новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 7 (9696) вторник, 24 января

Он сделал ингушский фольклор достоянием России

"Сказка - ложь, да в ней намек,
Добрым молодцам урок".
/ А.С.Пушкин /

Недаром эпиграфом к этой статье взяты слова великого классика русской литературы А.С. Пушкина, потому что у него нет ничего лишнего, не случайно полно глубокого смысла каждое слово его знаменитого двустишья.
Фольклор вайнахского народа, собранный известным исследователем Ахметом Орцхоевичем Мальсаговым (1932-1993 гг.), внесшим значительный вклад в развитие духовной культуры вайнахов, "не просто урок", он урок именно "добрым молодцам", людям, которые отдают борьбе со всяким злом все свои силы, без остатка.
Благодаря его трудам, вайнахский фольклор стал достоянием миллионов граждан РОССИИ. За 35 лет своей педагогической деятельности в Чечено-Ингушском государственном университете им. Л.Н.Толстого, а позднее ЧГУ, Ахмет Орцхоевич воспитал тысячи учителей для наших школ. Из-за болезни желание поработать в Ингушском государственном университете осталось несбыточной мечтой.
Ахмет Мальсагов на примере своего отца Орцхо Артагановича Мальсагова и его братьев: Ахмета, Созерко, Арсамака хорошо усвоил, что победа добра никогда не дается легко, не приходит сама собой - ведь зло очень сильно, оно и делает ставки на грубую силу, принимая различные зловещие обличья - драконов, сармаков и иной нечисти.
Ахмет Орцхоевич противопоставлял напору зла только свою доброту и бесстрашие, для него зло не было всесильно.
Меня всегда восхищало, что Ахмет всюду, во всем, в том числе и в любви, не боялся препятствий, поступая всегда прямодушно и благоразумно.
Самобытность его натуры проявлялась не только в науке, но и в житейских делах. Его непосредственность никогда не казалась смешной, его способность сохранять достоинство и быть прямо-таки великодушным даже в нелепых ситуациях объяснялась присущим ему юмором.
Его подчас своеобразный юмор, а иногда и суровая ирония, его доброжелательность к людям, чувство товарищества, внимание к собеседнику, его подчас некое чудачество в сочетании с отсутствием претензий на необычность, сверхъестественность, полное отсутствие тщеславия - восхищали.
Он всегда был уверен в своей правоте и скромен, имел способность подшутить над самим собой: "Мальсагов Ахмет Орцхоевич, сын собственных родителей, родился по собственному желанию, умру по сокращению штатов".
Для Ахмета Орцхоевича характерны известная стремительность или свобода от обычных житейских интересов, способность сильного, нравственного влияния на окружающих, беспредельная преданность, мужество, бескорыстие; его общительность и неутомимость в диалоге; его вежливое и вместе с тем настойчивое стремление завязать диалог с любым человеком.
Как говорил А.С.Пушкин, "...следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная".
Ахмет Мальсагов воплощал в себе принцип исследования "свирепого стремления к истине" средствами своего разума и опыта. Это характеризовало исследователя фольклора единством интеллектуального, нравственного и гражданского начал в человеке, их более или менее полной гармоний.
Высшей формой для Ахмета Мальсагова явилось воплощение науки в жизненный подвиг, превращение полного развития личности в сверхличную объективную истину. Для него характерен максимум нравственных качеств, необходимый для подлинного научного творчества, прежде всего, существенный элемент любви к истине ради истины и служения интересам народа, уважения к действительности.
Особенно неприемлемы для творчества Ахмета Орцхоевича были всякого рода компромиссы с неправдой, приспособленчество.
Главная задача для исследователя - необходимость полной самоотдачи своему делу. Поэтому он вел непримиримую борьбу с бюрократами, приспособленцами, политическими спекулянтами в науке.
Сохранились воспоминания самого Ахмета Орцхоевича:
"Я родился в Шалдоне Пригородного района Инг. А.О. 2 января 1932 года. Меня назвали Ахметом в честь дяди, который был расстрелян за два года до моего рождения без суда и следствия в Орджоникидзевской тюрьме.
Moй отец и его родной племянник Галаев Джабраил Мустбекович долго отыскивали труп покойного Ахмета, но не смогли его найти. Слишком много было покойников. Затем я учился в г. Орджоникидзе по ул. Коминтерна /ныне Джанаева / в 18-ой школе.
Здесь я окончил 4-ый класс. Со мной учились Мальсагов Рашид, Фельдельман Рая. Больше никого не помню, потому что через год нас выслали из с. Шолхи Пригородного района.
Помню лишь два эпизода из этой грустной жизни.
Наша квартира находилась в г. Орджоникидзе, по ул. Коминтерна, 21. А проживали мы временно в с. Джейрах, бежавшие от немецких бомбардировок. Мой дядя по матери, Инаркиев Макшарип Мальсагович, был зубным техником. Многие ингуши болели зубными болезнями. А поскольку между Орджоникидзе и Шолхами было короткое расстояние, 4-5 км, все протезы и коронки доставлялись техникам г.Орджоникидзе через меня. Дядя Макшарип жил у нас.
В очередной поход я заблудился, и при всем моем старании попасть в с. Джейрах я сбивался с пути. У сопки, где был расположен дзот, уставший и обессиленный я зашел туда, подложил под себя портфель с коронками и протезами и стал дожидаться утра.
В это время в нашем доме был переполох. Мы и те, кто отправился на мои поиски, нашли друг друга. Обвиняли во всем дядю. Время прошло, и через несколько дней к нам во двор зашли советский офицер и солдаты. Вопрос был коротким:" Есть у вас оружие?"
У нас имелась неизвестно откуда сохранившаяся шпага, и я отдал ее офицеру. Он швырнул ее в огород и скомандовал:"Собирайтесь!"
По соседству с нами жили Ахриев Хасби и его супруга-старушка.
Это были одинокие люди. Хасби попросил меня зарезать индюка на дорогу. Ничего страшнее для меня до и после этого не было. Но все-таки я зарезал индюка…С этим индюком и с небольшой щепоткой муки, которую нагребла моя мать Совдат, и с небольшой суммой денег (они были у дяди/ мы отправились в далекое путешествие в казахстанские степи.
В дороге я запомнил только два случая.
Один раз я опоздал на поезд из-за естественной надобности и, подхваченный русским солдатом, до следующей станции на ступеньках поезда ехал сам не свой.
Вторая картина, когда мой дядя вывел меня и людей из телятника на белоснежные степи Казахстана и заставлял всех нас трусить свои рубахи и нательное белье. Снег, белый снег Казахстана становился черным: столько паразитов было в нашем белье.
И, наконец, после долгих мытарств мы попали на станцию Кокчетав. Нам подали "американские студебеккеры" и погнали по сорокаградусному морозу в неведомый Арык-Балыкский район, в с. Верхний Бурлык. /Сто с лишним км!/ Я лишился памяти. Очнулся голым в какой-то русской бане, надо мной лепетал какие-то слова наш сосед Хасби.
Остальная судьба моя, как и судьба любого другого ингуша, схожа во всех ситуациях. Мы выжили, и, к счастью, никто из нашей семьи не умер в тяжелейших условиях.
Как и каждая ингушская семья, мы жили одной надеждой: возвратиться на Родину в город Орджоникидзе, в мой детский Шалдон. Мы возвратились, но не туда, куда предполагали. Судьба предопределила нам город Грозный, в котором работал МОЙ отец и где по настоящее время работаю и я".
Свою собирательскую деятельность Ахмет Орцхоевич Мальсагов начал довольно рано. Собирание фольклора на территории Чечни и Ингушетии имело для фольклориста свои давние традиции. Долгое время они носили эпизодический характер, много сделано отдельными собирателями.
Путь к публикации фольклора был долгим и кропотливым. Это - путь от мальчишки-шахтера в Казахстане до преподавателя ЧИГУ им. Л.Н. Толстого, доцента кафедры русской и зарубежной литературы. Этому предшествовала учеба в ЧИГПИ (г. Грозный), учеба в Дагестанском филиале Академии наук СССР, защита кандидатской диссертации "Нарт- орстхойский эпос чеченцев и ингушей", в ИМЛИ им. М.Горького /г. Москва/.
Увлечение фольклором, русской литературой у Мальсагова носило глубокий и целеустремленный характер. Поражает глубина и разносторонность его деятельности. Он собирал и изучал материалы различных фольклорных жанров: сказочный эпос: волшебные, социально-бытовые, сказки о животных, детский фольклор, благопожелания и проклятия, пословицы и поговорки, героический эпос, лирические песни.
А.О. Мальсагову удалось собрать поистине бесценный материал по нартскому эпосу.
Известно, что нартские тексты вайнахов были опубликованы более ста лет назад и ранее чем у других народов. Однако, кавказское нартоведение сталинской поры игнорировало наличие у вайнахов этого самобытного и прекрасного эпоса.
Была опубликована лишь небольшая часть записанного материала.
Книга "Нарт-орстхойский эпос вайнахов" - детище Ахмета Мальсагова свидетельствует об определенном интересе к вайнахскому фольклору. Этим самым заложены основы чечено-ингушского нартоведения. Ахмет Мальсагов не случайно обратился к теме устного народного творчества. Эту любовь он унаследовал от родителей - знатоков народной поэзии.
Мать,Совдат Мальсаговна Мальсагова /Инаркиева/, прекрасно играла на гармони, владела вайнахским фольклором, особенно песенным жанром.
Отец оказал на сына огромное влияние в том отношении, что привил детям определенную целостную ориентацию и, прежде всего, ориентацию на науку.
В 1937 году С.Бадуев, А.Дудаев, О.Мальсагов и другие собрали значительный фольклорный материал для ЧИНИИИЯЛ.
Чечено-ингушский фольклор, по мнению А.О.Мальсагова, стал известен в литературе с середины XIX века. Отдельные произведения народного творчества чеченцев и ингушей можно встретить в дореволюционных изданиях, таких, как "Сборник сведений о кавказских горцах", "Сборник по этнографии", "Кавказские предания и легенды" и другие.
Мы имеем право гордиться тем, что первые записи чеченского фольклора сделал Л.Н.Толстой со слов Садо Мисирбиева и Балты Исаева. Он высоко ценил устное народное творчество чеченцев. В 1875 году Толстой переслал А.Фету стихотворение из чеченского фольклора "Высохнет земля на могиле моей". Фет с большой любовью, сохранив стиль подлинника, сделал подлинно поэтический перевод.
Записывали, опубликовывали и использовали в своих сочинениях фольклор чеченцев и ингушей Ч.Ахриев, У.Лаудаев, П.К.Услар, А.Шерипов, А. Грен, Т. Эльдерханов, B-Г. Джабагиев и др."
Материал ЧИНИИИЯЛ был использован для сборника "Чечено-ингушский фольклор" /М. ГИХЛ,1940/. Однако, "в издании этого сборника не смогли принять участие сами собиратели фольклора, поэтому в нем были существенные недостатки. Сборник к тому же стал давно библиографической редкостью. Дорога на восток, проложенная 23 февраля 1944 года нашим народом, оказалась долгой, трагичной и неизвестной.
Вину, которую нельзя оплатить никакими деньгами, издревле называют неоплатной, такова вина нашего государства, общества перед теми, кого мы называем "незаконно репрессированными".
В Казахстане главной проблемой было как бы выжить, как бы уцелеть в этой лихорадке смертей, карабкаясь по шаткой тропе жизни.
Выселенные с исторической земли, ингуши обрели и другую землю, которая стала, хотя пусть насильно, через кровь и слезы, но родиной не только для семьи Мальсаговых, а для целых поколений. Через смерть и страдания нации была осознана простая истина, что правда не может быть помехой крепости государства и дружбы народов, живущих в нем. Правда не имеет национальности.
В 1948 году власти ожесточили положение спецпереселенцев. За самовольную отлучку с места жительства ожидало 20 лет каторжных работ, а за укрывательство - 5 лет.
Орцхо Мальсагов бессменно - в течение пяти лет (с 1945-1950 гг. проработал инспектором школ Кокчетавской области Каз.ССР и на этой работе получал поощрения и ни одного порицания.
Но горе не приходит в одиночку. В 1950, когда семья начинает адаптироваться в новых условиях, приживаться, на семью обрушилось новое горе. 27 мая этого года арестовали Орцхо Артагановича в возрасте 53 года и осудили на 10 лет тюремного заключения по ст. 58 п.(10-11) за контрреволюционную деятельность и отправили в Иркутский исправительно-трудовой лагерь. Эти годы наложили отпечаток на его творчество, как писателя, публициста, литературного критика, режиссера-постановщика. С 1950 по март 1953 года семья получала от отца по 2 письма в год. Неизвестность ставила в затруднительное положение как отца, так и всех членов семьи.
В 1954 году после приезда Н.С.Хрущева в Казахстан были сняты ограничения по передвижению поселенцев, смягчены условия ссылки.
21.07.1955 года Орцхо Артагановича Мальсагова реабилитировали, было восстановлено его доброе имя. Телеграмма состояла из 5 слов, но насколько они были весомы! В них, говоря словами самого Орцхо, "свобода, воскрешение, торжество правды и справедливости; удовлетворение моральных чувств перед семьей, обществом и самим собой; это - удар по врагам правды, шкурникам, которые торгуют своей совестью; это - новое доказательство в пользу тех честных, стойких и мужественных людей, которые готовы вынести любые испытания, но не изменить себе и правде".
День приезда отца был самым счастливым не только для Ахмета и всей семьи, но и для тех, кто просто был знаком с Орцхо Мальсаговым.
Перед семьей Ахмета открылся, наконец, путь светлый, путь подлинной жизни.
Прав был Дарвин, который считал, что "Велика сила упорного извращения истины, но история науки показывает, что, к счастью, действие этой силы непродолжительно".
И только 29 января 1957 года после издания Указа Президиума ВС СССР и Президиума ВС РСФСР о восстановлении ЧИАССР, депортированный в 1944 году вайнахский народ дождался своего часа и стал возвращаться на землю своих отцов и дедов.
Вернулись все-таки на землю, которая каждую ночь снилась и вселяла надежду. Депортированных было миллионы, а дожили немногие.
Молчать пришлось до 1957 года, хотя: душу терзали и обида, и гнев, хотя, покой не давали и горестные раздумья, и память о прошлом, надежда на возвращение в родную семью. Орцхо и ему подобные были вынуждены молчать, ибо голос их все равно не доходил до читателей. Однако, это вовсе не означало, что они молчали. Они писали свои труды сердцем, вынашивая со страхом ожидания и сладкой мукой, как мать вынашивает долгожданное и дорогое дитя свое.
К прошлому Орцхо Артаганович относился с максимальной осторожностью, честно и деликатно. Это сказалось и на его творчестве. Тайна его общения состояла в умении жить с другими людьми в согласии и доброжелательстве, щедро делясь с ними богатством собственной души, сердца. Человеческий общественный смысл Орцхо заключался В общении согласно своей потребности в том величайшем богатстве, каким являлся он сам".
В 1957 году семья Мальсаговых переехала на Кавказ, обосновалась в г. Грозном. Работая в ЧИНИИИЯЛ, Орцхо Артаганович публиковал очерки о гражданской войне, монографии о творчестве 3.К.Мальсагова, Т.Д.Бекова, Х-Б.Муталиева, А.А.Ведзижева, И.М.Базоркина, переводил стихи В.С.Маяковского, повесть Л.Н.Толстого "Хаджи-Мурат" и др.
В своем письме к Тугану Мальсагову, приуроченному ко дню выселения нашего народа в Казахстан, Орцхо Мальсагов хотел заявить: мои дети должны знать, дети моих детей тоже не должны забывать историю своего народа помнить, что народ его, не пострадал от того, что "оказался" в глазах вождей врагом. Через литературу, через поэзию, драматургию, фольклор Орцхо Артаганович поднимал национальную культуру.
Ингуши выжили! Несмотря на холод, голод, 13-летние преследования по пятам, несмотря на жестокие законы, по которым жили спецпереселенцы.
О возрождении культуры не могло быть и речи, шла борьба за выживание. Как и многие из интеллигенции, отец Ахмета уделял большое внимание воспитанию подрастающего поколения, вывода из "темного царства". Орцхо Артаганович считал, что молодежь должна стать полезной обществу и нужной для близких людей и прежде всего для родителей. "Я думаю, что ты, - писал Орцхо Артаганович сыну Ахмету, - понимаешь мои мысли и опасения, мое глубокое желание укрепить тебя на том пути, на котором ты сейчас стоишь. Правда, путь этот нелегкий, он требует огромных усилий и большого труда на первом этапе, зато впоследствии оправдывает назначение человека - быть полезным своему народу, которому в данное время нужны культурные, широко образованные люди с глубокими познаниями. Ты знаешь, что исторические условия не дозволили нашему народу своевременно встать на уровень с передовыми нациями ни в культуре, ни в экономике, что у нас сейчас фактически нет подготовленных кадров по многим отраслям науки, в том числе по педагогике, истории, литературе и т.п. Вы, молодежь, которая идет нам на смену, на вас лежит ответственность исправить ошибки истории, обязаны выполнить свой долг перед народом, помочь ему выйти из темноты на широкий, светлый путь культуры и развития, а для этого надо много трудиться".
Орцхо Артаганович хотел видеть своих сыновей образованными.
Он считал, что учиться никогда не поздно. "Вспомни, Ломоносов, кажется, начал учиться с 16 лет и тем не менее стал в России того времени первым человеком, а почему? Потому что рвался к поставленной цели вопреки всем трудностям, не считаясь НИ с чем, упорно, настойчиво трудясь".
Орцхо просит призадуматься о цели своей жизни и твердо идти к ней, преодолевая свои недостатки, слабости и не теряя ни одного часа, работать, читать и развиваться, и увидишь, какие плоды принесет правильно организованный труд.
Я верю в твои силы и способности и в то, что ты найдешь себя. Оправдай же мои надежды, порадуй отца, жизнь которого может продлиться в зависимости от того, как ты поведешь себя. А у меня нет никаких других надежд на спокойный конец в этом мире, как твое счастье, твой успех в жизни. Пойми это!"
На основе своих монографических работ о творчестве ингушских писателей Орцхо Мальсагов начал работу над кандидатской диссертацией "Особенности формирования и развития ингушской советской литературы", представляющей в то время огромный интерес для литераторов и критиков народов Северного Кавказа. Научным руководителем он выбрал Уздият Башировну Далгат, дочь известного этнографа Башира Далгат. Не суждено было ему осуществить эту задачу.
В 1961 году его не стало. "Блестящие офицеры своего времени, - писала с теплотой младшая дочь Мадина об отце Созерко и дяде Орцхо, унаследовавшие здоровый генофонд благородных предков, впитавшие лучшие традиции того поколения военных, остались людьми чести. Вопреки всем трудностям, перипетиям судьбы не сломились, явились примером потомкам. Оставили после себя большую ценность - доброе имя, что остается после человека на века. На их счету только те дела, которые совершены во имя добра".
В 1957 году Ахмет Орцхоевич поступил в Чечено-Ингушский государственный педагогический институт. В 1962 году он оканчивает ЧИГПИ и получает квалификацию "Учитель русского языка и литературы, ингушского языка и литературы".
Большое влияние на формирование идейных убеждений начинающего фольклориста, на увлечение историей родного народа, устным народным творчеством оказали старшие товарищи и учителя данного вуза профессор Д.Д. Мальсагов и Х.Д. Ошаев. Это были эрудиты истории, языка и фольклора ингушского и чеченского народов, внесшие неоценимый вклад в развитие чечено-ингушской литературы.
К этому времени и относится начало его активной фольклорной и литературной деятельности.
В фольклоре чеченцев и ингушей много общего в сюжетах, образах, мотивах, номенклатуре и именах персонажей с определенными фольклорными традициями адыгов, грузин, осетин, дагестанцев. Это позволяет говорить об общекавказском фонде, который у каждого народа при наличии общих важнейших черт получает специфическое национальное оформление.
Фольклор связывает народы, помогает им лучше понять друг друга. "Устное народное творчество не только помогает взаимопониманию народов, но и прядет бесконечную НИТЬ поколений:
Была дорога доброй сказки длиной
Сквозь расстояния и времена.
И все народы радостью единой
Навек умела связывать она.
За тот маленький промежуток времени, что Ахмет Орцхоевич проработал в Чечено-Ингушском книжном издательстве в должности главного редактора /с IV-62. по 9 I-ь3 г./, сотрудничество с книжным издательством у него не прекратилось до конца дней жизни.
Этот период можно отметить выходом рецензии на "Ингушско-чеченско-русский - словарь". Отмечая достоинства словаря, его значение для студентов и учащихся школ, Ахмет Мальсагов указывает и на недостатки: "Формулировка, что "…словарь поможет дальнейшему сближению чеченского и ингушского языков" не точна. Условием сближения языков является экономическое, культурное развитие народов, их территориальное расположение и, главное, создание единого литературного языка.
Для создания единого вайнахского литературного языка большую роль должны сыграть литература, газеты, радио, печать.
При изучении вайнахских языков у некоторой части населения возникает вопрос: какой словарь приобрести ингушско-чеченско-русский или чеченско-ингушско-русский? А может быть, русско-чеченско-ингушский или русско-ингушско-чеченский. Два последних словаря институт готовит к изданию. Вызывает сомнение, нужно ли выпускать четыре столь схожих словаря".
19 марта 1963 года он публикует статью "Искусство принадлежит народу".
Основным своим долгом и прямой обязанностью фольклорист считал выявление и фиксирование по возможности произведений народного творчества, служение воспитанию молодого поколения в духе патриотизма. В 1963 г. Ахмет Мальсагов поступает в аспирантуру Дагестанского института истории, языка и литературы им. Г.Цадаса по рекомендации ЧИГПИ.
16 ноября 1963 года произошли существенные изменения в жизни Мальсагова.
Его доклад "Нарт-орстхойское сказание чеченцев и ингушей", зачитанный на Всесоюзной конференции нартоведов в г. Сухуми, заинтересовал ведущих специалистов ИМЛИ им. А.М.Горького: зам.директора Института мировой литературы им.А.М.Горького Академии наук СССР А.А.Петросян, к.ф.н. Е.М.Мелетинского, доктора наук Груз. ССР М.Я.Чиковани, к.ф.н. И.Ж.Трескова и др. "Оценив заслуги дореволюционных исследователей, сказаний чеченцев и ингушей - Чаха Ахриева, Умалата Лаудаева, Башира Далгата, докладчик выдвинул свое предположение о возникновении национальных вариантов". Еще "на заседании кафедры чечено-ингушского языка и литературы педагогического института И.Г.Арсаханов, Р.И.Долакова, Я.У.Эсхаджиев, Н.Д.Музаев, Я. С. Вагапов говорили о том, что товарищ Мальсагов отлично знает нартский эпос, по-научному осветил ряд важнейших вопросов: жанровые особенности, взаимодействия формы и содержания, историю возникновения нартского эпоса и т.д. Он детально разработал вопрос об общих мотивах и об особенностях вайнахских нарт-орстхоевских сказаний по сравнению с нартскими сказаниями других народов Северного Кавказа".
Как преуспевающий и подающий надежды аспирант, Ахмет Мальсагов был переведен из Дагестанского института в ИМЛИ им. А.М.Горького.
Алла Ивановна Алиева, сотрудник ИМЛИ им. А.М. Горького АН ССCP писала об Ахмете: "До самого последнего времени специального исследования, посвященного оригинальному и самобытному эпосу ингушей и чеченцев о нарт-орстхойцах, не было.
Недавно аспирант Института мировой литературы им. А.М.Горького Ахмет Мальсагов завершил работу над диссертацией "Нарт-орстхойский эпос ингушей и чеченцев".
Его работа - первое монографическое исследование на эту тему.
Автор убедительно доказывает, что чечено-ингушские сказания о нарт-орстхойцах представляют для исследователя большой интерес: они занимают как бы особое положение в общекавказском нартском эпосе.
Достоинством работы является то, что исследователь опирался не только на опубликованные сказания, но и привлек новые материалы, хранящиеся в Государственных архивах Москвы, Ленинграда и Грозного. Чтобы полнее определить своеобразие чечено-ингушского эпоса и его место в общекавказском нартском эпосе, А.Мальсагов привлекает адыгейские, осетинские и абхазские сказания о нартах.
В неразрывной связи с анализом идейного содержания эпоса в работе рассматривается система изобразительных средств - композиция сказаний, художественные средства характеристики образов, поэтический язык и поэтическая форма. Все это также должно способствовать наиболее полному выявлению национальной специфики нарт-орстхойского эпоса".
Время нахождения Ахмета Мальсагова в Москве неумолимо приближалось к концу: "Я немного сожалею об этом, т. к. в Грозном меня ничего приятного не ждет, если считать, что там находитесь вы /т.е. мать, сестры - А.М./ Но это, конечно, главное.
Наш институт продолжает мне пакостить, смогу ли я удержать свои позиции - покажет время; правильно говорят: плетью обуха не перешибешь".
В сентябре 1966 года Мальсагова А.О. зачислили на должность старшего преподавателя кафедры родного языка и литературы. Через год он был освобожден от занимаемой должности из-за отсутствия нагрузки.
Главное Управление вузов / Нач.ГУВУЗа И.Овсянников) неоднократно предлагало выпускникам МГПИ им. В. И. Ленина и Чечено-Ингушского пединститута работу по специальности в педагогических кадрах. Но Ахмет Мальсагов из-за старушки-матери не изъявил желание работать за пределами своей республики. Он никогда не забывал наставления своего отца. Через год его вновь зачисляют на кафедру русской и зарубежной литературы, где он и проработал до последнего дня жизни.
В 1970 году избирается по конкурсу на должность доцента той же кафедры.








 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru