать как большой идеологический материал для познания прошлой истории и будущего.
Издание стало предметом оживленных обсуждений коллег-профессионалов, громких похвал и острой критики.
После того, как первое упоминание о выходе этой книги появилось в тематическом плане за I960 г., многие друзья, переживая за Ахмета, предупреждали о необходимости переименования книги, о предстоящих неприятностях в обвинении составителя в ингушском национализме.
И только благодаря большому самообладанию, выдержке, самоотверженности, преданности своей духовной задаче, он смог выстоять этот натиск.
Так и произошло.
Преследование составителя началось после публикации в "Книжном обозрении" (от 01,04,1983 г., № 13) заметки о выходе данного издания.
Первый положительный отзыв был написан редактором Л.Калитой в газете "Грозненский рабочий".
На X Пленуме Чечено-Ингушкого Обкома КПСС в докладе I секретаря Чечено-Ингушского Обкома KПCC, члена ЦК КПСС тов. А.Власова прозвучала критика в адрес А.Мальсагова за издание этой книги: "Bce еще встречаются попытки отдельных литераторов и ученых протащить через свои публикации идейновредные взгляды и трактовки, оскорбляющие чувства других народов и выпячивающие свое особенное, национальное. Ничем иным, как национальной кичливостью и национальной ограниченностью нельзя объяснить стремление отдельных представителей интеллигенции провести такие взгляды в учебники, различные пособия и другую литературу".
Все средства массовой информации были задействованы в осуждении книги "Сказок...".
Ахмет Орцхоевич срочно вылетел в Москву в издательство Восточной литературы. Редакция издательства была в недоумении от критики в адрес данного издания. Они прислали справку, в которой указывались 3 основных пункта: 1) сборник составлен в алфавитном порядке, 2) в сборник включен 80% ингушского материала, З) составитель имеет авторское право на свое "Я".
Но этой справки для местных чиновников оказалось мало.
В первый день начала учебного 1983 года была создана комиссия по изучению идейной, эстетической, научной сторон книги А.О.Мальсагова "Сказки и легенды ингушей и чеченцев".
"Примерный вопросник состоял из 8 пунктов:
1. Идейная значимость книги.
2. Эстетическая значимость.
3. Качество научного оформления (аппарата).
4. Кто, где, когда рецензировал книгу и почему ее не рецензировали в ЧИГУ?
5. Почему книге дано такое название (первыми названы ингуши, а не чеченцы?
6. О тексте "Как чеченцы присоединились к России".
7. Имеются в тексте элементы национальной исключительности, национальной ограниченности.
8. Прочие выводы.
Мальсагова Ахмета Орцхоевича упрекали в двух просчетах при издании данной книги:
1. В самом названии книги,
2. За включение в сборник легенды "Как чеченцы присоединились к России".
Эта легенда, якобы, соответствовала исторической концепции добровольного вхождения Чечни и Ингушетии в состав России.
Все произведения, отобранные для сборника по мнению заведующего кафедрой русской и зарубежной литературы" к.ф.н. С.В.Очмана "отличаются достаточно высоким содержанием и эстетическим уровнем".
Сам факт издания солидного сборника фольклорных материалов в издательстве "Наука" уже значительное явление.
По мнению к.ф.н. М.И.Халидова, "следует учитывать следующее: фольклор, конечно, можно и нужно рассматривать под историческим углом зрения, но не надо считать, что в фольклоре отражается история. В кни­ге собраны сказки и легенды, т.е. жанры, в которых все-таки преобладает вымысел. Эта книга обогатила фольклорный фонд Советского Союза. В речи товарища Власова прозвучала справедливая критика в адрес отдельных ученых и литераторов. Однако нельзя жe все это относить к Мальсагову. Кстати, этого не делается и в речи товарища А.В. Власова".
В самом названии книги "Сказки и легенды ингушей и чеченцев" доцент кафедры вайнахской филологии Т.М.Вагапова увидела нарушение принципа партийности.
Недовольство по поводу названия книги было высказано профессором И.Ю.Алироевым, а легенду "Как чеченцы присоединялись к России", по его мнению надо было дать в народной интерпретации /или варианте/, а не с записи одной студентки".
И.А.Дахкильгов осудил Ахмета Мальсагова за название книги. "Республика наша называется Чечено-Ингушской, Чечено-Ингушетия, а в легенде "Как чеченцы присоединились к Pоссии" уловил примитивность.
Сам Ахмет Орцхоевич считал название книги правильным, так как в сборнике превалировали ингушские тексты.
Проф., декан Ф.Г.Оздоева в названии книги не видела крамолы. "Если кого это задевает, то это прежде всего претензия на исключительность другого народа".
Е.М.Белецкая назвала предъявителей претензий невеждами.
К.ф.н. А.Степанюк была солидарна с доводами А.О.Мальсагова в том, что у составителя есть авторское право обращаться с материалом, помещенным в книге, по его личному усмотрению. А легенду "Как чеченцы присоединились к России" она видела идущей вразрез с историей.
Совет филологического факультета, отметив значимость вклада дан­ного труда в вайнахскую фольклористику, грамотность оформления и объемность комментария, обратил внимание на просчеты, допущенные А. О. Мальсаговым, критику I секретаря Чечено-Ингушского Обкома КПСС признал правильной.
Учитывая, что во всех официальных документах принято написание "чечено-ингушский фольклор, "чечено-ингушская литература", Совет осудил название сборника, а при переиздании составителю было дано указание печатать "чеченцев и ингушей".
Предание "Как чеченцы присоединились к России", дабы не вызывать у читателей неверное толкование истории Чечено-Ингушетии, было решено при переиздании не включать в сборник.
По мнению Н.О.Осиповой, легенда являлась наглядным примером личного трактования истории, зачастую субъективного, "необходимо добавить к нему тщательный комментарий".
Сам Мальсагов относительно легенды "Как чеченцы присоединились к России" считал, что легенда может идти вразрез с датой присоединения России - 1783 г. "Подход может быть диалектическим. Например, кровная месть раньше была регулятором, а сейчас - это анахронизм".
Говоря о структуре сборника, Ахмет Мальсагов считал, что в сборнике преобладает ингушский материал. "Это не моя прихоть, чеченскими текстами я не располагал. Х.Ошаев и Д.Мальсагов писали, я ссылаюсь на них, я не выдумываю. В ингушском фольклоре преобладают сказки, а в чеченском - илли - жанр историко-героических песен. Я ученик Х.Ошаева, и в работах наших ученых ЧИГУ в чечено-ингушских языках подчеркивается общность. Я не располагаю текстами чеченских сказок, хотя обращался к Мунаеву и Typкаевy. В основном брал записи, опубликованные во 2-ом томе Ингушского фольклора".
Книга в Чечено-Ингушетии, в ЧИГУ не обсуждалась. Это и не обязательно, если эта работа внеплановая.
Такое название книги потому, что в ней 80% ингушского материала и 20% чеченского. Стоял вопрос отбросить чеченский материал вообще. У меня было 4 варианта, в том числе "вайнахские". С таким вариантом издательство не согласилось, так как нет такой национальности в Советской Конституции. Если бы я поставил впереди "чеченцы", что бы изменилось?
Имеются ли в книге элементы национальной ограниченности? Нет. Естественно, если Илья Муромец хватает татарина и бьет им татар поганых - это же не национальная исключительность русских. Легенда "Как чеченцы присоединились к России" ничего предрассудительного не содержит".
Поскольку сборник включает сугубо местный материал, Совет счел нужным, необходимым рецензировать его в университете, где бы он ни издавался, обязать все издания в научных учреждениях ЧИАССР и деканат на необходимость осуществления более строгого контроля за научной продукцией преподавателей, особенно в плане интернационального и патриотического воспитания студентов, населения города и республики.
Комиссия не имела оснований предъявить автору претензии в том, что в книге имеются элементы национальной исключительности, национальной ограниченности.
В 1986 году Чечено-Ингушское книжное издательство выпустило книгу "Сказки, сказания и предания чеченцев и ингушей". Составители книги А.О.Мальсагов и И.А. Дахкильгов издали "чеченцев и ингушей", а также убрали легенду "Как чеченцы присоединились к России"./30 п.л., 30 000 экз./
Через 6 лет со дня выхода московских "Сказок.," на страницах газеты "Грозненский рабочий" вышла статья Х.Магамаева,- члена КПСС "Мы - дети дома одного", в котором он," реабилитируя" Амета Мальсагова, акцентирует внимание на "Сказках"…, назвав шум вокруг этого издания "мышиной возней" . "Почему-то вопрос о шовинизме или национализме мы привыкли переводить только в плоскость отношений русских и вайнахов. Но эти проблемы есть и в сфере отношений чеченцев и ингушей, например, в этой среде ВСПОМИНАЮ "мышиную" возню по поводу того, что в названии одной книги было написано "ингушей и чеченцев".
В такой перестановке кое-кто уловил ингушский национализм. Но сам при этом обнаружил шовинистские амбиции чеченского обывателя.
Этa статья как бы "сняла" камень с сердца Ахмета Мальсагова. Уже заметнее стало стремление республиканских руководящих органов изменить ситуацию в целом. Принимались решения, гарантирующие развитие вайнахских языков, появилась возможность через средства массовой информации высказать свое мнение по национальным вопросам.
Все ЭТО СПОСОБСТВОВАЛО РОСТУ культуры между чеченцами и ингушами, воспитанию деликатности, такта в общении.
Ахмет Орцхоевич не замедлил, отослать экземпляр статьи редактору Швецовой Татьяне Михайловне, переписка с которой у составителя, продолжалась белее 10 лет. Переписка их началась о того момента, как Татьяна Михайловна была назначена редактором "Сказок...". Письма писались непосредственно за проистекающими событиями, под их прямым воздействием, рассматривались как надежный источник информации.
Татьяна Михайловна быстро отреагировала на письмо: "Я показала газетную статью а Сергею Сергеевичу Цельникеру, и О. К. Дрейеру.
Мы рады, что у Вас в республике начинает пробивать себе дорогу разумный и объективный подход к национальным проблемам. Хотя, как это ни печально, эти проблемы сейчас очень обострились и их развитие становится иногда непредсказуемым.
А сколько было неприятностей и для Вас, да и огорчений для издателей книги только потому, что в ее названии было отражено объективное соотношение ингушского и чеченского материала. Но все же все мы были правы, что настояли на этом названии. И хотя бы это утешает.
Видимо, главное в разумности, объективности и доброжелательности всех решений национальных коллизий. Но добиться этого нелегко, так как все национальные острые проблемы связаны с социально-экономическими, в этом их подоплека. Кризис в экономике и политике приводит к кризису и в национальных отношениях. Все это очень грустно. И все же хочется надеяться на лучшее".
На несправедливую, мелкую критику в адрес Мальсагова 3.01.1992 г. на 60-летии, в своем выступлении указал и Якуб Вагапов. Коллективы кафедр советской и вайнахской филологии, по достоинству оценив труды Ахмета Орцхоевича, написали послание в день 60-летия юбиляру:
"Он знал одной лишь думы власть,
Одну, но пламенную страсть:
Фольклор земли своей родной,
Родник хрустальный и
живой.
Он слушал отзвуки веков
В рассказах
мудрых стариков,
Но слово каждое ловил,
Не дав уйти
во мрак могил.

И со страниц его трудов,
Пылало зарево костров.
Сверкал
клинок богатыря,
Цвела вайнахская земля.

Конечно, не каждое из записанных А.О. Мальсаговым народных произведений блещут отточенным художественным совершенством. Устное народное творчество имеет свои законы развития, отличные от литературы, но и с этим нельзя не считаться. Но где бы они ни записывались, Ахмет собирал их, изучал и сопоставлял.
Ознакомившись со всеми отзывами, можно сделать следующие выводы. Все те обвинения, которые были выдвинуты против Ахмета Мальсагова, имели под собой одну почву: осудить автора в том, что он стоял на позициях, которые не соответствовали существующей действительности.
Но жизнь показала и другое.
Мальсагов был прав и ни в чем не ошибался. Это подтвердилось образованием Чеченской и Ингушской Республик, теми решениями, которые принял Президент РИ Мурат Зязиков в последние годы. В их основе лежат:
1. Правильное освещение истории народа.
2. Освещение прошлого с позиции без приукрашивания действительности художественными красками современности.
Нам удалось выявить "свирепое желание добиться истины", которое выражалось в образе добропорядочного, терпеливого, упорного Ахмета Мальсагова, которого многие по дружбе звали Пунтиком. Его упорство проявлялось в отстаивании истины, если она была достаточно обоснована фактами, своеобразная, контрастная, мягкая твердость в этом отстаивании: сочетание скромности с уверенностью в своей правоте: умение ясно поставить основной вопрос и на него ориентировать исследования: предельное внимание к фактам, которые для других могут оказаться случайными.
О великолепном знании Ахметом Орцхоевичем разнообразных фактов этнографии и фольклора русского и вайнахского народов говорится в статье Е.М.Белецкой, опубликованной в журнале "Демос", Берлин, 29.02.1989 г. "Его выводы всегда остро обоснованные и вместе с тем отличавшиеся широтой и смелостью, не ограничивались конкретным историко-литературным материалом данной темы".
В 2002 году Ибрагим Дахкильгов явился составителем сборника "Ингушские сказки, сказания и предания". Эпиграфом явилось посвящение "незабвенной памяти моих покойных друзей и соратников - ученого Ахмета Мальсагова и редактора издательства Азамата Зязикова - с чувством глубокой признательности".
В фольклористических изысканиях Ибрагима Абдурахмановича мифы занимают главное место. С наибольшей полнотой свои взгляды на природу устной поэзии исследователь изложил в "Мифах и легендах вайнахов".
На основании различных исторических данных и того, что сохранилось в устной поэзии, И.А. Дахкильгов раскрывает картину древнейших верований ингушей. Через живое человеческое слово исследователь выявляет богатство, разнообразие мифологических представителей. Эти работы посвящены систематизации и объяснению мифов ингушей. Импонирует исключительнаяф эрудиция автора, богатство фактов, смелая творческая научная мысль. Если Ахмет Мальсагов основоположник нартоведения, то работы, научные концепции Дахкильгова позволяют говорить о нем как об основателе мифологической школы. Благодаря Ахмету Мальсагову фольклор вайнахов продолжает оставаться живым, действенным явлением, одной из частиц богатой, поэтической культуры ингушского народа.
Успех известного фольклориста определился тем, что он, обладая определенным уровнем знаний и способностей, подошел к решению проблемы в "нужный момент".
Пафос Ахмета Орцхоевича Мальсагова: мудрость, правдивость, свобода. Мне кажется, что он остро пережил чувство Отчизны. Конечно, по-своему, в меру своего характера, своей профессии и, главное, в меру своей соединенности со своим Отечеством. Это происходило в зрелую пору, когда Ахмет уже познал и радости, и горести, и не только свои, но и чужие.
Он называл это ощущением национальной принадлежности. Говорить об этом очень трудно, нужны особенные, возможно, очень простые слова, чтобы выразить этот глубинный пласт человеческого бытия. И, как правило, такие слова приходили трудно.
Устное народное творчество пробудило в нем гражданское отношение к труду. Он приник к этому живительному роднику, вновь и вновь перечитывая труды Проппа, Соколова, Миллера, Афанасьева, Аникина, слушая записи, бывая в экспедициях, но это далеко не все.
В Ахмете чувство прекрасного существовало само по себе. Без этого чувства он жить не мог. Ни одно застолье не обходилось без него, он был душой компании, "законным тамадой". Единственное, кому он мог уступить место тамады, был Саид Чахкиев, и то лишь по правилам приличия /зять шурину/. При общении людей постоянно происходит диффузия этого прекрасного от одного человека к другому, как бы рассыпано оно ни жило в каждом, прекрасное объединяет людей. Профессиональное искусство улавливало эти смутные, порой неосознанные движения его души, придавая им прочные формы.
Ахмет Мальсагов умел раскрывать прекрасное в каждом человеке, уловить в своем творчестве живую нить. Поэтому он был нужен и близок народу. По своему прекрасно наследие каждого народа. Чтобы оценить его по настоящему, нужно знать и любить прежде всего свою собственную культуру.
Поэтому Ахмет Орцхоевич был прежде всего ингушом. Глубоко национальное произведение всегда интернационально. В этом его сила сближения людей.
Вся история нашего народа, вся ее культура говорят о том, что ингушский народ жил в братстве с другими народами. В этом и сила ее, и счастливый дар быть матерью каждого, кого приняла она под свое крыло. Примером этого является поток беженцев из Чеченской республики во время боевых действий в Чечне /1994-1999 гг./
Почему мы пристальное внимание уделили именно этому сборнику?
Да потому, что пренебрегать всем этим нельзя. Хотя легенды и сплетни не всегда служат отголоском реальных событий, но они всегда рисуют отношение к герою (жертве) сплетен и легенд, отношение тех лиц, в окружении которых ему суждено было оказаться.
Ахмет Мальсагов, как и многие ингуши, осуждал многолетний террор и массовые преследования своего народа, как несовместимые с идеей права и несправедливости.
Перед глазами всегда стоял образ ингушского писателя Идриса Базоркина - друга, родственника, соратника.
Ахмету Орцхоевичу было больно, что так безвестно погибли братья отца: Ахмет, Созерко, Арсамак. "Мне было стыдно, когда я подошел к ларьку, где продаются художественные произведения и увидел книгу своего дяди "Адские острова", переведенную и изданную в чисто меркантильных интересах. Эта книга написана потом и кровью моего родного дяди и заслуживала большего внимания. А сейчас она продается как бульварная литература.
Мне больно, что так безвестно погибли мой дядя Арсамак Мальсагов, Созерко Мальсагов, Ахмет Мальсагов. Мне больно, что мы не почтили память таких замечательных людей, как Магомет Дзаурбекович Чахкиев, Магомет Хасботович Озиев и многие другие, которые составляли честь и совесть ингушского народа. Они умерли, но в сердцах народа существует память о них. Они ни разу за свою долгую жизнь не уронили своего достоинства и честь своего народа. Ни голод, ни холод не гнули их, а если и гнули, они никогда не ломались. Они были подобно дамасской стали, мне представляется, что их сыновья будут высоко дорожить мужеством и совестью своих отцов.
Мне представляется, что даже в их внуках это найдет свое воплощение. Мне представляется, что у хорошего отца не родится плохой сын в широком смысле слова. И у плохого отца никогда не родится хороший сын. Пусть у нас будут хорошие отцы и хорошие сыновья!"/ Архив Х-М.А. Мальсагова/.
В 1992 году Мальсагов Ахмет Орцхоевич вступил в Союз писателей РИ, 19 декабря 1993 года его не стало.
Прошло 12 лет как Ахмет ушел из жизни. Нет его, нет и его творчества. А как главное исчезает, то второстепенное становится непропорционально большим.
Частные детали жизни и быта Ахмета Мальсагова, письма и воспоминания нередко характеризуют не только Ахмета Орцхоевича, а самих авторов писем и воспоминаний, его окружение, его время.
Фольклор всегда был и останется достоянием всего народа.
Любой вправе соприкоснуться с ним.
Ахмет Мальсагов жил на земле прочно и раскованно от высокого чувства, что он, его дом, его родимый край Ингушетия (он так и не успел обосноваться в с. Альтиево) - это частица, живая доля могучей и прекрасной Родины, что в ее полете в грядущее - полет и его души, что тяжесть ее падала и на его плечи, ее свет освещал и его, и его дом, и его родной край.
Путь, выбранный им, стал его судьбой.
Сегодня для успешного развития и образования актуальным является издание монументальных архивных трудов, переиздание работ Ахмета Орцхоевича Мальсагова.
Будем надеяться, что придет то время, когда в честь него будут названы улица, школа, кафедра и даны звания (посмертно).

А. МАЛЬСАГОВА,
ст. преподаватель РИНХа








 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru