новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 68 (9589); четверг, 30 июня 2005 года

ДОБРЫЕ ДЕЛА ВЕТЕРАНА

(К 75-летию Султан-Гирея Котиева - ветерана журналистики,
ветерана Великой Отечественной войны)

Редко бывает так, что в одно и то же время приходят две, три и, тем более, четыре знаменательные даты в жизни одного человека. В нашем случае такое имеет место. В начале июля нынешнего года Султан-Гирей Саадулиевич Котиев, старейший журналист Ингушетии, ветеран войны и труда, член Союза журналистов СССР, затем - России, с 1959 года вместе со своей семьей, родственниками и друзьями будет отмечать одновременно 75 лет со дня рождения, шестидесятилетие трудовой и общественной деятельности, пятидесятилетие активной работы в периодической печати и, наконец, 50-летие супружеской жизни (его и жены Любови Магомедовны, учителя-ветерана труда "Золотую свадьбу").

Событие это значимое не только для юбиляра и его семьи, но и для нас - друзей Султан-Гирея, которые многие годы работали рядом с ним, чувствуя его поддержку и теплое отцовско-братское отношение.
С Султан-Гиреем Котиевым я впервые познакомился лет двадцать пять тому назад, когда начал работать корректором газеты "Сердало". Он был в то время ответственным секретарем газеты. Я тогда еще проникся к нему уважением. Мне нравилась его манера спокойно и грамотно вести дело, умение работать с коллективом. Он близко и непосредственно был связан по работе с корректорами и творческими работниками редакции. Потом меня перевели корреспондентом отдела промышленности и транспорта, затем отдела культуры. Позже я работал редактором отдела культуры и заместителем главного редактора газеты. В то время я не думал, что придется писать очерк о "четырехкратном" юбиляре Султан-Гирее Саадулиевиче, у кого мы тогда этому учились. Такое сегодня происходит. И я это делаю с удовольствием, так как знаю, что его жизнь полна добрых дел и может служить примером подражания подрастающему поколению.
Прожить долгую жизнь ровно, достойно, пользуясь постоянно уважением и почитанием окружающих, в то же время полностью отдавая себя делу, которому служишь, по-моему не легко. Однако уверенно могу сказать, что Султан-Гирей смог прожить такой жизнью свои три четверти века. Так утверждать я могу, потому что многие годы, работая рядом с ним, я это наблюдал.
… Представьте себе, из-под самой горы пробивается чистый родничок, образуя потом небольшой ручей. Веками течет эта неиссякаемая речушка, на дне которой все камни кажутся черными от темно-бурого налета - явный признак того, что в горах, откуда берет начало ручей, находится железная руда. И вот, кристально чистая вода на темных камнях кажется черной. Поэтому, видимо, назвали речку Черной, а населенный пункт, образовавшийся рядом с ней - сначала хутором, а затем селением Чернореченское.
Селение это лежит в красивейшем месте у самого начала Дарьяльского ущелья, под горой, на правом берегу буйного Терека, а по левому берегу тянется известная Военно-грузинская дорога. Это село, что полтора десятка лет тому назад расцветало, утопало в зелени фруктовых садов, и есть родина Султан-Гирея Котиева. Сегодня, к большому горю населявших его жителей, да и всех ингушей, Чернореченское лежит в руинах и развалинах. Я верю, что оно восстановится, зацветут вновь его сады, заживут там люди краше прежнего.
Здесь 1-го июля 1930 года в крестьянской семье Саадулы и Салихат Котиевых родился Султан-Гирей. И отец и мать были безграмотными, но природа их одарила ясным умом и смекалкой в житейских делах.
Султан-Гирей рос в семье, где царила атмосфера дружбы, взаимопонимания и взаимоподдержки, где всегда можно было слышать умные беседы родителей, их поучительные рассказы на самые различные темы, умеренный тон разговора, яркую речь и четкое правильное произношение слов, где всегда был порядок и чистота в доме и во дворе, где прием и почитание гостей было в лучших традициях ингушского гостеприимства. С отцом и матерью по многим вопросам жизни часто советовались седобородые старцы, многому у них учились молодые, которые только что вступили на путь самостоятельной жизни.
Рано пришлось Султан-Гирею стать взрослым. Ростом он заметно выделялся среди своих сверстников. В 13-14 лет он самостоятельно выполнял обязанности взрослого. Вместе с отцом, но чаще сам, участвовал на массовых мероприятиях близких и дальних родственников.
Султан-Гирей окончил начальную школу в родном селе, но начавшаяся война помешала ему продолжить учебу. Он и его ровесники привлекались к работе на колхозных полях, а в конце 1942 года, когда враг подошел к городу Орджоникидзе, пришлось участвовать в строительстве оборонительных сооружений - противотанкового рва на окраине села. В следующем году врага отогнали и школа заработала. Султан-Гирей учился в пятом классе и параллельно получил исламское религиозное начальное образование (научился читать Коран и толковать с переводом на ингушский язык Основы ислама). С этим багажом знаний он вместе со своей семьей попал в Казахстан - поселок Досовка Орджоникидзевского района Кустанайской области.
Здесь он вместе со всеми выселенцами-ингушами сполна испил чашу горя и страданий. Ему приходилось нести семейные заботы и выполнять всякие хозяйственные работы, так как отец часто болел, больна была и мать, а младшие братья были маленькими. В первые годы выселения он вместе со взрослыми на быках пахал колхозные поля, косил сено, убирал урожай. Поэтому и школу пришлось дважды прерывать. Тем не менее, он смог продолжить учебу в своем селе. Два года учился в семилетней школе, а среднюю школу окончил в райцентре Денисовка.
Не суждено было сбыться желанию Султан-Гирея о том, чтобы по окончанию средней школы поступить в Омский институт инженеров железнодорожного транспорта. Были и способности, и стремление учиться в таком вузе. Однако, существовавший тогда для спецпереселенцев комендантский режим не позволил ему выехать за пределы области. Лишившись возможности продолжить учебу, он решил работать пока в школе с тем, чтобы в следующем году вновь попытаться поступить в вуз. Так, в июле 1950 года родился приказ, изданный по районо, о его назначении учителем математики семилетней школы - той самой школы, где он учился и окончил три года тому назад.
Работая в школе, Султан-Гирей поступил заочно учиться в Кустанайский учительский институт на физико-математический факультет. Последний курс окончил на стационаре и был направлен в среднюю школу города Джетыгара Кустанайской области учителем математики. Здесь он показал себя не только как хороший специалист, но проявил заметную активность и в общественной работе школы, города, района. В те годы в разных классах и в разное время у него учились ингушские дети и подростки, ставшие потом известными специалистами. Это Марем Мартазанова, ее брат Магомед и сестра Айна, кинорежиссер Магомед Дакиев, Юсуп Арапиев, Салман Аушев, Юсуп Галаев, оба брата Султан-Гирея - Суламбек и Саварбек, Суламбек Цицкиев, Тимур Ахриев и другие.
В начале пятидесятых годов, когда в кустанайских степях Казахстана начали осваивать целинные земли, будучи членом Джетыгаринского райкома комсомола и членом бюро этого райкома, Султан-Гирею приходилось встречаться с первоцелинниками, в значительной степени избалованными, разболтанными молодыми людьми, выступать перед ними с беседами и лекциями, решать вопросы их быта и условий жизни. Эту работу он проводил всегда с присущей ему ответственностью. За это его позже наградили знаком Центрального Комитета комсомола "За основание новых земель", а затем - медалью "За освоение целинных земель".
В середине 1955 года Султан-Гирей женился на девушке из хорошей семьи. Она училась с ним в одной школе. Началась совместная жизнь Султан-Гирея Котиева и Любови Горбаковой, жизнь мира и полного взаимопонимания. В таком ритме она продолжается многие годы. Не было ничего, что могло бы нарушить или поколебать этот ритм.
В связи с восстановлением Чечено-Ингушской АССР, чеченцы и ингуши начали возвращаться на родину. Республике нужны были национальные кадры для работы в различных отраслях народного хозяйства, органах государственной власти, учреждениях и организациях. Их разыскивали в районах выселения и по специальному вызову возвращали на родину без очереди с возмещением за счет государства всех расходов, связанных с переездом их семей. В их числе был и Султан-Гирей Котиев. По возвращению он работал преподавателем математики в Чечено-Ингушском госпединституте.
Еще в Казахстане начал он сотрудничать с периодической печатью. Его первые заметки и корреспонденции о школьной жизни печатала Кустанайская областная газета, а затем выступал он, как комсомольский активист-целинник на страницах районной газеты "Джетыгаринский рабочий". Поэтому не совсем нова была для Султан-Гирея газетная работа, когда его направили на должность заведующего отделом культуры и быта редакции восстанавливаемой республиканской газеты "Сердало". "Тем не менее, - рассказывает Султан-Гирей о том периоде, - большие трудности встретил коллектив редакции вначале. Не было опыта работы, кадров не хватало. Учились друг у друга и кадры готовили сами".
Позже он заведывал отделами экономики, партийной жизни, сельского хозяйства и писем. Всюду он добросовестно выполнял свои служебные обязанности и к работе относился с высокой ответственностью. "Всегда быть занятым нужным делом - это непреложное правило его жизни.
Он окончил курсы повышения деловой квалификации партийных и советских работников при Чечено-Ингушском обкоме партии, а в 1960-61 годы окончил отлично курсы переподготовки партийных и советских работников при Высшей партийной школе при ЦК КПСС в городе Москве. Через год его утверждают инструктором Грозненского горкома партии, где проработал целых семь лет. Затем он стал инструктором Чечено-Ингушского обкома КПСС и вскоре после этого избрали секретарем Сунженского райкома партии. Был для него подъем по служебной лестнице и дальше - его избрали председателем исполкома Сунженского районного совета депутатов трудящихся. На этих высоких должностях Султан-Гирей сумел показать себя как руководитель, умеющий грамотно решать многие хозяйственные и политические вопросы. Он, к тому же, завоевал признание и уважение трудящихся района.
Известные январские 1973 года события в Грозном, когда ингушский народ открыто и мирно выступил с требованием справедливого решения проблем, связанных с отторжением исконно-ингушских земель в пользу Северной-Осетии, коснулись непосредственно и Султан-Гирея Котиева.
Об этих событиях сам Султан-Гирей рассказывает: "Анализируя эти события и эпизоды их предыстории, я все тверже убеждаюсь в том, что они готовились и планировались в партийных комитетах и в лабораториях КГБ. Прежде всего, если бы не было желания, конечно, можно было недопустить многотысячный митинг на центральной площади города Грозного 16 января.
Все другие формы и методы не давали нужного результата, следовательно, надо было втянуть ингушский народ в более сложный водоворот событий, спровоцировать его на массовое выступление, чтобы затем легче было его обвинить в каких-то грехах и, в конце-концов придавить его. Так или иначе, многолюдный митинг в Грозном состоялся. На нем ингуши потребовали решить все свои проблемы. Митинг непрерывно продолжался около трех суток, пока не разогнали его участников, жестоко избивая дубинками и обливая холодной водой.
Вскоре после этого состоялось собрание республиканского партийно-хозяйственного актива с участием членов ЦК КПСС: предсовмина РСФСР Соломенцева и министра внутренних дел СССР Шелокова, а также многочисленных работников аппаратов ЦК партии, совминов СССР и РСФСР. Цель собрания была осудить, очернить участников митинга, вместе с ними и весь ингушский народ. Именно на это были нацелены выступления на собрании первых ораторов - секретарей Назрановского, Ленинского, Старопромысловского райкомов КПСС. После них слово для выступления предоставили мне - председателю Сунженского райисполкома. В этом выступлении я поддержал свой народ и его представителей - участников митинга в их справедливых требованиях, осудил действия руководства Северной Осетии по отношению к ингушскому населению Пригородного района.
Я говорил о причинах, побудивших людей идти на этот шаг, говорил об ущемлениях прав ингушей в Осетии, о кадровой работе, проводимой там, о социально-бытовых проблемах, о проблемах культуры и образования ингушского населения, проживающего в районе. Это было выступление, обращенное к человеку, обязанному по долгу службы решать проблемы ингушского народа. В выступлении приводились конкретные неоспоримые факты".
Выступление Султан-Гирея Котиева вызвало большой и неоднозначный резонанс, оно было, практически, первым открытым выступлением по ингушскому национальному вопросу, прозвучавшим перед такой массовой аудиторией партийных и советских работников, где участвовали высокопоставленные руководители страны и ничего незаконного не содержало, было лишь требование исправления ошибок, преднамеренно допущенных врагами народа, требование справедливого и объективного решения проблем, связанных с незаконным отторжением ингушских земель. Тем не менее, выступление на собрании актива явилось причиной освобождения Султан-Гирея Котиева от занимаемой должности председателя исполкома райсовета.
После этого он вновь вернулся в газету, откуда его одиннадцать лет тому назад направляли на партийную работу и проработал в редакции семнадцать лет, в том числе шестнадцать лет на самом ответственном участке - ответственным секретарем газеты "Сердало", как говорят газетчики - начальником штаба редакции и с этой должности вышел на персональную пенсию. Уходя на пенсию, он от газеты не оторвался, наоборот, он больше писал проблемные статьи, очерки в родную газету. Так продолжалось до тех пор, пока не начались события осени 1992 года.
- Я не мог оставаться безучастным к этим трагическим для ингушского народа событиям, - вспоминает он то время. - Пошел в редакцию "Сердало" и предложил свои услуги: помочь коллективу редакции, используя свой опыт. Трудное это было время для газеты, перед которой стоял выбор: либо поддержать свой народ в трудные для него дни, либо, подражая центральным средствам массовой информации, выдавать ложную информацию о происходящих событиях. Газета пошла по первому пути. Смело и неотступно. И оправдала свое главное назначение - всегда с народом, всегда за правду. Через сильную информационную блокаду, которую создавало российское руководство того времени, газета "Сердало" смогла своевременно подавать самую оперативную и объективную информацию о событиях тех дней.
Вся эта информация и сколько-нибудь значительные проблемные статьи на эту тему окончательной редакции подвергались и доводились до кондиции на рабочем столе Султан-Гирея Котиева.
Через два года снова осложнилась обстановка на Северном Кавказе - начались военные действия в Чечне. Газета попадает под автоматно-пулеметный огонь в Грозном, и это тоже достойно вынесла газета и стала выходить по-прежнему регулярно, хотя условия были во много раз труднее. В то время газету мы делали с небольшим числом работников. Работали днем и ночью, не считаясь ни с отдыхом, ни сном. Газету выпускали в Нальчике. Вместе со всеми, не уставая, работал и Султан-Гирей.
Обладая большим жизненным опытом, Султан-Гирей умеет достойно вести себя в любой среде общества, умеет слушать собеседника, анализировать явления, события, делать соответствующие выводы и заключения. Высокое чувство ответственности за порученное дело, добросовестное его исполнение - хорошие качества работника. Если к тому же еще и человек обязательный, то это, по-моему, вдвойне хорошо. Этими качествами тоже обладает он. Благодаря этим качествам, в коллективах, где он работал и работает, в кругу друзей он пользуется авторитетом и отношение к нему самое доброе.
Приобщившись еще в ранние годы к общественной работе, Султан-Гирей Котиев все время участвовал в ней. Он избирался членом райкомов и горкома партии, секретарем первичной партийной организации, депутатом районных советов. Это означает, что он активно вел воспитательную работу в трудовых коллективах, среди населения.
Султан-Гирей Саадулиевич Котиев ветеран труда, ветеран Великой Отечественной войны и старейший журналист Ингушетии - публицист, переводчик, внесший значительный вклад в развитие периодической печати республики. Определенных успехов добился он на литературном поприще, работая больше в жанрах, близких к газетным. Его очерки, публицистические статьи, рассказы и новеллы, а также литературные переводы, начиная с конца пятидесятых годов, печатаются на страницах газеты "Сердало", в альманахе "Утро гор" ("Лоаман 1уйре"), в коллективных сборниках. В последние десять лет постоянно печатается в журнале "Литературная Ингушетия". Герои его очерков - знатные люди, прославившие Ингушетию своими ратными подвигами и трудовыми достижениями. Это хорошо известные в Ингушетии революционные и государственные деятели, писатели, ученые, герои войны: Юсуп Албогачиев, Гапур Ахриев, Заам Яндиев, Али Горчханов, Салман Озиев, Ибрагим Оздоев, Суламбек Осканов, Мурад Оздоев, Хаджимурат Котиков, Султыгов Хасан и многие другие.
Литературные переводы Султан-Гирея с русского языка на ингушский язык отличаются точной передачей содержания произведения автора, близостью перевода к оригиналу, отточенным языком изложения.
Высокую оценку читателя получили его три очерка-воспоминания (своеобразная "трилогия"), посвященные тринадцатилетней высылке ингушского народа, получившие первое место в конкурсе Союза журналистов "За лучший очерк на тему о депортации ингушей", а также очерки "Они были первыми" - о первых ингушских выпускниках Чечено-Ингушского пединститута, "Первые дипломированные актеры-ингуши" - о выпускниках Ленинградского театрального института, рассказы "Цена вежливости", "Счастливая семья", "Сватовство", "Эмалированная чаша" и другие. Перу Султан-Гирея принадлежит иллюстрированная брошюра "60-летие "Сердало", в которой описан исторический путь, пройденный газетой, достойно шагая в ногу с жизнью, вместе со своим народом.
Работая ответственным секретарем газеты "Сердало", Султан-Гирей сумел значительно поднять уровень публикаций в газете, ее авторитет. 80-ые годы газета дважды участвовала во Всесоюзном соревновании за лучшее освещение злободневных проблем. Материалы газеты для участия в соревновании отбирал и представлял он сам. В результате оба раза газета получила диплом победителя и денежные премии. Дипломы за лучшую публикацию в газете получили также некоторые журналисты. Среди них были в то время заведующие отделами редакции, нынешний главный редактор "Сердало" Хусейн Шадиев, пенсионер Башир Костоев, главный редактор журнала "Радуга" ("Села1ад") Саламхан Майсигов и сам Султан-Гирей был награжден знаком "Победитель соревнования" ЦК КПCC, Совмина СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ.
За многолетний труд и активное участие в общественной работе Султан-Гирей награжден орденом "Знак Почета", четырьмя медалями, тремя Почетными Грамотами Президиума Верховного Совета ЧИАССР, Почетной Грамотой Республики Ингушетия.
Стремление стать грамотными, образованными людьми в семье Котиевых всегда было непреложным правилом, главной целью жизни. Оба брата Султан-Гирея получили высшее образование: Суламбек окончил театральный институт в числе первых дипломированных актеров-ингушей, работал в Министерстве культуры ЧИАССР, секретарем райкома комсомола, более тридцати лет работал режиссером Чечено-Ингушского телевидения, главным режиссером, а затем руководителем телерадиокомпании "Ингушетия", работает начальником отдела администрации Президента Республики Ингушетия; Саварбек окончил Чечено-Ингушский госпединститут, работал в учреждениях культуры, в советских органах и более тридцати лет - в системе народного образования учителем, завучем, директором средней школы. Сейчас он - на пенсии.
Несмотря на cвой солидный возраст, Султан-Гирей трудится. Десятый год работает он в протокольно-редакционном отделе аппарата Народного Собрания Республики Ингушетия ведущим специалистом. Он переводит с русского языка на ингушский язык законы, принимаемые Народным Собранием. Ему присвоен квалификационный разряд "Советник государственной службы 2-го класса".
Султан-Гирей и его жена Любовь Магомедовна вырастили двух сыновей и двух дочерей - все с высшим образованием, у всех свои семьи.

Азмат-Гирей УГУРЧИЕВ, поэт
На фото: С-Г. Котиев (справа) за работой;
С-Г. Котиев в кругу семьи.



(эксклюзивное интервью с первой гражданкой СССР, названной в честь дочери Неру)

Недавно в России с визитом побывала председатель партии Индийский национальный конгресс Соня Ганди. ( Кстати, когда-то свекровь этого деятеля Индира Ганди объявила о создании нынешней правящей партии и стала одним из ее лидеров). В речи вдовы Раджива Ганди на форуме "Диалог цивилизаций" прозвучало: "Отношения между Индией и Россией необычны по их длительности и стабильности. Несмотря на большие изменения в мире мы их сохраним".
Соня Ганди провела неофициальные переговоры по ряду вопросов российско-индийского взаимодействия. В перспективе - организация Дней Индии в России и Дней России в Индии.
Этот визит означает, что миротворческие традиции знаменитой индийской семьи сохранены.
И вспомнилась одна давняя история…


В ИНГУШЕТИИ ЖИВЕТ, КАК ВИДНО, ЕДИНСТВЕННАЯ В МИРЕ ОФИЦИАЛЬНАЯ ТЕЗКА ИНДИРЫ ГАНДИ! КОНТАКТЫ МЕЖДУ ЕЕ РОДИТЕЛЯМИ И СЕМЕЙСТВОМ ДЖАВАХАРЛАЛА НЕРУ НАЧАЛИСЬ ОКОЛО ПОЛУВЕКА НАЗАД.
НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТИЛЕТИЙ ХРАНИТ НАЗВАНАЯ СЕСТРА ЗНАМЕНИТОГО ПОЛИТИКА БЕЛОСНЕЖНЫЙ ШАРФ И КРАСАВИЦУ-КУКЛУ В НАРЯДЕ ШТАТА РАДЖИСТАН. ЭТО ЛИЧНЫЕ ПОДАРКИ ИНДИРЫ ГАНДИ…



КУКЛА ИЗ ШТАТА РАДЖИСТАН

НАСТОЯЩЕЕ имя моей сестры Индиры Халухаевой - Индира - Ганди. Так обозначено в ее метрике и новом российском паспорте. (Кстати, у нас прекрасная общая родословная. Один из ее дедов и мой прямой родственник Магомед Гортиков - известный нефтяник Чечено - Ингушетии, награжденный в 1931 году орденом Ленина).
История присвоения советской девочке имени Индиры Ганди имела широкую огласку. Инициатором был ее отец - ингуш по национальности, выпускник Военной академии имени Фрунзе, участник гражданской и Великой Отечественной войн Бекхан Алибекович Халухаев. Приветствуя идеи дружбы между народами, он задумал назвать своего четырнадцатого ребенка в честь дочери Джавахарлала Неру. Подполковник в отставке обратился в Индию и получил официальное разрешение от ее первого лица. Так его дочь, появившаяся на свет в Казахстане, обрела свое знаменитое имя...

Индия, Дели
Премьер-министру Джавахарлалу Неру
для госпожи Индиры Ганди

Во имя вечной советско-индийской дружбы и любви, во имя защиты детей во всем мире, во имя мира во всем мире мы назвали свою дочь… Индира Ганди.
С 20 апреля 1957 года в загсе Фрунзенского района Казахской ССР числится вторая Индира-Ганди.
Все дети живы и здоровы, фото и свидетельство о рождении высылаем почтой.
Мать - героиня…Халухаева Надежда Магомедовна
Отец - подполковник в отставке с выслугой 36 лет советской армии Халухаев Бекхан Алибекович
25 апреля 1957 года
Алма-Ата.



ИЗ ПЕРЕПИСКИ ИНДИРЫ ГАНДИ И ХАЛУХАЕВЫХ

Копия: перевод с английского языка на русский

Дорогая Надежда Магомедовна Халухаева!
Отец просил меня ответить на Вашу телеграмму от 25 апреля.
Мы очень обрадовались, узнав о том, что у Вас родился четырнадцатый по счету ребенок. Хорошо, что вы назвали дочь Индирой. Надеюсь, она вырастет красивой и с особо теплым чувством к нашей стране.
Ваша семья - это Ваша радость. Так как я - единственная дочь у своих родителей, то могу оценить… дружбу большой семьи.
С самыми лучшими пожеланиями Вам, Вашему мужу и детям, преданная Вам Индира Ганди.
7 мая 1957 г.
Резиденция Премьер-Министра Нового Дели.


Резиденция Премьер-Министра Индии,
Дели.
Дорогая Индира Ганди!
…В своем письме Вы одобрили имя нашей дочери.
Мы относимся к Вам лично, к Вашему дорогому отцу и ко всему индийскому народу с чувством искренней любви и уважения.
Вы писали, что являетесь единственной дочерью своих родителей. Мы хотим считать вас своей пятнадцатой дочерью, а Ваших родителей - нашими родственниками!
Итак, у Вас в Советском Союзе есть братья и сестры. Дружба с Вами принесла в нашу семью особую радость….
С глубоким уважением к Вам, Вашему отцу Джавахарлалу Неру и Вашей Родине.
Примите искренний привет от семьи Халухаевых.
26 сентября 1957 г.
Алма-Ата.

РОДИЛАСЬ советская Индира в 1957 году. К тому времени Никита Хрущев развенчал культ Сталина, обеспечив "зеленый свет" возвращению вайнахских народов из депортации.
…В Алма-Ате Халухаевых посетил посол Индии. Начались их контакты с семейством Неру. Событие в жизни "отдельной советской ячейки" приобрело политический оттенок, выстроив новый мостик дружбы между СССР и Индией. Об этом активно писала советская пресса…
До этого сам Климент Ворошилов вручил Медент Гортиковой-Халухаевой в Кремле орден "Мать-Героиня". Это была заслуженная награда: в общей сложности Медент (или Надежда, как ее чаще называют) вместе с супругом воспитала пятнадцать (!) детей, в том числе троих - приемных. Поддерживая отношения с высокопоставленными зарубежными друзьями, Халухаевы отправили им посылку с запиской "Индире Ганди в знак дружбы между великими народами Советского Союза и Индии…". Связи двух семейств - советского и индийского - не ослабевали вплоть до гибели видного политика XX века Индиры Ганди.


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru