новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 67 (9588); вторник, 28 июня 2005 года

"Нас рано списали на покой..."

Районный Совет ветеранов войны и труда существует в Малгобеке с давних пор. В жизни этой общественной организации случались разные периоды - в ее деятельности были взлеты и спады активности, закономерно вытекавшие из нестабильности политической ситуации в стране, когда "младореформаторы" стремительно и методично разрушали нравственные устои государства. Но старая гвардия и на этот раз отстояла свои позиции, не рассталась с ценностями, утвержденными славным прошлым, самоотверженностью и героизмом многих поколений. И было бы странно, если бы в борьбе за нравственные идеалы дрогнули ряды ветеранских организаций, существующих в Ингушетии, в республике, где старость окружена почетом и уважением, а прошлые заслуги ветеранов высоко ценятся подрастающим поколением, теми, для кого день сегодняшний состоялся исключительно благодаря стойкости и мужеству предшествующих поколений, оплативших самой высокой ценой все наши нынешние победы.
В ряду других общественных организаций, действующих сегодня в Малгобекском районе, Совет ветеранов войны и труда занимает, без всякого сомнения, особое место. Такое его положение определяется, прежде всего, приверженностью традициям, прошедшим испытание временем. С недавних пор возглавляет Совет человек, хорошо известный и в Малгобекском районе, и в республике.
Башир Асламбекович Чербижев - удивительно яркая личность. Уже и не помню точно, когда мне посчастливилось познакомиться с ним, но сегодня у меня такое ощущение, что этот замечательный человек всегда существовал в моей жизни. В нем, прежде всего, импонируют активная жизненная позиция и страстное желание приносить пользу окружающим.
В свое время Б.А. Чербижев стоял у истоков зарождения в Малгобеке городского музея боевой и трудовой славы. Многие годы собирал он уникальные документы и материалы, повествующие о славной истории родного города. Встречался с легендарными людьми, оставившими неизгладимый след в этой истории. Сегодня накопленные им свидетельства очевидцев и непосредственных участников заметных событий прошлого, редкие фотографии, экспонаты, в которых застыла история, составляют золотой фонд созданного Баширом Асламбековичем музея и несут на себя отпечаток ушедшего времени великих побед и свершений. Городской музей боевой и трудовой славы уже давно стал местом, где на конкретных примерах воспитывается патриотизм, и поэтому сюда часто приходят школьники и молодежь. Прикасаясь к истории, они чувствуют свою ответственность за завтрашний день родного города, республики и своей страны.
Не каждому человеку удается за свою жизнь совершать и малой толики того, что успел сделать Б.А. Чербижев. Он мог бы сегодня спокойно почивать на лаврах, но, уйдя на заслуженный отдых, недолго оставался без дела. Когда ему предложили возглавить ветеранскую организацию, он, прекрасно сознавая всю ответственность и серьезность будущей деятельности, отказываться не стал.
Со стороны кому-то может показаться, что Совет ветеранов - это собрание бодреньких старичков, шаблонно рассуждающих о вечных ценностях и беспрестанно напоминающих о своих заслугах. Поверьте, это далеко не так. После встречи с Б.А. Чербижевым, в офисе ветеранской организации я стал невольным свидетелем разговора двух немолодых уже людей.
- Нас слишком рано списали на покой, - горячо говорил один из них. - Ведь у нас есть еще силы и желание приносить республике пользу!
- Да сегодня молодежи работать негде, - пытался остудить его пыл другой, - сам ведь знаешь, - безработица в стране.
- А я и не собираюсь мешать молодым, - не унимался его собеседник. - Но есть же примеры, когда в других регионах возникают и успешно работают производства, созданные ветеранами. На этих производствах и инвалиды работают. А наш опыт? Что с ним прикажешь делать?
Не знаю, чем закончился этот разговор. Уже опаздывая на другую встречу, я должен был уходить. Но ничуть не удивлюсь, если вскоре в Малгобеке и впрямь возникнет какое-нибудь производство, хозяевами которого станут люди преклонного возраста. Наблюдая порой за некоторыми из них, приходишь к выводу, что их энергии и энтузиазма не достает куда более молодым современникам.
Эта жизненная активность в полной мере проявляется и в деятельности районного Совета ветеранов войны и труда. Главное направление его работы - военно-патриотическое и интернациональное воспитание подрастающего поколения. Ветераны - частые гости общеобразовательных школ и других учебных заведений района. В сфере их особого внимания - молодежь призывного возраста. Для тех, кому завтра предстоит преумножать богатства нашей земли, ратные и трудовые подвиги ветеранов становятся примером для подражания. Диалог поколений продолжается.
На долю этих людей выпали суровые испытания. Но они стойко и мужественно переносили удары судьбы, не рассчитывая на ее милости. В жизни каждого из них был тот исключительный миг, в котором они проявили свои лучшие человеческие качества. И только один враг, неотступно преследуя их, остался непобежденным. Безжалостное время, никогда не поворачивая вспять, заметно поубавило ряды ветеранов.
- Когда много лет назад, - рассказывает Б.А. Чербижев, - я только начал заниматься ветеранами Великой Отечественной войны, в Малгобеке и Малгобекском районе их проживало более 800 человек. На сегодняшний день их осталось 38. Только за последние полгода из жизни ушли 3 фронтовика. Нет ничего горше этих невосполнимых потерь. Ведь вместе с ними от нас уходит целая эпоха, живая история, которая остается только в людской памяти. Наш долг - бережно хранить эту память. А ныне живущие участники войны должны ежеминутно чувствовать нашу заботу о них. И эта забота должна проявляться даже в мелочах - на сугубо бытовом, житейском уровне.
С вступлением в силу закона о "монетизации" льгот Совету ветеранов войны и труда Малгобекского района пришлось разворачивать широкую разъяснительную работу по информированию своих подопечных о их новых правах. Оказалось, что далеко не все чиновники готовы работать с каждым конкретным человеком, который в силу своего преклонного возраста нуждается в дополнительных разъяснениях. Куда было деваться старикам, запутавшимся в дебрях нового закона? Они, конечно, пошли в ветеранскую организацию, где им смогли все объяснить в простой и доходчивой форме.
Решая частные проблемы ветеранов, с которыми они сталкиваются в повседневной жизни, Б.А. Чербижеву часто приходится встречаться с руководителями Малгобекского района, представителями самых различных ведомств. Справедливости ради надо сказать, что в большинстве случаев чиновники с пониманием относятся к вопросам, которые ставит перед нами председатель Совета ветеранов. А старые люди по-детски радуются такому вниманию и, как правило, многого не требуют. Это отмечала недавно во время нашей встречи и заместитель главы администрации Малгобекского района Зина Галаева, которая занимается проблемами ветеранов не только по долгу службы, но и по зову сердца. Например, с каждым фронтовиком она знакома лично и, отправляясь в гости к заслуженному человеку, знает, чем можно его порадовать.
В последние годы многие участники Великой Отечественной войны испытывают серьезные проблемы со здоровьем. Сказываются и старые ранения, и преклонный возраст. Сегодня в Малгобекском районе действует программа по углубленной диспансеризации этой категории жителей. Не остается здесь в стороне и Совет ветеранов. Б.А. Чербижев часто сам привозит врачей к тем, кто нуждается в медицинской помощи. Активно подключен к этой работе и социально-бытовой сектор общественной ветеранской организации, деятельность которого координирует Башир Джамбулатович Мамилов.
Ежемесячно Совет ветеранов войны и труда собирается на свои заседания. Люди, умудренные опытом, анализируют складывающуюся ситуацию, ставят перед собой новые цели. Семену Ивановичу Щербакову, Туре Даудовичу Картоеву, Алаудину Бапиноевичу Шадиеву, Ивану Петровичу Никитину, Владилене Ивановне Бизиковой и другим активистам Совета совсем не хочется уходить на покой. Они и сегодня продолжают принимать активное участие в общественно-политической жизни Малгобекского района. Хорошо знают их в республике, по достоинству оценивая их неуспокоенность и редкую самоотдачу в служении общему делу.
Они многое повидали на своем веку и многое пережили. В 1941 году Т.Д. Коттоев был призван на фронт из г. Малгобека. В составе 716 Берлинской батареи он освобождал Ростов, Таганрог, Туапсе. О героизме этого человека красноречиво говорят его награды - две медали "За отвагу" и два Ордена Отечественной войны I и II степени. Для С.И. Щербакова кузницей мужского характера стал II Украинский фронт. Среди его боевых наград - медаль "За Победу над Германией" и Ордена Отечественной войны I и II степени.
В составе 258 тяжелого танкового полка 390 стрелковой дивизии сражался с врагом А.Б. Шадиев. Его грудь украшают медали "За оборону Кавказа" и "За взятие Берлина". В них отразилась география боевого пути фронтовика.
И.П. Никитина Великая Отечественная война застала в с. Тамбовка Терского района Кабардино-Балкарии. Уйдя на фронт, домой он возвращался уже с Дальнего Востока. И тоже с боевыми наградами. Он, как и все его собратья по оружию, заслуживает отдельного обстоятельного рассказа. До конца выполнив свой долг, фронтовики для каждого из нас стали мерилом мужества, живым олицетворением горячей сыновьей любви к своему Отечеству.
Сегодня в этом Отечестве не все благополучно . Легко представить, что могут испытывать бывшие фронтовики, когда в их стране, когда-то победившей сильного и коварного врага, поднимают голову фашистские и ультра-националистические организации. Но, выполнив свою миссию, они вправе ждать решительных действий от нас. Передав свою великую Победу в наследство новому поколению, ветераны Великой Отечественной войны верят, что их завоевания будут надежно защищены. Таков их единственный наказ молодым.

А. ГАЗДИЕВ



Война... Депортация... Жизнь...

Среди нас живут люди, чьи биографии вместили в себя самые трагические вехи в истории нашей страны. Родившись в первой половине прошлого века, они на собственных плечах вынесли все тяготы и лишения, отпущенные немилосердной и жестокой судьбой на долю ингушского народа. В мире несправедливости и государственного произвола им приходилось рано взрослеть, потому что оставаться детьми было страшно да и невозможно. Жизнь предъявляла им совсем недетский счет и заставляла оплачивать его самой высокой ценой. Без скидок на возраст. Без всякого намека на их неокрепшие силы.
Они долго балансировали даже не на краю выживания, а где-то в запредельной плоскости невероятной боли и тоски, ранних потерь и постоянного ощущения беды.
Глядя сегодня на представителей старшего поколения, мы пытаемся определить для себя истоки их жизнелюбия и стойкости, благодаря которым они выстояли в удушающей и смертельно опасной атмосфере культа личности. И не можем смириться с тем, что сегодня кто-то не только оправдывает сталинизм, но даже делает его своим знаменем.
Жительница города Малгобека Булихан Саадулиевна Даурбекова тоже из числа тех людей, на жизнь которых обрушились, кажется, все беды мира. Великая Отечественная война, сталинская депортация, долгие годы существования на чужбине вошли в ее биографию суровыми отметинами. Многие душевные раны кровоточат и до сей поры, отзываясь в ее памяти словно реквием, рвущий на части израненное сердце.
Но в облике этой давно уже немолодой женщины сохранилось неистребимое благородство, как угадывается в чертах ее лица и былая красота, которая всегда отличала настоящих горянок. И в бесхитростном рассказе этой женщины о себе, о времени, в котором ей довелось жить, спрятаны ответы на многие наши вопросы. Нужно только уметь слушать и попытаться хотя бы немного прочувствовать все то, что она говорит.
- Я родилась в 1930 году, - рассказывает Булихан Саадулиевна. - У моих родителей Саадули Латаровича и Каси Даурбековых кроме меня было еще два сына - Исраил и Микаил. Так как я была единственной дочерью да, к тому же, самым младшим ребенком в семье, родительская любовь ко мне границ не знала.
Между тем, я росла упрямым и настойчивым ребенком. Как сейчас помню свой первый поход в школу. Мне было тогда всего шесть лет, и учитель Макшарип Шипокоевич Боков, увидев меня в классе, сказал, что я пришла слишком рано. "Тебе ведь еще нет семи лет - сказал он. - Пока придется еще годик побыть дома". Но отправляться домой я категорически отказалась. Учитель, поняв, что от меня избавиться не так-то легко, смилостивился. Он усадил меня за парту и положил передо мной карандаш и чистый лист бумаги. А сам вернулся к доске и продолжил начатый урок.
В тот день я возвращалась домой, распираемая счастьем и гордостью. Как же, теперь я была школьницей, совершенно взрослым и самостоятельным человеком! Тем более, что у меня был листок бумаги, в который я тщательно переписала все то, что писал на доске наш учитель.
На следующее утро с этим листочком я пришла в школу одной из первых. Учитель, конечно, удивился моему очередному визиту. Но, заглянув в мою писанину, по достоинству оценил старательность своей новоиспеченной ученицы. "Ну, что ж, садись за парту, - произнес он. - Посмотрим на твои успехи в дальнейшем".
Так для меня по-настоящему началась школьная жизнь. К началу войны я успела закончить уже 4 класса.
В 1941 году линия фронта находилась еще далеко от моего родного села Сагопши, на окраине которого мы жили. Но к тому времени тяжело заболела наша мама, и мне пришлось ухаживать за ней. Тут уж времени на учебу больше не было…
Война подходила все ближе к границам Чечено-Ингушетии. Фашисты рвались к нефтяным запасам города Грозного, и Малгобек, стоявший на их пути, готовился к защите.
Малгобекские нефтяники в спешном порядке демонтировали оборудование на скважинах, заливали бетоном устья скважин, чтобы ни при каких обстоятельствах фашисты не смогли заполучить малгобекские залежи "черного золота".
Тысячи жителей Малгобека и близлежащих сел в те тревожные дни трудились без сна и отдыха на возведении оборонительных сооружений под Малгобеком. Участвовали в этом и жители нашего села Сагопши. Руками наших стариков, женщин и детей были созданы мощные оборонительные рубежи, позволившие впоследствии воинам Красной Армии удержать под проливным огнем противника плацдарм, имевший стратегическое значение.
Фашисты, безусловно, знали, что ждет их под Малгобеком. Над головами строителей укрепрайона беспрестанно кружил их самолет - разведчик, так называемая "рама". Мирные жители поначалу с опаской поглядывали наверх, но вскоре привыкли к постоянному присутствию небесного соглядатая, потому что он, лишенный вооружения, опасности их жизням не представлял.
Летом 1942 года в нашем селе впервые появились военные. Я хорошо помню это, так как незадолго до этого умерла наша мама. Как оказалось, горе, обрушившиееся на нашу семью, было не последним. Не зря ведь говорят в народе: пришла беда - отворяй ворота.
У нас вокруг дома был большой фруктовый сад. В нем расположилась военная кухня. Здесь готовили еду для воинов, сражающихся на передовой. Тут же находилась и медсанчасть, куда доставляли солдат, получивших легкие ранения.
За свою жизнь наши родители, люди трудолюбивые и хозяйственные, накопили немало добра. На нашем богатом подворье всегда было с полсотни овец, много кур и индюков. А тогда в кладовой хранились еще целая кадушка домашнего творога и несколько мешков фасоли. Всем этим отец щедро делился с военными.
Каждое утро он выходил во двор и, зарезав несколько баранов, передавал мясо военным поварам. А мы с двоюродной сестрой Тамарой хлопотали у печки и пекли для солдат пирожки.
Один офицер, Соболев была его фамилия, дал потом отцу специальный документ, в котором подтверждалось наше содействие действующей армии, и сказал при этом: "Если бы нас так поддерживали под Киевом, мы никогда не сдали бы этот город врагу…" К сожалению, во всех последующих перипетиях судьбы этот документ бесследно пропал. Хотя, с другой стороны, отец никогда не кичился этим. Для него, как, впрочем, и для других наших сельчан, не попавших на фронт в силу своего возраста или слабого здоровья, было важно приносить родной стране хоть какую-то пользу в то сложное и драматическое время.
Мы, дети, быстро сдружились с солдатами. Для нас они были настоящими героями, на которых нам хотелось походить. Мне больше всех запомнился старший сержант Бойко Николай Антонович. Три раза он вместе со своими боевыми товарищами возвращался в наше село на лечение и отдых. Любил заплетать в косы мои длинные волосы. Наверное, где-то его ждала дочь моего возраста и он, тоскуя по ней, видел во мне, босоногой девчонке, ее черты. Когда часть Николая Бойко в четвертый раз оказалась в нашем селе, его среди солдат уже не было. Война собирала свою кровавую жатву…
Однажды рано утром недалеко от нашего дома вывели на построение солдат. Я побежала к ним с большой чашей, доверху наполненной пирожками. Каждый солдат, беря пирожок, гладил меня по головке и улыбался. А потом их всех погрузили на машину и куда-то увезли. Потом нам сказали, что они уехали воевать. Больше никто из тех крепких и красивых парней не вернулся назад.
Когда наше подворье опустело, брат, работавший в колхозе, с разрешения начальства стал пригонять скотину из колхозного стада. Так что все четыре полевые солдатские кухни продолжали дымить своими трубами.
Вскоре в нашем саду появились танки. Сначала это был один экипаж, командовал которым парень из Ленинграда. А через несколько дней с ним с поля сражения вернулось целое танковое звено.
Как я уже говорила, в нашем саду располагалась и медсанчасть. Я всегда с завистью поглядывала на девушек - санинструкторов. Их военная форма казалась мне тогда краше всех нарядов на свете, и я часто представляла себя рядом с ними. Но они была взрослыми и для меня, тринадцатилетней девочки, находились на недосягаемой высоте. Только много лет спустя, моя навязчивая детская мечта неожиданно проявилась в странном, на первый взгляд, поступке.
Вернувшись после депортации на Родину, я первым делом купила отрез материала цвета "хаки" и сшила себе костюм полувоенного покроя…
Отцовский сад стал местом последнего пристанища для одного советского офицера. Его могилу мы нашли под старой яблоней, когда вернулись из леса, где нас спрятали наши солдаты перед очередным налетом фашистской авиации. Моему брату Исраилу, проявлявшему живое мальчишеское любопытство, наш дядя Сагоп, брат отца, тихо сказал: "Не беспокой его. Этот кусок земли теперь принадлежит ему. А мертвые достойны того, чтобы лежать в земле спокойно…"
Исраил навсегда остался в моей памяти подвижным, непоседливым мальчишкой. У нас было три лошади, и одной из них, своей любимице, Исраил дал забавную кличку Летчик. Правда, лошадь в какой-то степени оправдывала ее, обладая крутым норовом и прытью.
Исраил ни на шаг не отходил от своего нового друга, военврача Александра из медсанчасти. Засыпал его всякими вопросами, просил научить стрелять. Саше, наверное, нравился этот сорванец. И вскоре он стал брать Исраила с собой, когда вместе с другими военными уходил вечером на разведку к линии фронта.
Однажды Исраил отправился за кормом для коров к подножью Терского хребта. Здесь на одной из высоток, отбитых нашими солдатами у врага, он обнаружил фашистский пулемет. Обрадованный находкой, Исраил сказал своему товарищу Хизиру: "Ну, теперь я ни одного фашиста в Малгобек не пущу". Погрузив пулемет в свои сани, запряженные любимым Летчиком, он повернул было домой. Но не успев проехать и десяти метров, подорвался на мине…
Приближался февраль 1944 года. Казалось, ничто не предвещало беды, которая вскоре постигла ингушский народ. Враг был отброшен к тому времени далеко от Малгобека, так и не ступив на благословенную землю Чечено-Ингушетии.
Появление людей в форме в нашем селе никого не насторожило. За годы войны мы привыкли к их присутствию и приняли на постой новых солдат с прежним гостеприимством. О цели их прибытия мы узнали только 23 февраля.
Теперь уже всем хорошо известно, с каким цинизмом и жестокостью были подвергнуты насильственному переселению чеченцы и ингуши, а также другие народы, подвергшиеся сталинско-бериевскому произволу. По ложному обвинению в предательстве всех вайнахов в течение 24 часов погрузили в товарные вагоны и отправили на верную смерть в холодные степи Казахстана. Немощных стариков, чтобы даже на миг не застопорить отлаженный механизм депортации, нелюди в военной форме расстреливали в их собственных постелях. Много наших односельчан погибло от холода и голода в дороге. Ведь людям не разрешали брать с собой ни теплые вещи, ни достаточное количество продуктов.
Когда мы оказались в Казахстане, преодолев долгий путь, нам и там пришлось жить впроголодь. Отцу нашему шел уже 82-й год, и его силы давно уже были на исходе. Оторванный от Родины в таком преклонном возрасте, он уже не мог найти в себе силы жить дальше. Только боязнь за будущее своих детей позволила ему протянуть на чужбине еще два года. А потом мы с братом Микаилом остались круглыми сиротами.
Чтобы хоть как-то выжить и прокормить себя, нам приходилось много работать наравне со взрослыми. Мне еще не было 15 лет, когда началась моя трудовая жизнь. Сначала помогала повару в полевом стане сельскохозяйственной бригады. Затем работала на сеялках, участвовала в пахоте и в уборочных кампаниях. По осени мы чистили и сушили зерно на совхозных токах, а зимой ходили на снегозадержание. Словом, поднимали целину, еще задолго до того, когда в Казахстан приехали за романтикой добровольцы со всей страны.
Это было время тяжелых лишений, через которые пришлось пройти всему нашему народу. Но мы выстояли, а, значит, и победили. Вряд ли в Кремлевских коридорах, где рождались страшные планы по уничтожению целых народов, кто-то верил, что нам удастся уцелеть и сохранить надежду на лучшее будущее. А эта надежда, несмотря ни на что, никогда не покидала нас. Вдали от Родины нам снились гордые вершины Кавказа, встречающие солнечный рассвет, а в степном разнотравье Казахстана чудились до боли знакомые запахи нашей Отчизны.
Все 13 лет существования в условиях депортации мы ни на миг не теряли тонкой духовной связи с дорогой каждому сердцу землей предков и через расстояния слышали ее материнский зов.
В Казахстане я вышла замуж. Там же родились трое моих детей. Еще троим детям было суждено появиться на свет уже на Родине, куда мы вернулись после смерти тирана.
Хрущевская "оттепель" сделала нас самыми счастливыми людьми на свете. Невозможно передать словами всю нашу радость, когда долгожданное воссоединение с землей отцов стало для нас реальностью. Поэтому люди моего поколения, прошедшие через жернова настоящего геноцида, с особой радостью восприняли решение нынешних властей Республики Ингушетия об увековечении имени Никиты Сергеевича Хрущева, так много сделавшего для восстановления прав многострадального ингушского народа и других народов, поставленных когда-то вне закона.
После возвращения на Родину я некоторое время занималась домашним хозяйством. Потом, когда дети подросли, вышла на работу. С 1962 года трудилась сначала на стройке, а затем в ОРСе НГДУ "Малгобекнефть". Работала поваром в столовой на буровой, в других местах, куда меня направляли от ОРСа.
В 1986 году в моей трудовой биографии была поставлена последняя точка. С тех пор я нахожусь на заслуженном отдыхе, получаю небольшую пенсию, которая сегодня составляет всего 1326 рублей. Но я давно научилась отказывать себе во всем, так что и этих денег вполне хватает на жизнь.
Сегодня мне хочется только одного. Чтобы моя маленькая Ингушетия больше никогда не познала горя, чтобы живущие в ней были счастливы, и чтобы Аллах был милостив ко всем хорошим и добрым людям на земле.
Завершая свое повествование, Булихан Саадулиевна Даурбекова попросила передать ее поздравления и пожелания доброго здравия Мурату Зязикову по случаю наделения его полномочиями главы республики. "На плечах Президента Ингушетии, - считает Б. С. Даурбекова, - лежит огромная ответственность. От того, как он справится с ней, зависит будущее каждого жителя нашей республики…"
Нелегкая и трагическая судьба простой ингушской женщины, предстающая нашему взору, заставляет задумываться о том, сколько еще таких пронзительных историй остались неуслышанными нами и ушли вместе со своими героинями в мир иной. И если бы когда-нибудь удалось по камешкам собрать в одном месте всю боль материнских сердец, в мире возник бы еще один горный пик.
Черный, как ночь.
Пронеся через жизнь столь тяжкий груз, ингушские женщины подарили своим детям солнечный свет, который уже никогда не скроют от них тяжелые свинцовые тучи.

Ахмет ГАЗДИЕВ


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru