новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  4 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 98 (9619); четверг, 25 августа 2005 года

память Достойное потомство оставил Хато Шадиев

Ассиновское ущелье! Сколько легенд и преданий хранит это ущелье об истории и судьбе ингушского народа, о его обитателях. Немало памятных событий и исторических фактов здесь произошло. Многое из этого запечатлено в книгах, в документальных фильмах, телепередачах и во многих других средствах массовой информации, в произведениях искусства.
Чем больше мы живем на этой земле, тем больше новых страниц истории, событий и имен славных сынов этого ущелья становятся известными, которые требуют рассказа о них, чтобы знали об этом люди. Они являются чьими-то предками, родителями, родственниками. Узнать о них что-то новое, вспомнить о них добрым словом будет приятно не только близким, но и многим другим, кому дорога память о хороших людях. В этом случае мне вспомнилась фамилия Шадиевых, выходцев Ассиновского ущелья. Эта фамилия дала немало славных имен чистых и добрых людей, патриотов и Ингушетии, и России. Это полковник, начальник милиции Мурцал Арсамакович Шадиев, легендарная личность, Тоуси-мулла – участник и красный партизан героических событий гражданской войны на Северном Кавказе, член Ингушского партизанского отряда в годы Великой Отечественной войны, приносивший немало важных сведений из фашистского тыла и передававший нашему командованию. Умница и замечательный человек и патриот своего народа Азамат Шадиев, о ком бывший участник гражданской войны и первый организатор советского здравоохранения Ингушетии А.Н. Алибеков сказал: «Я помню, с каким восторгом отзывался об Идрисе Зязикове мой безвременно погибший друг, такой же тогда молодой коммунист, как и я, Азамат Шадиев после совместного с ним пребывания на Северокавказских краевых курсах марксизма в 1925 году, созданных для ответственных партийных и совработников Северокавказского края по идее А.И. Микояна… Идрис был выдающимся слушателем. Он был головой выше всех нас и шел наравне с нашими лекторами, тоже очень серьезными и яркими людьми». И сегодня у Шадиевых настоящие сыны и своей фамилии, и ингушского народа – врач высшей категории Хасан Идрисович Шадиев, редактор газеты «Сердало» Хусен Сулумбекович Шадиев. Они достойно поддерживают и несут имя хороших представителей своего рода, своей фамилии.
Но более подробный мой рассказ сегодня о других представителях этой фамилии: о семье и потомстве Шадиева Хато Джабраиловича, родившегося в ХIХ в. и прожившего до начала ХХ века. Жил Хато Джабраилович, как все ингуши, занимаясь тяжелым крестьянским трудом, растя детей и добывая хлеб на их кормление трудом и потом. Растил детей добрыми, честными и справедливыми. Но не удалось Хато увидеть своих детей взрослыми и счастливыми. Он умер рано. У Хато было три сына и две дочери. Росли они без отца, очень дружными и трудолюбивыми, уважаемыми и почитаемыми односельчанами.
Все то доброе, хорошее и справедливое, которое воспитал в детях Хато, навсегда закрепилось в этой семье. Выросли сыновья Джабраила – Джамбулат, Хасан, Сулейман, дочери – Лемка и Хава. Хороших людей оставил Хато. Старший – Джамбулат - работал в родном селе Алкун секретарем партийной организации местного колхоза. Умно и с толком рассказывал о политике, задачах, которые жизнь и государство ставили перед сельскохозяйственными сотрудниками, требовал от колхозников работать честно и добросовестно, поднимал их дух и патриотизм, когда началась война. Его слово для колхозников был закон. Его любили и уважали за честность, открытость и справедливое отношение к делу и к людям. Колхозники ежедневно обращались с разными вопросами к руководителю партийной организации. Зачастую задавали такие вопросы, что ставили секретаря в тупик, что было трудно дать им ответ. На вопросы, которые касались его компетенции, Джамбулат Хатоевич отвечал четко, ясно и очень доходчиво для не очень грамотного, но очень мудрого горца. А на затруднительные для себя вопросы давал ответ только после выяснения этих вопросов у более грамотных и ответственных работников партийных органов. Потом в свободное время или в обеденный перерыв собирал не только тех, кто задал вопрос, но и всех свободных от работы, ставил заданный вопрос и отвечал уже со знанием и доходчиво. Он был своим среди колхозников. Скольких людей он мирил, скольким помог завести семью: жениться или выйти замуж. Какой бы вопрос ни ставился, какая бы ситуация ни возникала, он говорил спокойно, не повышая голоса, но великолепно разбираясь в вопросе и в теме разговора.
Второй сын Хасан был юристом. Работал прокурором и в Назрановском районе Ингушетии, и в Веденском районе Чечни. И везде оставлял о себе добрую память у людей. Как рассказывают, свою службу он знал досконально и четко. У него никогда не было никакого чувства предвзятости или нечестности. Он был требователен и справедлив. Не привлекал к ответственности ни одного невиновного и не давал пощады преступникам и ворам. Все просил судей быть честными и принципиальными в рассмотрении дел. Его девизом было: никакого наказания невиновным, никакой пощады виновным. Вор и преступник должен сидеть и отвечать за свои деяния. Надо жить честно и добросовестно, тогда не придется сидеть.
В начале 1944 года по Ингушетии поползли раздирающие и холодящие душу мрачные слухи: ингушей будут выселять. Трудно было в это поверить. Этого не может быть, за что выселять, говорили одни. В нашей стране все может быть, отвечали другие. Эти слухи претворились в жизнь 23 февраля 1944 года, в день Советской армии. Конечно, таким людям, какими были братья Шадиевы, которые хорошо знали политику и законы советской власти, непонятно было: за что наказан народ, за какие грехи, ведь грехов, ошибок, преступлений, за что можно было наказать целый народ, не было. Но примеры выселения других народов - карачаевцев, балкарцев, немцев, крымских татар – это были неутешительные, больше трагические примеры, что советская власть нарушает свою конституцию, свои законы. Но все-таки, они не могли понять и принять то, что произошло со своим народом, благодаря которому по неоднократным заявлениям Орджоникидзе, по сообщениям средств массовой информации (СМИ) и ведущих политиков и чиновников страны была установлена на Северном Кавказе Советская власть.
- Как это случилось, кто приложил руку к этому варварскому преступлению, - друг другу задавали эти вопросы и Джамбулат, и Хасан, и их младший брат Сулейман, когда они оставались наедине. Эти мысли, эти чувства ежедневно жгли их сердца. Не болезни, не холод, не казахстанский климат, а моральное состояние – этот груз унижения, оскорбления сводили в могилу раньше времени многих переселенцев. Не вынеся эту трагедию, из-за переживаний невыносимого морального состояния в 1944 году умер в выселении Джамбулат. Недолго пережил старшего брата и Хасан, от такого же душевного состояния он умер в 1948 году. Конечно, эти преждевременные и ежедневные смерти в домах спецпереселенцев уносили сотни и тысячи жизней.
Не только ингуши, но и другие репрессированные народы помнят эту трагедию и не понимают, почему до сих пор нет решения государства по справедливому и честному решению вопросов репрессированных народов, почему не выполняется «Закон о реабилитации репрессированных народов».
Не только оставшиеся в живых, перенесшие эти адские муки переселения бывшие репрессированные, но многие из тех, кто принял этих несчастных людей на своей земле, помнят и не забывают об этом. Их мнение очень ярко, емко выразил выдающийся сын казахского народа, поэт и политолог, философ и гражданин мира Олжас Сулейменов. Думаю, что прочесть высказанные им мысли о трагедии ингушей и чеченцев в период переселения в Казахстан многим будет интересно и понятно:
- Знаю, что память ваша кровоточит, - говорит Олжас Сулейменов, - знаю и то, что умолчать, забыть происшедшую трагедию нельзя, ибо это будет преступлением перед памятью, сопоставимое с постигшим вайнахский народ несчастьем. Так пусть же прозвучит Правда! Пусть стоны и слезы невинно погибших, ворвавшись в ваши сердца и обретя в душах и в сознании вашем свой отзвук, очистят во имя будущего, в котором не должно быть и не будет повторения!
- Всякий раз, когда я посещаю могилы казахов, нашедших вечный покой на свой родине, я нахожу и могилы замученных на моей земле вайнахов. Их здесь более 300 тысяч – целая страна, в которой для мертвых нет различия по национальности. Я молча стою над этими могилами и перед глазами возникают образы людей, пришедших на мою родину оболганными, униженными, но не сломленными! С высоким и ничем непобедимым чувством чести и истинно человеческого достоинства. Но этой чести и этого достоинства сегодня нет у многих других.
Вечная память, всем тем, кто умер вдали от своей земли с неутомимой жаждой жить и умереть на своей земле, на своей малой родине, в своих и дедовских домах.

Теперь мне остается поговорить о младшем сыне Хато - Сулеймане, который вынес все испытания и оскорбления спецпереселенца, вернулся в родную Ингушетию, служил и вырастил славную и достойную себя, своего отца и своих братьев семью. Сулейман Хатоевич родился в 1908 году. Учился и закончил Назрановскую школу, где получил семилетнее образование.
После школы он был направлен, как говорит его сын Баматгирей, в Комвуз. По окончании этого учебного заведения началась бурная трудовая жизнь. Был секретарем окружкома комсомола Ингушетии. Но там пришлось ему работать недолго – всего один год. Руководству автономной области Ингушетии нравился этот честный и принципиальный молодой человек за его серьезное отношение к делу и умение работать с людьми. Такой человек больше нужен был в милиции, где в то время был непочатый край работы, работы ответственной и очень необходимой на данной службе, когда только рождалась и укреплялась государственность ингушского народа и его милиция.
Первый секретарь Ингушского обкома партии Идрис Зязиков, его единомышленники и соратники Сергей Дахкильгов, Иналук Мальсагов, Али Горчханов и многие другие подбирали людей честных, скромных и справедливых. Одним из таких был третий и последний сын Шадиева Хато-Сулейман, выросший в такой уважаемой семье. Это было в 1927 г. И Сулейман получил направление в транспортную милицию. Он совмещал эту должность, работая одновременно и в г. Орджоникидзе, и в Назрани.
В его жизни было немало интересных случаев, связанных с этой должностью: выявлять и отдавать под суд многих преступников и хулиганов. Но был один случай, навсегда запомнившийся им, и оставивший в память о нем добрый след, но получивший огромный резонанс в общественной жизни Чечено-Ингушетии. Это было 25 ноября 1936 года. Он ехал с города Орджоникидзе в командировку в Назрань. Выезжая из города, ему было дано устное задание узнать у начальника Назрановской милиции Джамбулатова Магомета Сосланбековича почему не высланы в город документы на нескольких арестованных лиц и чтобы они срочно были высланы во Владикавказ. Приехав в Назрань, где-то около 10 часов утра, он позвонил Джамбулатову по телефону домой, где он снимал жилье. Джамбулатов взял трубку. И в этот момент Сулейман услышал в трубке голос Джамбулатова:
- Савва, не балуйся наганом!.. В этот момент три пистолетных выстрела и разговор с Джамбулатовым прервался, и в телефонной трубке появились одни только частые гудки. Шадиев сразу понял, что с Джамбулатовым случилось несчастье и с несколькими сотрудниками побежал на квартиру Джамбулатова. Квартира Джамбулатова находилась напротив железнодорожной станции. Когда Шадиев с сотрудниками железнодорожной милиции подходил к дому, где жил Джамбулатов, по ступенькам спускался Алейников Савва - счетовод Назрановского района отдела милиции, т.е. сотрудник Джамбулатова. Увидев Шадиева и его друзей, Алейников на ходу бросил:
- Джамбулатов застрелился сам и застрелил жену…
На хамское и бестыжее заявление Алейникова Шадиев ответил:
- Подлец! Мы знаем, кто убил Джабулатова и его жену, - и тут же скрутил Алейникова и арестовал.
Так, благодаря чуткому и смелому поведению Шадиева Сулеймана Хатоевича, был арестован, разоблачен и расстрелян убийца начальника милиции Назрановского района Джамбулатова Магомета Сосланбековича.
На суде Алейников заявил, что они (он, Погибов и Спалинский, по воспоминаниям Бузуртанова Багаудина Магометовича) засланы были в Ингушетию, чтобы убрать наиболее авторитетных и уважаемых руководителей-ингушей.
По воспоминаниям Курскиева Магомета – плотника МВД РИ, Погибов, Спалинский (так он запомнил их) были сыновьями помещика Мазая, что жил в Ингушетии и занимался овцеводством. Предстоит, конечно, исследовать эти воспоминания.
Уже один этот поступок Шадиева говорит о том, что он был настоящим слугой правоохранительных органов и грозой для убийц и преступников. Таких случаев в жизни и за восемнадцатилетнюю службу в милиции у Шадиева были десятки, а может и сотни.
Вместе с собственным народом Шадиев перенес и годы высылки ингушского народа. И здесь проявлялись его лучшие качества. С 1944 по 1949 год был комендантом спецкомендатуры г. Алма-Аты, помогал спецпереселенцам, не давал возможность оскорблять и издеваться над обиженными и оскорбленными людьми, делал все, чтобы выделяемая продовольственная и другая помощь доходила до каждого спецпереселенца, будь это ингуш, чеченец, немец, балкарец или карачаевец. Люди это понимали и ценили, уважали и берегли этого человека.
Уйдя с поста коменданта, около 3-х лет работал начальником райбыткомбината г. Алма-Аты.
Вернулся на родину. И здесь сразу был назначен председателем Первомайского райисполкома (1957-1959 гг.), затем, в 1959 году, стал первым секретарем того же Первомайского района. В 1961 году по состоянию здоровья ушел на пенсию в качестве персонального пенсионера Российской Федерации. Умер в 1994 году и похоронен в родном селе Алкун на фамильном кладбище Шадиевых, рядом с могилой отца. Сулейман имел несколько наград, в том числе и военную медаль «За оборону Кавказа», три медали «За доблестный труд», в том числе и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», ряд юбилейных медалей. Жил и трудился честно и добросовестно.
За хороших людей вышли замуж и две дочери Хато - сестры Сулеймана. Сестер звали Лемка и Хава. Вырастили также хороших детей. Сейчас и сестер нет в живых. У Лемки вырос хороший сын, достойный деда и дядей – Матиев Ахмет, является проректором Ингушского госуниверситета. Недавно защитил докторскую диссертацию и стал доктором физико-математических наук, у него тоже растет прекрасная семья. Он – первый доктор из ингушей по этой теме. Хорошее потомство растет и у Джамбулата, Хасана, у сестры Гадаборшевой Хавы.

У Сулеймана тоже хорошее потомство.
У него есть сын Баматгирей, экономист с высшим образованием – окончил Казахский государственный университет. Работал экономистом на производстве, инструктором Чечено-Ингушского обкома партии, председателем Сунженского райисполкома, начальником Северокавказского Управления спортивных лотерей. С 1998 года на пенсии, ветеран труда, имеет две медали - за трудовую доблесть и Ленинскую юбилейную медаль. У него два сына и две дочери. Старший сын Бурхан – предприниматель, младший – нефтяник, работал в Старопромысловском и Карабулакском УБРах, сейчас не работает. Дочери – Мовлатхан и Аза – обе с высшим образованием, сейчас не работают, занимаются воспитанием детей. И сын и дочери Сулеймана, их дети такие же скромные, честные и уважаемые люди.
Таков вкратце мой рассказ о крестьянине Хато и его потомстве и нескольких других Шадиевых.

Б. АБАДИЕВ



образование Дело всей ее жизни

Любовь к детям привела Любовь Ахмедовну Гайтукиеву (в девичестве Татиеву) в школу, которую она только что окончила. Это был 1968 г. С тех пор она работает в этой на первый взгляд, ничем не примечательной горной школе.
Село Галашки расположено в живописном месте, недалеко от Кавказских гор, в окружении леса, горных возвышений, на берегу бурной реки Асса. В этом прекрасном, живописном, но тяжелом в социальном плане месте и начала свою трудовую деятельность юная 17-летняя выпускница Галашкинской СШ № 1 Любовь Гайтукиева. Этой школе, на мой взгляд, повезло с руководителем. Вот уже более 24 лет директором является Любовь Ахмедовна, которая начала свою работу с учителя, затем работала в должности зам. директора по учебно-воспитательной работе и с 1981 года стала директором СШ № 1. С первых дней ее работы она отличалась требовательностью прежде всего к себе и к товарищам по работе, и поэтому на протяжении 10 лет возглавляла профком школы на общественных началах, где умела подметить и заметить положительные и отрицательные стороны жизнедеятельности членов коллектива и дать им соответствующую оценку. Обладая большими организаторскими способностями, которые были замечены вышестоящими структурами, быстро прошла все ступени роста.
Приступив к работе директора школы, Любовь Ахмедовна прежде всего отремонтировала школу, в ней сразу стало тепло и уютно. До нее сменилось в этой школе 4 директора. Жестко был ею поставлен вопрос перед коллективом о соблюдении трудовой дисциплины, санитарного состояния и внешнего вида учащихся. Но это были только зачатки преобразований в этой школе.
Галашкинский куст был самым тяжелым по обеспечению кадрами еще в те стабильные, на мой взгляд, времена, он был тяжелым и в социальном плане, здесь нет фронта работы для родителей, более 90% самые малоимущие, помощи ждать неоткуда. Но и в этой ситуации Любовь Ахмедовна не терялась, находила выход из создававшегося положения, создавала хорошие условия для молодых специалистов, обивая пороги Министерства, райкома, исполкома, помогала специалистам в обустройстве быта, но проходили 3 года отработки и молодые учителя, приехавшие по направлению со всего Союза, по личным мотивам уезжали на родину и школа опять оголялась, не хватало кадров. Однако и здесь она нашла выход, подготовив и обучив своих выпускников. Сегодня Галашкинская СШ № 1 полностью обеспечена кадрами и входит в число лучших школ района.
У директора Любовь Ахмедовны Гайтукиевой складываются непростые отношения с руководством, потому что она прямолинейна, принципиальна, но чаще всего ей идут навстречу, зная, что ее требования и просьбы обоснованны.
Благодаря ее кропотливому труду, здание школы имеет приятный вид, хотя оно построено еще в 1926 году. За время ее работы директором здесь произошли большие преобразования, построено помещение, где обучаются учащиеся младших классов, все эти годы работает столовая, оборудованы кабинеты, создан и работает музей имени Ширвани Костоева, в коридорах школы оформлены стенды обучающего и направляющего характера. Школа огорожена, проложены тротуары, заасфальтирована площадка. Проблем у Любовь Ахмедовны много, но есть такие вопросы, которые невозможно решить одному, поскольку эти проблемы масштабные – в первую очередь, построить типовую школу, на что Любовь Ахмедовна уповает с надеждой, потому что наш Президент Мурат Магометович Зязиков обещал.
Много сил вкладывает Любовь Ахмедовна для роста профессионального уровня учителя. Это наглядно видно, когда при посещении школы зайдешь в учительскую. Здесь можно увидеть различные формы работы в помощь учителю, оформленные уголки и стенды направлены на повышение уровня знаний учителя, на повышение учебно-воспитательного процесса. И не случайно, что труд Любовь Ахмедовны Гайтукиевой оценен президентом республики Муратом Магометовичем Зязиковым, он своим Указом присвоил ей звание «Заслуженного учителя Республики Ингушетия».
В преддверии нового 2005-2006 учебного года от всей души хочется пожелать Любовь Ахмедовне и ее трудовому коллективу сил и энергий, счастья и здоровья им и их семьям.

Любовь ДЗЕЙТОВА, председатель Совета
профкомов работников образования
Сунженского района



“Локомотив” выбыл из розыгрыша Лиги чемпионов

Вчера в Черкизово на поле стадиона “Локомотив” чемпионы России провели ответный матч с венским “Рапидом” в рамках третьего раунда квалификационного турнира Лиги чемпионов 2005/2006 года.


Хозяева атаковали в основном правым флангом, где был очень активен Самедов, забивший единственный гол в Вене.
Подопечные Эштрекова били тремя ударами по воротам соперников, но прицел у хозяев явно сбился, а преодолеть насыщенную линию обороны австрийцев и приблизиться к их воротам не удавалось.
На последних минутах первой половины матча венцы изменили себе и попытались применить прессинг против игроков “Локо”. Те не растерялись и тут же организовали острую атаку. Асатиани вывел Хохлова к воротам гостей, но Дмитрий промедлил с ударом, и момент был упущен.
Минут за 10 до конца второго тайма австрийцы все же прижали хозяев к воротам. А вскоре наступила развязка двухраундового противостояния. Увы, она оказалась несчастливой для нашего чемпиона. Хоффманн подал угловой, словак Валахович выпрыгнул и головой отправил мяч в сетку. Спасти игру не удалось. “Локомотив” проехал мимо групповой стадии Лиги чемпионов.

Ю. Ярыгин


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru