новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 92 (9613); вторник, 16 августа 2005 года

ПУТЕШЕСТВИЕ В ФИНЛЯНДИЮ

В ЖИЗНИ каждого человека есть события, которые прочно остаются в памяти. Для меня ими стали интересные поездки. Так получилось, что путешествовать по СССР и другим странам мира я начала с юности. В 80-е годы Чечено-Ингушская областная комсомольская организация направила меня, тогда внештатного корреспондента Чечено-Ингушской республиканской молодежной газеты “Комсомольское племя”, в зарубежную страну (кстати, в этом коллективе я впоследствии много лет трудилась заведующей отделом: до известных событий в Чечне наша редакция находилась на восьмом этаже Дома печати в Грозном). Так в составе 4-х юношей и девушек из Советского Союза я оказалась в Финляндии - стране, которая навсегда осталась для меня эталоном цивилизованного общественного устройства. Наша поездка состоялась благодаря тому, что СССР и Финляндия были дружественными государствами. Их сближали, в первую очередь, сходные интересы компартий.
...Уже будучи студенткой первого курса Чечено-Ингушского госуниверситета, продолжая сотрудничать с республиканской прессой, я написала материал о своей поездке в Финляндию в молодежную газету “Комсомольское племя”. Это была всего лишь заметка “Здравствуй, товарищ!”. Информация, и ничего больше. Дело в том, что при советском режиме категорически запрещалось высказываться о положительных сторонах жизни народов капиталистических стран. Не удивительно: в СССР тогда царила коммунистическая идеология, объявлявшая частную собственность... преступным явлением. Слов “рынок”, “бизнес”, “доллар” в лексиконе наших граждан вообще не было. Сейчас это кажется дикостью, а тогда инакомыслящих отправляли за решетку или в психбольницу. Поэтому, разумеется, я не могла делиться с читателями своими восторженными впечатлениями о жизни финнов. Побывав в Финляндии, я поняла главное: в этой стране представители всех национальностей по-настоящему равноправны. Это выражается в том, что они прекрасно обеспечены и живут счастливо. Как бы ни расхваливали советские средства массовой информации тогдашний строй в СССР, но вопиющий факт несправедливости был налицо: у нас люди жили на абсолютно нищенскую зарплату! Мне в мои юные годы несложно было проанализировать, при каком строе населению лучше живется. Преимущества “загнивающих” буржуазных государств мы, посещая в Стране Суоми ленинские музеи, успели-таки разглядеть из окон новенького автобуса. Именно в Хельсинки впервые в своей жизни я воочию увидела великолепно одетую... молодую цыганку! У нас-то в стране представители ее народа имели далеко не блистательный внешний вид…
МЫ побывали в прекрасной столице этого государства и красивых городах Тампере, Турку и Ювяскюля. О нашем пребывании в стране писали финские газеты, и одна из них - с фотографией всех членов молодежной группы - долго хранилась в моем домашнем архиве... Потом были в моей жизни и другие путешествия, но то первое знакомство с другим народом, чужой, очень любопытной культурой запомнилось особо.
Что же я увидела в Финляндии? Уверенных в своем завтрашнем дне граждан. Безукоризненную чистоту на улицах. Магазины, заполненные отменными товарами... Впрочем, не рассказала я в той заметке и о том, что нас поразила высокая культура финнов. Например, водители машин очень вежливо относятся к пешеходам, и перед нами, школьниками, на всех (!) переходах, как по команде, останавливались самые дорогие автомобили... Увы, до сих пор в российских городах такого, пожалуй, не увидишь...
К сожалению, мы не побывали в финских семьях, не посетили местных культурных Центров. И это тоже объяснимо: более широкое знакомство советской молодежи с жизнью этой страны не входило в планы организаторов поездки. Вполне понятно, по каким причинам… И все-таки, несмотря на многочисленные запреты и ограничения, в СССР было уже немало людей, недовольных тогдашним тоталитарным строем. Страну Советов со скандалами начали покидать диссиденты, среди которых оказались такие звезды музыкального искусства, как легендарные супруги Галина Вишневская и Мстислав Ростропович...
...В МОЕМ архиве сохранилось фото с видами Хельсинки, привезенное из той поездки. Оно напоминает мне о замечательном путешествии, совершенном в юности... Вот собор, мимо которого мы проходили однажды с Аней Эрикойнен, девушкой из Прибалтики, вот стадион, который посетила наша молодежная группа... Каждого из нас волнует обращение ко Времени своих романтических лет... Полагаю, даже вынужденная краткость той давней информации о посещении зарубежной страны может быть любопытна для наших юных современников: они будут лучше знать, чего стоило утверждение об “открытости” советского общества...



“ЗДРАВСТВУЙ, ТОВАРИЩ!”

Мы подъезжали к окраине Хельсинки, и через вагонное окно я видела сложенные поленницы дров. Они были аккуратными, как на картинке. А вокруг - ни соринки. Как будто сошли с холста и белые чистые жилища местных жителей - знаменитые финские домики. Расположенные на одном почти расстоянии и окруженные прямоугольниками огородов, они до сих пор в моей памяти...
Первым, кто встретил нас на перроне хельсинского вокзала, был двадцатилетний гид Хейкки Тимонен. И сразу приобрел наше расположение. Эрудированный, остроумный, может быть, более, чем надо, спокойный (это отличительная черта финнов), а самое главное - любознательный. Его интересовало буквально все: и численность населения наших городов, и наши будущие профессии. Четыре города показал нам Хейкки, а нам показалось, будто всю страну...
В Хельсинки мы жили в русской школе. Однажды мы с Аней возвращались с прогулки по летнему городу. Вдруг к нам подошли молодые финны и стали выяснять наши с Аней национальности. Долго гадали, а потом, не сговариваясь, воскликнули:
“Здравствуй, товарищ!”
Но сильнее всего чувство внимания, дружелюбия мы испытали со стороны маленьких жителей этой страны. В Турку и Ювяскюля мы жили в лагерях с одинаковыми названиями “Искра”. Ребята от семи до пятнадцати лет бегали за нами всегда и всюду. Вот они, две малышки, садятся рядом со мной, и начинаются уроки иностранных языков. Сначала они меня учат финским словам, потом я их - русским. Видели бы вы, с какой сосредоточенностью вслед за мной они повторяли слова “здравствуй” и “друг”...
А жизнь в лагере кипела... Выходила стенная газета, бушевали страсти среди болельщиков футбола...
Потом сообщили, что к нам должен приехать советский космонавт Г. Береговой. В тот день дождь лил как из ведра... Удивительно, но половина населения лагеря вместилась в коридорчик нашего дома, и потянулись часы ожидания. Наконец, космонавт приехал! Территория лагеря была украшена цветами. После небольшого концерта в честь советского космонавта на середину круга вышел мальчуган и целый час “донимал” Берегового вопросами - что нужно сделать, чтобы стать космонавтом, и полетит ли он еще раз в космос...
...И вот наступил день отъезда. Вспоминать об этом грустно. Снова зачастил дождь. Все пытались шутить, но получалось плохо. Мы прощались с друзьями. Автобус плавно, словно нехотя, двинулся, а наши новые друзья еще долго стояли под дождем, провожая нас...

М. ГОРТИКОВА



РИТМ ЖИЗНИ ПРИВЫЧНЫЙ

Однажды, много лет назад, побывав по делам в Воронежской области, с удивлением обнаружил, как здешние места похожи на наши, в Ингушетии. Вроде чуть холоднее, лес немного другой, а вот земля – хороший чернозем, жить можно, сажай да копай, отдача будет. Только вот урожаи здешние садоводы и огродники получали просто на зависть.
Наступил сезон сбора картофеля и мы поехали закупить на зиму этот главный российский продукт в одно из сел, называлось оно, кажется Писаревка. Прибыли на место, познакомились с сельчанами. Особенно запомнился на первый взгляд хмурый краснолицый земледелец. У него были большие узловатые пальцы на натруженных руках, со шрамами. - «Картошкой живем, потому цену труду своему знаем» - сразу предупредил он, провожая нас к своим личным закромам. По дороге он несколько раз посетовал, что урожай нынче не самый лучший, да что делать…
Картошка оказалась, что называется, калиброванной, одна к одной розовые красавицы величиной с большую грушу заполняли несколько клетей. После того, как мы поинтересовались, сколько они посадили картошки и сколько получили, мы невольно ахнули – нам такие урожаи на наших участках и не снились. Спустя много лет, вспоминая этих людей, живших трудом рук своих, каждый раз задавался вопросом, почему имея такие возможности в Ингушетии, край-то благодатный, мы такие урожаи на своей «подсобке» не берем. Ответ, возможно, в том, что оторвались от земли, здесь ведь в земледелии тоже традиции нужны, картошка и та должна быть районированная – родная для наших мест. Радует, что и у нас сегодня все больше людей пробуют себя в сельском хозяйстве. Есть в этом деле что-то извечное, настоящее, проверенное временем.
Однако же список неиспользуемых нами резервов в ту поездку для нас был расширен одним отставным, как он себя называл, инженером. На его участке, на небольшой возвышенности, стоял настоящий бассейн. Сделал его старый инженер своими руками. В нем он разводил рыбу, при этом излишек воды, доставляемый сюда подведенным ручейком, через трубы на бортах водоема орошали сад и огород, расположенные ниже.
Хорошо бы и нам использовать различные резервы пополнения семейного бюджета, основанные на смекалке и трудолюбии. Ведь во многих странах и одной сотой части наших возможностей для людей нет, а живут что-то придумывают. Слышали, что в Египте, да и многих других жарких странах, земля в дефиците и человек порою живет за счет зелени, выращиваемой на участке 3 метра на 3 метра. Конечно, человек живет там, где он живет, и его никакое сравнение не заставит вдруг сразу взяться за новую работу, изменить привычный ритм жизни. Однако же стоит поехать куда-нибудь, и сразу обнаруживаешь нечто заставляющее задуматься. Всякое путешествие неизбежно несет в себе сравнение. И оно вовсе не служит зависти, а только стремлению найти новые резервы, жить лучше, интересно, полноценно. Мы должны вернуть себе то, что умели наши предки.

В. САИТОВ



“Я неудачу с рук кормила, А для удачи пищи нет...”

Представляем нашим читателям поэтическое творчество Анны Александровны Ахритько, человека, безусловно, талантливого. Она живет в Курске и часто навещает родных в Ингушетии, с которой ее связывает крепкое духовное родство. Стихи Анны Александровны подкупают своей искренностью, богатством образов и метафор. Они запоминаются, как и всякие настоящие стихи.

Октябрь
Искры осени - безбрежный листопад -
Хрупкие осколки солнца лета,
Говорят о чем-то невпопад
И не дожидаются ответа.

Вихрь срывает с плоских крыш ворон.
Взмах крыла пронзает небо - льдину.
Их полет - великолепный фон
Осенью раскрашенной картины.

Эхом по безлюдным тротуарам
Раздается музыка дождя.
Сотни золотистых мемуаров -
Каждый день скупого октября.

Казбек
Твой стан меня очаровал,
Пленил твой голос - голос ветра,
Твоих неровных плеч овал,
Растянутых на километры.

Ты стар, но седина висков
Твоей красы не умаляет,
Лишь мудрость прожитых годов
Резвиться уж не позволяет.

Ты горд и грозен, но со мной
Ты ласков был и откровенен;
Навек разрушил мой покой,
Но как приятны разрушенья!

И вот в любви я признаюсь
Мужчине, но не человеку!
Я покоряюсь, отдаюсь
Тебе, великому Казбеку.

Осень
Вдоль обнаженной ветрами аллеи
Шагаю по лужам - философам осени,
Ленты ручьев - серебристые змеи -
Женские волосы с раннею проседью.

Тонкие ветви сплелись в пентаграммы.
Черные птицы, как нищие, стонут,
Улица желтые шлет телеграммы,
Но под холодным дождем они тонут.

Айсберг рассыпался в небе на части:
Склянки стремятся к ладоням землян.
Осень, наверное, серое счастье.
Счастье - придуманный нами обман.

Война
Мерцал закат, как блеск кинжала,
Виднелась тусклая луна,
Свою добычу смерть считала:
Она взяла свое сполна.

Под грохот танков, плач гранат,
Порывы ветра и дождя
Сражался в поле взвод солдат
За Мать, Отчизну и Вождя!
Таких полей не сосчитать,
Имен не вспомнить, не забыть...
Во славу им остановить
Войну должны, а не начать!

Ведь в ней не будет победивших:
Лишь смерть, разруха, пустота.
Страданье полуголых нищих
Продаст за жизнь людей война.

Мерцал закат, как блеск кинжала,
Земля дрожала от войны...
Я, глупая, стихи писала,
Надеялась, они нужны...

***
Ах, если б все переписать!
Ах, если б все начать сначала!
И не любить, и не страдать,
Не знать всех тех, кого я знала.

Ах, если б жизнь остановить
И вскрыть моих ошибок склепы,
И изменить, все изменить,
Сейчас что кажется нелепым!

Но, к сожаленью, я не в силах
Ворваться в крепость прошлых лет.
Я неудачу с рук кормила,
А для удачи пищи нет.
АПЛ “Курск”
Реактор ядерной подлодки
Заглох с дыханьем тех ребят.
Чьи взгляды были слишком кротки,
Чьи жизни не вернуть назад.

Почтим минутою молчанья,
Приспустим флаги в этот день,
А завтра все воспоминанья
Сотрутся в памяти людей...

***
Я устала писать слова:
Их никто никогда не прочтет.
Может быть, лишь людская молва
В своих сплетнях мой слог помянет.

Ну а может, как добрые вина
После выдержки в множество лет,
Мои рифмы с особенной силой
Обагрят этот взбалмошный век.

***
Поднимаясь с согнутых колен,
Ты боишься посмотреть вперед:
Память не забыла страха плен.
Ну, а вдруг опять не повезет?

Опуская робко длинные ресницы
Ты пытаешься бежать от черноты.
“Отчего же, - скажешь, - я не птица
Отчего не небо?” - скажешь ты.

Думаешь, что ты одна сейчас?
Просто ты устала. Отдохни.
И с зеленых непокорных глаз
Ты слезу соленую смахни.

Не гадай на кофе, на цветах:
Счастье все равно тебя найдет.
Просто позабудь недавний страх.
... Он еще не раз к тебе придет...

***
Безмолвие. Лишь шум опавших листьев.
Лишь одиночество и тусклый свет луны.
Небрежное касанье жесткой кистью
Недорисованной художником стены.

Полынь. А мне казалось - розы.
Игра, забавно, чудилась судьбой.
Не бриллианты, так хотя бы слезы
На память мне подарены тобой.

Я чувствую. Жаль, не понятно что.
Но, может быть, я растеряла чувства?
Любовь, как воду, зачерпнула в решето,
А донести - великое искусство!

***
Холодное прозрачное касанье,
Надрез на коже - неглубокий шрам,
И вены замирают в ожиданье,
Крадется кровь по девичьим рукам.

В груди не сердце - битое стекло,
Взгляд обнимает бесконечный страх
Мерцанье звезд с небес ночных сползло,
Запутываясь в рыжих волосах.

***
Искупаться бы в реке из молока
И подплыть к кисельным берегам.
Вместо рек - лишь мертвая вода
По песку ползет к моим ногам.
Вместо диких полевых цветов
Я букет полыни нарвала,
Ведь вблизи немытых городов
Больше ничего я не нашла.

***
Ну зачем со мной играешь, память?
Кадры черно-белого кино...
... Будто в сказке начинают ранить

Пальцы золотым веретеном.

Спящая красавица проснулась.
Только принц не тот поцеловал.
Метила в любовь, но промахнулась.
Для чего же точно ты стрелял?

И теперь, как скорбная баллада,
В одиноком русле жизнь течет.
Непреступна гордая Эллада
Все-таки когда-нибудь падет.

***
Предвкушение близкого счастья
Ускользающей радости цвет -
Шелковистою лентой ненастья
Протянулось сквозь прожитый век.

Ожидание милого рая,
Ароматное, словно вино...
Только люди тогда умирали,
Не увидев из ленты панно.

Лишь они, свято веря, старались
Переделать наш сумрачный мир.
Как ни странно, но им не достались
Приглашенья на праздничный пир.

И трудом своим вымостив путь,
Без оглядки уходят, как тени...
Их немая холодная грусть –
Завещанье другим поколеньям.


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru