новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 83 (9604), суббота, 30 июля 2005 года

Наибольшее благоприятствование

Благоговейная, почти музейная тишина, напряжение чувств и неповторимо волнующая атмосфера сопутствуют этому короткому, но судьбоносному периоду в жизни многих тысяч юношей и девушек под магическим названием – вступительные экзамены. Что может быть прекраснее времени, когда перед молодым человеком, вчерашним школьником, широко распахиваются парадные двери в будущее, когда за спиной в трогательном ожидании застыла безмолвная фигура мамы, а впереди – неподкупно строгая на вид, но благожелательная в действительности экзаменационная комиссия деловито готовится к повторной ревизии твоего школьного аттестата зрелости?! Кто хотя бы однажды не испытал это ощущение, вряд ли может считать свою жизнь полноценной, а в будущем едва ли сумеет внушить подобное чувство своим детям…
…Помню, как в далеком 1966 году я поступал в Грозненский педагогический институт (университетом он стал тремя годами позже), и несмотря на то, что как раз в этом году в школах был двойной выпуск – за 10 и 11 классы, а на исторический факультет конкурс составлял одиннадцать человек на место, я самоуверенно подал документы именно на этот факультет. Конечно, основания для самоуверенности у меня были: история всегда считалась моим самым любимым предметом и даже редкую «четверку» в школе я давно уже привык воспринимать как личное оскорбление. Нередко бывали случаи, когда наш учитель истории, видя, что я с большим опережением усваиваю темы, доверял мне проведение урока, в том числе и объяснение нового материала, а сам отлучался по своим «неотложным» делам.
Итак, войдя в числе первой пятерки в аудиторию и только взглянув на доставшийся мне билет, я тут же понял, что влип окончательно. В билете было всего два вопроса, но зато первый из них я не знал абсолютно. Вот этот роковой вопрос: «Древние рабовладельческие государства на территории СССР». В общем, вопрос из тогдашней программы 5-го или 6-го класса, и единственное, что я помнил по нему, это то, что на территории современной Армении за несколько веков до нашей эры существовало сильное и процветающее государство Урарту. Через несколько минут, когда я упавшим голосом промямлил свой скудный запас знаний и остановился, преподаватели наперебой начали задавать наводящие вопросы. Особенно усердствовала член комиссии – пожилая русская женщина. Как известно, женщины вообще считаются наиболее строгими экзаменаторами, и если они с самого начала почувствуют нашу слабость, потом их почти невозможно склонить к компромиссному решению.
- Молодой человек, вы хотите поступить на исторический факультет, а не знаете таких прописных истин, которые должны быть известны каждому шестикласснику; с какого по какой век существовало государство Урарту, кто были их соседями, какими именами она называли своих богов? Вы не имеете представления о их культуре, письменности; я не знаю, кто вам посоветовал сдать документы на исторический факультет, но, поверьте, этот человек оказал вам поистине «медвежью» услугу.
После такого «приговора» двое других «доцентов» многозначительно переглянулись и, как я понял, только для соблюдения протокольной формальности предложили мне перейти ко второму вопросу.
Прошедшие с того знаменательного дня 39 лет не стерли с моей памяти даже малейшей подробности этого экзамена, и поэтому я отлично помню, с каким неожиданным для комиссии блеском я ответил на вопрос о русско-японской войне 1904 года. Дело в том, что незадолго перед окончанием 11-го класса я совершенно случайно прочитал исторический роман Новикова-Прибоя, повествующий о завершающей стадии этой войны – «Цусима», прекрасно усвоил его содержание и потому в своем ответе щедро дополнил школьные познания подробностями из документально-художественного произведения. Я на память перечислял фамилии всех военачальников, названия больших и малых кораблей Тихоокеанской эскадры, поведал о бессмертном подвиге экипажа крейсера «Варяг», а в завершение своего ответа раскрыл причины поражения России в войне и связал ее итоги с грянувшей в 1905 году Первой русской революцией.
Заметно оживившись, экзаменационная комиссия смотрела на меня совсем другими глазами, а итог нашей встрече опять-таки подвела представительница слабого, но вечно прекрасного пола:
- При всем вашем старании и нашем желании больше «четверки» мы вам поставить не можем. И это, поверьте, небывалый случай, потому что из двух вопросов вы ответили только на один. К тому же, я все равно не могу простить, что вы не знали как зовут урартинского бога! Желаю дальнейших успехов!
«Четверка» по профилирующему предмету, с учетом названного конкурса, означала для меня стопроцентное повторение «цусимского» провала и мне ничего не оставалось делать, как только похлопотать о переложении документов на «менее престижное» национальное отделение филологического факультета. Но и здесь не все обстояло гладко. Проучившись большую часть старших классов в школах ст. Слепцовской и г. Грозного, где в те времена не преподавался ингушский язык, я очень сильно сомневался, что сумею получить за него положительную оценку.
К счастью, экзаменационная комиссия по этому предмету состояла из одного человека – Мальсагова Або Увайсовича. Когда я чистосердечно признался ему, что мои познания в родном языке не выходят за рамки разговорной речи, Або Увайсович мягко усмехнулся и по-ингушски произнес слова, которые по сегодняшний день наполняют меня гордостью за то, что в нашем народе никогда не ощущался дефицит в личностях, ставящих превыше всего именно наши национальные интересы:
- Не волнуйся, парень, было бы желание учиться, а премудрости языка за пять лет ты успеешь усвоить. Для всех нас сейчас главное не фонетика и орфография, которые ты не знаешь, а чтобы как можно больше ингушских юношей и девушек приобщились к образованию. Когда-нибудь ты поймешь, из каких побуждений я сегодня с такой легкостью поставил тебе эту «тройку». Иди учись…
Может читателю были совсем неинтересны мои ностальгические воспоминания 40-летней давности, но, прошу извинить, я не удержался от творческого соблазна оживить панораму сегодняшних вступительных экзаменов немного навязчивой для посторонних, но восхитительно дорогой для моей памяти картиной из прошлого.
… На днях я побывал в нашем крупнейшем образовательном центре – Ингушском госуниверситете и имел возможность побеседовать с ответственным секретарем Приемной комиссии Султыговой Захидат Хасановной. После столь обширного предисловия этой статьи, надеюсь, вам понятно мое крайне заинтересованное отношение к ходу нынешних вступительных экзаменов и, вообще, к сравнительному анализу некоторых сходств и различий между сегодняшним и прошлым отношением нашего общества и самих абитуриентов к этому, без преувеличения, самому важному для них жизненному испытанию.
Начну с неприятных итогов моих наблюдений, а именно, с показателей уровня подготовленности наших школьных выпускников. Судите сами: из числа 1980-ти абитуриентов, сдавших документы на очное отделение, сразу после первого экзамена получили «двойки» и отсеялись 1148 человек. Таким образом, выражаясь спортивной терминологией, во второй круг прошло всего 832 человека, что составляет менее сорока процентов. Не правда ли, весьма печальная статистика, особенно если учесть, что аттестаты зрелости подавляющего большинства этих неудачников изобилуют вроде бы честно заработанными «четверками» и «пятерками» как раз за проваленные на экзаменах предметы!
Есть над чем призадуматься Министерству образования, потому что по таким красноречивым результатам явно напрашиваются и соответствующие организационные выводы.
Захидат Хасановна
- Не подумайте, будто наши экзаменационные комиссии уж очень строго и придирчиво относятся к абитуриентам. Совсем нет, на экзаменах царит такая же благожелательная атмосфера, как и на школьных выпускных экзаменах, но что делать, если, например, в сочинении по русскому языку и литературе допускаются по 20-30 ошибок, даже с учетом явно списанного со шпаргалки текста?! Как ставить удовлетворительную оценку «будущему химику», если он путает формулу поваренной соли с формулой соляной кислоты и т.д.
Корр.
- Как только вы начали приводить примеры, я сразу же понял, что нам не обойтись без ссылки на таблицу Менделеева. Вы известный на Северном Кавказе химик, доктор наук и, насколько я знаю, кандидатскую диссертацию защищали по аналитической химии, а докторскую – по физической химии. Кроме этого, вы создали в университете прекрасную химическую лабораторию и сами ее возглавляете. Кстати, насколько популярен среди поступающих ваш родной химико-биологический факультет?
З.Х.
- В отличие от прошлых лет, когда у нас наблюдался недобор, в этом году мы отмечаем заметное увеличение числа желающих обучаться на нашем факультете. Я обратила внимание, что в ходе первого экзамена по химии даже экзаменационная комиссия была приятно удивлена хорошим знаниям большинства абитуриентов, которые, видимо, совсем не случайно выбрали эту интересную науку. Во всяком случае, базовые знания предмета некоторых поступающих говорят о их углубленном его изучении и специальной подготовке. Не буду называть фамилию одной девочки-выпускницы Назрановского лицея, которая блестяще справилась со всеми вопросами и получила заслуженную «пятерку». Побольше бы нам таких одаренных детей, хотя даже ради одного настоящего таланта нам, педагогам, стоит без сожаления отдавать работе все свои знания и опыт.
Корр.
- Мы упомянули вашу химическую лабораторию, а я знаю, что именно с подобных лабораторий, оснащенных по последнему слову прикладной науки, началось головокружительное восхождение западных университетов, которые очень быстро превратились в крупнейшие научно-исследовательские центры мира. Так что, я уверен, вы совсем не случайно уделяете большую часть своего времени изыскательским работам в лаборатории, и я откровенно завидую вашим студентам, которым посчастливилось обучаться в таких условиях и у такого ученого преподавателя.
З.Х.
- Спасибо. Было бы желание и, конечно, творческое влечение, а условия мы постарались им создать ничуть не хуже, чем в тех университетах, о которых вы говорили.
Корр.
- Захидат Хасановна, расскажите читателям, какие специальности сегодня пользуются повышенным спросом и по какому принципу происходит выбор факультета?
З.Х.
- Наибольшее количество желающих вот уже несколько лет подряд приходится на специальность «юриспруденция». В общем, библейская заповедь: «Не судите и несудимы будете», вряд ли относится к нашим национальным добродетелям, хотя, конечно же, в той заповеди речь идет не совсем о юриспруденции. Но, все равно, с сожалением могу добавить, что и настоящий ее смысл также не является в современном ингушском обществе особо почитаемой нравственной ценностью…
После юридического, на втором месте идет английский язык, а замыкает тройку лидеров – «лечебное дело». Что касается принципа, то, если в прежние годы дети и их родители предпочитали идти путем «наименьшего риска», т.е. выбирали тот факультет, на который подано меньше документов и где почти нет конкурса, то теперь выбор профессии ориентирован исключительно на ее «престижность» и коммерческую целесообразность. Оба эти принципа в корне ошибочны, так как, во-первых, к профессии, выбираемой на всю жизнь, необходимо относиться с учетом индивидуальных способностей молодого человека, его врожденного интереса и пристрастия, которые очень хорошо известны и родителям и бывшим школьным учителям. То есть, образно говоря, не надо своего сына, с детства проявляющего неплохие способности в математике, химии или в литературе заставлять постигать, скажем, стоматологические премудрости только по той причине, что в обществе с низким гигиеническим уровнем востребованность специалистов по золотым коронкам всегда будет пропорциональна высокой стоимости их услуг.
Не подумайте, будто я умаляю значение одних профессий и хочу возвеличить достоинства других. Отнюдь нет, но я откровенно предостерегаю некоторых родителей от соблазна поддаться искушению во что бы то ни стало всеми правдами и неправдами обеспечить своим дорогим чадам возможность. Нет, не учиться, а мучительно от сессии к сессии делать вид, что они не презирают, а любят те специальности, к постижению которых их подтолкнуло нездоровое родительское тщеславие.
Простите за слишком вольное сравнение, но в моем представлении это почти то же самое, когда родители из собственных соображений выгодности брака, не считаясь с такими «мелочами», как чувства, вынуждают детей жениться или выходить замуж, а потом всю жизнь «расхлебывают» заваренную своими же руками кашу и посвящают остаток своих дней поискам виновных в не сложившейся семейной жизни любимых отпрысков.
Кроме этого, настораживает разница отношения к образованию нынешнего поколения молодежи в сравнении с отношением 20-ти и 30-ти-летней давности. Мы помним, что в те времена сама молодежь тянулась к знаниям, а сейчас к знаниям молодых людей опять-таки тянут их родители. И в этой связи не могу не сказать, что на мой искушенный взгляд куда полезнее было бы обучить не склонного к высшему образованию молодого человека добротной рабочей профессии: шофера, слесаря, комбайнера или токаря, чем делать из него никудышных учителя или врача, которые потом, хоть и с дипломами в кармане, вряд ли и детей хорошему научат, и больных от недугов вылечат.
Корр.
- После такого монолога непросто вернуться к реальной атмосфере нынешних экзаменов. Хочу задать вам интересующий многих наших читателей вопрос об особенностях формы обучения на контрактной основе?
З.Х.
- Я начну с того, что эта система обучения – лучший способ облечь в законную форму расходы некоторых граждан, которые для определения своих детей в вузы ищут всевозможные обходные пути и готовы пользоваться услугами нечистоплотных посредников, якобы имеющих некие «таинственные» связи чуть ли не со всеми членами экзаменационных комиссий. Подобная «чертопляска» ежегодно разыгрывается на дальних и ближних подступах к нашему университету, обрастает слухами и заметно компрометирует всю систему нашего высшего образования.
Именно для борьбы с этим негативным явлением и была предложена форма обучения на контрактной, т.е. платной основе.
Очень много студентов-бюджетников по ходу учебы переводятся в другие вузы, переходят на заочные отделения, или в связи с систематической неуспеваемостью отчисляются из университета. По решению ректората, освободившиеся места тут же заполняются студентами – контрактниками из числа наиболее добросовестно относящихся к учебе, или же тех, для кого платная форма обучения, в связи с материальным положением семьи, является слишком обременительной и накладной.
В течение года наш ректор держит под личным контролем состояние успеваемости на всех факультетах и, исходя из ее реальных показателей, производит так называемую рокировку. То есть, студенты-бюджетники, которые, мягко говоря, с «холодком» относятся к учебным требованиям или учатся исключительно под родительским принуждением, без особого сожаления сменяются теми студентами-контрактниками, о которых я говорила выше.
Корр.
- Спасибо, Захидат Хасановна, за исчерпывающие ответы. Я уверен, они убедили не только меня, но и всех читателей нашей газеты, что руководство университета на этот раз не ошиблось в выборе действительно Ответственного секретаря приемной комиссии.
З. Х.
- Могу с удовлетворением засвидетельствовать, что обстановка на вступительных экзаменах спокойная и доброжелательная. Ну а те неудачники, которые не смогли получить положительную оценку и выбыли из дальнейшей борьбы за место на очном отделении, пусть не отчаиваются. У них осталась возможность попытать счастье на заочном отделении, а в крайнем случае, наверняка поступить учиться на контрактной основе.
Так что, дорога в образование никому не закрыта, и не в пример прошлым временам, когда «двойка» на экзамене означала потерянный год, нынешнее поколение наших абитуриентов пользуется условиями наибольшего благоприятствования.

К. ЛАТЫРОВ
На фото:

1. Ответственный секретарь
Приемной комиссии
З. Х. Султыгова,
2. Экзамен по истории
на филологическом факультете



СОПРИЧАСТНОСТЬ К СОВРЕМЕННОСТИ

Обыкновенная задача – содержать город, улицу, дом, в котором мы живем, в чистоте. И в то же время задача непростая, потому как отдачу эта работа сразу не дает, а нашему человеку нужно все здесь и сейчас…
Но меняется образ мыслей, в лучшую сторону изменяется настрой общества, которое научилось сравнивать свою жизнь с другими и желать, а по необходимости и требовать возможных достижений в области социально-экономического обустройства. Населенные пункты Ингушетии сегодня, кто бы ни говорил обратного, переживают добрые перемены в сравнении с прошлыми годами. Там, где о дороге долгие годы мечтали, преодолевали грязь, чертыхаясь и поминая недобрым словом лиц ответственных, ныне виден «ковер цивилизации» - асфальт.
Недавно побывали мы в хорошо знакомой нам ст. Троицкой. Здесь неизбежно приходится сворачивать на ул. Широкую, что идет мимо мечети – только так преодолеешь мост и окажешься на нужном берегу Сунжи. Она действительно широкая и потому особенно значимо, что данный участок сегодня покрывают асфальтом. До этого все дороги станицы засыпали гравием и теперь можно смело идти и ехать в любую погоду. Надо ожидать, что со временем все дороги этого по территории и количеству жителей большого населенного пункта будут иметь современный облик. Человек видит эти преобразования, и у того же нынешнего станичника появляется уверенность, желание, готовность жить более полноценно. Это очень важно, что у человека есть надежда, что завтра жизнь будет лучше, его проблемы будут решаться. Когда мы говорим, что социальная политика ориентирована на человека, мы, пусть безотчетно, но полагаем, что это именно такая забота о людях. А в Ингушетии сегодня в тех местах, где живут люди, происходят динамичные, многообещающие преобразования.
Элементы современного живого (там, где живут) ландшафта, такие как тротуарная дорожка, автомобильная трасса, благоустроенный двор, дома-многоэтажки, сквер, набережная и т.д., просто необходимы современному человеку. Мы живем в век стремительного потока и обмена информации, в век изменения запросов общества, и поэтому прогрессирует то общество, которое не отстает от мировых тенденций в этой области. В этой связи радует и тот вкус, который демонстрируют в своем выборе наши различные бизнесмены, особенно в области архитектуры. Известный теперь «XXI век», «Эгоист», комплекс «гонконгских» магазинов по ул. Муталиева и другие – они все разнообразят и создают указанный ландшафт. Пусть в большинстве подобных новостроек в той же Назрани это объекты торгового назначения, главное что-то делается, движется, люди ставят цели и осуществляют задуманное, одна шестеренка процесса затрагивает зубья другой и процесс пошел! Значит есть работа, товарообмен, доход, возможности творить новое и полезное.
Все это рушится в одночасье, если вдруг случаются катаклизмы известного порядка, поэтому крайне важна оболочка этой созидательной жизни, которую создает официальная политика руководства республики. А эта оболочка, как мы видим, прочна и эффективна в противодействии всему, что может дестабилизировать процесс нормальной жизни в Ингушетии. И это очень хорошо, ведь нет никакой глупой необходимости испытывать чужой опыт, чтобы понять выгоды современности. Задача Ингушетии сложна сегодня и предельно проста в то же время – это накопление интеллектуальных и производственных возможностей с их параллельной реализацией на практике. Мы – молодая республика, но мы при этом не можем позволить себе отставание от других.
Сравнение прошлого и настоящего в поисках ответов на многие злободневные вопросы – неизбежно. Кто бы мог подумать в трудные 70-е годы века минувшего, что и в нашей родной патриархальной Назрани, словно на лужайке в далеком Лондоне, или в шикарном Париже, добрые люди будут стричь траву газонокосилкой? Ну, скажете вы, нашли чему удивляться, да сегодня так траву везде косят! Допустим не везде, а удивляться приходится по разным поводам. В данном случае повод хороший. Ведь это значит, что у нас есть резервы, есть налаженные службы, желание жить в чистоте, и главное – красиво. Не все же в кухонных разговорах в пример Москву, Нальчик и другие города ставить. К тому же у нас есть очаровательный Магас, город, о котором теперь уже другим остается только мечтать. Главное – есть желание посредством открывшихся возможностей оставаться, прежде всего, ингушами. Возьмите, к примеру, мобильную связь, известно, что Ингушетия в числе первых в Российской Федерации «по количеству разговоров по телефону на душу населения». Говорит-то в основном молодежь, которая в какой-то степени потеряв возможность беседовать у родника и т.п., использует возможность другого диалога. И это не изменяет их суть, они те же, воспитанные в лучших традициях люди. Нам, следовательно, и в других аспектах современной жизни надо смелее и с пользой использовать новые возможности, чтобы жить более полноценно.
Есть и следующее обстоятельство важного характера. Не секрет существование некой «нетерпимой необходимости» у некоторых наших предпринимателей, деятелей, чиновников к получению скорой прибыли. Она как бы унаследована ими от времен прошлых, когда жили менее благополучно, где-то и бедно, а теперь. Вот, привалило!.. Только вот привычка осталась…К счастью, таких персонажей у нас по мере повышения уровня жизни все меньше и меньше. Мы видим, что изменился не только уровень жизни а что в тысячу раз важнее и само мышление людей. Что двигает хозяина какого-либо рынка делать новые добротные навесы над торговыми рядами, благоустраивать его территорию? Не только цель прибыли, а еще и желание «держать марку». Когда в сфере бизнеса, как равно и в другой сфере, придерживаются каких-то устоев, традиций, принципов – это обнадеживает. На конкретных местах есть хозяин конкретного дела, деятельности.
Думать стали по-другому и на местах проживания, сколько лет мы «культивировали» привычку «мир ограничивается собственным двором». Сегодня мир, в форме улицы и квартала проживания, так и большего масштаба, открыт нам. Может быть не случайно, вовсе не случайно в Ингушетии появился именно завод антенно-мачтовых сооружений и будут делать продукцию, позволяющую видеть весь мир сотням, миллионам людей. Конечно, могло бы быть и другое производство, однако же закономерность некая в этом есть, когда мы долго ждали возможности предстать перед миром без помех и, получив эту возможность, беремся именно за новые технологии. При этом обоснованно заявляем о себе, как народ, имеющий собственную республику, с лучшей стороны. Вы замечаете, при всем консерватизме и желании эмоциональных оценок мы стали другими? Мы, ингуши, стали лучше, потому что, помня о прошлом, не загораживаем им своего настоящего и будущего.
Вот бетонная тротуарная дорожка бежит по склонам живописного селения Барсуки – это знак другой жизни, знак требований нового поколения, которое ориентировано на современную жизнь. Для этого поколения отсутствие благоустроенного тротуара если не противоестественно, то точно всегда недостаток. Говоря о со-временности, как со -причастности к существующему порядку вещей, мы говорим об изменениях материального порядка. Традиции, культура нашего народа могут и должны быть сохранены при любых технологиях, внедряемых в жизнь.
Тот же рабочий, с добросовестным упорством ведущий газонокосилку по лужайке – это хозяин дела, который сделает дело хорошо. Поэтому он и радует наш глаз. Нас не может просто радовать процесс среза травы на несколько сантиметров, если мы не понимаем смысла этой деятельности. А мы понимаем, ведь это благоустраивается наша Ингушетия, место, где мы живем, место, которое примет у себя при первой необходимости нас, наших родных, друзей, гостей. Может быть, это и есть в какой-то мере ответ на вопрос: «С чего начинается Родина?» С достойного, бережного отношения к каждому клочку ее земли, каждому человеку. Истина банальная, но, тем не менее, всегда ценная.

М. АББАСОВА


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru