новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 145 (9666) вторник, 22 ноября 2005 года

ОН МЫСЛИТ СЕБЯ ВАЙНАХОМ

В Чечне и Ингушетии имя Тамары Чагаевой хорошо известно. Выпускница Ленинградского государственного университета, она активно проявляла себя не только в любимой профессии - журналистике.
Широта кругозора, интерес к истории своего народа, гуманность натуры побудили в свое время Тамару заняться исследовательской деятельностью и изучением темы депортации чеченского и ингушского народов в годы сталинского режима. В результате она стала соавтором книги "Хайбах: следствие продолжается". После известных событий в Чеченской Республике Тамара Чагаева осталась на Северном Кавказе и продолжает плодотворно заниматься литературной работой. В прошлом году созданный под ее руководством творческий коллектив педагогов воплотил в жизнь одну из ее замечательных творческих идей. Вышел в свет сборник сказок народов мира на чеченском языке. Спонсором этой книги (бесценной, по словам местных писателей) стал Совет Европы.
В настоящее время Тамара также активно занята переводческой деятельностью, а кроме того готовит к печати книгу о своем земляке Василии Русине, в детстве оказавшемся среди чеченцев и ингушей. Первым населенным пунктом, куда прибыла много десятилетий назад его семья, была "Крепость Назрань"…
Василий Федорович Русин после учебы в школе окончил в Крепости Назрань зооветеринарный техникум. Как личную трагедию воспринял этот человек высылку вайнахских народов, а возвращение их в 1957 году - как свою огромную радость.
Василий Федорович Русин был членом Оргкомитета по восстановлению Чечено-Ингушской АССР, а позже - министром сельского хозяйства ЧИАССР.
О нем, большом друге чеченцев и ингушей, рассказала мне при встрече в прошлом году сама Тамара Чагаева. В настоящее время Василий Федорович живет Пятигорске и до сих пор испытывает огромную привязанность к вайнахским народам. Он передал Тамаре Чагаевой рукопись своего большого литературного труда "Моя жизнь с чеченцами и ингушами". Эти воспоминания журналистка сейчас готовит к печати и глубоко убеждена: сегодня эта книга ярчайшего интернационального накала вызовет резонанс в среде читателей. Русский интеллигент, ученый (фамилия-то какова - Русин!) с большой теплотой рисует в своих мемуарах образы ингушского и чеченского народов, подробно описывая их высоконравственные традиции и обычаи. К тому же читатель узнает о том, как сам автор отстаивал права вайнахов в те далекие драматические времена.
Тамара Чагаева передала мне один из своих очерков о Русине - 85-летнем патриоте Чечни и Ингушетии.
Труд подвижника идей единения народов Василия Русина - значительный вклад в копилку правдивых материалов о двух древних кавказских народах - ингушах и чеченцах.

Тамара ЧАГАЕВА



ВАСИЛИЙ РУСИН И ЕГО НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ

О Василии Федоровиче Русине можно рассказывать бесконечно долго. Несмот­ря на свой солидный возраст - ему 84 года - собеседник он живой, эмоциональ­ный, память отменная, помнит все, вплоть до мельчайших деталей.
Василий Федорович, еще ребенком оказавшийся среди чеченцев и ингушей, мыслит себя вайнахом. Он продолжает считать себя обязанным им и очень страдает, что ничего не может для них сделать, а трагедию чеченского народа воспринимает как свою личную.
Что же связывает Василия Федоровича с Чечней и Ингушетией? Есть надежда, что читателям когда-нибудь удастся прочитать его воспоминания, озаглавленные "Моя жизнь с чеченцами и ингушами". Воспоминания он предварил эпиграфом: "Чеченцы и ингуши - гордый и гостеприимный народ. Они щедро вознаграждают добро и сурово наказывают зло" (выделено автором).
Сам он родился в деревне Ольховатка Курской области. Предки его были крепостными. Один из них за 25-летнее доблестное несение службы царю и Отечеству получил вольную и надел земли около деревни Ольховатка. В конце 20-х глава огромной семьи Русиных был признан кулаком и подлежал "раскулачиванию". Спасаясь от репрессий и от самого процесса раскулачивания, Русины оказались на Кавказе. Вот что пишет Василий Федорович об этом периоде своей жизни:
"Чуть привыкнув к новой для меня обстановке, я огляделся. И снова вернулось ко мне какое-то тягостное, ставшее привычным в последние месяцы настроение. Оно усилилось еще больше, когда увидел в вагоне какуюто темно-серую людскую массу. Все они, оставив родные места, уезжали в чужие края, совершенно не ведая о том, что их ждет впереди. Было очень много нищих.
Они с протянутыми руками ходили по вагонам и выпрашивали милостыню. При виде этих людей в сердце поселялась необъяснимая тревога. А тут страха прибавил невольно услы­шанный разговор. Какой-то мужик, в дырявом полушубке и лаптях, громко давал советы своим попутчикам:
- Надо ехать на Кубань. Но ни в коем случае не на Кавказ. Там, говорят, народ очень злой. Особенно ингуши и чеченцы. Все они ходят с кинжалами...
Услышав эти слова, мы сразу же к маме:
-Ты слышала? Вон те дядьки говорят, что на Кавказе людей режут. Зачем же мы туда едем? Как же там могут жить наш папа и дяди?
Мама стала успокаивать:
- Коль папа зовет нас туда, значит, врут эти дядьки!".
Но страх у мальчишки не прошел, и на протяжении всего пути он терзался мыс­лями о том, как же жить среди этих страшных чеченцев и ингушей.
"В Назрани нас встречали папа и наш дядя Петя. Позабыв обо всем на свете, мы стали озираться по сторонам: не могли забыть разговор, услышанный в поезде. На станции было много ингушей. Почти у каждого кинжал, сами, как нам показалось, черные, с черными бородами и усами и на вид суровые.
Отец посадил нас на подводу, и мы поехали в Крепость Назрань, где нам теперь предстояло жить. Она была примерно в трех километрах от станции.
По дороге я сразу же стал приставать к отцу с вопросами типа:
- Как же мы тут жить будем?
Папа и дядя Петя рассмеялись и говорят:
- Если бы это было так, как же мы тут жили бы? К тому же еще и вас сюда забрали? Запомни: с ними надо уметь дружить. Прежде всего, самому надо быть верным в дружбе и не быть трусом.
Эти слова дяди Пети запали мне в душу на всю жизнь".
Затем у Василия Федоровича была учеба в школе, где он крепко сдружился с одноклассниками-ингушами, позже в Крепости Назрань закончил зооветтехникум и был направлен на работу в Чечено-Ингушский Наркомзем.
"Вскоре мы получили направления на работу. Мне предстояла работа в Галанчожском районе. Один из работников Наркомзема, русский по национальности, пригласил меня в другой кабинет, подвел к карте республики и спрашивает:
- Ты знаешь, куда тебя посылают?
- В какой-то Галанчожский район,- отвечаю.
- А ты знаешь, где он находится?
- Не знаю. Но, говорят, язык до Киева доведет, - говорю я.
А он продолжает:
- В общем, парень, я тебе добра желаю. Пойди и откажись от этого района. Ехать туда никто не хочет. Это самый далекий высокогорный район и находится на границе со снеговыми горами Главного Кавказского хребта. Более того, там нет никаких дорог, кроме горных троп для верховых лошадей, мулов и ослов. Нет телефонной связи, почти нет русских. Притом имей в виду: это скалистый высокогорный район, удобный для укрытия бандитов.
- Я очень люблю горы, обожаю лошадей, хорошо обучен верховой езде, а что касается того, что там нет русских и горцы плохо изъясняются по-русски, - так это тоже не страшно: я неплохо говорю на ингушском языке, а это два родственных языка. Так что мне нетрудно будет перестроиться.
После этих слов мой благодетель внимательно посмотрел на меня, сделал паузу и задал еще один вопрос:
- А то, что в этом районе от преследования скрываются бандиты? Это тоже тебя не беспокоит?
- Нет, не беспокоит. Я для них человек безвредный. Зачем они меня будут трогать?
- Ну, что ж. Поезжай. Уверен, что ты скоро сбежишь оттуда и придешь проситься в другой район. Но тогда труднее будет подобрать место поближе к городу.
- А меня не тянет в город, - ответил я своему собеседнику и пошел к ребятам.
На прощанье я пригласил его в Галанчожский район. А он мне в ответ:
- Твоя самоуверенность меня удивляет. Но ведь ты еще не знаешь, как устроишься, а уже в гости зовешь.."
Тепло пишет Василий Федорович о своем пребывании в Галанчожском районе, о людях, которых он там узнал и с которыми поддерживает самые тесные контакты по сей день. Он выучил язык, причем мог свободно изъясняться и по-ингушски, и по-чеченски. Вдоль и поперек исходил все аулы района. Впоследствии это помогло ему написать книгу об эффективном использовании альпийских пастбищ, которая оказалась нужной не только в самой Чечне, но и в других республиках Северного Кавказа.
Но особым его пристрастием были и остаются уникальные традиции и обычаи вайнахов. При этом он оставался не сторонним наблюдателем, а сам придерживался того уклада жизни, который ему приходилось наблюдать. Вот как он описывает традиционную вечеринку (ловзар), на каких он всегда был званым гостем:
"Есть более сложная и по форме, и по содержанию вечеринка, где присутствует элемент условного выражения сердечных чувств (дог дахар). Начинается она с традиционного угощения гостей. Голову зарезанного по этому случаю барашка обязательно подают старшему из гостей. Он отрезает от нее приглянувшийся ему кусочек (обычно это ухо или язык), потом ее передают по кругу всем остальным гостям.
После того, как гости поужинают, еду со столов убирают, освобождают место для предстоящих танцев. В помещение, где находятся гости, приглашают девушек и молодых незамужних женщин. Гости усаживаются в ряд по старшинству, а напротив них на скамейки садятся девушки. Девушка с гармошкой обычно садится посередине.
Хозяин вечеринки обходит всех гостей, интересуясь, какая из девушек им понравилась. Гость указывает на приглянувшуюся ему девушку, а хозяин называет ему ее имя и предлагает девушке занять место напротив избравшего ее гостя. Таким образом, хозяин проходит по всему ряду, знакомя гостей и девушек между собой и усаживая их друг против друга. Вскоре пары, немного привыкнув друг к другу, начинают перемигиваться между собой (дог дахар), используя условные жесты.
Основными жестами могут быть:
"Ты мне нравишься", - правая рука парня прикладывается к сердцу с легким наклоном головы.
Она отвечает тем же.
"Ты не возражаешь, если я тебя приглашу танцевать?", - легкая, незаметная поза рук, приготовившихся к танцу, пальцем правой руки обводится круг, указывая на пол. Девушка движением головы показывает "да" или "нет".
"Согласна ли ты выйти за меня замуж…?" - указательным пальцем правой руки парень указывает на нее и на себя… Она кивком головы и легким, незаметным движением как будто встает с места, подтверждая свое согласие. А при несогласии отрицательно качает головой"...
В 1939-м Василий Федорович ушел в армию, вскоре началась война. С болью пишет Русин о том, как, возвратившись домой, не застал никого из тех, с кем он искренне дружил и под­держивал братские отношения.
Впечатляют его рассказы о возращении чеченцев и ингушей на родину в 1957 году, после тринадцатилетней ссылки в Среднюю Азию. В этот период Василий Федорович был членом Оргкомитета по восстановлению Чечено-Ингушской АССР. Позже он стал министром сельского хозяйства, затем занимал пост первого секретаря райкома КПСС сначала в Урус-Мартановском, затем в Ачхой-Мартановском районах, а, уже уйдя на пенсию, долгое время возглавлял опытное хозяйство "Гикаловское".
Впечатляют его рассказы о том, с какими трудностями приходилось сталкиваться людям, возвращающимся на родину:
"Возвращение населения было рассчитано на четыре года, потому что в Москве и нашем обкоме совершенно не сочли нужным вникнуть в сложившуюся ситуацию. Руководство республики не знало и не хотело знать ни национальных обычаев, ни традиций, оно даже не считало нужным детально вникнуть в положение дел. Несмотря на наши убеждения, они не согласились предварительно переселить людей, заселивших территорию восстанавливаемой республики, выдав им ссуду. Во что бы то ни стало, нужно было освободить дома чеченцев и ингушей, не сталкивать их с теми, кто сейчас жил в их домах. Что же это за восстановление исторической справедливости, если, возвращая людей, мы вынуждены были говорить им, что на свой собственный дом они права не имеют?!"
Позволю себе привести еще один пример из его воспоминаний:
"Расскажу об одном событии, происшедшем в 1956 году в кабинете первого секретаря обкома партии А.И.Яковлева. В кабинете нас было трое - сам первый секретарь обкома, председатель КГБ области и я. Секретарша сообщила, что в приемной находятся два чеченца и они просятся на прием. Яковлев возмущенно вскочил со стула, нервно закричал:
- Кто им разрешил приехать! Еще неизвестно, будет ли восстановлена их автономия. Если даже и будет восстановлена, то еще неизвестно, где она будет находиться!
Секретарша сообщила, что эти люди были в соседней республике и по пути решили заехать на родину, а один из них, оказывается, до выселения работал вторым секретарем обкома партии. Тогда Яковлев сменил гнев на милость и, усаживаясь на свое место, бросил, не глядя на секретаршу:
- Пусть заходят... На одну минуту!
Не успели они войти в кабинет, как наши взгляды встретились. Конечно же, мы узнали друг друга! Это были бывшие второй секретарь обкома партии Халим Рашидович Рашидов и полковник-фронтовик, Герой Советского Союза Мовлид Висаитов.
Не успели они поздороваться с Яковлевым, как мы тут же бросились в объятия друг к другу…, справились о здоровье, о благополучии в семье. Мне так захотелось погово­рить с ними по-чеченски, убедиться в том, что я не забыл язык. Я так увлекся, что совершенно забыл, где нахожусь. Яковлев с председателем КГБ в недоумении смотрят на нас и ничего не поймут. На их лицах удивление: Русин заговорил на чеченском языке!"
Будучи на посту директора опытного хозяйства "Гикаловское", Василий Федорович написал книгу об эффективном использовании альпийских пастбищ. Она стала основой его кандидатской диссертации. Перед известными событиями в ЧР он подготовил проект строительства в республике своей ГЭС, чтобы в плане электричества она не зависела от других регионов...
Сейчас Василий Федорович с многочисленной семьей живет в Пятигорске, но связей со своей второй родиной не теряет. Не так давно он женил второго внука. На свадьбе зваными гостями были его друзья из Чечни и Ингушетии со своими детьми. И весь вечер, сменяя другие ритмы, звучала лезгинка...

Подготовила
М. АМИРОВА



Главная награда - любовь и доверие детей

10 лет тому назад учительница Орджоникидзевской средней школы №6 Фатиме Исаевне Ганижевой было присвоено высокое звание "Заслуженный учитель Российской Федерации".
Имея за плечами множество наград, таких как "Отличник народного просвещения, "Учитель - методист", медаль "За трудовую доблесть", это высокое звание стало для нее приятной неожиданностью.
С тех пор прошло немало времени. Но несмотря на то, что она сегодня является заместителем руководителя Управления народного образования Сунженского района, до сих пор продолжает учительствовать, преподавая свой любимый предмет - русский язык и литературу в родной Орджоникидзевской средней школе №6, которому отдала все 34 года своего педагогического стажа.
Когда пишешь о таких педагогах как Фатима Исаевна, всегда боишься что-то упустить, что-то не договорить, хотя прекрасно понимаешь, что никакими газетными строками не передать тот жизненный и педагогический путь, который проходит такая категория людей, как она.
Фатима Исаевна родилась и выросла в большой дружной семье. Еще будучи школьницей осознала, что знание русского языка очень необходимо в жизни. Мечтала стать учительницей. Закончила педагогическое училище, а затем и университет.
Молодой учительницей пришла в ОСШ №6. На первый взгляд легко могла сойти за старшеклассницу. Однако, вскоре все почувствовали, что молодой педагог - человек увлеченный, серьезно настроенный на работу.
С годами, набирая опыт, как настоящий учитель, который все время работает над собой, она часто выступает на педсоветах, заседаниях методических объединений, на слетах мастеров педагогического труда, учительских конференциях.
Благодаря таким качествам, как доброта, ум, эрудиция, умение слушать, располагать к себе человека с первых минут общения она была избрана членом ЦК профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений. В 1982 году приняла участие в работе IX съезда профсоюза. Ее доклад не остался незамеченным делегатами съезда. Предложения, содержащиеся в выступлениях посланца из Сунженского района, были направлены в "Учительскую газету".
- В те годы на мне была большая нагрузка, - вспоминает она сегодня. - Приходилось совмещать работу учителя с общественной деятельностью, в том числе и с заочной учебой в университете.
Но любовь к любимому делу, желание не только учить детей, но и учиться самой, понимание проблем каждого учителя, стремление помочь им как работник профкома делали трудности незаметными. За все годы работы статус ее родной школы менялся не раз. Сначала она была начальной, затем восьмилетней, а сейчас общеобразовательной. Изменились в лучшую сторону и бытовые условия.
- Как и у любого педагога, у нее своя манера ведения урока. Главное на уроках Фатимы Исаевны - это спокойные и уверенные ученики, которые высказываются свободно и смело, умеют говорить по существу и говорят хорошо. Они очень похожи на свою учительницу, неотделимы от нее. Наверное этим и объясняется то, что многие ее ученики выбрали именно эту профессию - учитель русского языка и литературы. Среди них есть даже кандидаты наук.
Никто о ней не скажет лучше, чем ее ученики и коллеги.
Р.У. Евлоева, бывшая ученица Фатимы Исаевны. Сегодня они работают вместе, считает, ей необыкновенно повезло встретиться с учителем, который остался для нее идеалом учителя на всю жизнь.
-Для большинства из нас, - говорит Р.У Евлоева, - Фатима Исаевна останется самым светлым человеком. Строгая и добрая, щедрая и простая, она продолжает и сейчас учить нас жизни, человечности. То тепло, которое исходит от нее, мы постараемся сохранить навсегда и жить, так же щедро отдавая другим свое сердце, как она.
По-настоящему ее мудрость и талант я смогла оценить только тогда, когда сама стала учителем.
- Она умный и сильный педагог, наставник, руководитель. Каждого педагога учит работать творчески, развивает и поддерживает инициативу. В ней гармонично слиты богатые силы души, глубокие знания, педагогическое мастерство, любовь к своему делу, к своему предмету. За долгие годы работы в школе она делала все возможное, чтобы сплотить дружный, работоспособный коллектив учителей-единомышленников и требовательную, но заботливую, товарищескую атмосферу в школе, когда учителям хочется работать, а детям - учиться, - так говорят о ней коллеги.
Сама же она считает, что самая главная награда - это те 34 года, которые отдала детям.
- Я была им нужна, они, в свою очередь, дарили мне свою любовь и доверие.
Глубоко убеждена, что творческое, целеустремленное, проникнутое высокой духовностью преподавание русского языка и литературы, направленное на формирование самостоятельной, разносторонней личности, способной учиться и трудиться по законам творчества, должно стать гуманистической основой среднего образования.
Пройдя все ступени образовательного процесса средней школы от учителя начальных классов до чиновника управления образования, она до сих пор делится своим опытом.
- Современное преподавание требует иного подхода. Поэтому учителя испытывают методическую голодовку.
Сегодня, когда в моем подчинении много педагогов, исходя из своего опыта, стараюсь искать и доводить до сознания каждого педагога, как до своего ученика, наиболее приемлемые методы преподавания. Обсуждая авторов школьных учебников, решили выбрать более доступного.
Избавились от чрезмерно облегченной программы.
Один из главных моментов образования в наших школах - это повышение уровня процесса обучения и воспитания. Педагогу предлагают разные примеры и методы, внедрена такая программа, как "Одаренные дети России".
- Став чиновником, я знаю все слабые и сильные стороны школы, - продолжает беседу Фатима Исаевна. - Надо помогать администрациям школы работать качественно и эффективно, вызвать интерес к своей работе у завучей.
Методическая копилка, которую она сегодня собирает, используя разную литературу, выбирая самое необходимое и дополняя ее своими методами, можно назвать своеобразным новаторством. В большой папке, которая дополняется каждый день хорошими идеями и мыслями, собран богатейший материал в помощь завучу.
Поэтому завучи стали часто обращаться к своему руководителю за помощью - в деле руководства школы, осуществления контроля за учебным процессом. Отмечает она и положительные моменты, произошедшие за последнее время в использовании в школах технических средств обучения. За счет государства, шефской и спонсорской помощи многие школы приобрели необходимую технику, оборудование. Но, как литератор отмечает, никакой компьютер не заменит книгу, живое чтение.
На долю этого замечательного человека и педагога, ставшего для многих олицетворением человечности, порядочности, душевности, выпало немало тяжелых испытаний. При трагических обстоятельствах потеряв самых близких, дорогих и родных людей, она не сломилась, не ушла в себя. Черпая жизненные силы в двух своих прекрасных внуках, продолжает жить и помогает другим.

М. АЛХАЗИРГОВА


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru