новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 75 (9596); суббота, 14 июля 2005 года

НАУКА О СЛОВЕ

ЯЗЫК - ИСТОРИЯ НАРОДА


Возродилась государственность ингушского народа. За десять с небольшим лет сделано многое. Ингушетия преобразилась, даже внешне стала намного привлекательней. Это - следствие напряженного труда народа республики. Впереди огромная и напряженная созидательная деятельность во имя того, чтобы Ингушетия стала действительно равной среди близких и далеких республик, краев и областей Российской Федерации. Это возможно, если весь народ проникнется объединяющей его идеей. Возрастает значимость идеологической работы. Она не может быть действенной в связи с тем, что народ Ингушетии пока не располагает своей научно разработанной и опубликованной историей. В связи с этим перед учеными республики стоит задача всестороннего исследования и освещения истории народа Ингушетии.
Одним из самых ценных источников свидетельств истории народа, при внимательном, вдумчивом и бережном отношении к нему, является родной язык. Лексика ингушей, исключая заимствований и различных придуманных на потребу дня "модерн-словечек", состоит из мощного пласта, сохранившего себя в первозданном виде в течение многих тысячелетий. Язык сам по себе - сплошь история. Он представляет ученым и особенно лингвистам безбрежное поле деятельности для научного исследования истории народа.
Видимо, многие задумывались над происхождением и первоначальным значением термина - нах, имеющим ныне значения "народ", "люди", объединяющим чеченцев, ингушей, бацбийцев, а в прошлом двалов (туалов), аргов и другие племена. Ответ на это, между тем, дают знание и учет ряда обстоятельств.
Вайнахи (нахи) в соответствии с зародившейся в древнейшие времена традицией называли себя именами, значения которых сводились к одному - "Бога люди". Нахи с глубочайшей древности до ХVII-ХIХ вв. н.э., а некоторое и по первую четверть ХХ в. были язычниками - солнцепоклонниками. Тысячелетиями их главным богом являлось Солнце. В нахских диалектах оно именовалось: "Ма", "На", "Ба"… Известный специалист по нахским языкам профессор К. З. Чокаев подтверждает, что "На // Ма - это название бога Солнца и в то же время планеты Солнца (12, С.8, С. 75). Указанные обстоятельства сами по себе ведут к заключению, что термин - нах является словообразованием, состоящим из основы На ("Солнце") и антропосуффикса - х (усеченный вариант личностного суффикса мн.ч. - хой). Термин - нах изначально имел значение "Солнца" (Бога) "люди".
В связи с изложенным нельзя не упомянуть известный термин - нарт. О его происхождении и значении имеются самого различного рода предложения и до сих пор ведут жаркие споры. Ближе всех к истине оказались заключившие, что он восходит к слову - нара ("Солнце"). В этом случае значение кавказского термина угадано, но - случайно. Не могло монгольское слово почти повсеместно распространиться на Северном Кавказе. К тому же, что бы ни говорили отдельные ученые, кавказский термин - нарт все же намного древнее, чем период, отделяющий нас от непосредственных контактов наших предков с пришлыми в северокавказские предгорья Чингиз-ханом и его потомками. Это заключение подтверждается мнением авторитетного ученого - кавказоведа Е. И. Крупнова, который писал: "Изучению северокавказского нартского эпоса посвящена огромная литература, в которой ряд исследователей пытались определить раннюю дату возникновения нартского эпоса, относя ее к периоду существования матрилокального рода, что в свете археологических данных должно соответствовать на Северном Кавказе в основном началу III тысячелетия до н.э.
В этой связи нельзя не отметить ошибочности утверждения Е. М. Мелетинского о "сармато-меотском обществе, в котором матриархальные тенденции были исключительно развиты и не только дожили до эпохи "военной демократии", но в известной мере определили и ее своеобразие", как о среде, в которой якобы протекал процесс создания основного ядра кавказского нартского эпоса. Ошибка автора порождена механическим переносом исторических свидетельств, данных археологии в отношении сарматских памятников Нижнего Поволжья на весь Северный Кавказ, где в сарматское время господствовал патриархат, в частности, и у синдо-меотов, у которых складывались даже зачатки государственности (Синдское царство V в. до н.э.). Да и сами сарматские памятники Прикубанья, как давно установлено, отражают культуру распадающихся патриархальных родоплеменных групп, а не матрилокальных, которые, как уже сказано, существовали на Северном Кавказ до III тысячелетия до н.э. И напрасно Е. М. Мелетинский упрекает археологов-кавказоведов в том, что они "хотят видеть в нартском эпосе отголоски кобанской культуры". По нашему мнению, глубокие корни нартского эпоса и лежат именно в местной доаланской среде, где матрилокальные черты бытовали лишь как далекие пережитки". (8, С.372-373).
Историки античной эпохи и многие серьезные ученые нашего времени никогда не утверждали, что скифо-сарматский мир это сплошь индоевропейский, иранский мир. Более того, Страбон, например, свидетельствует, что сарматы это кавказцы. Ученые нашего времени неоднократно и убедительно излагали свои заключения о том, что среди скифов и сарматов присутствовал иранский элемент, и то, что сарматские племена относятся к кавказскому, нахскому этноязыковому миру.
Термин - нарт не мог возникнуть в период пребывания монголов в Восточной Европе, в предгорьях Северного Кавказа. Об этом, помимо всего прочего, свидетельствует довольно интересный факт.
"Анарты. Этот народ указан Птолемеем в Дакии севернее Тиссы... Браун локализует их в Лесных Карпатах, а отдельные их поселения, считает он, без сомнения, доходили до Днестра...
Для сарматских слов характерен беглый начальный - а, видимо, сходный с нахским показателем определенности - а. В таком случае начальный гласный при этимологизации этого названия может быть отделен. Полученное слово - нарт совпадает с северокавказским фольклорным термином - нарт, относительно которого существует множество разнообразных объяснений. Если между этнонимом - анарт и фольклорным - нарт действительно имеется предполагаемая нами связь, то анарты - одно из племен, локализовавшихся ранее на Северном Кавказе и откочевавших - в III - I вв. до н.э. в Прикарпатье. Отнюдь не исключено, что оно было известно и под каким-нибудь другим именем". (3, С. 18).
Представляется правомерным этимологизировать этноним - анарт на нахской основе. Он, должно быть, имеет структуру: а - местоимение, нарт - этноним. В целом же - анарт имеет значения: "он - нарт", "она - нарт", "это - нарт", "этот нарт". Правомерность таковой этимологии подтверждается последующим изложением.
Ф. Браун локализует анартов в Лесных Карпатах. Примечательно, что северо-западные склоны этого горного массива именуются - Арсика. Этимологизация данного топонима признана затруднительной. Данные нахской лексики разрешают эту проблему. Топоним - Арсика имеет структуру: арс ("лесистая местность") - основа, ка - топоформант, аффикс местного падежа. Следовательно, топоним - Арсика означает "Лесная (Лесистая) местность". Такое трактование его происхождения и значения находится в полном соответствии с тем, что им именуется обширный массив северо-западных склонов гор, поныне называемых "Лесные (Лесистые) Карпаты". Нельзя не отметить, что в Осетии, выдаваемой за родину ираноязычных нартов, представлен топоним - Арцако, совершенный аналог топонима Арсика (Карпаты). Не случайно и то, что осетинский топоним - Арцако не поддается достоверной этимологизации посредством иранской лексики. Этот топоним равнозначен и фонетически тождественен топониму Арсика (Карпаты). Может быть случайностью объясняется то, что топоним - Арсика приобретает вполне приемлемую этимологию на нахской основе? Нет. В пользу этого говорит ряд других фактов.
Этимологизация топонима - Карпаты, как и Арсика, считается затруднительной. Одни лингвисты утверждают, что в его основе лежит фракийское слово - карпе - "скала", другие - доиндоевропейское - кар - "камень". Мнения и первых, и вторых убедительно подтверждаются данными нахской лексики. В языке вайнахов присутствует исконно нахское слово - кхера - "камень", показателем грамматического класса которого является - б. Слияние слова - кхера с показателем - б дает словообразование - кхерба (русская транскрипция - керба), которое имеет все то же значение - "камень". Такой способ словообразования является обычным для нахских языков. Отсюда же следует, что Карпаты < (Керба + та - топоформант) имеет значение "Камня (Каменистая) местность".
В Карпатах среди многочисленных названий ее местностей часто встречаются термины - бердо - "крутая гора, скала, обрыв" (ср. нахское берд - "обрыв, берег"), магура высокая отдельная гора (ср. нахское маг1а "верхний, - яя, -ее"), аршица - крутая каменистая гора, гора с длинными острыми гребнями (ср. нахское арц II орц - "гора, поросшая лесом", "хребет"), горган - высокая каменистая вершина горы, гребень высокого хребта (ср. нахское словосочетание гур гаьн - "видный (-ая, - ое) далеко").
Примеров, подобных представленным, можно было бы привести десятки. Но и представленных достаточно для того, чтобы сходу не отвергать версию Я.С. Вагапова о происхождении этнонима - анарты, воспринятого отдельными учеными в качестве сарматского (иранского), и суждение о большей древности термина - нарт и нартского эпоса, чем это утверждают некоторые ученые.
Необходимо представленные выводы дополнить далеким от фантастики на заданную тему заключением одного из наиболее авторитетных в антропологии академика Валерия Павловича Алексеева: "Характеризуясь сравнительно темной пигментацией, украинцы Закарпатья имеют в то же время наиболее развитый волосяной покров и наиболее выпуклый нос по сравнению с другими группами украинского народа. Своеобразие их морфологической характеристики может быть дополнено чрезвычайно узким лицом и высоким головным указателем. Но все же и по степени развития бороды и по форме носа они занимают промежуточное положение между народами Северного Кавказа и Центральной Европы" (2, С. 130). Хитроумные словоплетения против изложенного объективный человек сочтет делом бессмысленным.
Этимология термина - нарт на основе нахской лексики представляется достоверной, т.к. нахские языки все же кавказские языки, а нарты - все же герои кавказского, не монгольского, фольклора. Термин - нарт - словообразование, состоящее из основы - На ("Солнце"), суффикса принадлежности - р, показателя грамматического класса множества людей - т < д. Отсюда же следует, что нарт имеет буквальное значение "Солнца люди".
Кавказский, а не монгольский вариант разгадки тайны происхождения термина - нарт предпочтительнее в силу понятных для всех причин.
Термины - нах, - нарт не только несут в себе единую основу и сугубо нахские словообразовательные форманты, но и являются однотипными словообразованиями, имеющими значения "Солнца (бога) люди". Это подтверждает мнение ряда ученых-кавказоведов, сводящееся к тому, что нахи - горцы и нарты - плоскостники, воевавшие друг с другом из-за проникновения последних в горы, и, несмотря на это, дружившие, роднившиеся между собой, являются представителями одного - нахского этноса.
Нет необходимости пытаться причислить и нарт орстхойцев (вайнахов) к ираноязычным степнякам. Это неправомерно во всех отношениях и особенно в связи с известным заключением авторитетного ученого - ираниста В.И. Абаева, суть которого сводится к тому, что осетинские этнические термины - туал (двал), дигор, ирон происходят из "кавказского мира" (1, С. 246).
Данные этнонимы самым удовлетворяющим образом поддаются этимологизации на основе материала нахской лексики. Этническая принадлежность древних двалов среди значительной части ученых, не задействованных на достижение целей, далеких от науки, споров не вызывает. Они разделяют заключение В.Н. Гамрекели, основанное на серьезных научных исследованиях, констатирующего: "...двалы - особая народность, своеобразное коренное кавказское племя, родственное дзурдзукам, то есть чечено-ингушам, с которыми они первоначально граничили в Дарьяльском ущелье" (5, С.35).
Признанный авторитет в научном мире, специалист по нахским языкам Ю.Д. Дешериев утверждает, что этноним - двалы (туалы) образован от имени верховного бога древних нахов Дала (Даьла, Дела) и имеет значение "дети Дала (бога)" (6, С.56).
Выявить значение этнонима - дигор помогает структура его вайнахской формы - дугарой, которая предстает в виде: - д - (показатель класса множества людей) + гар -"ветвь, ответвление, род" (основа) + ой (личностный суффикс мн.ч.). Следовательно, этноним - дугарой (дигор) имеет значение "являющееся ответвлением". Его вайнахская и осетинская формы свидетельствуют о том, что их обладатели в древности осознавали себя ветвями (подразделениями) нахского этноса.
Прежде чем дать объяснение происхождению и значению этнонима -ирон, необходимо обратиться к некоторым научно обоснованным выводам авторитетных ученых.
Один из наиболее известных кавказоведов Е.И. Крупнов писал: "Одновременно на этой территории имело место скрещение местного, коренного кавказского языка с иранским. Судя по последствиям этого скрещения, оно, в конце концов, закончилось победой пришлого иранского языка (сарматского), то есть часть местных племен восприняла иранский язык (осетинская группа). Но сопровождалась ли эта смена языка изменением антропологического типа местного населения? По исследованиям антропологов краниологический анализ черепов из средневековых склепов Северного Кавказа и из могил плоскостных районов не обнаруживает в них массовых доказательств новых элементов, отличающихся от древних доскифских местных типов. Больше того, выясняется, что даже так называемые ираноязычные аланы в своем составе имели те же два древних антропологических элемента, характерных и для доаланского времени. Значит, коренной смены местного населения при иранизации не произошло. Произошла лишь смена языка" (8, С.392-393).
Надобно знать всем, не только ученым, что аварцы и андоцунтинские народы, лакцы и даргинцы, балкарцы и карачаевцы, восточные кабардинцы и осетины, ингуши и чеченцы, горные этнографические группы грузинского народа относятся к единой кавкасионской антропологической популяции, занимающей центральную часть Главного Кавказского хребта, предгорья, западный и центральный Дагестан. Именно в этих пределах выделяется В.П. Алексеевым "центральнокавказская этногенетическая область, объеди­няющая разные по языковой принадлежности, но общие по происхождению народы, представляющие собой потомков древнейшего населения Центрального Кавказа. Из народов, говорящих не на кавказских языках, в нее входят осетины, балкарцы и карачаевцы, физические предки которых говорили, очевидно, на кавказских языках и перешли на иранскую и тюркскую речь сравнительно поздно" (2, С.207).
Сопоставление многочисленных свидетельств древних источников и современных научных исследований приводит к мысли, что в данном случае ираноязычность является приобретенной. Не могла незначительная масса пришельцев иранизировать язык превосходящей ее массы кавказских племен. Если масса инородных пришельцев была бы значительной, то на территории Алании-Осетии обнаружились бы следы смены популяций, но они не выявлены. Тем не менее, в Осетию привнесены язык и культура иранского мира. Такие, на первый взгляд, противоречивые явления возможны лишь при том, что пришельцы - одни из предков осетин - никогда не были в генетическом плане иранским народом. Это - кавкасионцы, ставшие ираноязычными вследствие многовекового обитания в среде ираноязычных племен. Степняки-кавкасионцы знали о том, что Северный Кавказ населен действительно родственными им народами и поддерживали с ними связи. Поэтому они смогли возвратиться на родину своих предков, когда под напором многочисленных противников был сокрушен мир "иранских" этносов.
В конце IV в. н.э. под ударами гуннов аланы и готы двинулись на запад, но часть сарматов-алан переместилась и осела на Северном Кавказе. Эти события находят подтверждение в многотомном издании "История Европы". (13. С. 617).
А как же именовало население, жившее оседло в горах и предгорьях, степняков-кавкасионцев, своих сородичей, возвратившихся на свою родину, в чем-то изменившихся по образу жизни, культуре и в значительной мере языку, но устоявших от изменения своего природного изначального физического типа? Судя по свидетельствам истории и преданий, наличию на территории Осетии мощного пласта нахских по происхождению топонимов, другим свидетельствам, древнее "местное население" было нахоязычным. К их лексике и восходит этноним - ири (ирон).
Нахи именовали бы пришельцев из степи "арий". Это словообразование есть результат соединения - аре - "долина, равнина, степь" и личностного суффикса мн.ч. - ий. Легко догадаться, что оно имеет значение "степняки, жители равнины". Равнозначными этнониму - арий являются его варианты: эрий, ирий... Формы единственного числа данного этнонима, означающие "степняк, житель равнины", предстают соответственно: ари, эри, ири.
Надо полагать, что этноним - ирон произведен от более древнего - ири / ир посредством характерного для вайнахских языков антропосуффи-кса - н. Появление в древнем этнониме ири перед начальной гласной протетического звука - h - явление, присущее вайнахским языкам.
Сам по себе напрашивается вывод о том, что предки осетин, именующие себя ныне - ирон, как раз и были теми, кто из-за сокрушения мира иранских племен и иных степняков полчищами гуннов вернулись на рубеже IV-V вв. н.э. на родину своих предков. Это заключение подтверждается многими обстоятельствами и в первую очередь самым очевидным, лежащим на поверхности, - присутствием в осетинской ономастике значительного пласта нахских по происхождению личных имен, фамилий, теонимов, топонимов, многочисленных языковых соответствий и мн. др.
Нельзя отвергать того, что помимо алан иранского и, может быть, тюркского происхождения в истории было место и кавказским аланам, что их совершенно созвучные имена, восходящие к разным языкам, имеют различные значения. Этимологизацией имени - алан иранского или тюркского происхождения занимались многие ученые. Что же касается семантики кавказского этнонима - алан, то представляется возможным определить ее на нахской основе и в соответствии с присущими нахскому этносу древними воззрениями и традициями.
Многие нахские этнонимы произведены от имен различных древних нахских языческих богов. Так, например, этноним - маьлхии - от имени бога Солнца (Малх), м1айстой - от имени бога Солнца (М1а\ двалы (туалы) - от имени верховного нахского бога Дала (Даьла, Дела), ц1онторой - от имени бога Ц1у, аолой - от имени бога Солнца Гала /Тела /... и др.
Помимо широко известных имен богов к числу древних нахских теонимов относится самое архаичное имя верховного бога - Ала. Оного одного происхождения с вайнахскими словами - аъла, - эла, означающими "властелин, повелитель, господин..." и в последние века приобретшими значение "князь". Теоним - Ала дало различные варианты имен нахского верховного бога. Они выявляются, например, в устоявшемся нахском словосочетании алла-балла, значение которого воспринимается ныне в контексте употребляющихся с ним просьб, заклинаний и клятв как "ради бога". Лишь немногие старики-знатоки древностей говорят, что составные этого словосочетания - Алла, Балла - имена древних нахских языческих богов. Эти боги весьма почитались предками, ибо они не только предсказывали судьбу, но и были вершителями настоящего и будущего людей. Не было богов могущественнее их. Даже Села - бог грома и молнии почитался менее, чем они. Алла, Балла - умышленно искаженное имя самого архаичного нахского верховного языческого бога - Ала, т.к. оно для простых смертных, исключая жрецов, было табуизированным.
Имя бога грома и молний - Села известно вайнахам и поныне. Известно также и то, что выше и почитаемей его был только верховный бог Дала (Даьла, Дела). Кому-то может показаться, что налицо путаница: то Алла- Балла, то Дала (Даьла, Дела) - верховный бог. Нет ни путаницы, ни противоречий. Просто Дала (Даьла, Дела) - еще один, позднейший и поэтому употребляющийся вайнахами по сей день вариант первоначального имени нахского верховного бога - Ала.
Дала (Даьла, Дела) состоит из двух основ: Да - "Отец" и Ала - "Бог". Нахи, как и другие народы, считали бога отцом всего сущего на земле и себя - его детьми. Исходя из таких воззрений и на этой почве устоявшихся традиций, какая-то часть нахов стала именовать себя на заре раннего средневековья - алан (Ала + н - суффикс принадлежности), что означает "Бога люди". Этнониму -алан соответствует равнозначный ему нахский же этноним - - албан (Ала -теоним + ба - показатель грамматического класса множества людей + н -антропосуффикс). Нельзя исключать того, что название - Албании (Кавказской) произведено от этнонима - албан, равнозначного - алан.
Среди нахов действительно была общность людей, называвшая себя именем, произведенным от теонима - Ала. Эта общность - древнее нахское племя Галг1ай, населявшее Таргимскую котловину и прилегающие к ней местности. Оно было сильным и влиятельным. Об этом свидетельствуют не только память народа, но и то, что указанная местность является сосредоточием наибольшего числа классических нахских боевых и жилых башен, известных в научном мире древних христианских храмов. Один из них, лежащий у селения Таргим, именуется - "Алби Ерда". Термин - Ерда означает "бог, божество". Интересна структура первой части названия храма - Алби, в которой би -показатель класса множества людей. Следовательно, в составе Алби начальный слог - ал (< ала) - основа. Слияние имени бога - Ала с показателем класса множества людей - би дало в соответствии с особенностями словообразования в нахских языках этноним - Алби. В целом же "Алби Ерда" имеет значение "Алби(йцев) Бога (храм)".
Совершенно равнозначным - "Алби Ерда" было бы обозначение храма словосочетанием - "Алан Ерда", так как присоединение к теониму - Ала суффикса - н производит этноним - алан, семантически тождественный этнониму -алби.
Исходя из изложенных суждений, выводов антропологических исследований, предлагается заключение: к аланам (кавказским) относятся многие древние племена Северного Кавказа; к ним же, а не к иранским аланам, относятся и предки осетин - кавкасионцы по происхождению.
На фоне этого заключения интересным представляется еще одно свидетельство истории, заключенное в языках кавказских народов.
В кратком словаре "Этнография и мифология осетин" поясняется: Аллон - термин, встречающийся в осетинских народных сказках. Встречается обычно в выражениях, вкладываемых в уста великанов уаигов: "Здесь пахнет А(ллоном) - биллоном". Так как по смыслу сказанного речь идет о народности самого героя, то, по мнению В.И. Абаева, в термине А(ллон) - мы имеем одно из самоназваний осетин в прошлом" (7, С. 14-15).
Осетинское выражение Аллон-Биллон - это же нахское словосочетание Алла-Балла, смысловое содержание которого хоть в какой-то мере известно вайнахам, в то время как В.И. Абаев лишь предполагает, что аллон - одно из самоназваний осетин в прошлом, упуская из виду при этом неотделимую часть устоявшегося словосочетания - биллон. Таким образом получается, что В.И. Абаев, сам того не желая, подтверждает заключения многих ученых и соответствующие им изложенные в настоящей статье выводы.
Досадную ошибку авторитетного и, без преувеличения, великого ученого В.И. Абаева можно понять и объяснить, но невозможно понять некоторых довольно известных ученых, вайнахов по происхождению, трактующих нахские топонимы на иранской основе. Как ни странно, они великолепные знатоки нахских языков. Будь иначе, можно было бы объяснить их "научные" изыскания как следствие заблуждений. Коль это не так, напрашивается вывод, что их труды - вынужденность, обусловленная далекой от науки заданностью. Необходимо привести примеры в подтверждение этому.
Довольно известные ученые В.Б. Виноградов и К.З. Чокаев в соавторстве подготовили и опубликовали работу "Иранские элементы в топонимии и гидронимии Чечено-Ингушетии". Невозможно назвать ее "научной".
Пример первый. Ими сделано открытие: "Алкум (Алкун). Два селения под таким названием находятся в Ассинском ущелье. Полагаем, что данный топоним состоит из двух основ: ал (<- алан) = алан + кум II кун (<- кам, а -> у) - ущелье. Следовательно, Алкам -> Алкум // Алкун - ущелье алан. Поздний вариант названия ущелья ком обильно представлен в топонимии Северной и Южной Осетии. Более древняя (аланская) форма кам отложилась в названиях ущелий горной Кабарды (Сау-Кам, Уллу-Кам, Дани-Кам и др.). Перебой конечного носового согласного в слове ком (м -> н, кон) в дигорском диалекте встречается очень часто, и это, возможно, отразилось в двойном наименовании селения Алкум//Алкун". (12. С. 90-91).
Это ингушское селение могло бы иметь не только двойное, но и горазд большее количество наименований, ели бы в большей мере исказили его подлинное ингушское - Оалкам. Объяснение его структуры не нуждается в каких бы то ни было подтасовках и не затруднительно, если не забывать к какому языку оно восходит. Топоним - Оалкам имеет следующую структуру: оал (овла / авла/ эвла) ("поселение") - основа, ка < га - топоформант (суффикс местного падежа), - м - топонимический суффикс (ср. - м в составе топонима Таргим, в котором Тарги основа). Буквальное значение топонима - Оалкам - "там, где поселение" > "поселение", "село". Некоторые специалисты склонны относить нахское - оал ( / овла / авла/ эвла) ("поселение") к заимствованию из тюркских языков. С этим можно было бы согласиться, если бы не тот факт, что в древнем хурритском языке, родственном нахским языкам, присутствовало слово - алу - "поселение". В нахских языках дифтонги - ав (aw), - ау являются вариантами звука - а.
Пример второй. Эти же авторы в той же работе пишут: "Олгета - аул в Джераховском ущелье (на реке Армхи). Этимология топонима довольно прозрачна. Ол (<- ал <- алан) - знакомый уже нам отголосок этнического имени алан ..., ге - реликт нахского хи (река, вода), та (т1а // т1ие) - нахский послелог в значении - на, присоединяющийся обычно к названиям населенных пунктов, расположенных на берегу рек. Таким образом, Олгета (-Ал-хи-т1а) буквально - на реке алан.
Топоним этот, как нам кажется, нахского происхождения, но присутствие в нем иранского этнонима алан побуждает выяснить возможные причины появления термина в Джераховском ущелье".(12. С. 92-93).
В Ингушетии не было и нет селения с названием - "Олгета". Есть горное село с первозданным именем - "Оалгет1а". Основа этого топонима - оал - "поселение" не имеет никакого отношения к этнониму - алан. И она восходит к древнему - авла / овла / эвла - "поселение". Внесение этого уточнения ведет к заключению, что - Оалгет1а со дня своего основания имело и по сей день имеет значение "поселение над рекой" (оал - основа, ге < хи - вторая основа, т1а - топоформант).
Примеров подобного, т.е. довольно вольного отношения к выявлению этимологии нахских по природе топонимов, указанными авторами допущено довольно много. С сожалением приходится констатировать то, что ныне появились "исследователи" из числа "природных нахов", этимологизирующие сугубо нахские топонимы на основе любого языка, если они хоть сколь-либо владеют им. Так, вследствие одного из таких "изысканий" нахская топонимика стала сплошь тюркской. Куда же ингушам в поисках своей родины податься? На этом фоне невозможны претензии ко всем тем, кто с давних времен неверно трактовал, например, происхождение и значение известного топонима - Дарьял, Почти "узаконил" ошибочную трактовку топонима - Дарьял русский ученый В.Ф. Миллер, заключивший, что Дарьял "...быть может, происходит от персидского Dar -i - Аlan - "врата аланов". (10. С.540).
Несомненно, В.Ф. Миллер не был в должной мере сведущим в истории народов Кавказа. Будь иначе, он учел бы то, что задолго до появления в Дарьяле и близ него ираноязычных племен, персов и в последующем эту территорию населяли нахоязычные племена. Знай он об этом, научные изыскания заставили бы его обратиться к нахской лексике. Он обнаружил бы в ее составе прилагательное - дари - "дикий, - ая, - ое, - ие", существительное - али - "река", "ущелье". Это в свою очередь привело бы его к выводу, что самую достоверную, учитывая ряд исторических фактов, фонетические и логико-смысловые соответствия, этимологию топониму - Дарьял дает его сопоставление с нахским словосочетанием - "дари али", имеющим значения "дикая река", "дикое ущелье". Для несведущих сообщается, что Дарьяльское ущелье производит на любого гнетущее впечатление своей необычной первозданно-дикой панорамой. Здесь, на грузинской территории, неподалеку от государственной границы, расположено село Дариали. Оно привлекательно тем, что в его названии сохранилась изначальная форма данного топонима, восходящая к нахскому словосочетанию - "дари али".
Именитый ученый В.Ф. Миллер внес неоценимый вклад в кавказоведение. Допущенные им незначительные ошибки не могут быть поставлены ему в вину. Его информаторами были старожилы, сказители, знатоки осетинского языка, быта, нравов и традиций. Ученых, сколь-либо близких к уровню В. И. Абаева, во времена пребывания В.Ф. Миллера на Кавказе не было. Поэтому в его трудах "Осетинские этюды" появились ряд бесспорно ошибочных сообщений.
Так, он пишет, что в XIII в. оссы вторглись в Грузию, а затем в единоборстве царь Грузии убил осетинского богатыря Хуанху (по Вахушту Хуху, по армянской хронике Хонахва. (10. С. 526). Поясняет, что данное имя напоминает осетинские имена, содержащие пожелания быть горою, т.е. высокая гора; или - горный. К сожалению, избегает объяснения значения имени осетинского богатыря, зафиксированного в армянской хронике (Хонахва). Будь иначе и обратись он к очевидным фактам, все стало бы на свои места. "Армянское" - Хонахва - это же нахское - "Къонах ва" - "мужчина есть", "мужчина". Вайнахи всякого мужчину, имея ввиду только его принадлежность к мужскому полу, именуют - "ма1а саг". Настоящего мужчину, т.е. человека, не только принадлежащего к мужскому полу, но и превосходящего всех окружающих своими моральными качествами, всего себя отдающего служению интересам сородичей, соплеменников, народа и родине, именуют - "Къонах ва". Слово - къонах развилось из словосочетания, в котором - къо (< къуо) - "сын", нах - "народ". Следовательно, "Къонах ва" первоначально имело значение "сын народа есть", в последующем - "мужчина (в полном смысле этого слова)". Только самый достойный, выдающийся мог заслужить право именоваться - "сын народа" ("къонах ва"). Такая градация мужчин в вайнахской среде сохранилась и по сей день.
Миллер В.Ф. в работе "Критика и библиография" пишет, что в грузинских летописях не раз сообщается об осетинском Багатаре или Багатарах. Отмечает, что первый - Ос-Багатар убит в единоборстве с Вахтангом Горгасалом в V в. н.э., второй - осетинский владетель Багатар побежден грузинским царем Адарнасом в конце IX в. н.э., третий - Оси Багатар, причинивший немало бед Грузии, был побежден Бекою Самцхийским на рубеже XIII и XIV вв. В.Ф. Миллер предполагает, что этот герой "...долго сохранялся в осетинских преданиях, упоминающих, хотя крайне смутно, какого-то Оси Багатара" и резюмирует, что в "Поэме об Алгузе" речь идет не об этом лице, а о каком-то неизвестном истории царе овсов Багатаре.(11. С.91-92).
Если бы в истории осетин, хотя бы в течение самого непродолжительного времени даже в глубокой древности был бы царь, именовавшийся "Ос-Багатар" или иным образом, то об этом знал бы каждый - и стар, и млад в Осетии и за ее пределами. Такова особенность исторической памяти горцев Кавказа. А между тем летописи доносят сообщения о трех лицах, носивших имя "Ос-Багатар". Может быть, речь должна идти не об отдельных личностях и тем более - династии, а о названии рода. Имена родов очень устойчивы в горской среде. В связи с этими обстоятельствами обращает на себя внимание имя древнего ингушского рода - "Аьшк Бог1атар" (Богатыревы), восходящее к имени первопредка - Аьшк Бог1атар - "Железный Богатар". В слове - аьшк "железный" звук - к вследствие того, что ему предшествует щелевая шипящая глухая фонема - ш, звучит приглушенно и может быть не воспринятым на слух. Звук - аь (д) мог воспроизводиться как звук - а, перешедший в последующем в - о, а звук - ш сменен на - с (- ш > - с). Так, имя одного из нахских (ингушских) родов - "Аьшк Бог1атар" (Аш Богатар > Ос Богатар - русская транскрипция), должно быть, стало персонифицированным именем "Ос-Багатар".
Правомерность всего изложенного выше подтверждается многочисленным материалом, предоставляемым ингушским и осетинским языками, свидетельствами истории.
Многие века в осетинской среде почитаются языческие боги Уастырджи и Уацилла. Нет ничего удивительного в том, что не довелось обнаружить этимологии данных теонимов. Правда, привычными стали пояснения, заключающиеся в том, что Уастырджи - это Святой Георгий, а Уацилла - Святой Илья (Елия - дигор.). Понятно, что в данном случае разговор идет о сопоставлении названных языческих богов с известными в христианском мире святыми, но не об этимологии имен Уастырджи и Уацилла. Мнение о нахском происхождении этих теонимов уже высказывалось учеными, но этимологизации на основе данных нахской лексики они не подвергались. Напрасно, т.к. именно на этой основе указанные теонимы через многие века вновь обретают свои этимологии.
Остановимся, прежде всего, на теониме - Уастырджи.
Видимо, во многих языках присутствуют устоявшиеся выражения, которые в русском языке звучат как "О, Боже мой", "О, мой Бог". Теоним - Уастырджи происходит от выражения, имевшего такое значение, т.к. его начальная часть -Уас сопоставима с нахским - "Ва са" - "О, мой". В связи с тем, что нахский звук - в подобен английскому - w> (-в = w-), то данное нахское словосочетание целесообразнее представить с небольшой корректировкой: Wа са". Известно, что звук - w в осетинском языке передается звуком - у. Стало понятным происхождение и значение начальной части данного теонима - Уас. Последующая часть этого теонима - тырджи несколько искаженная форма известного научному миру теонима, восходящего к нахскому словосочетанию. Специалистам и любителям истории известно имя мифического родоначальника многих кавказских народов - "Таргамос". Ученые, высказывавшие мысль, что это - теоним, совершенно правы. Ранее отмечалось, что имя верховного языческого вайнахского бога - Даьла (Дала I Дела) является слившимся словосочетанием "Да - ала" - "Отец -Бог". Данный теоним является следствием религиозных воззрений древних нахов. Аналогичным представленному следствием является теоним тырджи.
Известно, что в древности значительную часть Центрального Кавказа населяло племя, именовавшееся - "арги". Не вызывает сомнений то, что они - нахи.
Известный кавказовед В.А. Кузнецов без колебаний заключает, что арги "...в этноязыковом отношении... одно из древних вайнахских племен...". (9. С.148-149).
Этноним - арги запечатлен в гидрониме - Аргудан (Аргу < арги + дан - "река"), в осетинском названии Эльхотовских ворот - "арджи нараг" - "теснина аргов". В соответствии с фонетическими закономерностями этноним - арги может обрести формы - "аржи", "арджи" (ср. бог и боже, чеченское - жа -"отара", ингушское - джа - "отара"). В связи с тем, что Бог - Создатель всего, древние нахи именовали его - "Отец" ("Да" - во всех нахских языках - "отец"). Словосочетание - "Да арги" - "Отец аргов", слившись, дало теоним - Тарги ( - т < д), трансформировавшийся в известный научному миру -Таргамос, запечатленный в названии центра Горной Ингушетии - Таргим (- м -топонимический суффикс).
Следовательно, теоним - Уастырджи произведен от древнего нахского словосочетания "Wа са Тарги" I "Wа са Тарджи" - "О, мой Тарги (/ Тарджи )", которому соответствует русское, фактически устоявшееся, выражение "О, мой Бог".
Если бы пришедшие на рубеже IV-V вв. н.э. на территорию Северной Осетии ираноязычные степняки действительно были иранцами по происхождению, то не сохранились бы до наших дней теонимы - Уастырджи, Уацилла, т.к. природные иранцы имели свой устоявшийся, многочисленный и почитаемый языческий пантеон. Поэтому, а также из-за некоторых особенностей этнической психологии, они не взяли бы в обиход чужеязычные словосочетания, которые из-за смены одного языка другим стали теонимами с забытыми значениями.
Не затруднительным является определение этимологии теонима Уацилла. Это - древний нахский возглас, обращение к богу: "Wа ц1илла" - "О, цилла". Семантика словообразования - цылла (цилла - русская транскрипция) выявляется из его структуры, которая состоит из нахских прилагательного - ц1ила I ц1или I ц1ели I ц1аьли - "божественный", "священный"; личностного суффикса - ла. Прилагательное - ц1ила I ц1или I ц1ели I ц1аьли произведено от древнейшего нахского существительного - ц1у I ц1ив I ц1ув - "бог (языческий)". Отсюда же следует, что самым старшим значением теонима - Уацилла, восходящего к нахскому выражению - Wа ц1илла", является "О, Боже!".
Во многих научных трудах, посвященных осетинскому народу и его истории, упоминается Уобос как первопредок осетин. Хазарский царь, покидая Кавказ после победоносных войн, оставил якобы сына - Уобоса на завоеванной территории, лежавшей между Тереком и западной окраиной гор. Миллер В.Ф. и другие ученые в последующем, не особенно критически, не переосмысливая это сообщение, чуть ли не уверовали, что осетины (оссы или овси) являются потомками Уобоса. Курьезны попытки найти этимологические взаимосвязи между "этнонимом" - Уобос и этнонимом - осетины (оссы или овси). Многие древние предания, легенды, мифы несут в себе в своеобразных формах ценные исторические информации. В данном случае, рациональное заключается в том, что - Уобос - это персонифицированное имя одного из наиболее влиятельных в древности нахского племени. Многим специалистам-кавказоведам известен нахский этноним - ваьппий / фаьппий. Примечательно, что общность нахов, именуемых таким образом, вайнахи связывают и с одним из наиболее могущественным в древности нахским племенем аьккхий, и с не менее могущественным в прошлом племенем - орстхой, отделившимся от прежних соплеменников - аккинцев (аьккхий), и с ингушами. Все эти племена и роды, восходящие к ним, с древнейших времен до недавнего прошлого населяли территории, прилегающие к Дарьялу. Эта местность в течение многих столетий была под их контролем. Ваьппий I фаьппий - этноним, в своем современном оформлении, появившийся не более нескольких столетий тому назад. Более древняя его форма - "вабуа". Она сохранилась в названии местности - "Вабуа". Общность людей, именовавшаяся "вабуа", контролировала Дарьял. Примечательно, что язык прямых потомков вабуа, т.е. бацбийцев, исключая заимствований из грузинского, более архаичен, чем остальные нахские языки, диалекты и говоры. Одним из свидетельств, подтверждающих это утверждение, является то, что в их языке, если сказуемое в непереходном предложении выражено глаголом, обозначающем движение, активное действие субъекта, то подлежащее, обозначенное 1-м и 2-м л. ед. и мн. ч., ставится в эргативном падеже. (6. С.429).
Пример: словосочетание "я иду" по бацбийски "ас вуит1ас".
Присутствующее здесь местоимение - ас - "я" представлено в эргативном падеже, в то время как ингуши и чеченцы в этом случае употребили бы местоимение в форме, присущей именительному падежу, - "со" - "я". Специалисты по нахским языкам знают, что в нахских языках эргативный падеж возник ранее именительного, а также и то, что эргативный падеж позволяет выявить древнейшие формы именных основ. Отсюда же следует, что нахский этноним вабуа в соответствии с только что указанными особенностями мог употребляться в форме - "вабуас". Но, т.к. нахский звук -в - соответствует - w, то этот этноним обрел форму - "уабуас", в последующем - "уобос".
Итак, "осетинский (хазарский)" эпоним - Уобос o- это нахский этноним - Вабуа ( / Вабуас I Уабуас I Уобос). Из всего указанного следует, что на самом-то деле хазарский царь возложил на влиятельное нахское племя - wабуа (wабуас) охрану территории, которую они населяли, т.е. охрану всегда бывшего стратегически важным Дарьяльского ущелья.
Это дошедшее до нас в присущей древностям форме сообщение является одним из многих свидетельств подлинной истории вайнахов и осетин. Смысловое содержание этнонима - - wабуа, "эпонима" - Уобос не является загадочным. Оно не излагается умышленно для того, чтобы представить возможность просвещенным читателям самим определить его.
Представленные в настоящей работе "загадочные" словообразования в полной мере подтверждают научные выводы многих известных ученых, среди которых, например, В.П. Алексеев, М.Г. Абдушелишвили, Л.П. Шарашидзе, К.Х. Беслекоева, Е.И. Крупное и многие другие. Они убедительно аргументировали то, что ингуши и осетины, как и большинство народов Северного Кавказа, являются представителями одной антропологической популяции - КАВКАСИОНСКОЙ.
ПЛИЕВ Руслан Султанович,
кандидат филологических наук.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ
1. Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. Т. 1, М.-Л., 1949.
2. Алексеев В.П. Происхождение народов Кавказа. М. 1974.
3. Вагапов Я.С. Сарматы и Вайнахи. Грозный, 1990.
4. Виноградов В.Б., Чокаев К.З. Иранские элементы в топонимии и гидронимии Чечено-Ингушетии. Сборник статей и материалов по вопросам нахского языкознания. Извести, т.VIII, выпуск 2, языкознание. Грозный, 1966.
5. Гамрекели В.Н. Двалы и Двалетия в I -XV вв. н.э. Тбилиси, 1961.
6. Дешериев Ю.Д. Сравнительно-историческая грамматика нахских языков и проблемы происхождения и исторического развития горских кавказских народов. Грозный, 1963.
7. Дзадзиев А.Б., Дзуцев Х.В., Караев С.М. Этнография и мифология осетин. Владикавказ, 1994.
8. Крупнов Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М. 1960.
9. Кузнецов В.А. Очерки истории алан. Орджоникидзе, 1984.
10. Миллер В.Ф. Осетинские этюды. Москва, 1881.
11. Миллер В.Ф. Критика и библиография. Поэма об Алгузе. Москва, 1993.
12. Чокаев К.З. Нахские языки. Грозный,1992.
13. История Европы. Т.1. Древняя Европа. Москва, 1988.


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru