новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 61 (9583) среда, 15 июня 2005 года

95 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЕЛИКОГО ИНГУШСКОГО ПИСАТЕЛЯ ИДРИСА БАЗОРКИНА

Венец ингушской литературы
"Слово - полководец человечьей силы"
Слова В. Маяковского, взятые в качестве эпиграфа к данной статье, наиболее емко отражают главное назначение художественной литературы.
Идрис Базоркин, которому 15 июня исполняется 95 лет, был одним из основателей ингушской письменной литературы, вписавшим в нее яркую страницу.
Литературное наследие И. Базоркина - неотъемлемая часть истории и культуры ингушского народа, как и башни на неприступных скалах Ингушетии, свидетельствующие о нашем прошлом. Содержание его произведений: "Назманч", "Дороги любви", "Тамара", "Призыв", "Из тьмы веков" исходило из глубины сердца и черпалось из личного опыта.
В романе "Из тьмы веков" И. Базоркин с горечью описывает невежество и вековое бесправие малых народов в России, обреченных на страдания и нищету. Произведение интересно не только динамичностью сюжета, но и объемностью повествования, полнотой нравственно-психологических характеристик, умением автора отобразить описываемое ярко и во всех измерениях. В самом названии романа угадывается масштабность задачи, стоявшей перед автором.
Художественно осмысливая быт и нравы народа, Идрис Базоркин приоткрыл занавес, скрывавший историю и национальный колорит ингушского народа:
"Отныне не будет тайн у нашего народа. Для будущего не умрут легенды, трагедии, победы и любовь…" Роман "Из тьмы веков" наиболее полно отразил думы и чаяния ингушского народа.
В своем творчестве Идрис Базоркин стоял на гуманистических позициях, поэтому оно близко и дорого не только ингушам, но и другим народам.
Будучи прекрасным знатоком истории, этнографии, культуры ингушского народа, Идрис Базоркин стал выразителем народного самосознания, патриотом и гуманистом.
По его мнению, долг писателя - в служении своему времени и народу. Его жизнь - яркий пример бескорыстного служения своему народу.
В феврале 1973 года Идрис Базоркин вместе со своим народом самоотверженно боролся за торжество исторической справедливости - восстановление автономии в границах 1944 года. Эта борьба обернулась для него политическим преследованием.
Во всех перипетиях сложной судьбы Идрис Базоркин занимал активную гражданскую позицию, находил в себе мужество бороться и оставался верным сыном своего народа. Пройдя многолетний и тяжкий путь изгнания, Идрис Базоркин на склоне лет считал, что нашел успокоение на своей малой родине - Владикавказе. Но события осени 1992 года захлестнули его и он вновь был изгнан со своей родины.
Трагедия в Пригородном районе стала личной трагедией Идриса Базоркина.
Она подорвала здоровье и сократила ему жизнь, но духовно не сломала. Умирая, он остался верен своей мечте и обрел покой в родном с. Эгикал, воплощающем в себе колыбель истории ингушского народа, уникальные памятники старины.
Для всех нас Идрис Базоркин является образцом мужества, человеком большого обаяния, разносторонней эрудиции, щедрого таланта.
В благодарной памяти народа он будет жить вечно, ибо время не властно над памятью поколений, запечатлевшей мудрые мысли великого художника.

М. ДЗАУРОВА



Ротмистр Николай Альдиев: кадровый офицер Русской армии

"Помните, чье имя носите"
Девиз Константиновского военного училища

XIX век стал переломным для народов Северного Кавказа, ознаменовавшись последовательным включением их в состав Российской Империи. Затяжной характер Кавказской войны (1817-1864 гг.), протекавшей с переменным успехом, помимо всех прочих последствий, способствовал известным изменениям в стратификации социума северокавказских народов. Разделение населения на "мирных и немирных" было не только условным, но и зависело, в первую очередь, от гибкости политики имперских властей. Так, например, в результате излишней жестокости и, по сути, необоснованности, в силу отсутствия военно-тактической необходимости, некоторых военных операций, целые селения покидали места своего жительства и уходили в леса, присоединяясь к своим воюющим соплеменникам. Одновременно с этим наблюдается ярко выраженный феномен ориентации части северокавказцев на Россию, что было продиктовано естественным стремлением к мирной и созидательной жизни, дефицит на которую резко возрос в связи с военными действиями. Положительную роль в преодолении антагонизма между горцами и империей-колонизатором сыграли плодотворные культурные и экономические взаимоотношения. Российские рынки в Кизляре и Моздоке, других местах способствовали как экономическому, так и культурному взаимовыгодному диалогу двух миров: русского и северокавказского. В результате адаптации русских поселенцев к самобытной, национальной культуре своих соседей - горцев, происходит формирование особого "кавказского менталитета", свойственного, например, казакам, со значительными элементами, заимствованными из этики и культуры северокавказцев. В свою очередь, горцы приобщаются к культуре русского народа. Эти явления происходят независимо от сложившихся противоречий и противостояния. В рамках такой модели отношений на первые ключевые роли выдвигаются пророссийски ориентированные лидеры горских обществ. Центральное место среди них занимает офицерское сословие, формирование которых в особую "касту" представляется вполне закономерным, так как они являлись главной опорой Российской администрациисре ди населения края.
Такого рода дифференциация общества, с выделением отдельной группы - российских офицеров, четко прослеживается на примере Ингушетии. Уже в 20-30 гг. XIX века здесь появляется значительное число старшин, получивших офицерский чин, что было своего рода поощрением за "услуги, оказываемые Самодержавию". Количество последних все более возрастает с закреплением Империи на Кавказе. Некоторые из них своей деятельностью ярко отражают политический курс народа, ориентированный на Россию. Одними из самых известных и уважаемых офицеров-ингушей того периода являлись Малсаг Уцигович Долгиев (Уцига Малсаг) и Сергей Федорович Базоркин (Бейсхара Мочкха). Эти имена и сегодня упоминаются в ингушской среде, как эталон мужества и благородства, подлинного патриотизма, запечатленного еще современниками в устном народном творчестве. Со втор. пол. XIX века складываются целые офицерские династии Мальсаговых, Долгиевых, Базоркиных, Куриевых, Бекбузаровых, Ужаховых, Ахриевых, Нальгиевых, Пошевых, Долтмурзиевых, Тутаевых, Альдиевых, Парагульговых и других ингушских фамилий. К 1886 году среди кадровых военных, состоящих на службе в регулярных войсках, были: подполковники Б.Базоркин (будущий генерал), Х.Ахушков, А.Мамилов, Б.Долгиев; штабс-капитан А.Базоркин; поручики Я.Бекбузаров, П.Дахкильгов, А.Дидигов; подпоручик Х.Пошев; портупей-юнкер З.Альдиев и многие другие. Большое количество ингушей служили в Терской постоянной милиции, по данным за 1886 г., офицерами милиции числились: подполковник С.Базоркин; поручики Б.Ужахов, Д.Мальсагов, Э.Мальсагов; подпоручики А.Тадыгов, Т.Голиев, А.Ужахов, К.Богатырев, У.Сампиев, Г.Джимиев; прапорщики Э.Горчханов, М.Мальсагов, Э.Пошев; юнкер, переводчик при Кавказском наместничестве в Тифлисе И.Парагульгов и другие.1 В 1870г. начальником "Рыпинского уезда Плоцкой губернии Царства Польского" состоял подполковник по армейской кавалерии Муса Булгучев. Воспитанник Павловского кадетского корпуса, бывший обер-офицер 13 Гусарского Нарвского Его Императорского высочества Великого князя Константина Николаевича полк
а.2
В биографии каждого из многих офицеров ингушей отражена история его народа. Эти биографии ценный исторический источник для исследователей досоветского периода ингушской истории. Поэтому, задача восстановления неизвестных, а порою и незаслуженно забытых имен ингушских военных и общественно-политических деятелей является одной из важнейших в научной деятельности ученых республики.
В настоящей публикации мы хотим представить одного из первых ингушских офицеров, о котором мало что известно широкой аудитории. Упоминание о нем встречается лишь в нескольких работах, связанных с русско-турецкой войной 1877-1878 гг.3
Николай Николаевич (Джабраилович) Альдиев родился в 1830 году, на территории современного Пригородного района, где располагалось родовое селение Альдиевых, одними из первых выселившихся на плоскость из с.Карт Галгаевского общества горной Ингушетии. Неизвестно, каким образом, но еще ребенком он оказался в России.4 В 1848 году, закончив Константиновское военное училище в г.Санкт-Петербурге5, 18-летний корнет, с оставлением по кавалерии, зачисляется в Ямборский Уланский Его Высочества Принца Фридриха Вертенбергского полк. По причине разгоревшейся в том же году Венгерской буржуазной революции, в коалиции против которой приняла участие и Россия, он сразу попадает на театр военных действий. "По случаю войны с Венгрией с 26 мая по 1 октября 1848 года был в походах Гренадерского корпуса в Царство Польское".6 Начало военной карьеры молодого офицера Альдиева складывалось очень успешно. В 1851 году его производят в поручики, в 1854 - в штабс-ротмистры. С 1854 по 1856 гг. штабс-ротмистр Альдиев участвует в войне "с Англией, Францией, Турцией и Сардинией" (Крымская война 1853-1856 гг.). В 1858 году 28-летний Николай производится в ротмистры. Судя по стремительному началу его военной карьеры можно было надеяться, что он мог бы дослужиться и до генерала. Однако на дальнейшую судьбу офицера повлияли события, происходившие на его далекой Родине - Кавказе.
В 1859 году Николай берет двухмесячный отпуск "по домашним обстоятельствам" и 2 марта отбывает из полка в укр.Назрань. Вернулся он обратно в полк лишь 31 января 1860 года, тем самым, просрочив время отпуска на 8 месяцев и 29 дней. Как указано в его послужном списке: "срок отпуска кончился, но к полку не прибыл и законных доказательств о причине просрочки не представил". Признав просрочку неуважительною, Альдиева арестовывают на две недели с содержанием на гауптвахте. Более того, в приказе по 7 кавалерийской дивизии было объявлено: "занести штраф этот в формулярный по службе список и не представлять к уважению в отпуск доколе примерною усердною службою не окажется того достойным". Какие же обстоятельства вынудили ротмистра спешно выехать на Кавказ, что скрывается за словами "законных доказательств не представил". Ответы на эти вопросы мы находим среди документов канцелярии начальника Терской области. В рапорте Начальника Ингушевского округа полковника Морозова на имя Начальника Терской области Лорис-Меликова, за 1969 г., значится: "… фамилия Альдиевых, вышедшая из аула Карт Галгаевского общества, в начале 50-х годов жила в ауле возле Амильгоевского поста недалеко от Сунженской станицы, а в 1859 году расселена была по большим аулам Назрановского участка. Отец и дядя Альдиева (ротмистра - М.К.) перешли в аул Базоркина, а остальные члены фамилии поселились в ауле Экажева, где теперь живет родной его брат Чора Альдиев. Потом в 1860 году прибыл на родину ротмистр Альдиев и самовластно стал строить на старом месте дом, но бывший в то время Начальником округа полковник Кундухов приказал Альдиеву немедленно снести свои постройки с занятого им места…"7. Таким образом, мы видим, что отпуск ротмистра затянулся по вполне обоснованным причинам, не указанным в его послужном списке. А именно, в конце 50-х начале 60-х годов, российские власти проводят крупные территориально-административные преобразования на Северном Кавказе. Они напрямую коснулись Ингушетии. В рамках этих реформ, ингушей, с ликвидацией их родовых поселений, пе реселяют в большие вновь образованные населенные пункты. С назначением сверху старшин селений (юрт-дей), в замену прежнего интитута выборности. Тем самым, проживание населения делается более компактным, а контроль над ним более централизованным. На освободившихся, в результате переселения ингушей, землях, основываются казачьи станицы, чем и завершается строительство начатой еще при Ермолове Сунженской укрепленной линии. Значительная часть ингушского населения была переселена из Тарской долины и окрестностей Владикавказа. В числе ликвидированных ингушских поселений были крупнейшие и старейшие из них - Ангушт и Ахки-юрт. Ингуши лишились лучшей части своих земельных площадей, что стало причиной возникновения главной проблемы втор.пол.XIX нач.XX вв. - земельного вопроса. Мы видим, что ингуш, офицер Альдиев, приехал на Родину не только с целью навестить своих родных после долгой разлуки. Он вернулся, чтобы вмешаться в несправедливую политику кавказских чиновников, лишавших его семью родного крова. Но, в данном случае, даже будучи заслуженным офицером, при этом православного вероисповедания, он оставался представителем своего народа. Поэтому подлежал выселению наравне со всеми. Все попытки ротмистра отстоять свои права на наследственное владение во всех инстанциях на Кавказе закончились неудачей. Потеряв больше восьми месяцев впустую, он был вынужден вернуться в свой Уланский полк.
Над дальнейшей карьерой Николая, с этого момента, как бы, поставлено негласное veto. Вплоть до самой отставки, еще в течение 21 года, он прослужит в том же чине - ротмистра. В 1861 году Альдиева исключают из списков полка и переводят в Армейскую кавалерию. В том же году он снова возвращается на Северный Кавказ, будучи прикомандированным к 1-му Сунженскому казачьему полку. В 1865 г. его назначают командиром сотни, а в 1867 году - в Комиссию военного суда, учрежденного при 3 Бригаде Терского казачьего войска. В 1871 году ротмистра Альдиева прикомандировывают к Ейскому конному полку Кубанского казачьего войска. 7 сентября 1876 года приказом по войскам и Управлению Терской области он переводится в 1-й Кизляро-Гребенский полк, а 22 сентября того же года награждается орденом Св.Владимира 4 ст. "За выслугу 25 лет в офицерском звании".
За годы своей службы на Кавказе Альдиев непрестанно ведет переписку с канцелярией Начальника Терской области, другими учреждениями, военными и гражданскими. Он просит наделить его земельным участком, полагающемуся ему по праву, как офицеру из горцев, так и в качестве компенсации за изъятое в казну наследственное владение. Среди документов, подтверждающих наследственные права ротмистра, имеется Удостоверение, выданное ему почетными старшинами Назрановского общества. "Мы, нижеподписавшиеся, почетные старшины Назрановского общества даем сие прикомандированному к 1-му Сунженскому казачьему полку Ротмистру Альдиеву в том, что при истоке реки Камбилеевки из лесистых гор на равную плоскость он действительно имел наследственный поземельный участок земли, количество которой мы не знаем, на коем по сие время находятся каменные родовые башни (выделено мной - М.К.), принадлежащие с древних времен фамилии Альдиевым, частию разоренные жителями вновь водворенной станицы Камбилеевки. Означенный участок земли с 1859 года, по распоряжению Начальства поступил под поселение 2-го Владикавказского казачьего полка, за что он и по сие время не вознагражден. Ноября 6 дня 1867 года, укр. Назрановское. В чем за неумением грамоте удостоверяем приложением именных наших печатей. Прапорщик Каспулат Темирботов, прапорщик Умар Сампиев, поручик Бурсук Мальсагов, штабс-капитан Кориев (Идик Куриев - М.К.), поручик Гарс Плиев"8. Долгие годы продлится эта переписка, лишь в 1877 году, наконец, его просьба будет удовлетворена, но дарованной землей он уже не воспользуется. "По указу Его Императорского Величества Государя Императора Александра Николаевича Самодержца Всероссийского, и прочая, и прочая, и прочая… в вечную и потомственную собственность Ротмистра Николая Альдиева…" предоставляется 125 десятин удобной земли.9 По соседству с ним получают земельные участки подпоручик Маги Наурузов и прапорщик Маги Абиев, а также полтора десятка других ингушских офицеров. Многие из которых в это время сражаются на Балканах против турок. В их числе и ротмистр Альдиев, прикомандированный с 1876 года к Терско-Горскому конно-иррегулярному полку.
Ингушский дивизион в составе вышеназванного полка покрыл себя неувядаемой славой в русско-турецкой войне 1877-1878гг. Возглавлял дивизион до начала 1878 года подполковник Бунухо Базоркин, командирами сотен были назначены подпоручик Батако Ужахов и майор Бунухо Долгиев. Субалтерн-офицерами дивизиона зачислили: ротмистра Николая Альдиева, подпоручиков Маги Наурузова, Умара Сампиева (Албогачиева), Гани Джимиева (Картоева), прапорщиков Доха Мальсагова, Керима Богатырева, Артагана Мальсагова. В Ингушском дивизионе ротмистр Альдиев воевал вплоть до отправления храбрых кавказцев на родину. Во время нахождения ингушей в составе Нижнедунайского отряда он являлся военным комендантом города Измаила. За мужество в боях в ноябре 1877г. у дд. Соленик и Кацелово Альдиева награждают орденом Св.Анны 3-ст. с мечами и бантом, а в январе 1878 года назначают командиром дивизиона. Накануне выступления Терско-горского конно-иррегулярного полка на родину, кадрового военного Альдиева прикомандировывают к Донскому казачьему полку № 4. Он остается продолжать службу в Южной Болгарии.10 Сражаясь в составе казачьего полка 29 января 1879 г., Николай за отличие "в делах против турок" награждается орденом Св.Станислава 2-ст. с мечами. В 1880 году его направляют с чинами Генерального Штаба русской армии для исследования долины р.Бобра.
Вернувшись с Балкан, Альдиев вплоть до своей отставки служил в составе 4-го Донского казачьего полка. Весною 1881 года он подает прошение об отставке на имя Императора Александра III. "Расстроенное мое здоровье лишает меня возможности продолжать службу Вашего Императорского Величества…", - пишет ротмистр и просит произвести его в следующий чин с увольнением от службы с мундиром и полным пансионом. Проведенное в лазарете полка, расквартированного в то время в г.Лида Виленской области, медицинское освидетельствование подтвердило обоснованность прошения ротмистра, здоровье которого было подорвано многолетней военной службой и участием в нескольких войнах. Это же освидетельствование дает нам возможность представить облик 51-летнего офицера, рисуемый сухим медицинским языком: "мужчина среднего роста и сложения, с седыми волосами на голове".11 Осенью 1881 года Николая Альдиева производят в майоры и назначают пенсию из Государственного казначейства в размере полного оклада 345 руб. в год. Кроме того, "поименованному штаб-офицеру" назначается пенсия из эмеритальной кассы военно-сухопутного ведомства по 129 руб. в год. После ухода на пенсию отставной майор не стал возвращаться на Кавказ и поселился на тихом берегу Дуная в г.Рени Бессарабской губернии (ныне г.Рени является районным центром Одесской области Украины). Николай был женат на русской женщине, исповедовал православие. В 1881г. он был уже вдов и поселился в Бессарабии с дочерью Марией, родившейся в 1861 году. Николай Альдиев отслужил в Русской армии в общей сложности 30 лет, участвовал в нескольких военных кампаниях, в том числе в Крымской войне 1853-1856 гг. и русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Стал кавалером орденов Св.Владимира 4-ст., Св.Анны 3-ст. с мечами и бантом, Св.Станислава 2-ст. с мечами. Также имел медали светлобронзовые в память войны 1853-1856 гг., "За войну с турками 1877-1878 гг" и крест за службу на Кавказе.
У Николая было два брата и две сестры. В 1862 году его отец Джабраил Альдиев подает прошение командующему 1-м Сунженским казачьим полком полковнику Козлову следующего содержания: "Имею ревностное желание с семейством своим, заключающимся из жены моей Муги и детей, сыновей: Чора и Заурбека, дочерей: Зози и Зефиры поступить в казачье сословие для водворения на жительство в станицу Карабулакскую…"12. Прошение отца поддержал ротмистр Альдиев, обратившись к руководству Терского казачества. Тем временем, Джабраил успел поселиться в станице Карабулакской и заручиться поддержкой местных жителей. Казаки станицы составили приговор с изъявлением желания принять его на жительство. Однако в принятии в казачье сословие Джабраилу Альдиеву отказали по решению Наказного Атамана Терского казачьего войска по причине его преклонного возраста. С другой стороны, на принятие решения об отказе повлияло то обстоятельство, что сыновья Джабраила Чора и Заурбек не захотели вступать в казаки и поселились в с.Экажево. В 1886 году Заурбек Альдиев, выбравший, по примеру старшего брата, дорогу военного, служил портупей-юнкером в русской армии.
Дальнейшая судьба майора Николая Альдиева и его семьи нам пока неизвестна. Но поиски будут продолжены, чтобы создать полноценную картину биографии достойного сына нашего народа и одного из первых среди ингушей кадровых13 офицеров русской армии.
Судьбы многих военных ингушей, нелегкая походная жизнь которых забрасывала их в самые отдаленные уголки России и в далекое зарубежье, нам еще предстоит собирать по крупицам. Задача эта не из легких, но реализация ее необходима как для патриотического воспитания подрастающего поколения, так и для успешного развития исторической науки республики.


P.S. Автор будет очень признателен за предоставление неизвестных достоверных сведений о Н.Альдиеве.
Особая просьба к Альдиевым, другим родственникам ротмистра, если они располагают фото или документальным материалом, касающимся вышеназванного офицера, обратиться по адресу: Насыркортовский м/о, ул.Западная, 57. Государственная архивная служба РИ.

М. КАРТОЕВ,
историк,
Государственная архивная служба РИ

(Endnotes)
1 ЦГА РСО-А. Ф.30. Оп.1. Д.61,63,68,101,104,105,107,109. Посемейные списки Владикавказского округа Терской области, 1886.
2 ЦГА РСО-А. Ф.12. Оп.6. Д.1275.
3 Муталиев Т.Х-Б. В одном строю. Грозный, 1978; Акиев Х.А. Формирование иррегулярных частей из горцев Северного Кавказа для участия в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. //Вопросы истории Чечено-Ингушетии. Т. XI
. Грозный,1977; Санакоев М.П. Чеченцы и ингуши-участники русско-турецкой войны 1877-1878 годов //Вопросы истории Чечено-Ингушетии. Т. X
Грозный,1976.
4 Возможно Н.Альдиев был в числе аманатов от горских народов.
5 Н.Альдиев в 1848г. фактически закончил Дворянский полк, учебное заведение, образованное 14 марта 1807г. в Петербурге при 2-м кадетском корпусе для подготовки офицеров Русской армии. В 1855г. Дворянский полк в память своего первого Шефа Великого князя Константина Павловича переименован в Константиновский кадетский корпус. В 1859г. корпус переименовали в Константиновское военное училище, до 1863 г. Это было единственное военное училище России / Htth: //spb-krah.narod.ru
6 РГВИА. Ф.400. Оп.12. Д.10580. Лл.40-49 с об. Полный послужной список прикомандированного к Донскому казачьему полку № 4 Ротмистра Альдиева. Далее в кавычках цитаты из послужного списка.
7 ЦГА РСО-А. Ф.12. Оп.6. Д.854.
8 ЦГА РСО-А. Ф.12. Оп.6. Д. 854.
9 ЦГА КБР. Ф.И-40. Оп.1. Ед.хр.282. Лл.1-3 с об. Межевая книга Терской области, Владикавказского округа, участка земли Ротмистра Николая Альдиева, 1877 г.
10 Муталиев Т. Х-Б. В одном строю. Грозный, 1978. С. 35, 36, 73, 74.
11 РГВИА. Ф.400. Оп.12. Д.10580. Лл.9-10об.
12 ЦГА РСО-Алании. Ф.13. Оп.1. Д.340. Лл.2.
13 Офицеров, получивших специальное военное образование и состоящих на службе в регулярной армии.


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru